Парень с навязчивой идеей

Эта девушка походила на настоящего ковбоя. Такому впечатлению способствовали узкие вельветовые брюки, заправленные в высокие коричневые кожаные сапоги для верховой езды, такая же кожаная рубашка и черное сомбреро. Отмечу лишь, что брюки были настолько узки и так плотно обтягивали ее бедра, что под ними отчетливо вырисовывались все выпуклости и впадины на ее теле. Что же касается рубашки, то, расстегнутая чуть ли не до пупка, она достаточно обнажала ее полную кремовую грудь, пробуждая нездоровое любопытство и заставляя играть воображение. В ее темных глазах, обратившихся ко мне, я не заметил особого интереса. Очевидно, мой традиционный костюм не вызвал у нее доверия. К любому пришельцу из большого города здесь относились с подозрением.

Рекомендуем почитать

Ее прямые светлые волосы были гладко зачесаны с висков назад и едва достигали шеи. На ней были черные брюки и черная же в тон шелковая рубашка с четырьмя незастегнутыми верхними пуговицами, что открывало вид на ложбинку между ее упругими и острыми грудями. Там же, чуть ниже, между грудей удобно устроился серебряный медальон, который висел на тяжелой серебряной цепочке. Дорогие часы на толстом кожаном ремешке туго стягивали ее запястье. Ее звали Санди Паркер, и она была агентом «по продаже талантов». Монотонный звук ее голоса, наконец, умолк, и ее блестящие голубые глаза взглянули на меня.

Слуга провел меня в библиотеку, похожую на фамильный склеп давно вымершего рода, в котором вместо гробов ярусами были уложены книги. Высокая темноволосая девушка с лицом феи, встретившая меня, казалась удивительно бодрой.

— Вы, должно быть, мистер Холман, — сказала она энергично. — А я — Джен Келли, секретарь мисс Роксан.

Она была одета в потрясающую бирюзовую шелковую кофточку и свежие белые льняные шорты, открывающие очаровательные загорелые ноги. Я удивился: зачем Зельда держит такую соперницу в своем доме? Но тут же вспомнил очевидную истину: Зельда Роксан есть Зельда Роксан, и с ней забываешь все, что было вам известно о женщинах.

— И под конец приема появилась эта удивительная девушка по имени Дикси. Сбросила с себя всю одежду и закружилась в бешеном языческом танце, — проговорил он, закатив глаза.

— Похоже, вечеринка удалась, — заметил я с вежливой улыбкой.

— После этого я просто обязан был с нею познакомиться, — продолжал Роберт Джайлс роскошным баритоном английского актера, прошедшего школу театра “Олд Вик”. — Не часто случается встретить в Голливуде искреннюю душу, не так ли? Но, насколько помню, прежде чем я подошел и представился, у меня достало такта подождать, пока девчонка оденется.

— Прежде всего вам следует понять одну вещь, Рик, — очень серьезно произнес Айвен Мэсси, на секунду задержавшись на ступеньках трейлера. — Эта Тони Астор — типичная взбалмошная девчонка.

— Могу себе представить, — заверил я. — Наверное, нелегко мириться с неустойчивым автомобильным прицепом вроде этого в качестве передвижной гостиной, в которой могут с трудом поместиться всего две пары гостей. Да еще когда тебе уже двадцать один год и ты стала кинозвездой.

В сборник вошли остросюжетные романы трех английских мастеров детектива: Питера Чейни, Картера Брауна и Джеймса Хэдли Чейза. Романы, не похожие по тематике и стилю, объединяет одно: против мафии, бандитов, рэкетиров и интриганов выступают частные детективы: Слим Каллаган, Рик Холман и Дэйв Феннер. Высокий профессионализм, неподкупность, храбрость позволяют им одержать победу в самых острых и запутанных ситуациях, когда полиция оказывается несостоятельной защитить честь и достоинство женщины.

Длинные нечесаные волосы блондинки навели меня на мысль, что она немало потрудилась над своей внешностью: веки ее припухли, на полных губах — ни следа губной помады. Разумеется, без лифчика. А впрочем, кто ж нынче носит лифчики, особенно в возрасте не больше восемнадцати? Секретарша казалась совсем юной и смертельно скучала. Пока не появился я.

— Мистер Блум сейчас примет вас, мистер Холман. — Девушка одарила меня бесхитростной улыбкой, под стать невинности своего кукольного личика.

Считалось само собой разумеющимся, что Гектор Малвени, великий английский актер, займет одно из бунгало в районе самого шикарного отеля в Беверли-Хиллз. Я нисколько бы не удивился, если бы этот человек, с его-то положением, арендовал два бунгало — одно для себя, другое для своего дворецкого. Я постучал в дверь, и десять секунд спустя мне открыла какая-то красотка в крошечном купальном халатике, который едва прикрывал еще более крошечный купальник. Девушке было около двадцати пяти лет. Она была высокой, стройной, с длинными красивыми ногами. Сквозь ткань лифчика угадывались соски маленьких, но достаточно твердых и упругих грудей. Красотка окинула меня сонным взглядом карих глаз, слегка выпятив в шаловливой манере верхнюю губу.

Дверь домика, вернее, хижины мне открыл какой-то парень, по-видимому из младших чинов. Он выглядел весьма самоуверенно, хотя, судя по всему, и не обладал достаточным опытом. Я обратил внимание на его платиновые часы-браслет, которые, скорее всего, служили ему чем-то вроде талисмана от всех напастей. Он тихо спросил, чего я желаю, и выжидательно посмотрел на меня, явно надеясь, что я не знаю пароля и он сумеет захлопнуть дверь перед моим носом.

Другие книги автора Картер Браун

Его зовут Бойд. Дэнни Бойд. Он частный детектив, любит риск, женщин, выпить и подраться. Еще он чертовски умен и брутален. Он хорошо известен в мире богатых и знаменитых, и ему поручают самые опасные и деликатные дела. Вот и сейчас он берется расследовать пропажу драгоценностей вдовы выпавшего из окна миллионера.

Любимые герои Картера Брауна — беспардонный лейтенант Уиллер и детектив Дэнни Бойд с неизбежностью попадают в сложные ситуации и с присущим им талантом раскручивают лабиринты версий и загадок. Молниеносный динамизм событий, неординарность развития сюжетане оставят равнодушными любителей крутого детектива.

Это был один из тех редких для Санта-Байи дней, когда дождь лил с утра не переставая. К десяти вечера он даже усилился. Я приготовил себе бурбон со льдом и решил было, что это последний глоток перед сном, как вдруг зазвонил телефон. Может, меня добивается прелестная и сексуальная девушка, теряющая разум при одном воспоминании о совершенном профиле Бойда, с надеждой подумал я. Она ждет не дождется, когда я наконец приду и прыгну к ней в постель под черную шелковую простыню. Я схватил трубку и с большим воодушевлением произнес:

Харизматичный частный детектив Дэнни Бойд на самом деле гораздо лучше, чем его репутация. Однажды некая дама просит сыщика найти ее мифическую сестру – и Бойд оказывается в самом сердце «разборок» наркомафии.

Я открыл глаза и тут же закрыл их: беспощадно яркий солнечный свет струился в окно спальни. Огромная свинцовая глыба намертво придавила меня к кровати, не давая возможности приподняться хотя бы на пару дюймов. Каждая попытка хоть немного изменить положение отзывалась нестерпимой резкой болью во всем теле. Каким-то образом я ухитрился принять сидячее положение и стиснул руками голову, которую кто-то незримый пытался снести с моих плеч огромной кувалдой. Я смутно припомнил, что вечеринка чертовски удалась.

- "Клуб одиноких сердец Уилера", - возвестил я. - Позвоните нам, и мы найдем для вас родственную душу!

- Лейтенант Уилер! - Шериф Лейверс, видимо, совершенно обалдел. - Вы не вполне соображаете, а сейчас половина десятого утра! Не сидит ли у вас какая-нибудь блондинка? Головокружение после ночи или еще что-нибудь в этом роде?

- Нет, шеф, - ответил я. - Здесь никаких следов блондинок.

Я послал воздушный поцелуй вслед уходящей от меня рыженькой. Похоже, она была не на шутку раздосадована. Ну, в конце концов, сама виновата. Я ей предлагал позавтракать, а она уверяла, что не голодна.

– Вас ждут, мистер Бойд.

Горничная спелого возраста, неодобрительно хмыкнув, отступила назад.

Я стряхнул со своих волос снег и вошел в Дом Колдовства. Несколько месяцев назад я видел отличные фотоснимки в одном из иллюстрированных журналов, и поэтому его вид меня не слишком удивил. Легкий аромат, который, казалось, распространялся по всем помещениям, заставил мои ноздри затрепетать. Едва я вошел, то почувствовал странное ощущение в ногах, и лишь через мгновение понял, что они утонули в плотной шерсти ковра. Стены вестибюля были задрапированы черным бархатом, а переливчато-зеленый потолок освещен умело скрытыми лампами.

Блондинка за секретарским столом была женственной и элегантной.

Она подняла глаза и подарила мне ослепительную улыбку, которая, согласно секретарской шкале, означала следующее: я не знаю этого типа, но нужно соблюдать некоторую осторожность, чем черт не шутит, вдруг он окажется важной персоной.

– Я вас слушаю, – сказала она.

– Мое имя – Рик Холман, – представился я.

– Чем могу быть вам полезна, мистер Холман?

– У меня назначена встреча с мистером Монтегю – Акселем Монтегю.

Популярные книги в жанре Крутой детектив

Джон Макдональд

Занятие не для дилетантов

Перевел с английского Виктор ВЕБЕР

Я, наверное, смогу объяснить, почему так расстроился из-за неприятностей Хаулера Брауни, если скажу, что наши отношения несколько отличны от тех, что возникают между владельцем развлекательного заведения и парнем, бренчащим на рояле. Во-первых, потому, что он спас меня от голода спустя год после демобилизации, когда я все еще не мог найти работу, а во-вторых, потому что я кой-чем помог ему в Неаполе, когда мы оба пахали на Дядю Сэма.

Самолет повернул в сторону побережья и начал снижаться. В голубом пространстве возникли горы. Потом между горами и морем появился город, маленький городок с домами, напоминавшими кусочки сахара. Постепенно кусочки стали больше размером, и между ними, как цветные тараканы, поползли машины, а фигурки людей, размером со спичку, поспешно задвигались по белым утренним тротуарам. Через несколько минут я стал одной из них.

Женщина, которая звонила мне по телефону, ждала в аэропорту, как и обещала. Когда я появился у выхода из зала ожидания, она вышла из своего «кадиллака» и неуверенно направилась ко мне. Несмотря на ее рост и светлые волосы, черные очки типа «Арлекин» придавали ей восточный вид.

Серые волны Атлантики яростно обрушивались на общественный пляж неподалеку от шоссе, ведущего к Байа-Мар. Сильный, по-февральски холодный северо-восточный ветер согнал с пляжа недовольно ворчащих туристов. Он залеплял песком стекла автомашин, срывал морские флажки и трепал рыбацкие снасти на берегу. Да, проводить то субботнее утро в Форт-Лодердейле означало для туристов попусту тратить время. Уж лучше им было бы вернуться в Скрэнтон.

Я же комфортно расположился в просторной комнате отдыха своей приспособленной для жилья яхты «Битая масть», стоящей на якоре у причала Ф-18. Врубив до отказа электрическое отопление, я растянулся на большой желтой кушетке в обшарпанных шерстяных штанах и в ветхой, застиранной, блекло-голубой фланелевой рубашке.

По изобретенной мною классификации ее грудь могла претендовать на трехзвездочную оценку. Прикрытая тканью лишь частично, она, несомненно, волновала, вызывая желание познакомиться с ней не только визуально. И получи я возможность обозревать это чудо во всей его первозданной красе, рейтинг его повысился бы до четырех звезд.

Иссиня-черные, коротко подстриженные волосы в мягком свете сумерек напоминали кепи, лихо надвинутое на лоб. Низко падающая челка закрывала брови, подчеркивая глубину огромных фиалковых глаз. Она сидела, закинув ногу на ногу, демонстрируя их длину и изысканную форму. Узенькая, выше колен юбка обтягивала упругие бедра, вызывая невольный интерес — а что же там дальше?

Где скачки — там азарт, там большие деньги, а где деньги — там преступление. В предместье Лос — Анджелеса возник смертельно опасный конфликт между учеными, изобретшими эликсир жизни и священником-мракобесом, пытающимся в ожидании Второго пришествия уговорить своих прихожан отказаться от простых человеческих радостей.

Откройте для себя своеобразие тевтонского «нуара» — встречайте Кемаля Каянкая, немецкого детектива турецкого происхождения, которому судьба бросает вызов за вызовом.

Хотя он считает себя немцем и говорит только по-немецки, но, расследуя странные и кровавые события вокруг бразильского ресторана («Кисмет»), Каянкая получает свою порцию расовой нетерпимости — и надежду на большую любовь.

Помимо яркого и увлекательного сюжета, роман, написанный иронично, красочно и предельно реалистично, являет читателю криминальный срез немецкого общества начала 80-х.

Когда Гарри протянул карточку, толстуха принужденно улыбнулась.

«Жаль, — подумал он, — что она так опустилась».

Волосы у нее были не причесаны, шляпка старомодна, глаза усталые, с синяками, а лицо блестело от пота, как будто она только что отошла от раскаленной печки. Но женщина, кажется, была польщена тем, что Гарри ее сфотографировал, и внимательно прочитала карточку, прежде чем засунуть в сумочку.

— Подумать только, я же вас не видела, — сказала она. — Какой же у меня может быть вид.

Джеймс Хэдли Чейз (настоящее имя Рене Брабазон Раймонд) — автор более восьмидесяти детективных романов. Дж. X. Чейз — мастер «открытого» детектива, в котором читатель не ставится перед фактом совершения преступления, а шаг за шагом участвует в его подготовке.

В пятнадцатый том Собрания сочинений включены следующие романы: «Я сам похороню своих мертвых» и «Мисс Шамвей машет волшебной палочкой».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Жажда денег подчиняет волю чувства героинь романов мастера `пикантного` детектива Картера Брауна. Благопристойные леди, роскошные проститутки, дешевые девушки по вызову оказываются замешанными в убийстве, расследование которых ведет неотразимый лейтенантЭл Уилер.

Она была воплощенной мечтой половозрелого юнца.

Изысканно очерченные изгибы обнаженного тела подчеркивались ровным загаром, белокурые волосы волной рассыпались по бархатным плечам. Она занималась любовью небрежно, с коробящей непринужденностью. Видимо, оба партнера отличались особой выносливостью, потому что это занятие продолжалось черт знает сколько времени — так долго, что у самого привычного зрителя стекленели от усталости глаза. Наконец они раскатились в стороны и улеглись, глядя друг на друга.

Я встретился с ней у Джона Пила на Третьей авеню. Стены заведения были увешаны старинными английскими гравюрами, метрдотель носил охотничий костюм с неизменной красной курткой. Клиентура там богатая, и, когда мимо столиков проходит курочка в прозрачном платье, завсегдатаи кричат «Привет!». На моей клиентке было платье из натурального шелка, чуть прикрывавшее колени, с разноцветными абстрактными рисунками.

Пышные светлые волосы падали ей на плечи, голубые глаза смотрели проницательно. Большой чувственный рот с немного припухлой верхней губой, высокие скулы, кожа цвета слоновой кости — словом, все в ней было очень элегантно, даже изысканно, и я спрашивал себя, что она от меня хочет.

Крошечный черно-белый котенок бесшумно пробежал по черному паласу, остановился на минуту, чтобы полюбоваться собой в зеркальной стене, а потом всеми четырьмя лапками принялся сражаться с длинными прядями шерсти черно-белого маленького коврика.

— Мышка! — добродушно рыкнул густой бас. — Типичный Эдипов комплекс. Видишь, Рик? Она воображает, что убивает свою мать.

Леонард Рид двинулся ко мне, радостно улыбаясь. На нем была облегающая черная водолазка, черные же брюки, такие узкие, что ширинка опасно бугрилась, ботинки на веревочной подошве и огромный платиновый браслет на правом запястье. Котенок устал убивать свою мамашу, быстро забрался вверх по алой шелковой портьере, аккуратно спрыгнул на раскрытую конторку Луи Квинз и принялся исследовать секреты старинной тонкой работы, не обращая внимания на ритуальную перуанскую маску над головой.