Пастырь Гермы

Пастырь Гермы

Содержание:

И. С. Свенцицкая. Вступление КНИГА ПЕРВАЯ. ВИДЕНИЯ

Видение первое. Обличение Гермы за его собственные слабости и за небрежность в исправлении детей его

Видение второе. Призвание Гермы к проповеди о покаянии детям его и всем верующим

Видение третье. Строение башни, изображающей церковь

Видение четвертое. О будущем гонении на христиан КНИГА ВТОРАЯ. ЗАПОВЕДИ

Пролог

Заповедь первая. О вере в единого Бога

Другие книги автора Герма

«Пастырь» был написан Гермой, братом десятого епископа и папы Римского Св. Пия I (Пий возглавлял общину христиан Рима со 140 по 155 г. AD) Он относится к числу исключительно чтимых христианских сочинений — некоторые даже довольно опрометчиво называют его «утерянной книгой Нового Завета»). В Новый Завет «Пастырь» никогда не входил. Первый известный нам канон Священного Писания, так называемый канон Муратори (по имени первооткрывателя), составленный около 200 г. AD, упоминал «Пастыря» с уточнением, что, так как Герму многие знали лично, не все полагают допустимым читать его труд в церкви (собрании) наравне с Евангелиями и Посланиями Апостолов. Тем не менее эта книга по праву занимает одно из главных мест в ряду христианской литературы и может по праву считаться родоначальником жанра писаний Святых Отцов.

Популярные книги в жанре Христианство

Редакция "Вестник Илии"

Я НАШЕЛ ПУТЬ

Оглавление 1. Мне нужен путеводитель 2. Погибающий мир 3. Луч надежды 4. В ожидании царя 5. Придет ли Христос тайно 6. Я вижу знамения 7. Молитва, которая спасла мне жизнь 8. Я не боюсь духов 9. Почему я надеюсь уйти живым из мира 10. Значение смерти для меня 11. Я не боюсь ада 12. Суд не пугает меня 13. Дети Божии 14. Что значит быть спасенным 15. Я люблю заповеди Божии 16. Будут ли грешники гореть вечно 17. Я верен своей родине 18. Я хочу быть готовым встречать Христа 19. Продолжительный отпуск 20. Вечная родина человека

Немногим более 130 лет назад в Россию пришло духовное пробуждение под названием «Баптизм» и «Евангельское Христианство». Россия получила евангельское учение, которое несло освобождение российскому люду от догмы православия, которое уже не удовлетворяло духовные запросы людей, чьи души жаждали истинного света. Нет, не отблеска от лампады или свечки у иконы Николая чудотворца, а ясного и чистого света, исходящего не от людей и не от храмов, а от Единого Бога, проникающего прямо в душу и озаряющего ее небесным светом.

Вы есте соль земли. Yμεῖς ἐστε τὸ ἃλας τῆς τῆς Иларий выражает общеизвестное положение, когда говорит: sal, ut arbitror, terrae nullum est (т. e., соль для земли, полагаю, не имеет никакого значения). Предположение, что соль может употребляться для удобрения земли, (см. напр., Schanz, S. 172) ошибочно. Оно не может основываться на Лк. XIV:35, ибо здесь не в противоположность доброкачественной соли, но в противоположность другим испорченным веществам, кои могут употребляться для удобрения — это отрицается относительно испорченной соли. Под «землею» (ст. 13) и под «миром» (ст. 14) разумеется живущее на земле и мир наполняющее человечество (Быт. ХVIII, 25; Ос. I

Начало Евангелия Иисуса Христа… Вот, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим… Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу… (Мк. 1, 1–3).

Так в душе человека Христову благовестию предшествует внушение Ангела: «Приготовь путь Богу». Это зов совести. Он зовет и в бесплодной жизни. И лишь в открытой душе, когда сбиты преграды страстей, когда уравнены пропасти падений, лишь в подготовленной душе может звучать и будет слышен голос Евангельского слова.

Работа манихейского богослова Фауста Нумидийского «Ответ католику» (название дано переводчиком на русский язык) сохранилась благодаря его современнику и оппоненту блаженному Августину, полностью или частично включившему её в своё сочинение «Contra Faustum Manichaeum» («Против Фауста-манихея»).

Святоотеческое учение о собственности, богатстве, бедности и милостыне.

Две книги о преставлении брата его Сатира."…Теперь мы, любезные братья, проводили жертву, жертву непорочную и богоугодную, господина и брата моего Сатира. Помнил я, что он был смертей, и не обманулся в том, но благодать преизбыточествовала. Итак, не сетовать, но более благодарить Бога подобает мне, ибо всегда я желал, что, если какие возмущения или Церкви, или мне угрожают, то в основном они бы пали на меня и на дом мой. Благодарение Богу, что я во время общего этого страха, когда все опасаются варварских продвижений, печаль всех окончил собственной моей, и на меня одного обратилось то, чего боялся я для всех. И да благоволит Бог, чтобы печаль моя была общим искуплением…"

Книга французского богослова Франк-Дюкена о посмертном состоянии души. Эта земная жизнь - наше время испытания; христианское Откровение не упоминает другой. В конце концов, она достаточна для того, чтобы проявить нашу фундаментальную склонность, глубокую ориентацию нашего бытия; и, ничего, в Слове Божием, не позволяет нам полагать, что радикальное изменение хода дела произойдет в другой сфере существования. Куда дерево наклоняется, туда и падает, говорит Библия, и «упадет дерево на Север или на Юг, то оно там и останется, куда упадёт» (Еккл 11:3). «Итак, доколе есть время, будем делать добро всем, а наипаче своим братьям по вере». Это добро, «не прекратим его делать: если не ослабеем, то в свое время пожнем» (Гал 6:9-10) Давайте будем действовать, пока сияет день жизни, так как «приходит ночь, когда никто не может больше делать» (Ин 9:4). Человек может «выйти на дело свое и на работу свою только до вечера» (Псалом 103:23).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Патриция

Глава первая

Старый, но довольно опрятный, катер медленно приближался к каменному причалу Саламина. Мотор натужно взревел в последний раз и затих. Старый матрос-грек, ничего кроме моря в своей жизни не видевший, равнодушно сплюнул в воду залива, добросовестно кормящего его, и бросил канат встречающему. Молоденький подручный быстро и ловко привязал канат, катер стукнулся о мрачный камень причала, оттолкнулся -- канат натянулся как струна. Матрос бросил второй канат. Из рубки вышел капитан, такой же старый, как и его подчиненный, так же равнодушно скользнул взглядом по живописной панораме родного города. И остановил взгляд на пассажирке, которая весь рейс проторчала на палубе, не заходя в салон и не интересуясь ассортиментом их бара, как остальные путешественники.

Педагогика и психология высшей школы: Учебное пособие

Ответственный редактор М. В. Буланова-Топоркова

Авторский коллектив:

проф., канд. филол. наук М. В. Буланова-Топоркова (часть 1, гл. 1 2, 3, 5; гл. 5; гл. 6 2-6; гл. 7 1; гл.8, 9);

доцент, канд. пед. наук А. В. Духавнева (часть 1, гл. 1 1; гл. 2, 3; гл. 4 4; гл. 6 7, 8, 9);

проф., докт. филос. наук Л. Д. Столяренко (часть 1, гл. 4 1, 2, 3; гл.6 11; часть 2, гл. 1-4, 6, 7);

ПЕРА И ЗАРАНЬ

Легенда

Пересказали Л. Грибова и В. Климов

Перевел В. Муравьев

Высоко-высоко над землей, на небе, жили бог Ен и его дочь Зарань. Тихо и спокойно текла их жизнь. Вокруг было одно небо - ровное, голубое, ни гор высоких на нем, ни оврагов глубоких, ни рек текучих, ни лесов дремучих - ничего нет.

Скучно стало Зарани на небе.

Смотрит она вниз на землю. А земля не то что небо: в одном месте зеленеет лесами, в другом желтеет полями, и реки по ней бегут, и леса стоят, и горы возвышаются.

"Передовые войска Вермахта"

Предисловие.

Жил-был Терминатор. Hо это был не обычный Терминатор, а совсем наоборот очень даже навороченный в плане различных приспособлений. И послала его однажды жена куда-подальше, за елкой в лес; так как дело-то было под Hовый Год...

Часть первая.

Ворон кружил над пахотой. Кружил ворон над пахотой... Hад пахотой кружил ворон. Hад пахотой ворон кружил. Кружил он так тысячу лет и три дня, и вдруг подумалось ему: "Эх-х-х... Мне бы реактивный двигатель!.. Быстрей кружить бы стал!.." Подумал, сплюнул, и дальше закружил... Прямо по середине пахоты одиноко торчала жалкая старая елка, росточком не больше метра. Почему такая жалкая, да такая маленькая в окрестной деревушке не знал никто, а другим и дела не было, но тут-то все-таки перешептывались в темных углах, наплетая тень на плетень, что якобы под енту самую соснину сам Владимир Ильич ходил. Аж легенда кое-где гуляла: по типу того, что как-то, в годы великих побед и искушений, по сим местам кочевала Красная Орда во главе двух великих воевод: Владимира Ильича и Феликса Эдмундовича. Решили они сделать привал в той самой деревеньке, и, ночью, в разгар диких плясок вокруг пионерского костра, Владимир Ильич внезапно воскликнул: О-о-ой!.. Да чтож я за бездарь такой! Феликс-то заждался, а уж скоро и в путь! СХОЖУ- КА Я ПОД СОСHУ!.. Да и писать чего-то хочется...