Памяти Б. Г. Штерна

АЛЕКСАНДР КУЧЕРУК

Памяти Б. Г. Штерна

Прощайте, Борис Гедальич!

Полета: это много иль мало?..

Прощайте, хохляцкий гидальго,

Лица не скрывавший забралом.

Прощайте, отец Бел Амора!

Прощайте, творец "Эфиопа"!..

Страна в черной краске позора:

Не Азия... и не Европа...

Прощайте, Борис Гедальич!

Полета - это все-таки много...

Прощайте, хохляцкий гидальго,

Теперь вы уже у Бога.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Второй выпуск альманаха кубофутуристов — участников группы «Гилея». Среди авторов сборника — Бенедикт Лившиц, Велимир Хлебников, Давид и Николай Бурлюки, Владимир Маяковский, Алексей Крученых, Елена Гуро, Екатерина Низен.

Рисунки Владимира Бурлюка, Наталии Гончаровой, Михаила Ларионова, Давида Бурлюка, Елены Гуро.

Тексты представлены в современной орфографии.

http://ruslit.traumlibrary.net

Анна Семеновна Присманова (1892-1960) и Александр Самсонович Гингер (1897-1965) — легендарная пара «Блистательного Монпарнаса», поэты, в своей оригинальности разнящиеся до контраста; оба ставили формальные эксперименты, оба предельно сгущали содержание. «Обликом походили они несколько на химер, но по своему духовному облику существа были серафические, вечно ищущие», — так передала впечатление от этих странных поэтов Зинаида Шаховская. Духовное наследие «серафической пары» нашему читателю предстоит оценить впервые. В настоящее издание вошли все сборники А.С.Присмановой, выходившие в Париже, и итоговая книга стихов А.С.Гингера «Сердце».

В этом мире — чтобы оглядеться;

юности — чтобы в него вглядеться;

зрелости — чтобы его принять.

Новизне не доверяет старость,

застит откровения — усталость;

то немногое, что нам осталось, —

вглядываться в прошлое опять.

Пусть в сиреневых своих надеждах,

в разочарованиях кромешных

вырвется из обольщений прежних,

ибо всё — отмаялось давно;

и в былых нескладицах и бедах,

в капельках, не соскользнувших с веток,

«Поэма событий» русского поэта и прозаика Константина Аристарховича Большакова (1895–1938), книга издана в 1916 году.

http://ruslit.traumlibrary.net

Стихотворный сборник «Сердце в перчатке» (название позаимствовано у французского поэта Ж. Лафорга) русского поэта и прозаика Константина Аристарховича Большакова (1895–1938), издан в 1913 году.

http://ruslit.traumlibrary.net

Саша Второв начал писать стихи в октябре 2007 года. Творчество поэта пришлось на самое, пожалуй, трудное время в истории русской поэзии. Настоящая электронная книга представляет первый стихотворный сборник Саши Второва.

Творчество Александра Кондgратьева (1876-1967) объединено одним главным мотивом - любовью к древности. Входя в мир этой книги, мы попадаем в ирреальное, мифологическое пространство древних богов и демонических существ, тончайшими нитями связанных с жизнью XX века. Озабоченные и обремененные современностью, мы испытываем сладкое чувство соединения с прекрасным, окунаясь в мир человеческой культуры.

Составитель и автор предисловия сборника - Вадим Крейд, профессор славистики Айовского университета США, исследователь русской эмигрантской поэзии. Раздел "Стихи разных лет" составлен из публикаций в интернете и в бумажном издании отсутствует.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В. КУЧЕВА

ПОЛТИННИК

Рассказ

Перевел В. Муравьев

День начался хорошо. Во-первых, Витька получил пятерку по математике и учитель похвалил его, во-вторых, их класс отпустили с последнего урока.

Витька весело бежал домой, в интернат. В одной руке он держал портфель, а другой прикрывал то одно, то другое ухо - день был морозный.

В интернате было тихо, ребята еще не вернулись из школы. Витька сел к столу. Попробовал играть в шашки и в домино, но играть самому с собой неинтересно. Ему стало скучно, к тому же очень захотелось есть.

Андрей Кучик

Кастанеда-Блюз

Нынешнюю эпидемию латиноамериканской музыкальной продукции, охватившую территорию США и Западной Европы, можно сравнить, разве, с эпидемией Итальянской эстрады начала 80-х. Итало-музыкальная болезнь поразила тогда практически половину населения планеты, продолжаясь, однако, недолго. Сейчас ее след остался лишь в сердцах людей, у которых тот примитивно-инфантильный поток итальянского эстрадного мышления накрепко ассоциировался и закрепился в памяти с какими-нибудь прекрасными и запоминающимися событиями в их обычной, неитальянской жизни. Чего ждать от уже весьма затянувшегося мексиканского брачного периода зачарованности разноцветными женскими купальными костюмами, забарабанизированного японскими drum machines и вытянутого загорелыми южноамериканскими пальцами из Sound Bank-ов музыкальных компьютеров Korg или Yamahа, - предсказать весьма несложно.

Андрей Кучик

Миры Сергея Лукьяненко

Лица стерты, краски тусклы,

То ли люди, то ли куклы.

Взгляд похож на взгляд,

А тень на тень...

Так, еще в начале 70-х, о книгах Сергея Лукьяненко довольно точно, используя носовое пение, сказал Андрей Макаревич, предсказав, таким образом, это литературное явление за четверть века вперед, и лишний раз доказав справедливость названия своего проекта "Машина Времени".

Именно эти строчки неотступно сопровождали меня, когда я начинал читать произведения этого популярного ныне в России фантаста. И эта же мелодия упрямо звучала in my mind, когда в который раз приходилось закрывать файл после 60-70 прочитанных страниц очередной повести или романа, так и не отыскав в них ни единого намека на присутствие хоть одного живого человека, растения или существа из другого мира.

Андрей Кучик

На волне Субуксии

Примерно каждый Четвертый житель России, каждый Пятый гражданин страны Израиль, каждый 7-ой читающий молодой человек Канады и, безусловно, каждая Девятая девушка из Австралии - совершенно определенно знают, что, кроме обычных и давно открытых океанов, окружающих континенты, существует еще один, менее известный, но по своим масштабам гораздо более значительный и коварный, чем, например, Тихий и Индийский вместе взятые. Коварность и значительность этого Океана объясняется, прежде всего, тем, что его никаким образом невозможно пересечь. Причем, пересечь его нельзя не только практически, но и теоретически. Тем, кто до сих пор в этом сомневается, приходится ежедневно делать вид, что они этого Океана просто не замечают, или же последний их совершенно не интересует.