Переход Бабая через парк

Переход Бабая через парк

Андрей Морозов (Мурз)

Переход Бабая через парк

Героический эпос, законспектированный по многочисленным просьбам творческой общественности.

Водке "Гжелка" посвящается...

Подъем вверх по крутому склону давался тяжело. Свирепый Бамбр становился все более и более свирепым. Очень трудно было взбираться по склону оврага, покрытому грязью, особенно если при этом в одной руке гитара, а за спиной рюкзак. Как обычно следом за мыслью "Щас как упаду!" последовало падение. Гитара с хлюпаньем легла струнами в траву, увлекая левую руку Бамбра за собой, но свободная правая рука успела нащупать опору и удержать тучное тело от еще более сокрушительного падения. Бамбр распластался на склоне, придав своему плащу и джинсам коричнево-зеленые оттенки на локтях и коленях. Забросив гитару за плечо, Бамбр осторожно начал новый подъем, метр за метром возвращая потерянную высоту. Действовать надо было аккуратно - рядом взбирался увешанный вещами Бродяга. Парное падение привело бы к совсем удручающим последствиям.

Другие книги автора Андрей Морозов

Новая книга проекта «Великая Отечественная катастрофа»! Самая откровенная и свободная дискуссия—без запретов и цензуры. Самые спорные гипотезы. Самые неожиданные мнения. Самые сенсационные выводы! Самые известные военные историки: М. Мельтюхов, И. Пыхалов, А. Осокин, А. Шубин, В. Гончаров и А. Морозов отвечают на самые главные вопросы отечественной истории: Что на самом деле произошло 22 июня на западных границах СССР? В чем причины разгрома Красной Армии? Кто виноват в Великой Отечественной катастрофе? Можно ли было предотвратить трагедию 1941 года?

Страшно хотелось спать.

Ханс не сомневался, что спать хочется не только ему. Весь экипаж уже вторые сутки на ногах и было бы странным, если кто-то из его подчиненных в эту минуту не спал. Совсем рядом убаюкивающе гудела песчаная буря и казалось, что они летят куда-то далеко-далеко на самолете. Туда, где нет войны, туда, где цветут цветы и растут раскидистые деревья. Там живут самые красивые девушки и самое вкусное пиво льется рекой. Картина земного рая постепенно обретала четкость, играя красками в воображении, разбушевавшемся подобно хозяйничавшей за стенкой буре.

При всей своей молодости неподцензурная российская историография Второй Мировой уже успела обрасти некоторыми традициями. Особенно отличается та ее часть, которую принято называть «народной», то есть как бы «непрофессиональной». Авторы переписывают из справочников и мемуаров, а то и друг у друга цифры, факты и оценки, совершенно над ними не задумываясь. Критерием востребованности того или иного факта выступает то, насколько данная цифра или факт может способствовать компрометации советской власти, товарища Сталина лично, а также советского военного и политического руководства. Практика «народных историков» антисоветского толка, того же Виктора Суворова, показывает, что использовать таким образом можно любые факты, особенно если читатель мало информирован о ходе войны вообще и, в частности, о предвоенных политических интригах.

Американский фермер Кристи любил уединение. В 1915-м году, он, скопив денег, прикупил уютное, далекое от мирской суеты заброшенное ранчо и занялся разведением племенных танков. Денег на то, чтобы проложить к ранчо дорогу уже не хватило, но предприимчивый фермер успешно решил эту проблему. (Знало бы американское правительство, каких сумм и нервов будут стоить ему в будущем невинные сельскохозяйственные забавы Кристи, оно бы не только заасфальтировало всю округу, но и, наверняка, выдало бы инженеру Кристи единовременное денежное пособие в таком размере, чтобы его от счастья немедленно хватил mr. Kondratiy.) Кристи, чтобы быстрее добираться с фермы до города, вывел специальный танк, путем скрещивания обычного с самолетом и автомобилем. Его М.1931, намесившись грязи на проселке, мог выехать на шоссе, сбросить гусеницы и, взревев авиационным двигателем, преспокойненько выдать вполне автомобильные 75 километров в час.

Морозов Андрей

Антигитлеровская коалиция в годы Второй Мировой войны

Роль ленд-лиза в победе над общим врагом

Морозов Андрей: ...в Великой Отечественной войне военная помощь США и Великобритании стала горошиной упавшей на одну из двух весов военного счастья при том, что на чашах уже лежали совершенно одинаковые пудовые гири тоталитарных империй. Поддерживая СССР, высшие англо-американские политические круги преследовали долгосрочные цели увеличения своего влияния в континентальной Европе. Весы, на которые упала горошина, еще долго раскачивались вместе с линией фронта, и каждое колебание их стоило многих тысяч человеческих жизней. Как это не прискорбно, но трудовой и военный подвиг рабочих и солдат стран антигитлеровской коалиции послужил частным политическим интересам.

Морозов Андрей: ...в Великой Отечественной войне военная помощь США и Великобритании стала горошиной упавшей на одну из двух весов военного счастья при том, что на чашах уже лежали совершенно одинаковые пудовые гири тоталитарных империй. Поддерживая СССР, высшие англо-американские политические круги преследовали долгосрочные цели увеличения своего влияния в континентальной Европе. Весы, на которые упала горошина, еще долго раскачивались вместе с линией фронта, и каждое колебание их стоило многих тысяч человеческих жизней. Как это не прискорбно, но трудовой и военный подвиг рабочих и солдат стран антигитлеровской коалиции послужил частным политическим интересам.

Hoaxer: Книга публикуется в авторской редакции.

(Дорогой читатель! Это есть ни что иное, как черновики романа, а по сему на ряду с не редактированным полетом авторской мысли вы будете наблюдать множество описок, ошибок, повторов и т. д. Это есть неизбежные издержки ранней предпубликации.)

Андрей Морозов (Мурз)

Остров мира

'Оружие имеет размеры человеческого страха. Мир имеет размеры человеческого сердца. Сам человек - это страх и сердце'.

Глава 1. (самая скучная, но самая необходимая)

Морозов Андрей (Мурз)

Малоизвестный автор

Эпическая сага ни о чем

"Есть такая партия!"

В. И. Ленин.

"Меня убили! Всех четверых!"

Менее известная личность.

Скучно бродить одному по необъятным просторам чего-то очень похожего на лес. И забросит же фантазия! Нас вообще-то четверо должно быть. Партия, так сказать.

Я... рыцарь, паладин и т.д. (бронетехника, в общем) да еще трое.

Лучник какой-нибудь, вор да маг. Только где этих троих найти?

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Сапелкин Дмитрий

_Васса Иванович Кpафтюк_

/_Клокочущая Гибель._/

В тот злопамятный вечеp я нетвеpдой ногой ступал вниз по замшелой лестнице, сжимая в гpязной pуке, обpамленной немногочисленными заскоpузлыми пальцами, кpивую туpецкую свечку. Спеpеди и сзади меня уныло маячили спины пятеpых моих однокашников. Мы с ними укpадкой, в кpомешной полутьме, скудно создаваемой гоpящими свечками, пугливо спускались в чадящий зловонием подвал нашего дома, где, по слухам, пpоисходило невообpазимое. Мы, голодные и небpитые, уже тpи часа тщетно плелись вдоль узко pасставленных, сыpых и pасписанных нелицепpиятной бpанью и чеpными словами стен. То и дело мои спутники спотыкались о полусъеденных дохлых кошек или об позабытые кем-то по злой случайности кучки вонючей массы. Hаша отважная экспедиция должна была наконец откpыть зловещую тайну кошмаpного подвала. Мы спускались все глубже и глубже в удушливую зияющую тьму. Hа потемневшем низком потолке чеpнели гоpелые пятна. Кое-где на них еще оставались жженые спички, символизиpующие тщетность жизни. Стоял пpомозглый холод.

Теpешкин Артур

Тpекеp

Он не любил выкладывать файлы на холд. Hо сегодня, пpосматpивая SPB.FILES, наткнулся на пpосьбу дать дpайвеpа для видео-каpты. Он знал, что как всегда откликнется много людей, но его пpивлекло её имя. Раньше он не слышал такое.

Оно звучало кpасиво. В нём одновpеменно слышались и звуки кpепкого коннекта, и щебетание птиц pанней весной, когда оживает пpиpода после долгой Питеpской зимы и так сладко щемит сеpдце от чего-то большого и pадостного, и жуpчание лесного pучейка, вдоль котоpого он любил ходить летом, пpобиpаясь чеpез кусты и сpывая сладкие ягоды. Он зажмуpился от удовольствия. В голове пpонеслось: "Может nickname. Или это вообще небpитый фидошник с глазами цвета модемного индикатоpа". С такими вещами он уже сталкивался не pаз. Hо, отогнав эти мысли, запустил FAR и, быстpо найдя нужный файл, положил его на холд, после чего написал кpатко "на холде". Он был немногословен.

Марк Твен.

ФРАНЦУЗЫ И КОМАНЧИ.

(Глава, не включенная в окончательный вариант

рукописи "Пешком по Европе")

А теперь поговорим о жестокости, дикости и любви к резне. Все эти качества не служат к украшению полуцивилизованных народов земли, но в то же время их едва ли можно назвать недостатками. Они представляют собой естественное порождение социальной системы, и без них эта система не была бы совершенна. В этом отношении между французами, команчами и некоторыми другими народами, стоящими на том же нравственном и социальном уровне, трудно обнаружить значительные различия. Справедливость требует признать, что в одном отношении команчи, несомненно, превосходят французов, а именно: между собой они не дерутся, в то время как французы с незапамятных времен развлекались тем, что резали и жгли друг друга. Из всех мечей мира больше всего французской крови испил французский меч. Нет ненависти столь неумолимой, как ненависть француза к своему брату. Ни одна религия не творила таких неслыханных зверств, как кроткая и смиренная религия французов. Впрочем, последнее замечание в данном случае не вполне справедливо, поскольку у команчей нет религии, а следовательно, нет и потребности убивать своего брата, дабы наставить его на путь истинный.

Марк Твен

КАК Я ВЫСТУПАЛ В РОЛИ АГЕНТА ПО ОБСЛУЖИВАНИЮ ТУРИСТОВ

Приближалось время, когда нам нужно было отправляться из Экс-ле-Бена в Женеву, а оттуда, посредством ряда продолжительных и весьма запутанных переездов, добираться до Байрейта в Баварии. Разумеется, для обслуживания столь многочисленной компании туристов, как наша, мне следовало нанять специального агента.

Но я все откладывал. А время шло, и, проснувшись в одно прекрасное утро, я был поставлен перед фактом: пора ехать, а агента нет. И тут я решился на отчаянный поступок, - я понимал, что иду на риск, но у меня было как раз подходящее настроение. Я объявил, что на новом этапе устрою все сам, без посторонней помощи; и как сказал, так и сделал.

Марк Твен

НАЗОЙЛИВЫЙ ЗАВСЕГДАТАЙ

Каждое утро, когда часы бьют девять, он появляется в редакции. Иногда он приходит даже раньше редактора, и швейцар вынужден покинуть свой пост и подняться на несколько ступенек по лестнице, чтобы отпереть ему заветную дверь редакции. Он берет со стола трубку и закуривает; ему, очевидно, невдомек, что редактор может быть тем гордецом (бывают такие!), которому столь же приятно, когда пользуются его трубкой, как если бы кто-то почистил зубы его щеткой. Он разваливается на диване, ибо у человека, бессмысленно проводящего всю свою жизнь в позорной праздности, не хватает сил сидеть прямо. Сначала он вытягивается во всю длину, потом полулежит; затем перебирается в кресло и располагается в нем, свесив руки, откинув голову и вытянув ноги; немного погодя он меняет позу, наклоняется вперед и перекидывает ногу, а то и обе, через ручку кресла. Однако следует заметить, что, как бы он ни устраивался, он никогда не сидит прямо и не делает вид, что исполнен чувства собственного достоинства. Время от времени он зевает, потягивается и неторопливо, с наслаждением почесывается; иногда он удовлетворенно ворчит, как сытое, до отвала наевшееся животное. Но изредка у него вырывается глубокий вздох, - и это красноречиво выражает его тайное признание: "Никому я не нужен, всем в тягость и только обременяю собою землю".

Твен Марк

Невероятное открытие доктора Лёба

Перевод В.Лимановской

{1} - Так обозначены ссылки на примечания соответствующей страницы.

Эксперты в области биологии, по всей вероятности, примут с известной долей скептицизма сообщение д-ра Жака Лёба{311} из Калифорнийского университета о создании живого вещества химическим путем... Д-р Лёб очень способный и искусный экспериментатор, но общее мнение экспертов-биологов склоняется к тому, что он скорее человек с живой фантазией, нежели серьезный естествоиспытатель.

Марк Твен

О парикмахерах

Все на свете меняется, все -- кроме парикмахеров, их манер и парикмахерского окружения тут ничто не меняется входя в парикмахерскую, человек до конца дней своих испытывает то же самое, что он испытал, войдя в нее впервые и жизни. В то утро я, как обычно, решил побриться. Я уже подходил к двери парикмахерской с Мейн-стрит, когда какой-то человек приблизился к ней со стороны Джонс-стрит. Обычная история! Как я ни спешил, он проскочил в дверь на какой-то миг раньше меня, и я, войдя сразу вслед за ним, увидел, что он уже занимает единственное свободное кресло, которое обслуживал лучший мастер. Да, обычная история. Я присел, в надежде, что мне удастся унаследовать кресло, принадлежавшее лучшему из двух оставшихся парикмахеров, -- ведь он уже начал причесывать своего клиента, в то время как его коллега даже не. приступил еще к массажу и умащиванию волос. С неослабным интересом наблюдал я за тем, как попеременно то увеличивались, то уменьшались мои шансы. Когда я увидел, что No 2 нагоняет No 1, мой интерес перешел в беспокойство. Когда No 1 на секунду остановился и я увидел, что No 2 обходит его, мое беспокойство переросло в тревогу. Когда No 1 удалось нагнать соперника, и оба они одновременно начали смахивать полотенцами пудру со щек своих клиентов, и кто-то из них вот-вот должен был первым крикнуть: "Следующий!", я замер. Но когда в самую решающую минуту No 1 задержался, чтобы разок-другой провести расческой по бровям своего клиента, я понял, что его обошли, и в негодовании покинул парикмахерскую, не желая попасть в руки No 2, ибо у меня нет тон завидной твердости, которая позволяет человеку, спокойно глядя в глаза парикмахеру, заявить, что он будет ждать, пока освободится другой мастер.

Марк Твен

ОКАМЕНЕЛЫЙ ЧЕЛОВЕК

Чтобы показать, как трудно с помощью шутки преподнести ничего не подозревающей публике какую-либо истину или мораль, не потерпев самого полнотой нелепого поражения, я приведу два случая из моей собственной жизни. Осенью 1862 года жители Невады и Калифорнии буквально бредили необычайными окаменелостями и другими чудесами природы. Трудно было найти газету, где не упоминалось бы об одном-двух великих открытиях такого рода. Увлечение это начинало становиться просто смехотворным. И вот я, новоиспеченный редактор отдела местных новостей в газете города Вирджиния-Сити, почувствовал, что призван положить конец этому растущему злу; все мы, я полагаю, испытываем по временам великодушные, отеческие чувства к ближнему. Чтобы положить конец этому увлечению, я решил чрезвычайно тонко высмеять его. Но, по-видимому, я сделал это уж слишком тонко, ибо никто и не заметил, что это сатира. Я облек свой замысел в своеобразную форму: открыл необыкновенного окаменелого человека.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мурз

Рядовой Василий

Поучительный рассказ для милитаристов

Стояло жаркое Колорадское лето. Сидеть в душном бункере Джо больше не мог. Кондиционеры работали отлично, но подземное убежище по запаху стало похоже на какой-то дешевый бар. Клубы сигаретного дыма, запахи еды, забытой на тарелках. А уж какие звуки! Кряхтение, ругань, возгласы радости или разочарования. Страшно хотелось отдохнуть от всего этого. Поднявшись на лифте на верхний этаж бункера, Джо прошел по боковому коридору к запасному аварийному выходу и, на всякий случай, проверил показания компьютера, следившего за внешней атмосферой. Все в порядке - опасности для жизни нет. Но там тоже жарко. Хотя наверно, и не так душно, как здесь. Джо отпер одну за другой две массивные стальные двери и вышел на свежий воздух.

Мурз

Секретное оружие для Родины

Плутая в коридорах родного НИИ, Василий пытался понять, за чем его вызвал начальник отдела.

Продолжая недоумевать, он прошмыгнул мимо начальницкой секретарши и оказался в кабинете.

- Вызывали? - задал Василий глупый вопрос.

- Да! - подтвердил начальник. - Проходи, садись.

Василий приблизился к огромному начальницкому столу, сел и только теперь заметил двух здоровенных амбалов замерших по обе стороны от начальника. Они почти сливались с обстановкой кабинета цветом пиджаков и выглядели как две парные статуи у дверей какого-нибудь здания. Серьезное выражение лица начальника и присутствие молодых людей в штатском навело Василия на мысль, что разговор будет отнюдь не о задержанной за пол года зарплате.

Мурз

Супер

Василий оперся на свой свежекупленный 'жигуленок'.

- Ну, как тебе? - спросил он у своего приятеля, рассматривавшего приобретение.

- Здорово! - согласился приятель, окинув взглядом автомобиль. - Только украсть могут. Надо бы тебе сигнализацию поставить.

- Подскажешь что-нибудь? - поинтересовался Василий.

- Есть у меня одна штука! - загадочно улыбнулся приятель. - Ты же знаешь, я в кризис свою тачку продал, а сигнализацию тогда еще поставить не успел. Так она у меня осталась.

Мурз

Возращение Василия

(Практическое руководство по попаданию в ситуации, абсурдные до безумия.)

Василий наблюдал с балкона хмурое воскресное утро самого среднего города, докуривая очередную сигарету, когда раздался телефонный звонок. Позвонить Василию мог только один человек, и Василий это знал.

- Ты? - презрительно бросил он в телефонную трубку.

- Я, - ответил на другой стороне голос Малоизвестного автора, заглушаемый помехами. - Василий, есть дело.