Ожидание

Наступление началось в феврале. Мы тронулись по сугробам в ватниках, полушубках, валенках, ушанках, по дороге все это сменили на шинели и сапоги и остановились только в конце апреля, когда все вокруг стало зеленеть и старшины поехали получать летнее обмундирование.

Наш отдельный пулеметно-артиллерийский батальон с хода принял участок в 136-й дивизии, очень потрепанной во время этого долгого наступления. Мы тоже были потрепаны и на марше получили пополнение.

Другие книги автора Борис Михайлович Зубавин

Повесть о поединке советского пулеметно-артиллерийского батальона с фашистами на «Матвеевском яйце».

Сборник небольших повестей и рассказов о Великой Отечественной войне. Автор, бывший командир роты отдельного пулеметно-артиллерийского батальона, участник боев минувшей войны, написал свои повести и рассказы на фактическом материале. В них он показывает доблесть и мужество советских пулеметчиков и артиллеристов. В рассказах «Коммунисты, вперед!», «Командир батареи» и других освещена передовая роль коммунистов — опоры командира в выполнении боевых заданий, в обучении и воспитании воинов в условиях войны.

В книгу включены две повести Бориса Зубавина. Первая, «Опаленные зори», посвящена годам войны и построена на биографическом материале, вторая, «Июньским воскресным днем», — результат поездки автора на западную границу — рассказывает о современной жизни пограничной заставы.

Обычно с конца августа, когда в Москву укатят грузовики и фургоны с багажом пионерских лагерей, дачников и детских садов, обычно с этого времени по самое начало другого лета, по суетливо-радостный разгул школьных каникул, в поселке остается чуть ли не вдвое меньше народу и пустуют целые кварталы дач. Они принадлежат не только частным владельцам, но и Дачтресту, который сдает их москвичам на два-три летних месяца.

Есть такие дачи и в квартале, который вот уже двадцать с лишним лет подряд каждый день обходит почтальон Мигунов Андрей Захарович. Его черная кирзовая сумка из-за этих пустующих домов долгое время в году бывает не так-то уж и полна. Однако когда наезжают дачники, сумка чуть не лопается от газет, журналов и прочих корреспонденций, бог весть с какими усилиями засунутых в нее.

Популярные книги в жанре О войне

До прилета санитарного борта несколько часов, а раненых ребят нужно отвлечь от боли и слабости, чтобы они дождались рейса домой. И медсестра Лена берет в руки гитару…

В центре повести образы двух солдат, двух закадычных друзей — Валерия Климова и Геннадия Карпухина. Не просто складываются их первые армейские шаги. Командиры, товарищи помогают им обрести верную дорогу. Друзья становятся умелыми танкистами. Далее их служба протекает за рубежом родной страны, в Северной группе войск. В книге ярко показана большая дружба советских солдат с воинами братского Войска Польского, с трудящимися ПНР.

Книга таллинского литератора Ивана Папуловского состоит из шести документально-художественных повествований, объединенных общей темой Великой Отечественной войны и ее последствий в сердцах и судьбах людей в послевоенное время. Автор рассказывает о судьбах ветеранов войны, о верности фронтовому братству, освященному памятью о павших однополчанах.

…В романе «Кукла и комедиант» В. Лам рисует Латвию военных и первых послевоенных лет. Но это книга не столько о войне, сколько о роли и позиции человека, «посетившего сей мир в его минуты роковые». Человек не должен быть безвольной куклой в руках любой силы, заинтересованной именно в безвольности, пассивности управляемых ею существ, будь эта сила бог, фюрер, демагог или молох взбесившейся цивилизации. Какой ценой дается эта независимая позиция, в какой мере человек сам творец своей судьбы, — вот о чем этот роман…

…В 1968 году выходит повесть «…И все равно — вперед…», суровая, яркая картина — люди военных дней, живущие под угрозой смерти. Гибель ждет их всех, но «настоящие люди идут вперед, пусть и навстречу смерти». С этой книгой писатель печатается уже под своим настоящим именем — Лам…

Предлагаем вашему вниманию авторский сборник латвийского прозаика Висвалда Лама.

Владимир Макарович Шапко родился в 1938 году в алтайском городе Усть-Каменогорске в семье служащих.

Работал каменщиком, грузчиком в речном пароходстве, мотористом, шкипером. После окончания Уфимского музыкального училища стал профессиональным оркестровым музыкантом-кларнетистом.

Сейчас работает настройщиком музыкальных инструментов в Красноярском институте искусств.

Первый рассказ В. Шапко «Река, полная солнца» опубликован в 1981 году еженедельником «Литературная Россия». В 1984 году в 11–12 номерах «УС» вышла его повесть «Подсадная утка».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Открывается секретное училище ФСБ.

Начальник училища полковник Осетров узнает, что среди поступающих ребят может оказаться «засланный казачок» преступной организации.

С помощью своих учеников Осетров раскрывает это запутанное дело. Честь училища спасена!

Вена была промежуточным пунктом, предпоследней остановкой по дороге в Америку. И если для кого-то пребывание в Вене было моментом мучительных раздумий о том, какое принять решение, куда ехать, в какую часть света, то для Довлатова колебаний не было. Он ехал «воссоединяться».

Эти письма личные. В них нет специальных «разговоров о литературе». Но они объясняют состояние человека, попавшего в новые, абсолютно новые условия жизни. В этот момент творческие планы и личные отношения имеют одинаково важное значение. Творческому человеку важно жить с ощущением, что он защищен хотя бы с тыла. (Елена Довлатова)

Тьфу!

О, Господи! С какой любовью, сидя в электричке, я смотрел на ее обнаженные, как надо, — длиннющие ноги, расположенные совсем рядом с моими глазами. (Конечно, ноги похуже, чем у моей жены, но ведь жена у меня взрослая, а эта — напротив — совсем ребенок.)

— Вы вроде ничего, — сказала она мне, — но ваше поколение — хуже нашего. Вот вы читаете журнал "Минус плюс"?

— Так это же ноль! — сказал я.

— Может быть. Так читаете?

Часть 1

В книге использованы выдержки из книги американского иллюзиониста Валентино "Магия иллюзии".

Каждый третий день второго полнолуния весны граф Харвел устраивал бал в своем загородном доме. Загородный дом, которому насчитывалось уже более четырехсот лет, считался одной из достопримечательностей Герона. В вечер празднества гости в роскошных нарядах заполняли пышно убранные большой и малые залы. Это были представители не только Герона, но и других государств.