Пальто для Валентины

Перед ноябрьскими праздниками, как тому случиться, Петр засобирался в тайгу. Сборы эти, обычно, осуществлялись не за день, не за два, а грезилось Петру таежное житье-уединение от промысла до промысла. Потому загодя, еще зрелым летом, Петр выговаривал у директора совхоза для себя отпуск на эту пору, и припасы закупал в Абане в охотничьем магазине допрежь этих дней.

Проснувшись до свету за окном, Петр радовался выпавшему отпуску и предстоящей охоте. Вчера поздним вечером скотники отделения вернулись с молодняком с летних таежных гуртов, где с самой весны он работал пастухом.

Другие книги автора Валерий Николаевич Шелегов

«…история эта — о людях, для которых работа стала религией. Со всеми вытекающими отсюда последствиями: кодексом порядочности, жестокостью, максимализмом и божьим светом в душе».

Олег Куваев

Мёрзлая пока под глубоким снегом земля в полях. Но потянуло уже влагой верховодки с речки Иланки. В прогретый воздух примешался сладковатый привкус краснотала, горчинка — от забусевших к этому времени ольхи и боярышника, что чертоломом в займище за Иланской согрой. Снега нынче выпали небывалые. Потому и весна не торопится убирать свой снеговой покров с земли. Но терпок, стал воздух от перегорающего на солнце навоза, что намётан соседом под хлев за забором; сосновым дымом от избяных печей, сладок березовый потяг от хозяйских бань.

Занятие литературой дело сложное, не терпящее баловства, никакой самонадеянности, и нет писателю никаких поблажек. Сорвёшь голос — пеняй на себя. Захочешь поберечься и петь вполголоса, вполсилы — дольше проживёшь, но только уж сам для себя и жить, и петь будешь. Однако в литературе жизнь для себя равносильна смерти

На заре «творческой юности» получил в подарок книжку с автографом от Владимира Крупина, уже широко знаемого тогда читающим народом. «Кольцо забот», такое имя у книжки. Жива она у меня и поныне. Но хорошо помню свое удивление двадцатилетней давности. Мне шибко не нравилось, как, ерничая в «Последнем поклоне», «описывает» своего отца Виктор Астафьев. У Крупина отец — распоследний ханыга. Написал ему об этом: разве можно так об отце? И без нас довольно желающих топтать и хаять отцов. Наших отцов. Отец мой, вечно ворочающий тяжелые кули грузчиком, колымивший на разгрузке вагонов, грешный, как и все мужики, тоже частенько попивал (по рассказам матери). Моя детская память почему-то этого не сохранила.

Стар стал Аркадий Данилович Супрунов. Ныне в сентябре ему восемьдесят исполняется, но скор еще на ноги, бегуч по деревне; вечерком к своему дому ползет. Часто не доходит; привалится где-нибудь на солнышке и спит пьяненький. Люди в деревне знают, что я Супруну не родственник; каждую осень приезжаю на пару недель порыбачить на Кану.

Квартирую в его доме. Старуху свою Супрунов похоронил давно. Живет одиноко в пустом от мебели и гулком от высоких потолков доме. Тем не менее, кто-то из соседей да зайдет, сообщит, где на этот раз казак притомился. Приходится идти за ним, валить его себе на плечо, и нести домой, который раз удивляясь легкости его воробьиного веса: росту в нем метр с кепкой.

В молодые годы Фомичевы успели обстроиться и на пенсии жили безбедно. Усадьба у них богатая. Надумай хозяева кинуть Индигирку и уехать на материк, — не скоро и покупатель дома сыщется.

Фомичев двор с улицы не обозреваем, загорожен дровяником и островерхим гаражом из листового железа. В холода там зимует «Москвич», в летние месяцы загаженный куриным пометом.

Сам Фомичев на «Москвиче» не ездит — возраст. Но молодится, еще румяный, с лукавыми глазами и сальными на баб, и золотого нательного крестика на цепочке от людей не скрывает. Медвежеват видом, носит джинсы шестидесятого размера и любит выпить.

Пасти телят Гошке-цыгану обрыдло. Жара стоит, овод ест, что ни день — клин теряется. При луне потом ищет. Стадо в сто голов на двух пастухов рассчитано. Пасет же Гошка-цыган один. Из-за денег. «Цыганом» его за многодетность прозвали. Сейчас он бобыль. Живет на стане с восьмидесятилетним отцом.

Летний гурт молодняка становищем в березовом логу на речке Амонашке. Отсюда до реки Кана рукой подать. Пологий склон лога в березовых лесах, южная крутая сторона лога — в альпийские луга и перелески. Пасет Гошка-цыган телят в основном в логу. Открытые солнцу, без летних дождей луговые травы в порох превратились. Осенью сочная трава только здесь и держится.

Устойчив и ароматен воздух русской жизни в сибирском городке Канске.

Требует на вечернее покаяние голосистый колокол Троицкого собора.

Зимнее солнце в холмах. Церковь розовеет багрянцем. Густеет воздух в степи за городком.

С колокольни — вольный простор.

Золоченые кресты на маковках собора, с прорезью внутри, малиновой медью светятся в закатных лучах солнца.

Солнце медлит за горизонт. Висит малиновым шаром в далеких холмах.

Популярные книги в жанре Современная проза

Дмитрий Сорокин

Как я ехал домой

заметка

Меня часто спрашивают: как написать хороший рассказ? Где я беру сюжеты для своих произведений? Премного благодарен всем авторам таких писем за комплименты.Теперь отвечаю. Сюжеты беру из своих снов, либо из жизни. Иногда выдумываю из головы. Чаще всего - просто соединяю все три этих метода. Мне хватает впечатлений на каждый день. Вот пример одного-единственного вечера.

В пятницу вечером я был неожиданно вызван в отчий дом по целой куче причин... А с недавних пор этот самый "Отчий дом" находится не в самом близком месте - это в Московской области. Не очень много верст, но все равно на электричке ехать... А электрички я давно недолюбливаю. Короче, время полодиннадцатого вечера, я влетаю в готовую уже отойти электричку и прохожу ее изнутри почти насквозь - мне нужен второй вагон. В нем хоть нет такой чудовищной вибрации, как в первом. Жутко холодно - как раз начиналось кратковременное похолодание, а одет я был довольно легко... Сажусь у окна, достаю томик О.Генри, проваливаюсь в дикий запад...

Дмитрий Сорокин

Встреча с читателем

заметка

И еще одна дорожная история. Возвращаюсь как-то домой от родителей, сажусь в маршрутку. Сел, расплатился, достал книгу. Хорошая такая книжка, интересная, хоть и нудная донельзя: Том Клэнси, "Реальная угроза". Напротив сидит тетя лет пятидесяти, тоже читает что-то. На улице пошел дождь, и в микроавтобус влетело нечто. Молодой человек примерно моего роста (2м) и возраста (27-28). Короткие крашеные волосы, в глазах -- лихорадочный блеск. А уж пивом от него разило так, что никакими словами не описать.

Владимир Сорокин

Соревнование

Лохов выключил пилу, поставил ее на свежий пень:

- Они третью делянку валят. Там еще с ними этот... Васька со Знаменской...

- Михалычев? - спросил Будзюк, откинув сапогом толстую сосновую ветку.

- Он самый. А завел их ясно кто - Соломкин. Вчера в конторе мне ребята рассказывали. У них комсомольское собрание было, ну и Соломкин выступал. Мы, говорит, всегда за будзюковской шли, а теперь кровь из носу - будем первыми. Ну и началось. Я щас шел, они там, как стахановцы, - валят, не разгибаясь.

Ступинcкий Владимир

HОЯБРЬСКИЕ ДИАЛОГИ С СОБАКОЙ

Hу, вот и приехали: поздняя осень, И грустные песни, летящие клином, И ветер последние письма уносит. Пейзаж обесвецечен, лишь гроздья калины,

Лишь прикосновенья вчерашних любимых Тайком согревают озябшие руки...

"И наступает осень. И ветер открывает-закрывает со скрипом форточку. И прохожие под зонтами медленно ступают, стараясь не промочить ноги. А ты куришь у окна, глядя на еще не сорвавшиеся с тополей, пожелтевшие, будто фотографии на стенах, листья и ожидаешь... Ожидаешь чего угодно - стука в дверь, случайного телефонного звонка, промокшего конверта в почтовом ящике с неразборчивым обратным адресом и полузабытым почерком. Ты ждешь любого знака извне, но ничего не происходит. Все также неторопливо и скорбно проходят мимо люди, все также ветер хулиганит с полуоторванной форточкой, и в доме накурено, и грязная посуда в мойке... Ты чувствуешь, как где-то внутри тебя начинает шевелиться что-то огромное и безымянное, словно огромный кит начинает всплывать с недоступных твоему разуму глубин, лениво шевеля хвостом, медленно и неотвратимо устремляясь к поверхности. Еще немного, и он разорвет твою оболочку и вырвется наружу. Тебе уже не хватает воздуха, ты почти перестаешь видеть и слышать. И уже не ты, а кто-то очень похожий на тебя, не кричит, орет во всю глотку: "HЕ-Е-Е-Е-ЕТ!" И это безымянное и ужасное все также неторопливо и самодовольно начинает уходить вглубь... Уходить до следующего раза. До следующей осени. До следующей жизни. К тебе постепенно возвращаются краски и звуки, ты успеваешь заметить несколько мокрых птиц, сорвавшихся с ветвей, и понимаешь - это приходила Она, всего на мгновенье, ровно настолько, сколько тебе потребовалось, чтобы прорычать это звериное "нет"..."

Григорий Свирский

На островах имени Джорджа Вашингтона

маленькая повесть

1. ВОЛХВЫ

Письмо от Марьи Ивановны и приглашение профессорствовать на островах имени Джорджа Вашингтона я получил, когда дома не осталось ни цента. Ну просто день в день.

И вот проводины. Батареи пустых бутылок выстроились по периметру гостиной.

-- Вы не бывали на сих островах? Тогда вы не видали чудес! На них великим русским языком считаются польский и идиш. Идиш утвержден ученым советом как сибирский диалект нашего великого и могучего... -- ораторствовал с бокалом в руке мой давний приятель Володичка-каланча, взъерошенный блондин, полиглот, лингвист милостью Божьей, убедивший самого себя в том, что лингвистика -- дело не его ("Меня советская власть загнала в лингвистику"), а его дело -- политология, борьба с русским параличом, как крестил он Октябрьскую революцию.

Александр Терентьев

Литеpатуpное знакомство

Как-то, читая объявы в MO.TALK, я увидел мессагу от одного из постоянных ее обитателей, к котоpому я долгое вpемя не мог опpеделить своего отношения. Он для меня был как бы "не в фокусе": поpой неожиданно веpные остpокpитические его замечания, выдававшие поднабpавшегося жизненного опыта скептика, пеpемежались с востоpженной юношеской углубленностью в абсолютно непонятные мне области - скажем, технические детали пpоизводства и вооpужения самолетов. В мессаге, обpащенной к All'у, автоp под скpомно-кокетливым заголовком "Кому меня, любимого?" сообщал о твоpческой встpече благодаpных и неблагодаpных читателей в одном из книжных клубов Москвы. "А, стало быть, он еще и публикуется?" - подумал я с интеpесом, и, в надежде на то, что смогу, наконец, составить личное впечатление о давнем коллеге по эхе, pешил пойти. Меня подкупило обещание автоpа пpинести гитаpу и спеть песенку пpо некое давно любимое мной существо "Диггеp", упpавляя котоpым, я в незапамятные вpемена пpиобщился к классу компьютеpных игp, позднее названных "стpелялками".

Константин Тетерин

Проза

НАИБОЛЬШИЙ БОЙ ПРОГУЛКА ПО НАБЕРЕЖНОЙ БЕСЕДКА ОТКРЫТИЕ ИГРА ГОЛОС ОХОТНИК ИСКУПЛЕНИЕ КАБИНЕТ ЧЕТЫРЕХ НИТКА ОГОНЬ КОМУ НУЖНО ОТВЕРЖЕНИЕ ГОСПОДА СТИХИ ПОНАРОШКУ ПРЕЛЮДИЯ ПРОЗРЕНИЕ КОГДА ЗАКОНЧИТСЯ ДОЖДЬ БЕГ ШКОЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ ТЕТЯ ВАЛЯ ТРА-ЛЯ-ЛЯ ДА. ЗДРАВСТВУЙТЕ. НЕТ. ДО СВИДАНИЯ.

НАИБОЛЬШИЙ БОЙ

Армии, солдаты, политика, философия, - все это мишура. Ты зачастую не обращаешь на это внимания, более увлеченный своими заботами. Но самый страшный бой происходит внутри тебя. Он происходит ежедневно, ежечасно и ежесекундно. Ты постоянно слышишь два голоса, говорящие разные решения. Одному голосу ты веришь, другого немного стыдишся. Один голос говорит, и его правду ты чувствуешь телом. а праведность второго голоса ты чувствуешь сердцем. Бой идет до тех пор, пока не остается только один голос. Тот, который ты выберешь сам...

Саня Тихий

Тут у нас в Суpгуте все сплошь Пелевиным увлеклись, что ажно стpашно становится. Пpочел я паpу его pассказов "Hику" и "Зигмунда в кафе" и pодилось у меня под впечатлением от пpочитаного сие нетленное "пpоизведение". А, Алекс Гоpобец, (он паpень жутко умный, я не шучу, пpочел, Пелевина больше чем тот написал) Он мне так сказать альтеpнативу составил, но так как автоpские пpава на свой pассказ он пеpедал мне то я бpосаю сpазу две вещи. Это все я бpосаю не для какого-то самоудовлетвоpения, а пpосто так вещи эти несеpьезные и пpосьба не воспpинимать их как попытку наезда на Пелевина. Hо если кто хочет может отписать мылом мне или Алексу (только скажу по секpету он не в куpсе).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

От автора

В 1965 году журнал «Юность» напечатал мою повесть «Ньютоново яблоко» с рисунками Нади Рушевой. Так я познакомился с юной художницей. Подробное изучение ее жизни и творчества легло в основу моей работы. Но книга эта не биография, а роман. Пользуясь правом романиста, я многое додумал, обобщил, в результате возникла необходимость изменить фамилии главных героев, в том числе хотя бы на одну букву. Надя не была исключительным явлением. Просто она, возможно, была первой среди равных…

Книга иллюстрирована рисунками Нади Рушевой, ранее опубликованными в периодических изданиях и каталогах многочисленных выставок.

Наконец-то у Дмитрия Светозарова, русского бизнесмена и путешественника по параллельным мирам, появляется близкий и надежный помощник. Это Александра, его супруга, приобретшая в Академии целителей после процедуры магического оживления новые удивительные таланты. Первое серьезное предприятие, которое им необходимо осуществить, – вызволение из долгого рабства Елены, сестры Дмитрия, похищенной международным преступником неуловимым халифом Рифаилом. Кроме того, долг чести обязывает Дмитрия отыскать коллег, пропавших в королевстве Ягонов. А тут еще не дает покоя таинственный Свинг Реальностей, замок, существующий в подпространстве и, похоже, играющий немалую роль в напастях, сваливающихся на героя.

Десять лет назад Деннис Пайк был грозой Лондона. Он никого не боялся и ни перед чем не останавливался. Теперь он поседел, носит очки, любит хорошее кино и собирается начать новую жизнь в Канаде. Но бывшие дружки Пайка братья Бишопы имеют на него виды: он должен помочь им ограбить бывшего члена их банды, который вложил деньги в компьютерный бизнес и сделал состояние.

Жизнь, от которой пытался бежать Пайк, начинает нагонять его с опасной скоростью и исход этой гонки может оказаться летальным.

Мир сожжен атомным огнем и присыпан радиоактивным пеплом. Мир разрушен до основания, по его руинам бродят чудовища — это и животные-мутанты, и уподобившиеся зверям люди.

И хотя не все утратили человеческий облик, цивилизация, похоже, мертва. Некому сплотить оставшихся, дать им надежду, повести за собой. Или это не так? Может, неспроста в день катастрофы бывший борец по прозвищу Черный Франкенштейн повстречал очень необычную девочку? Полоумная Сестра Жуть нашла в развалинах Нью-Йорка стеклянное кольцо с удивительными свойствами — что, если и это не случайно? А в штате Айдахо, в полой горе, мальчик из общины «выживальщиков» научился убивать — с какой целью?

И вот по изувеченному лику Земли пробирается горстка людей. Что за сила притягивает их? Ради чего они, чудом уцелевшие в Апокалипсисе, должны снова рисковать жизнью?