Оуэну

Стивен КИНГ

ОУЭНУ

И так, мы тащимся в школу.

Зевотою сводит скулы.

Ты спросишь - какие уроки?

Мы - два урода-отрока,

Руки как крюки.

Вот она. Улица Фруктов,

Ты смотришь мимо,

Губы упрямо сжаты...

Деревья стоят желтые,

Листву разносит на мили.

Листва гниет под стеной.

Рюкзак - у тебя за спиной.

У солнца - фруктовая кожица.

Прохожие хмурятся.

Рекомендуем почитать

Джонт-рейсы позволяют мгновенно телепортировать грузы и пассажиров на самые дальние расстояния. Есть только одно условие: живой объект должен находиться в бессознательном либо в крепко спящем состоянии, иначе джонт ему покажется долгим. Слишком долгим, чтобы продолжать жить.

Не очень умная и не очень трезвая идея погнала четверых молодых людей, двух парней и двух девушек, купаться на озеро. Идея, в принципе, не плохая, да время года-то уже поздняя осень. Пустынное побережье, холодная вода и одинокий плот, на котором летом стояла вышка для ныряния. Только приплыв на плот, ребята поняли, что на пустом озере они не одиноки. Нечто непонятное, но очень кровожадное отрезало им путь назад к берегу. Первой жертвой стала девушка…

«Кошмар» — ключевое слово в мире рассказов короля ужасов Стивена Кинга. Смерть вторгается в повседневную жизнь, принимая разные обличья. Смерть — это прекрасная девушка-бродяжка и невинная детская игрушка, смерть — это престарелая бабушка и одевающий город серый туман. Смерть несут с собою блуждающая пуля и мирное озеро, на которое отправляются отдохнуть юные парочки. Смерть — это безумие того, кто медленно подыхает от голода на необитаемом острове, и того, кто постепенно начинает видеть круги Ада за каждодневной реальностью…

Нельзя сказать, что у героя нашей повести все хорошо, но проблем с полицией не было. Не было, пока он не познакомился с Ноной в придорожном кафе. Буквально за пару часов после знакомства они совершили несколько бессмысленных убийств. Непонятно только, почему все свидетели утверждают, что убийца был один?

Два астронавта терпят бедствие на планете, сплошь покрытой песком. Один как-то борется за выживание, другой медленно сходит с ума и начинает верить, что песок живой. Или таким способом разумная пустыня вербует своих рекрутов? Прилетевший корабль и сам едва не остался на этом гигантском пляже.

Невозможно представить свадьбу во времена «сухого закона» без джаза. Одно плохо — замуж выходит сестра местного гангстера Сколли, толстая и некрасивая Мурин. А враги не упустили возможность сыграть на его уязвленном самолюбии и убили в спровоцированной перестрелке.

Тогда банду возглавила Мурин и в короткий срок превратила её в гангстерскую империю. Убийцу брата она отправила на тот свет собственноручно.

Мерзкая игрушечная обезьяна с двумя медными оркестровыми тарелками долгие годы пролежала на чердаке одной семьи, пока дети не нашли её. Сначала им показалось, что механизм обезьяны сломан и она не работает, но потом оказалось, что она сама решает, когда ей бить в тарелки. Ну и пусть бы себе била, да беда в том, что каждый раз после этого кто-то умирал — или из членов семьи, или из их друзей и знакомых. Но любому терпению рано или поздно приходит конец…

По вине Генри Броуера, во времена колониальной Индии, в Бомбее погиб мальчик индус. Отец мальчика наложил проклятие на виновного. Отныне любое живое существо, к которому он прикоснется рукой, обречено на смерть. И Генри, с этим проклятием, возвращается в Нью Йорк.

Он живет, стараясь как можно меньше общаться с людьми, но проклятие неумолимо и оно начинает сбываться.

Другие книги автора Стивен Кинг

…Проходят годы, десятилетия, но потрясающая история писателя Джека Торранса, его сынишки Дэнни, наделенного необычным даром, и поединка с темными силами, обитающими в роскошном отеле «Оверлук», по-прежнему завораживает и держит в неослабевающем напряжении читателей самого разного возраста…

Этот роман безоговорочно признают лучшей книгой Стивена Кинга и миллионы фанатов писателя, и серьезные литературные критики.

…Убийство президента Кеннеди стало самым трагическим событием американской истории ХХ века.

Тайна его до сих пор не раскрыта.

Но что, если случится чудо? Если появится возможность отправиться в прошлое и предотвратить катастрофу?

Это предстоит выяснить обычному учителю из маленького городка Джейку Эппингу, получившему доступ к временному порталу.

Его цель — спасти Кеннеди.

Но какова будет цена спасения?

Дэнни Торранс, сын писателя, уничтоженного темными силами отеля «Оверлук», до сих пор тяготится своим необычайным даром. Ведь способность «сиять» вновь и вновь напоминает ему о трагических событиях, пережитых в детстве и едва не сломавших ему жизнь.

На плаву Дэнни поддерживает лишь работа в хосписе, где его способности помогают облегчить пациентам мучительную боль. Но однажды к Дэну приходит двенадцатилетняя девочка Абра, которая излучает «сияние» невероятной, немыслимой силы. И девочке этой угрожает смертельная опасность – на нее объявлена настоящая охота.

Дэн Торранс – единственный, кто может ее спасти…

В парке маленького городка Флинт-Сити найден труп жестоко убитого одиннадцатилетнего мальчика. Все улики, показания свидетелей указывают на одного человека – Терри Мейтленда. Тренер молодежной бейсбольной команды, преподаватель английского, муж и отец двух дочерей – неужели он был способен на такое?

К тому же у Терри есть неопровержимое алиби: на момент совершения преступления он был в другом городе.

Но как мог один и тот же человек оказаться в двух местах одновременно? Или в городе появилось НЕЧТО, способное принимать обличье любого человека?..

Детектив полиции Флинт-Сити Ральф Андерсон и частный сыщик агентства «Найдем и сохраним» Холли Гибни намерены выяснить правду, чего бы им это ни стоило…

Маленький провинциальный городок в Новой Англии в одночасье становится «мертвым городом». На улицах лежат трупы, над домами бушует смертоносное пламя. И весь этот кошмар огненного Апокалипсиса — дело рук одного человека, девушки Кэрри, жалкой, запуганной дочери чудаковатой вдовы. Долгие годы дремал в Кэрри талант телекинеза, чтобы однажды проснуться.

И тогда в городок пришла смерть…

Столкновение на льду обернулось для Джона Смита сотрясением мозга. С тех пор его неизменно преследуют страшные видения. А еще после катастрофы он приобрел сверхъестественные способности, превосходящие дар любого ясновидящего. Теперь Джон раскрывает самые запутанные преступления. Помогает попавшим в беду людям. И однажды понимает, что он – единственный, кто в силах остановить рвущегося к власти политика, готового ввергнуть в хаос и ужас миллионы людей…

Но чем ему придется за это заплатить?

«Команда скелетов». «Ночная смена». «Все предельно»… сборники рассказов всегда занимали в творчестве Стивена Кинга особое место.

И теперь — «После заката».

Новые рассказы от «короля ужасов»!

«Чертова дюжина» историй, каждая из которых способна напугать даже читателя с самыми крепкими нервами и восхитить даже самого искушенного ценителя «ужастиков».

Тринадцать — хорошее число.

Но легко ли вместе с героями Кинга пережить тринадцать встреч со Злом, Тьмой и Ужасом?

В маленьком провинциальном городке Дерри много лет назад семерым подросткам пришлось столкнуться с кромешным ужасом – живым воплощением ада. Прошли годы… Подростки повзрослели, и ничто, казалось, не предвещало новой беды. Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льется кровь и бесследно исчезают люди. Ибо вернулось порождение ночного кошмара, настолько невероятное, что даже не имеет имени…

Популярные книги в жанре Ужасы

Оба они считали, что занимаются интеллигентным трудом; интеллигентным, пожалуй, громко сказано, но за прилавком им стоять не приходилось, это точно. Встретились они в совершенно прозаической обстановке, в приемной у зубного врача, — оба в темных пальто и костюмах: Гектор Ботрал — под глазами серые круги, словно пятна грязи, — и Стоунворд, измученный своей болезненной восприимчивостью.

На столике в приемной были разложены журналы. Ботрал и Стоунворд одновременно протянули руку за одним и тем же номером. Синхронно повернувшись, поглядели друг другу в глаза, — но лишь на мгновение.

Эта история началась с того, что в квартире Василия Савельевича Лиховского завелся петросян. Причин для появления петросяна в квартире Лиховских вроде и не было. Семья Василия была культурнейшей, читающей и интеллигентной. И потому, когда за плинтусом что-то тоненько и противно заскрипело, никто из домочадцев внимания этому особого не придал.

Явил себя петросян совершенно неожиданно, ловко вскарабкавшись прямо на кухонный стол, в тот момент, когда семья Лиховских в полном составе уселась отобедать в узком кругу наваристым гороховым супом с копчеными ребрышками. Петросян выбежал на центр стола, учтиво расшаркался, растянул до ушей отвратительную улыбку и заговорил.

Рассказ был опубликован в журналах «Шпиль» (Латвия, 2000, № 9) и «Техника-молодежи» (2002, № 9).

«Сеть так поставить, чтобы в нее с того берега ничего не прибило, а то беды не оберешься. Кто знает, что выйдет, если у теней рыбу отнять?»

Герой рассказа получает от английского аристократа странное задание: достать со дна моря волосы...

Наши знания о потустороннем мире настолько скудны, а страхи настолько велики, что мы как Дон Кихоты все боремся с ветрянными мельницами, никак не в состоянии понять, что они ничего не имеют против нас.

Я мало что могу рассказать о себе. Память отказывается служить мне: лишь неясные вспышки проносятся в мозгу, но они почти не оставляют следа, исчезая подобно росчеркам падающих звёзд в ночном небе. Иногда мне удаётся на какое-то время удержать тот или иной образ, я даже могу давать названия явлениям и событиям. Порой, спутанные и бессвязные воспоминания начинают сплетаться в некое подобие стройной картины, но мгновения спустя я уже не решусь утверждать, что эта шарада в чём-то может быть близка истине. Я едва могу припомнить, как оказался в этом странном месте, заполненном необычными звуками и неясными ароматами. Иногда мне кажется, что пребывание здесь связано с созерцанием какого-то зрелища, но что это за видение понять не удаётся, и, быть может, это к лучшему, ибо я опасаюсь, что картина, представшая моему взору, не предназначалась для глаз смертного. Хотя иногда я склонен видеть причину своего нынешнего положения в мрачных томах тайных манускриптов, тех что хранились в моей библиотеке, и что я по много раз перечитывал, запершись в одинокой унылой башне на краю обрыва, омываемого яростными морскими волнами. И я не могу описать обряд, сотворённый в белёсых лучах полной луны, но и он мог привести меня сюда. Или же не было ни обряда, ни книг, ни картины – и всё это – следствие безумия, овладевшего мной и ввергнувшего рассудок в пучины мрака?! Я не знаю ответа.

Ему показалось, что он видел Кэти, ждущую его терпеливо посреди длинных вечерних теней, пока он медленно, прихрамывая шел по дороге.

Его верная Кэти! И под холодным ноябрьским ветром, треплющим ее кудрявые волосы, она всегда будет ждать, глядя тревожно и с надеждой вдаль. Он попытался крикнуть, но ветер отнес его слова в сторону. Кэти зябко поежилась, повернулась и вошла в дом.

Наверное, она не узнала меня, подумал он. Небритый, оборванный, грязный.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Стивен КИНГ

ПАЛЕЦ

В тот момент, когда послышался шорох, Говард Митла сидел один в своей квартире в Куинсе. Говард был обыкновенным бухгалтером, которых в Нью-Йорке множество. Его жена Вайолет Митла была обыкновенной медсестрой, работающей у зубного врача, которых в Нью-Йорке также немало. Дождавшись конца теленовостей, она побежала в магазин на углу за мороженным. После новостей шло "Поле чудес", которое ее не интересовало. Она говорила, что ведущий, Алекс Требек, похож на хитрого евангелиста, но Говард-то знал, в чем дело: в "Поле чудес" она чувствовала себя дурой.

Стивен КИНГ

ПЯТАЯ ЧЕТВЕРТЬ

Я поставил свою тачку недалеко от дома Кинана, за углом.

Пару секунд посидел в темноте, затем выключил двигатель и вышел из машины. Когда я хлопнул дверцей, то у дышал, как, отвалившись, из-под крыльев посыпались на мостовую хлопья ржавчины. Ничего, скоро все будет иначе.

Пистолет был вложен в наплечную кобуру и давил на грудную клетку словно кулак. "Кольт" сорок пятого калибра раньше принадлежал Барни. Я испытывал от этого удовлетворение. На всей безумной затее налет иронии. Может быть, даже справедливости.

Стивен Кинг

Пятая четвертушка

Перевел с английского Виктор Вебер

Я припарковал свою колымагу за углом, посидел в темноте, потом вылез из кабины. Хлопнув дверцей, услышал, как ржавчина с крыльев посыпалась на асфальт. Ничего, думал я, направляясь к дому Кинана, скоро у меня будет нормальный автомобиль.

Револьвер в наплечной кобуре прижимался к моей грудной клетке, словно кулак. Револьвер сорок пятого калибра принадлежал Барни, и меня это радовало. Вроде бы затеянное могло служило торжеству справедливости.

Это был один из тех весенних дней в Лос-Анджелесе, которые настолько идеальны, что вы ожидаете повсеместно увидеть регистрационную марку (r). Выхлопные газы автомобилей на бульваре Сансет отдавали цветами олеандра, а олеандр — выхлопными газами, и небо над головой было чистым и ясным, как совесть убежденного баптиста. Пиория Смит, слепой продавец газет, стоял на своем обычном месте, на углу бульваров Сансет и Лорел, и, если это не означало, что Господь, как всегда, царит на небесах и все в мире в полном порядке, я не знаю, что еще добавить. — И все-таки с того момента, когда я этим утром в непривычное время — в половине восьмого — опустил ноги с постели, все казалось мне каким-то нескладным, недостаточно четким, слегка расплывчатым по краям. И лишь когда я начал бриться — или по крайней мере пытался продемонстрировать своей непокорной щетине лезвие бритвы, чтобы напугать ее и заставить повиноваться, — я понял, в чем дело, хотя бы отчасти. Несмотря на то, что я читал самое малое до двух ночи, я не слышал, чтобы вернулись мои соседи Деммики. Обычно они набирались до бровей и обменивались короткими репликами, составляющими, судя по всему, основу их семейной жизни.