Парламентер

Бывшие космические флибустьеры осели на открытой ими планете и решили войти в состав Содружества. С этой целью на Землю был направлен парламентер. На него-то и нарвался в космосе сбежавший от несчастной любви страдалец. До Земли парламентер так и не добрался, потому что его похитила банда. Бандиты жестоко поплатились за похищение.

Отрывок из произведения:

Матвей только что вернулся с буровой и теперь шумно умывался под доисторической шайкой. Мазутом от него так и разило. Грязь с рук текла рекой. Газовое месторождение оказалось очень богатым. Колония не нуждалась в таком количестве газа. Я не в первый раз подумал о том, чтобы менять газ на продовольствие хотя бы на периферии Содружества. На скудной почве Онтарии отлично принимались земные сорняки, но кроме сорняков, больше ничего выращивать не удавалось. Жители "Гавани" снимали на борту лайнера отличные урожаи, но даже если помножить результат в десять раз, армия Власова все равно оставалась бы полуголодной. Пока мы решали проблему нелегальным бартером и закупками на задворках Содружества. Деньги у флота были — наша коммерческая паутина в Содружестве по-прежнему работала исправно. После свертывания строительства военных кораблей казна флота Власова стала богатеть, однако торговать было опасно. Я считал, что Матвей поступил весьма опрометчиво, отказавшись после войны с крестовиками от захваченных им территорий в пользу Содружества. Он поступил, как обещал, однако его флоту его честность на пользу не пошла. Матвей умылся, надел черные очки и теперь молча наблюдал в окно времянки, как колонисты закладывают фундамент для будущей деревни. Стекло дребезжало от грохота работающей техники. Технику мы закупили так же нелегально, как и продовольствие. Между экскаваторами сновали люди. У них в отличие от меня не было сомнений. Онтарию мы все любили, несмотря на ее строптивый характер. Она была нашей планетой, по-настоящему нашей. Однако мы могли обнаружить себя через торговую сеть. На Онтарию могли наткнуться так же случайно, как наткнулись мы сами. Что мы будем делать, если Содружество обнаружит ее? Снова воевать? У людей больше не было желания воевать с себе подобными. Искать другую пригодную для жизни планету? На это могут уйти годы, десятки лет, к тому же история может повториться. Торговать с Содружеством нам действительно было опасно, но без торговли колония вымрет от голода. А еще наши люди хотели передвигаться по Содружеству свободно. Все мы числимся в Содружестве военными преступниками, хотя в нашей команде нет ни одного уголовника. Большинство осели на Онтарии семьями, однако у многих семьи остались на родных планетах. Наши люди никуда с Онтарии не летали, потому что опасались привести с собой "хвост".

Другие книги автора Любовь Сергеевна Безбах

Король генетики добился могущества сомнительными методами, однако своими достижениями он обогатил человечество. Достоин ли он осуждения?

Мирное сосуществование планет-государств нарушено бандой, которой удалось собрать целый флот. Остановить агрессора можно, только объединив все флоты Содружества. Сделать это оказалось не так-то просто: каждое государство опасалось отвести от своей планеты военные суда.

На борт пиратского флагмана попадает женщина, бежавшая от правосудия, вина которой под вопросом. Ее необходимо вернуть домой, но предводитель не торопится это сделать.

Планета Осень захвачена соседним государством. В это же время космическая банда вырубает на Осени уникальный лес-эндемик. Содружество безуспешно пытается решить проблему цивилизованными методами. И тогда президент Онтарии снова "выкопал свой томагавк".

Связист и лоцман с линкора "Стремительный" угодили в самое пекло.

Маакорф, зардановский снайпер, с первого взгляда узнал снайпера-лабирца. Заняться этим парнем всерьез он собирался уже давно, с той поры, когда тот в один день уложил обоих его братьев.

Отряду, в котором воевал Маакорф, наконец, повезло: бойцы вышли на лабирских партизан, отряд которых им было приказано уничтожить. Теперь они гнали партизан по разбитой дороге под проливным дождем, те драпали на двух грузовиках и на мотоциклах. Лабирский стрелок располагал дальнобойной винтовкой; время от времени он вскидывал ее, но каждый раз опускал вниз.

Склон поросшего лиственницей холма пополз вниз. "Померещилось", — решил Костя Житухин, однако приглушил мотор параплана и плавно заскользил вниз, чтобы рассмотреть холм вблизи. Не померещилось. Холм раздался на шесть частей, которые сместились от центра в стороны. "Что за чертовщина творится за нашим городом?! — удивлялся любитель воздушных прогулок. — Отродясь не видел ничего такого". Костя набрал приличную скорость и завел мотор, выбирая лучший обзор. Между раздавшимися склонами он увидел выкрашенный в хаки купол, который красиво раскрылся лепестками, как бутон. Внутри его Костя разглядел матовый шар. Поверхность шара раскрылась двумя половинами, словно веки глаза, явив на свет хрустально-прозрачный шар поменьше. Посередине хрустального шара темнела замутненная точка или впадина. Сходство с глазом было удивительным. Житухин присвистнул. "И ведь никто ничего не знает, — подумал он. — Вот это сенсация!" Подумав о сенсации, Костя испугался, вмиг покрылся липкой испариной и направил параплан в сторону. Движок взвыл на форсаже. Зрачок "глаза" и мотор связала белая трескучая молния. Стало тихо. Склоны холма сомкнулись. Параплан накренился и плавно пошел на снижение.

Экспедиция на планете Z-170 работает над письменностью погибшей цивилизации.

Рассказ написан в стиле ранней советской фантастики.

Я изрядно запыхалась, пока шла из спальни в ванную. Ф-фу, сто двенадцать килограммов — все же не шутка. Умылась. Затем с брезгливым любопытством изучила свое отражение в большом зеркале. Красота лица изрядно заплыла молодым жирком. Волосы — хоть куда. Пшеничного цвета, с позолотой, мягкие и пышные. Судя по росту — в метрике указаны сто восемьдесят два сантиметра — и по длине ног, шея должна быть длинной. Ее, однако, скрывали складки жира. Грудь могла бы выглядеть эффектно, но ее скрадывало внушительное брюхо. Ляжки в целлюлите колыхались от малейшего движения. Все эти прелести мне придется таскать на себе. Но недолго. Долго в таком безобразии я обитать не собираюсь.

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Космодиспетчер Яничков фантастику любил, но относился к ней строго. Вот, например, фантастика хорошая, реальная - это та, что имеет право сбыться в будущем. Были же времена, когда не только колоний на Марсе, но и спиртовых мобилей не существовало, да и ели тогда всякую гадость неочищенную. А теперь пресный лед с Тритона на Марс возим, и никакой фантастики. Вон, старенький буксир-ледовоз "Нептун" на орбите болтается, бортовой номер ОПУ5; двухмесячная вахта закончилась - отдыхать летят. Три человека команды, капитаном - Кир Торман, старый приятель, с ним Яничков в школе учился.

Эта книга - не просто продолжение книги "Тебе, Победа!": вдвоем эти две книги составляют неразрывное целое, две части одной дилогии, или даже - не побоюсь этого слова - два тома одного романа. В этой книге читатель найдет ответы на многие вопросы, повисшие в воздухе после того, как была перевернута последняя страница романа "Тебе, Победа!". Встреча на Телеме, назначенная Йоном Лордом и Легином Тауком (кстати, отвечаю на много раз заданный еще после "Особого специалиста" вопрос: Легин Таук произносится с ударением на первые слоги имени и фамилии!), состоится, только не тогда и не так, как они планировали. Адмирал Ямамото Тацуо (именно так, потому что в японском языке фамилия пишется прежде имени), которого герои раньше только слышали по радио, появится воочию - и выяснится, что его мы уже видели в конце романа "Тебе, Победа!". Более того, выяснится, куда же делась из "Тебе, Победа!" тема Хозяина и его некрожизни. Одна из двух сверхдержав обитаемой Вселенной окажется пораженной предательством, подтверждая нехитрый тезис о первоочередном гниении головной части рыб, а Галактический Пантократор, ранее только упоминавшийся (ну, если не считать появления его наросшей за годы анабиоза бороды в конце "Особого специалиста"), окажется вполне жизненной фигурой. Но для меня главное, что многие узлы в романе "Победа ускользает" смогут быть развязаны только при помощи моего любимого персонажа - психократа Кима, он же Рыцарь Майк Джервис. Да-да, он упоминался в "Особом специалисте". Однако история его тянется куда дальше: именно от его лица написана книга "Увидеть Хозяина", ссылки на которую есть в книжных публикациях и "Особого специалиста", и двух томов "Победы" - книга, в которой содержится начало всей истории и которая, я надеюсь, увидит когда-нибудь свет. Пока же "Хозяина" читали буквально единицы, и им будет небезынтересно узнать, что психократ вернулся. Точнее, его вернули - не спросив его согласия. Ему предстоит найти Таука, познакомиться с космонавтом-гигантом по имени Миша и едва не раздавить посадочной опорой некую хайкершу с неправдоподобно зелеными глазами... Впрочем, я увлекся: так можно всю книгу пересказать. Осталось выразить здесь ряд благодарностей, которые по ряду причин не вошли в текст книги. Во-первых, спасибо мудрецам из Академии Вольных Путешествий. Не имея чести быть лично знакомым со столь выдающимися путешественниками, я тем не менее горячо благодарен им за невольно подсказанные мне некоторые детали быта хайкеров, которых я придумал сам, но без всепобеждающего влияния реальной жизни при этом, конечно, опять не обошлось. Пользуясь случаем, благодарю также крупного знатока теории и практики буддизма Алексея Кириченко за ряд почерпнутых из знакомства с ним бесценных деталей, а также Артема Прохорова - за одну, но драгоценную консультацию по испанскому языку.

Сначала эта была повесть из цикла о Легине Тауке, специалисте по борьбе с некробиотикой Астрогренадерской службы Конфедерации Человечеств. Потом я объединил три повести о Легине в один роман, вышедший под названием "Особый специалист". Но внутри романа "Провал резидентуры" стоял особняком - прежде всего из-за чисто технического литературного приема, с использованием которого он написан (думаю, всякий внимательный читатель обнаружит этот прием уже на первых страницах). Так что я решил, что "Провал резидентуры" вполне может жить как самостоятельно, так и в составе романа. Итак, перед вами - самостоятельная версия повести. Когда права издательства на этот текст закончились, я решил было его переиздать. Одно издательство у меня его попросило, долго читало и наконец испуганно сказало, что текст для них слишком неполиткорректный. Я расхохотался. Неполиткорректность в нем заключается в том, что значительная часть антуража повести - общество, в котором черные господа угнетают белых рабов...

23 года до битвы при Явине

8 лет после битвы при Явине

Повесть Василия Бережного «В звездные миры» написана в классическом для фантастики 30-50-х годов ключе. Сюжет, основанный на идеях Циолковского, о полете советской ракеты на Луну не отличается новизной. Стиль повести очень похож на стиль А. Беляева, когда по названиям небольших глав можно догадаться, о чем идет речь в произведении.

Художник Б. Аржекаев.

Перевод с украинского К. Млинченко и П. Сынгаевского.

Ранним утром 201... года академик Воронцов возвращался на электромобиле из Ашхабада в Центральные Каракумы, где в Курортном городке Джангли отдыхали его жена и сын Сергей.

Была ранняя весна. Предгорная степь утопала в цветущем разнотравье. Со всех сторон струились пьянящие запахи молодой зелени и цветов. Дышалось привольно и легко. Таким весенним воздухом невозможно пресытиться. Машину Воронцов вел неторопливо, любуясь картиной цветущей пустыни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Это история о давно забытой группировке путешествующей к центру Зоны, разгадывающей загадки её, которая существовала еще давно… В нее могли вступить немногие, она давно была в секрете. В нее хотели вступить «Свобода», «Долг», и даже «Монолит» с наёмниками.

Она находилась в самой «Кишке Зоны», чтобы пройти туда нужно было специальное оборудование.

Группа российских астрофизиков, работающая на Гавайях, делает поразительное открытие: обнаруженная ими оптическая вспышка оказывается телевизионной передачей с земного звездолета, терпящего бедствие на расстоянии сотен световых лет от родной планеты. Как такое возможно — ведь сигнал сотни лет мчался к Земле! Столетия назад на Земле царило варварское средневековье, и, конечно, не существовало кораблей, способных летать к звездам.

Один из самых известных фантастических сериалов, начало которому положили произведения знаменитого британского писателя и мыслителя Колина Уилсона, получил свое продолжение в работах отечественных авторов.

Мир, где Земля полностью преображена после космической катастрофы.

Мир, где пауки обрели волю, разум и власть.

Мир, где обращенный в раба человек должен вступить в смертельную борьбу, чтобы вернуть себе свободу.

Мир пауков становится НАШИМ миром.

Во время разведывательного полета терпит крушение русский крейсер. Единственный уцелевший член экипажа, оказавшись в полудиком мире, вынужден бороться за существование и подстраивать этот мир под себя, не подозревая, что это – первые шаги к созданию собственной Империи…