Памятник

Ллойд БИГЛ-младший

ПАМЯТНИК

1

О'Брайен вдруг осознал, что скоро умрет.

Он лежал в прочном, сплетенном из стеблей вьющихся растений гамаке, и до него на самую малость не долетали брызги морских волн, разбивавшихся о косу. Ласковое тепло солнца просачивалось сквозь ажурную листву деревьев сао. Игривые порывы ветерка, благоухавшего морем, то и дело доносили до него возгласы мальчишек, которые на косе охотились с копьями за рыбой. У его локтя висела бутыль из выдолбленного плода с освежающим напитком. О'Брайен мирно дремал, убаюканный ощущением довольства и покоя, как вдруг его лениво шевелившееся в полусне сознание молнией пронзила мысль о близости смерти, и он мгновенно проснулся.

Другие книги автора Ллойд Биггл-младший

Американский писатель Ллойд Биггл-младший известен как автор более 75 романов в жанре научной фантастики и детектива. По единодушному мнению пристрастных критиков, его романы о Шерлоке Холмсе «Наследство Квалсфорда» и «Заговор Глендовера» чрезвычайно удачны, воспринимаются как подлинное продолжение записок о великом сыщике. Этому способствует стиль изложения, и умело созданная атмосфера старого доброго английского детектива.

Мисс Милдред Болц всплеснула руками и воскликнула: «Какая прелестная школа!»

Школа восхитительно поблескивала под ярким утренним солнцем голубовато-белый оазис пастельных цветных пятен, жемчужина среди стандартных башен, куполов и шпилей буйно разросшейся метрополии.

Но, даже произнося эти слова, мисс Болц сделала мысленную оговорку. Форма у здания была неудачная, утилитарная — просто коробка. Лишь окраска придавала ему прелесть.

Водитель аэротакси чертыхался себе под нос, оттого что залетел не на ту линию и теперь не мог развернуться. Он виновато взглянул на пассажирку и переспросил:

Роман, переписанный из одноименной повести 1961 года (номинация на «Хьюго»). Герой повести — сентиментальный чудак, стремящийся предохранить райскую пастораль далекой планеты от неизбежного будущего «культурного империализма» Земли. Этому идеалисту удается оставить аборигенам некое тайное знание, которое позволит им в будущем противостоять пришельцам.

Заинтригованный загадочным разговором на одном из лондонских рынков, подслушанным по чистой случайности, Шерлок Холмс пытается прояснить ситуацию и в результате оказывается втянутым в расследование нового, чрезвычайно запутанного дела. Ничего подобного в практике великого сыщика ещё не было…

Половица под ногой Теда Арнольда внезапно скрипнула и просела. От неожиданности он споткнулся и отпустил ручку двери, которая захлопнулась гулко и раскатисто. В пятидесяти футах от него, в тусклом свете лампочки, болтавшейся на длинном проводе, юный Джек Марроу поднялся на ноги и в отчаянии взмахнул руками. Когда Арнольд подошел к нему, Марроу возился за низенькой фанерной перегородкой, согнувшись в три погибели над приборной доской.

«Того и гляди, развалится на части, — подумал Арнольд. — Плохо дело…»

Все называют это Центром. Есть и другое название. Оно употребляется в официальных документах, его можно найти в энциклопедии — но им никто не пользуется. От Бомбея до Лимы знают просто Центр. Вы можете вынырнуть из клубящихся туманов Венеры, протолкаться к стойке и начать: «Когда я был в Центре…» — и каждый, кто услышит, внимательно прислушается. Можете упомянуть о Центре где-нибудь в Лондоне, или в марсианской пустыне, или на одинокой станции на Плутоне — и вас наверняка поймут.

Рассказы «Музыкодел», «Какая прекрасная школа» и, конечно, легендарный «Памятник» — первое, что приходит отечественному читателю на ум при упоминании имени Ллойда Биггла. Однако в действительности этот мастер американской научной фантастики известен еще и как автор совсем иных произведений. Произведений, среди которых наиболее популярен цикл о приключениях Яна Даржека — частного детектива будущего, вольно или невольно берущегося за расследование самых невероятных дел!..

Действие происходит в 1988 году.

Галактика подверглась неожиданному нападению из Большого Магелланова Облака. Её охватывает Тьма — форма безумия, от которой инопланетяне, коренное население любой из планет, теряет разум. Они поднимают восстания против иноземцев, изгоняют их, а затем настаёт голод и упадок, т. к. нарушаются схемы межзвездной торговли. Ян Даржек взялся за расследование и установил, что причины происходящих событий кроются в банальной лжи.

Загадочные и зловещие дела творятся в далёкой деревушке на окраине Великобритании.

Пожалуй, один лишь Шерлок Холмс способен остановить хитроумного преступника.

На этот раз великий сыщик вместе со своим учеником, молодым, но чрезвычайно талантливым Портером Джонсом, отправляется в Уэльс, чтобы распутать очередное преступление.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Олег Игоревич Чарушников

Хоть бы проснуться!

Хулиганы сразу вышли из-за угла. - Дай закурить! - сказал который поблатнее. - Бог подаст, - холодно ответил я. - Чё-ё-ё? - протянул который поблатнее. - То, - ответил я. - Что слышал. - Гера, сунь ему в зубы, - посоветовал второй, с фиксой. Я подпрыгнул и несложным приемом каратэ ткнул пяткой в челюсть первому хулигану. Он икнул и укатился в темноту. Я оглянулся на второго. Тот, угодливо облизывая фиксу, подавал мне раскрытую пачку "Мальборо" и горящую зажигалку. - Н-ну? - сказал я. Хулиган рассыпался в прах. Я посмотрел па Веронику. Ее глаза влажно сняли, губы приоткрылись... - Что ты, моя крошка, - шепнул я. - Ничего не бойся, ты ведь со мной... Наши губы медленно сближались... Звонок. Эх, всегда я просыпаюсь на самом интересном месте! Однако пора вставать. Я поднялся с кровати, позавтракал, пошел на работу. На лестнице повстречалась соседка Вероника Степановна. - Ах, это вы, Славочка, доброе утро! Мы сегодня опять вышли вместе... А почему вы такой хмурый, ммм? "О черт!" - подумал я. ...Хулиганы появились, как и во сне. Сразу. - Дай закурить! - точно так же сказал один. - Извините, не курю. Проходите, Вероника Степановна... - Фигуристая, - иронически протянул тот, что с фиксой. - Ух ты, пышечка... - и протянул волосатую лапу. Вероника Степановна покрылась пятнами. - В чем дело, ребята? - спросил я, заслоняя ее плечом. - Пшел, сопляк... - прошипел который поблатнее. Каратэ и дзюдо я не знаю, поэтому простым крепким с правой сбил мерзавца с ног. Он грузно упал на заплеванные ступеньки. Второй оскалил фиксатый рот, по напасть побоялся. Стоял у стены, смотрел пронзительными глазами... Мы вышли. - Какой вы смелый, Слава, - прошептала Вероника Степановна. - И сильный... Ой, у вас шарф сбился! "А ее очень красит волнение", - подумал я. Вероника стала поправлять мне шарф. Наши губы медленно... Звонок, черт бы его драл!!! Почему, ну почему я всегда просыплюсь на самом интересном месте?.. Ну, теперь-то уж точно не сон. В комнате холодина. Вставил ноги в тапочки, прошлепал на кухню. Там соседка баба Вера посудой гремит. "Твоя очередь мыть полы", - говорит. "Да знаю я, знаю..." Лезу в холодильник. Пусто. Пью воду, одеваюсь, тащусь на работу. Слышу, за мной кто-то по лестнице пыхтит. Баба Вера на рынок соленые грибы тащит. - Помог бы хоть, Славка! Молча беру сумку с банками, несу. У входа хулиган стоит... Сипит: - Дай закурить, земеля... Я протягиваю пачку "Примы". - Че ты прямо в рожу тычешь? - неожиданно обижается хулиган. Сбоку выдвигается второй, советует: - Тресни ему по зубам, вежливей будет! Первый медленно, как во сне, разворачивается... У меня из рук рвут сетку с банками... Удар! Еще удар! Приоткрываю один глаз. Хулиган, закрывая голову руками, выбегает из подъезда. Его напарник уже мчится по двору, испуганно оглядываясь на бабу Веру. Баба Вера, размахивая сумкой, кричит вслед: - Чтобы и духу вашего не было! Потом оборачивается ко мне и говорит: - Держи сумку-то, кавалер.., И пристально смотрит на меня. Господи, хоть бы мне проснуться!

Подпол оказался так же пуст, как и кладовки: что не прибрала зима – порушили грызуны, лишь кое-где валялись засохшие черупки выеденных изнутри картошин. Влас понимающе хмыкнул и принялся сгребать песок с крышки последнего, заветного засека. Погреб был глубок и просторен, посредине можно стоять, лишь чуток пригнувшись. И всё же, здесь было всегда сухо, а сейчас, когда не только лаз из дома, но и боковая уличная дверка широко распахнулась, стало светло.

На следующий день я проснулся поздно и с трудом. Следующим он был, разумеется, по отношению ко вчерашнему, а вчерашний оказался знаменателен тем, что этот тип из восемнадцатой квартиры, набивавшийся ко мне во друзья-товарищи, приволок ни с того, ни с сего полбанки настоящего контрабандного кофе (кажется, из Гондураса), прямо в дверях сунул мне его в руки (в порядке подхалимаша, я думаю), скорчился в туповатой ухмылке и прогнусавил, что, мол, кофеина в нём все сто, а не ноль целых ноль десятых, как в нашем, магазинном, пропущенном через Минпищепром. Я машинально принял подношение и также машинально захлопнул перед его мясистым носом обитую дерматином дверь. Нет, кажется «спасибо» я всё-таки сказал. Дело в том, что по телеку в тот момент «Дочки-матери» транслировали, где наш выдающийся сатирик М. Задорнов сыпал плоскими шуточками, а Алан Чумак раздавал всем присутствующим по обе стороны телеэкрана несуществующие яблоки. Нет, на яблоки я не клюнул — не дурак всё же, кумекаю, а вот на дочек и их мамаш поглядеть охота была (особенно сцену в бассейне — помните?). Так что того типа из восемнадцатой принимал не я, а мой автопилот; тот же автопилот сварил этот проклятый кофе, чёрт бы его побрал, по всем правилам кулинарного искусства, а расхлёбывать его пришлось, разумеется, мне. Поскольку же «Арабику» и ей подобные сорта я привык потреблять литрами, то и этот дурацкий контрабандный порошок я потребил по полной программе, а потребивши, понял, что все сто, обещанные тем типом, — это не пустой звук, а объективная реальность, данная мне в ощущениях посредством гулко забившегося, словно рыба об лёд, сердца где-то внутри моей грудной клетки. Сердце рвалось наружу, в панике биясь о рёбра, причём рёбра мои при этом вибрировали и излучали звуковые волны достаточно широкого диапазона частот. Даже Катька, жена моя, подозрительно скосила на меня свои большущие глазищи, на секунду оторвавшись от телека, и попросила меня не греметь, а то у неё от этого грёма

Виктор Савченко

Происшествий нет

Гигантское тело планеты выросло на экранах совершенно неожиданно. Пальцы судорожно вцепились в рукоятки тормозных двигателей, но было уже поздно. Упругая струя пламени лишь ненамного смягчила чудовищный удар. Алексей долго не мог опомниться, уткнувшись шлемом своего скафандра в разбитый пульт управления. Когда же все-таки ему удалось поднять голову, он увидел вокруг себя лишь смятые переборки отсеков, вырванную из гнезд путаницу проводов и схем бортовой аппаратуры да тусклые стекла разбитых экранов. Его собственное кресло было сорвано с амортизаторов и врезалось в приборную панель. Самого Алексея спас только скафандр, который он поленился снять после проверки регулятора маршевых двигателей. Но какое это сейчас имело значение... Ему пришло в голову, что лучше было бы умереть сразу. От ракеты осталась груда покореженного металла, которую нечего и пытаться как-то привести в порядок. Легче уж соорудить новую ракету...

Шалин Анатолий

Влюбленный волшебник

Они стояли у кромки прибоя, и море звенело тысячью голосов у их ног. Далеко на берегу за деревьями сверкали огни вечернего города, а еще дальше, за городом, впились в небо черные треугольники гор. Небо дрожало под тяжестью бесчисленных звезд. Временами то одна звезда, то другая срывалась и, очертив огненную дугу, падала в море. И тогда женщина говорила:

- Посмотри, еще одна упала, а я опять не успела загадать свое желание.

— Что ты здесь делаешь, человек?

— Это длинная история.

— Прекрасно, я люблю длинные истории. Садись и рассказывай. Нет, только не на меня!

— Извини. Так вот, я здесь из-за моего дядюшки, он сказочно богатый…

— Подожди. Что значит «богатый»?

— Ну, очень состоятельный.

— А что такое «состоятельный»?

— Хм. У него куча денег.

— Что такое «деньги»?

— Ты, кажется, хотел услышать мою историю?

— Да, но я хотел бы понимать, что ты говоришь.

На улице грязно, идет дождь. Крупные капли шлепаются на подоконник. Лица прохожих надежно скрыты пестрыми зонтами.

Ты смотришь в окно и говоришь мне, что чудес не бывает. Но это не так, и я не могу не возразить тебе.

— Ты не прав, — говорю я. — На Земле постоянно происходит много такого, что заметно разнообразит жизнь ее обитателей.

Ты только вспомни, у нас на планете все время что-то происходит: то динозавры исчезают целыми коллективами, то Атлантида без предупреждения переходит на подводный образ жизни, а то где-то в Лох-Нессе выныривает невесть откуда взявшийся плезиозавр. А тайна Бермудского треугольника? А извержение Везувия? А самовозгорающиеся брюки и летающие тапочки? Этот ряд можно продолжать, и нет никакой гарантии, что он будет более или менее полным и, главное, точным. С абсолютной точностью можно сказать лишь то, что где-то там, в этом ряду, на весьма скромном месте буду стоять я со своим телевизором.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Альбина БИЙЧАНИНОВА

КТО МЫ И ЗАЧЕМ

ПОСЛАНЫ НА ЗЕМЛЮ?

До сих пор многое в истории становления рода "Хомо" остается недостаточно ясным. Смелые гипотезы то бросают нас к кошкоподобным обезьянам, то, отвергая любые антропологические и археологические находки, дарят нам в качестве единственных прародителей Адама и Еву. И остаются безродными странниками сотни тысяч поколений, которым отказано в родстве с нами. Между тем даже Ч.Дарвин никогда не утверждал, что человек произошел от обезьяны, да это было для него и невозможно, ведь великий естествоиспытатель до конца своих дней оставался глубоко религиозным человеком. В действительности Ч.Дарвин говорил лишь о том, что у человека и обезьяны был общий предок.

Билл Бикел

КТО-ТО ЖЕ ДОЛЖЕН...

В первую же ночь на новой квартире я услышал, как он стучит в стену и вопит, будто помешанный. Я посмотрел на часы - двадцать минут шестого. Начинало светать. Я знал, что больше не засну, даже если он перестанет шуметь, но он не переставал. Я не мог этого вынести, хотя моя квартира находилась в противоположном конце коридора. Представляю, каково было ближайшим соседям. Пару часов спустя я встретился с одним из них у лифта. - Это вы вчера въехали в 14-И? - спросил он. Мы познакомились. Все жильцы здесь вроде бы очень славные, не то что в доме, из которого я съехал. Мой новый знакомый из 14-В кивнул на квартиру слева от лифта. - Вы слышали, что творилось ночью в 14-А? Мужик вселился туда пару недель назад. Обожает громко вопить. Иногда на кого-то, иногда - просто так. - Ну и ну, - сказал я. - А часто он этим занимается? - Это что-то новое. Началось пару ночей назад, - сосед покачал головой. Кто-то должен остановить его. - А выселить нельзя? - Не так-то просто. Это можно сделать только по всем правилам, но возни не оберешься. Кроме того, надо... В этот миг по коридору гулким эхом пронесся скрежет отпираемого замка, и дверь 14-А открылась. Вышедший оттуда мужчина смахивал на накачанного бандита: мощные мышцы, татуировки, взъерошенная голова, старая майка, не прикрывающая пупка, засаленные шорты без ремня. Он громко рыгнул, добавив к своему облику последний штрих, и направился к лифту, грозно глядя на моего приятеля из 14-В. Такой взгляд выдерживают только храбрецы или круглые дураки. Парень из 14-В потупил взор. Вернувшись вечером домой, я увидел, что стены в парадном разрисованы каракулями. Та же картина наблюдалась в коридоре четырнадцатого этажа, а на двери 14-Л красовалась свастика. Кто-то трудился тут весь день. Под дверью своей квартиры я нашел записку с приглашением на собрание в квартиру 14-В в половине восьмого. Многих я не знал, но парень из 14-В представил меня и открыл собрание. - Всем понятно, что у нас большая неприятность. Видели, как размалеваны стены? - Ничего подобного прежде не было, - сказала крошечная старушка, сидевшая рядом со мной. - Послушайте, я обращаюсь ко всем присутствующим. Вы слышали, что этот бешеный из 14-А сделал со мной? Спустил штаны и показал мне зад. Прямо в парадном! Думал, это очень забавно. - Кто-то должен поставить его на место, - сказал парень из 14-В. - Каким образом? - спросила старушка. - Вы думаете, я не обращалась к управляющему? Знаете, что он сказал? Потребуется несколько месяцев, чтобы выкинуть его из квартиры. А, может, и больше. - Моя с-с-пальня р-рядом с его г-г-гостиной, - сказал другой сосед. - Я н-не м-могу жд-дать несколько месяцев. - И мы сможем избавиться от него, только если сумеем доказать, что он нарушает общественный порядок. - Может, стоит собрать подписи? - Или записать его на пленку, - предложил 14-В. - У меня есть хороший магнитофон. Можно поставить его под дверь и записать крики. - Из моей ква-ква-квартиры запись получится лучше. - Даже если у нас будет пленка с записью, и если он не наймет адвоката, все равно потребуется полгода в самом лучшем случае. - Признаться, я его побаиваюсь. Представляете, что будет, если он узнает, что мы начали кампанию по его выселению? - сказал 14-В. Качество обслуживания в здании начало ухудшаться. В лифте время от времени появлялся мусор. Жильцы четырнадцатого этажа стали постоянными слушателями ночных "серенад". На пятую ночь вдруг наступила тишина. Не знаю, как другие, но я все равно не мог уснуть: ждал новых каверз. Вскоре о нашей беде узнали и на других этажах. Однажды я вошел в лифт и нажал кнопку 14. Со мной ехал еще один человек. Он спросил: - Так вы - с этого этажа? - Да, - ответил я. - Не понимаю, как вы терпите. Опасная личность. Я даже сказал жене: если увидишь его в лифте, не входи, жди следующего. Правду сказать, я, наверное, поступлю так же. - Ясно. Все только говорят о необходимости решительных мер, а сами... - Вы правы, - согласился он. - Не знаю, какие именно меры, но вы, безусловно, правы. Тем вечером в 14-В состоялось еще одно собрание. Пришли почти все жильцы, человек тридцать. Мы напоминали толпу линчевателей. Женщина с десятого этажа пожаловалась, что 14-А ей угрожал. Когда она выходила из здания, он обозвал ее и пригрозил избить, если она будет застить ему солнечный свет. - Я даже не поняла, что он имел в виду, - прохныкала молодая женщина. - Я отпросился с работы и пошел с ней в полицию, - добавил ее муж. Надеялся, что его арестуют. Полицейский сказал, что мы можем подать жалобу, но держать его в камере больше суток они не имеют права. - Не хотят, - ввернул один из жильцов. - Ну, и чего мы этим добьемся? - продолжал муж. - Того и гляди придется запираться в квартирах и не высовывать носа. - Что это д-даст? Я живу рядом с н-ним. Боюсь, что он ворвется ко мне. - Ничего не понимаю, - сказал я. - Наши квартиры запираются... Молодая женщина снова заплакала, поняв, что нависшая над ней опасность куда серьезнее, чем она думала. Муж обнял ее за плечи. - Замки в этом доме хлипкие, - сказал 14-В. - Толкнул посильнее и открыл. Раньше никогда не требовалось менять замки. Вам трудно представить, но прежде мы жили мирно. - Он помолчал. - Так дальше нельзя. Кто-то должен что-то предпринять. Я смолчал, но его поведение в создавшемся положении начинало действовать мне на нервы. И не только его. Все хороши! "Кто-то должен что-то предпринять". Всегда кто-то и что-то. Долго еще они будут сетовать, ничего не предпринимая? По-видимому, терпение лопнуло, когда кто-то погнался на улице за маленькой девочкой, а она упала и сломала ногу. Почти половина всех обитателей дома собралась в 14-В - не меньше ста человек. Они заполнили всю квартиру, включая кухню и спальню. И все говорили одновременно: - Так больше нельзя жить... - Что делать дальше? - Я врезал новый замок... - Я тоже, но все равно боюсь... - Надо что-то предпринять... Другого выхода нет... - Господа! - гаркнул я. - Прошу внимания. Я нашел решение. Нужны крутые меры, иного выхода я не вижу. Потребовалось несколько минут, чтобы все угомонились. - Я уже несколько лет ношу служебное оружие, - продолжал я, приподнимая полу пиджака и показывая соседям пистолет в наплечной кобуре. Воцарилась мертвая тишина, потом тут и там послышался нервный кашель. Большинство соседей никогда не видело оружия. - Вы работаете ночным сторожем? - спросила сухонькая старушка, будто в сне. - Да, мадам, именно так, - с улыбкой ответил я. Сто человек облегченно вздохнули. Конечно, они не верили, что я сторож, но напряженность была снята. Пришло время начать деловой разговор. - От нашего друга в конце коридора избавиться нетрудно, - я потряс в воздухе пистолетом. - Можно убедить его убраться, или... Я мог не продолжать. Некоторые были потрясены, но большинство уже одобрило мою идею. - Есть одна сложность, - сказал я, и все снова притихли. - Хоть мы и соседи, тем не менее, всякая работа должна быть оплачена. Среди вас наверняка есть врачи, адвокаты, бухгалтеры, продавцы. Все они получают плату за услуги... - Сколько? -- спросил 14-В, прочистив горло. - Десять тысяч долларов. - Десять тысяч? - Я профессионал. Это минимальная расценка за такую работу. Если угодно, - я протянул ему пистолет, - можете сделать это сами. На миг мне показалось, что он возьмет у меня оружие, но сосед после некоторых колебаний отказался. - Вам кажется, что это крупная сумма, - продолжал я. - Поймите меня правильно. Деньги и впрямь большие, но нас здесь сто человек. Выходит по сотне с носа, даже меньше, если и остальные жильцы скинутся. Все вдруг заговорили одновременно. Судя по доводам, выдвигаемым за и против, большинство было на моей стороне. Я подошел к 14-В и похлопал его по плечу. - Обсудите мое предложение и дайте мне знать завтра. И я ушел, зная, что победил. Поздно ночью я позвонил 14-А по телефону, хотя мог без опасений зайти к нему домой. Признаться, мне никогда не доставляло удовольствия встречаться с ним лицом к лицу. На редкость неприятный тип, убежденный, что его габариты и пренебрежение к людям ставили его на ступень выше всех остальных. - Ну, как все прошло? - спросил он. - Нормально. Только совсем не обязательно было ломать девочке ногу. - Я и не ломал. Просто шуганул ее, она и навернулась. - А что бы ты сделал, если бы она не упала? - Хватит хныкать! Ты хотел довести их до исступления? Получил, что требовал? А как я это сделал, тебя не касается. Знаешь ведь, за мной не заржавеет. - Ну, ладно. Они обдумывают мое предложение. Завтра к вечеру наверняка дадут ответ. Послезавтра смотаешься, готовься. Он согласился. Мне не хотелось думать, что будет, если однажды он скажет "нет". На следующий вечер в квартале от дома меня остановил 14-В. - Не ходите домой. - Почему? Что случилось? - спросил я. - Там полно полицейских. 14-А убит. Вас уже ждут. - Но я его не убивал. - Разумеется. Его застрелил я. Но вы в присутствии сотни людей обещали убить его. Ваша участь решена. - Погодите. Я вызвался убить его, но только после получения десяти тысяч долларов. - Ну и что? - спросил он. - На этот раз вы перестарались. Ведь вы не в первый раз прокручиваете такую аферу? - С чего вы взяли? - Помните магнитофон? Записался только голос того парня, но и его достаточно. Да, вот еще что: я стрелял из вашего пистолета. Вам следовало сменить замок, как сделали остальные. Но вы, конечно, ничего не боялись... Вы собирались сломить с нас десять тысяч, потом уехать и провернуть это где-нибудь еще. И так - до бесконечности. Кто-то же должен был принять меры...

Джером Биксби

АНГЕЛЫ В РАКЕТАХ

Перевод с англ. Ю. Беловой

По химическому составу эта планета сильно напоминала Землю, но была гораздо меньше размером. Она вращалась вокруг безымянной звезды класса К Звездного скопления 13. По утрам, наступавшим каждые 16 часов, четко виделся ее единственный материк, напоминающий по форме букву У. Планета располагала зеленой флорой высотой чуть ли не в милю и хищной фауной. Желто-красное небо часто дождило, серые реки плавно несли свои воды в серое море. Атмосфера планеты была пригодна для дыхания, если бы не одна существенная вещь. Из-за нее-то капитан Марчисон Дж. Додж и назвал планету Смертельной.

АHДРЕЙ БИЛЬЖО

Фенечки как сpедство самоpеализации

АHТЕHHЫ. втоpичный пpизнак внутpисалонного богатства - pадиопpиемника, магнитолы, CB-pадиостанции, мобильного, спутникового телефона или даже телевизоpа. В качестве альтеpнативы владения всеми этими вещами аpабская фиpма Fawaz Al Khateeb пpедлагает Imitation Antenna - имитацию антенны.

Кpепится на липучке. Цвет - на выбоp.

ВЕHТИЛЯТОР ВHУТРИСАЛОHHЫЙ. эpзац-кондиционеp советской эпохи, до сих встpечается в магазинах и, следовательно, находит спpос. Одна из последних pазpаботок - вентилятоp "Воpонежец" с pеостатом (позволяет плавно изменять скоpость вpащения шпинделя). Отлично гоняет по салону сигаpетный пепел.