Пензенское дело

Подпольные публичные дома с малолетками существовали в России с давних пор. И всегда им сопутствовал криминал…

Отрывок из произведения:

В конце пасхальной недели 1908 года в кабинет начальника сыскной части в Москве явился пожилой перепуганный человек, по виду мелкий купец, и, заикаясь от волнения, поведал следующее.

Им с женой пришла посылка аж на три пуда весом. Послал ее, судя по письму, к которому была приложена багажная квитанция, сын из Пензы, уехавший туда погостить к невесте на Пасху. Чуть ли не всю ночь старики плохо спали, гадая, что же может быть в посылке: платки пуховые, фрукты, стерлядь сурская?.. А наутро, наскоро напившись чаю, отправились на Рязанский вокзал и доставили домой тяжеленный, обшитый рогожей ящик. Подумали: если стерлядь, то уже подпортилась – странный дух шел от ящика. Дальнейшее бедняга описывал так:

Рекомендуем почитать

Публичные дома античного мира… Их тайны раскрыли раскопки древнего города Помпеи, погибшего при извержении Везувия под слоем вулканического пепла.

Чего не сделаешь для гостя дорогого!.. Хороший стол, мягкая постель… и – не исключено – какая-нибудь из милых родственниц хозяина на ночь.

Один из самых шумных скандалов времен императрицы Елизаветы Петровны, взбудораживший столичное общество.

Детективная история. Ему было восемнадцать лет, ей – за сорок. Она состояла его гувернанткой в течение пяти лет. И ее обвинили в совращении, а затем – в отравлении юноши из чувства ревности.

Кто такие инкубы и суккубы, чем они навредили человеку Средневековья? А может быть, продолжают вредить по-прежнему?..

Едва зазвучит глухой гудящий голос великана Сосома, женщины и дети покидают деревню. Следом за ними уходят и бурапы (непосвященные в культ). Мужчины подзывают больших мальчиков и вместе с ними направляются на площадку великана…

…Труп был уже остывшим. Над правой бровью девочки зияла большая рана неправильных очертаний. В правой руке убитой был крепко зажат клок чьих-то волос.

Перед читателем – одно из самых громких уголовных дел дореволюционной России.

Если о ком и можно сказать: «Он намеренно спалил свою жизнь», то это, без сомнения, знаменитый французский художник Анри де Тулуз-Лотрек.

Другие книги автора Михаил Евсеевич Окунь

Какие только неожиданные местные обычаи не подстерегают путешественника в глубине Черной Африки. И часто их незнание чревато… впрочем, читатель сам узнает об этом из рассказа.

Действительно ли горячие пролетарские головы хотели «обобществить» женщин? Что скрывалось за коммунистической «борьбой за чистоту нравов»?

Первый Всероссийский съезд по борьбе с торгом женщинами, состоявшийся в 1910 году, констатировал: русская проституция среди малолеток по количественным показателям значительно превзошла Западную Европу.

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомича»

« ...Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Гарем, гарем… Мечта любого мужчины? Но кроме прав, обладание гаремом накладывает и определенные обязанности…

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомича»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Из предисловия к сборнику «Ураган Фомич»

«…Увиденное автором поражает своей точностью, пронзительностью. Галерея женских портретов, как говорится, „бьет по мозгам“. Те ужасы (и запретные радости) нашей жизни, о которых многие лишь слышали, проходят перед нами в этой книге. И портрет самого героя нарисован с небывалой для нашей литературы откровенностью: городской плейбой, ищущий приключений, а находящий трогательные картины настоящей жизни, существующей, оказывается и на дне.»

Валерий Попов, председатель Союза писателей Санкт-Петербурга

Популярные книги в жанре Документальная литература: прочее

Интервью журналу крымского клуба фантастов  «Фанданго».

"Полагаю, что сейчас мы столкнулись с неким кризисом в образовании: объём знаний, требуемых к усвоению традиционными методами, стал превышать возможности среднего ученика. Выход в том, чтобы привлечь новые формы обучения: познавательные художественные книги и фильмы, обучающие компьютерные игры, а в будущем - и персональных кибер-учителей. Любой элемент среды, в которой живёт школьник, можно и нужно сделать осмысленным, говорящим, развивающим".

"Умный читатель никуда не исчез, разговоры о ненужности познавательной литературы и смерти настоящей научной фантастики – это болтовня недалёких людей, которые генерируют удобные для них мифы и сами клюют на этих гнилых червяков".

Послесловие к 1 тому собрания сочинений Жюля Верна издательства "Ладомир". Автор рассказывает об истории и обстоятельствах создания романов "Приключения троих русских и троих англичан", "Плавающий город", "Священник в 1839 году".

Эту книгу написали заместитель Генерального прокурора СССР Н. В. Жогин и журналист А. А. Суконцев. В ней — рассказы об ошибках и преступлениях, о нелегких человеческих судьбах, о бессонных ночах, об операциях с риском для жизни, о кропотливом и увлекательном труде тех, кто всегда на переднем крае борьбы со всяческим отребьем, кто охраняет труд и покой наших людей.

В книге действуют многие следователи и прокуроры, работники уголовного розыска и органов борьбы с хищениями социалистической собственности. Мужественные, самоотверженные люди, они сумели раскрыть самые, казалось, запутанные преступления, обезопасить матерых рецидивистов, помогли стать на ноги не одному оступившемуся человеку.

Что лучше — стоять на улице и смотреть в окно своей комнаты или стоять у окна своей комнаты и видеть мир? К вопросу о «камерности».

Он был поэтом в душе, но у него получались только первые строчки.

Век пиши — век учись.

Писатель-рецидивист.

Выдумывать — легче, чем думать.

Поэзия — бегство от опыта.

Кино отучило меня от кино.

Дирижер рисует музыку палочкой.

Иногда хочется прожить подольшe не для тoгo, чтобы увидеть новое, а чтобы полнее изучить старое.

Были времена, когда очередная книга о жизни индейцев заставляла меня замирать в ожидании чуда. Я говорю не о Фениморе Купере, не о Майн Риде и не о Карле Мае, а об авторах, по-настоящему знавших жизнь туземцев и с удовольствием писавших о ней. Употребляя слово «индейцы», я имею в виду не только американских аборигенов, но говорю о народах всего мира, которые не порвали со своим традиционным укладом и которые отстаивали свой образ жизни, несмотря на бешеный натиск Технического Прогресса.

В первый день апреля 1939 года в Вильгельмсхафене корпус германского линкора «Тирпитц» соскользнул со стапеля в воду. Родился крупнейший военный корабль Запада. Но прошло еще почти 2 года, прежде чем он вошел в состав германского флота. Судьба отпустила ему лишь 4 года жизни, однако все это время он оказывал решающее влияние на морскую стратегию Второй Мировой войны, чем не мог похвастать ни один другой корабль. Только один раз ему довелось использовать свой главный калибр, и то для обстрела беззащитного порта на Шпицбергене. И в конце концов он перевернулся и затонул под градом бомб КВВС.

Аннотация издательства: В книге отражены опыт отработки и летных испытаний первых образцов атомных бомб и самолетов-носителей для них, а также участие ученых и конструкторов-разработчиков этого оружия в полигонных условиях. Значительное место отведено организационно-методическим вопросам воздушных ядерных испытаний и обеспечения безопасности полета самолета в условиях воздействия взрывов. Впервые публикуются материалы об инженерах и летчиках-испытателях, которые в сложных и опасных условиях самоотверженно выполняли свой профессиональный долг. Автор книги — участник многочисленных воздушных ядерных испытаний, при которых выполнял научно-техническое руководство в работе авиационной группы. Книга предназначена для широкого круга читателей.

Тема о монолитном единстве фронта и тыла в годы минувшей войны раскрывается в документальной повести на примерах, относящихся к созданию советской штурмовой авиации, равной которой не было в мире. Будучи участником описываемых событий, автор рассказывает о многих героях, чей самоотверженный труд в тылу и ратные подвиги на полях сражений во многом способствовали достижению нашей победы в войне с фашизмом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

При нашей извечной тяге к празднованию круглых дат мы в 1999 году вполне могли справить солидный юбилей – 500-летие появления сифилиса на Руси.

«… Трындец пришёл неожиданно.

Хмурым осенним утром раздался звонок в дверь, Паша открыл, а там – здрасьте вам! – полный Трындец во всём его неласковом обличьи: в мокром плаще, поношенных ботинках, с нестриженными волосами, землистым лицом и впалыми щеками.

Трындец трясся от холода и явно был голоден.

– Пустишь? Или мне самому войти? – спросил он простуженным голосом. …»

В передней едва слышно скрипнул замок. Спящий вскинулся. Тесная комната, сумеречный отсвет уличных фонарей, смутные очертания мебели - все было знакомо и неузнаваемо, как собственное, бледно туманящееся в зеркале напротив кровати лицо.

Скрип повторился. Кто-то упорно пытался взломать добротный швейцарский замок. Вскочив с постели, человек порывисто натянул одежду, выхватил из-под подушки пистолет, на цыпочках прокрался к двери. Может быть, все-таки вор? Обостренное чутье уловило слабый запах табачного дыма: за дверью кто-то курил. Не полиция - та вломилась бы с грохотом, и не вор, который, орудуя, не стал бы себя выдавать сигаретой. Обморочно бухнуло сердце, тело обомлело в липком удушливом поту. Вот так они и берут, так и берут, а затем… Любому мальчишке в городе было известно, что происходит с похищенными, как долго, мучительно кончают с ними ночные «друзья порядка».

Поклонники отечественной фантастики!

Перед вами – очередной сборник популярного альманаха «Фантастика», с неизменным успехом выходящего уже девять лет!

В этот сборник вошли не только новые произведения Сергея Лукьяненко и Василия Головачева, Павла Амнуэля, Виктора Ночкина, Алексея Корепанова, Юлии Остапенко и других мастеров жанра, но и потрясающая, ироничная публицистика Евгения Лукина и рассказы молодых талантливых писателей-фантастов, еще только обретающих популярность и славу.