Отступник. Книга вторая

Я решил все проблемы с наследованием и теперь мне нечего опасаться преследований со стороны дяди. Правда же? Ну ведь правда? Вот хочется верить, что хоть что-то может пойти так, как задумано.

Ну что на это сказать. Хотеть не вредно. Вредно не хотеть. Потому что дядюшке не даёт покоя моя скромная персона. Да и для остальных я фигура в которой течёт кровь Рюриковичей, дающая мне право на великокняжеский стол. Вот и наблюдают за моими потугами, запасшись попкорном.

Словом, всё как всегда. Хочешь мира, готовься к войне. Хочешь спокойной жизни, будь для этого достаточно сильным. Да не вопрос!

Отрывок из произведения:

– Итак, вы убили напавшего на вас вольного пилота Рыбакова.

– Да, господин штаб-ротмистр.

– Что дальше?

– Захватил Горина и приказал отвести меня к самолёту. После чего мы взлетели и взяли курс на Владимир. В полёте я вынужден был убить и его.

– Почему? Разве он представлял для вас угрозу?

– Да, представлял. Выбор был невелик, либо он, либо я.

Говоря это, я держал в голове то, что он мог меня выдать, а там до меня доберутся убийцы. А не то, что мне нужны были документы, и жалеть этого душегуба я не собирался. Но говорить об этом я, ясное дело, не стал, я ведь не судья, чтобы выносить приговор, и не палач, дабы его исполнять. Да и нет в Русском царстве смертной казни. Каторга имеется, а вот казней нет.

Другие книги автора Константин Георгиевич Калбазов

Смертельный вирус победно шествует по планете. Гибель несут не только мутанты. Целые колонии вымирают из-за банальных крыс, мышей и тараканов, переносящих заразу в убежища. Создатели этой заразы, как и средство спасения, пали под натиском всесокрушающей стихии. Род человеческий уже не заглядывает в бездну, он готов туда сорваться.

Но есть еще надежда. Он не знает, что в его крови вакцина. Он охотник на мутантов. Простой рядовой на передовой в войне за выживание людей. Он каждый день рискует своей жизнью и даже не подозревает, что из охотника сам превратился в желанный трофей. Что по его следу уже идут те, кто думает о личной выгоде даже на руинах умирающего мира.

Каменный век и немного прогрессорства.

Что делать, если ты неизлечимо болен? Смириться? Пытаться перебороть недуг? А может наплевав на все сделать все возможное чтобы позаботиться о своих близких? Каждый выберет свой путь, в зависимости от своих воззрений. А вот если на пути такого человека появится тот, кто предложит выход, но при этом потребует изменить свою привычную жизнь или даже отправиться к звездам, причем не в фигуральном, а прямом смысле, тут уж пожалуй за этот шанс ухватится большинство людей. И Сергей вовсе не исключение, потому что несмотря на свою нелюдимость и замкнутость, жизнь он любит.

Здесь многое напоминает Землю, но в то же время есть и масса отличий.

Девственная планета или параллельный мир? Пожалуй, ответа на этот вопрос нашим современникам так и не найти. Но если все-таки постараться выжить, вспомнив все, чему когда-то учили или о чем слышал? Оно вроде и немало получается, так что прожить остаток своих дней, и даже с относительным комфортом, вовсе не непосильная задача. Но главное ли это? Наступает момент, когда ты подобно Цезарю подходишь к неприметной речушке и тебе приходится принять судьбоносное решение. Рубикон. Этот рубеж хотя бы раз в жизни встает перед каждым из нас, и только от тебя зависит – перейти эту незримую черту или отступить.

Хорошая жена, хороший дом… Что еще нужно, чтобы встретить старость? Да в общем-то и ничего. Разве что удержать все то, что досталось кровью и потом. Оно бы забиться в дальний угол да жить себе спокойно, не выпячиваясь. Но… Иезуиты прочно встали на след странного человека, обладающего невероятными познаниями в различных областях. Хм. Еще бы Ивану Карпову, в прошлом Ивану Рогозину, представителю двадцать первого века, не поражать жителей века восемнадцатого. Карл, который Двенадцатый – не смотри, что молод, – затаил обиду нешуточную, спит и видит, как разорить Псковскую землю да наложить руку на вотчину молодого боярина. И что тому остается делать в этой ситуации? А бить первым. Бить нещадно и от всей широкой русской души. Бить так, чтобы впредь неповадно было точить зубы на Псков.

Присвоить деньги, похищенные из банка? Запросто. Вступить в конфликт с преступным миром, умыкнув у него крупную сумму? Легко. Заняться незаконным оборотом оружия? Не вопрос. Заниматься целенаправленными кражами техники? Можно. Похищения людей и убийства? И эти грехи в копилку.

Но зачем все это человеку, искренне считающему себя ментом, и не продажным, а самым настоящим? Просто Ладыгин обнаружил в себе способность открывать портал в девственный параллельный мир и принял решение колонизировать его. Сам. Без помощи государства, олигархов, бандитов и прочих не очень уважаемых им лиц. Правильно его решение или нет, но оно уже принято и воплощается в жизнь. А значит, все вопросы в сторону.

Как известно, человека, пережившего удар молнии, она одаривает, вскрывая доселе скрытые возможности. Нашему современнику повезло пережить удар молнии, и она его таки одарила… Теперь он регенерирует со скоростью ящерицы, обладает абсолютной памятью и может вспомнить все, что только видел или слышал с младенческого возраста, а еще… Его выбросило в неизвестный мир, в котором царит Средневековье, но люди не являются хозяевами этого мира, они здесь только гости. Перед Андреем Новаком встает насущный вопрос: как выжить?

Он просто не мог отказаться от дара своего отца, которого никогда не знал. Он не мог отвергнуть то, что принадлежало ему по праву. Он барон Авене, потомок древнего и славного рода, не просто потомок, а полноправный наследник. Так есть и так будет. И пусть ни ему ни его потомкам никогда не примерить на себя королевскую корону, к чему он и не стремился, но они будут по праву именоваться Авене. Но жизнь может всё перевернуть...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

ИГОРЬ РОСОХОВАТСКИЙ

ЗА ПОРОГОМ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ

Рассказ-шутка

Первое, что Виталий услышал, когда проснулся, - тихое поскрипывание паркета. Затем донеслось позвякивание ложечки в стакане.

"Может быть, кто-то вошел в комнату?"

Виталий приоткрыл глаза. Увидел знакомый стол, а на нем бронзовую статуэтку индийской танцовщицы. Он ясно различал браслеты на ее руках, а ведь они были меньше миллиметра в ширину

"Неужели утро? Проспал?"

Игорь Росоховатский

Знак на скале

Короткий щелчок, блеск лезвия. И опять Семену Карпову повезло - камень в этом месте был не закреплен, а просто положен на углубление в скале и присыпан песком. Осторожно орудуя ножом, молодой археолог расчистил песок, а затем сдвинул камень. В открывшемся тайнике, заросшем по краям серо-зеленым мхом, лежала тонкая полированная плитка из гранита, а на ней высечен лабиринт переплетенных линий. Семен провел по ней пальцами, и линии, казалось, ожили, как натянутые струны. Одна линия была залита синей краской. Там, где она кончалась, виднелся значок - прямоугольник и в нем стрелка.

Игорь РОСОХОВАТСКИЙ

ЗВЕЗДЫ НА КАРТЕ

Он снова видел: темно- зеленая мгла... Дно моря... Обросшая, ракушками скала - остатки погибшего корабля. Около нее, медленно переставляя ноги, бродят квадратные фигуры его товарищей водолазов.

Скрещиваются лучи прожекторов. Яркое пятно останавливается на одном из водолазов. Он держит в руке поводок, а на нем - маленькая обезьянка. Она строит забавные рожи. Это кажется невероятным. И все же, вопреки законам природы, обезьянка живет. В глубине, где давление воды достигает сотни тонн, где даже в глубоководном скафандре не разрешается быть больше двадцати минут, гримасничает обезьянка...

X. А. де Россо

ПАЛАЧ

Перевод М. Ларюнина

Сегодня был только один. Обычно случалось по нескольку, а однажды, когда казни только начинались, было двадцать три. Когда он упомянул это число в разговоре с Томазино, то вождь рассмеялся и сказал, что оно самое подходящее с тех пор, как Движение было названо именем 23 апреля, днем начала революции. Но теперь количество заключенных сократилось. Как-то раз около недели назад привели семерых - самое большее за две недели. Сегодня же был лишь один.

Лилиана Розанова

К вопросу о трансплантации сердца

Двое полюбили друг друга.

Сначала им нравилось встречаться у конечных станций метро, где местами сохранились еще естественные деревья с табличками на замшелых стволах: "Памятник природы, охраняется государством", и бродить по разноцветным дорожкам. Потом они стали брать напрокат прогулочный вертолет и по выходным отправлялись до Кольцевого канала и обратно. Наконец наступил день, вернее, вечер, когда они не расстались до утра. Утром он проснулся первым, раздвинул шторы, посмотрел на нее, маленькую, и ему впервые в жизни стало страшно - от мысли, что они могли разминуться.

Рубан Александр

Под небесами

Мироздание по мне

1.

Влюблённый Демиург творит миры. Из ничего, из-под ладони голой возник хаос тончайшего помола, и замысел, весёлый до крамолы, уже диктует правила игры.,

ОН кружит

раз-два-три

в беспечном вальсе, швыряет звёзды в пажити небес. Покалывая лучиками пальцы, они спирально сыплются окрест.

ОН отбежал - полюбоваться с краю, не утерпел, склонился над одной и рядом стал лепить подобье раю...

Александр Рубан

Русский Марс

Фантастическая повесть

Мир в своей законченности мне кажется недостаточным для той бесконечности, которую я чувствую внутри себя.

Альбер Жакар

Там русский дух... там Русью пахнет!

А.С.Пушкин

...куда ж несешься ты?..

Н.В.Гоголь

ОТ АВТОРА

(Предисловие)

Считаю своим долгом ещё раз предупредить тех читателей, которые, быть может, не обратили внимания на жанровый подзаголовок: это - фантастическая повесть.

Виталий Ручинский

Не ищите кролика Кузю

- На этом, уважаемые дамы и господа, разрешите закончить. Благодарю за внимание!

Пухлые босоногие женщины в развевающихся одеждах - то ли музы, то ли нимфы - внезапно отделились от небесно-голубого плафона и закружились надо мной в стремительной пляске. Шквал аплодисментов разнес в клочья напряженную тишину зала. Защелкали вспышки блицев. Репортеры ринулись на сцену. "Мистер Кукушкин! Мистер Кукушкин!" - надрывались они, почему-то с ударением на последнем слоге, и выбрасывали змеиные головки микрофонов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга доступна эксклюзивно в ЛитРес: Абонементе. Выберите тариф, чтобы получить доступ к книге.

Люди называют его Гроулом при встрече, а за спиной – Бастардом, но никто не знает его настоящего имени. Он нежеланный внебрачный сын, которому всегда приходится довольствоваться объедками других.

Дон Каморры Фальконе держит его при себе как цепного пса, как монстра, выполняющего любую грязную работу. А сам Гроул всегда чувствует себя изгоем, люди смотрят на него так, словно боятся запачкаться.

И вот ему отдают девушку, которая всего несколько дней назад была для него не досягаема.

Кара – самый ценный подарок, который он когда-либо получал. Но подарок сделан не за верную службу, а чтобы наказать отца Кары, ведь Фальконе уверен: Гроул сломает ее. Это участь хуже смерти, способ отомстить ее отцу, предавшему своего Дона.

Кара хорошая девочка из высшего общества, которая должна была удачно выйти замуж. Но теперь она находится во власти монстра, отверженного людьми и не знающего пощады.

У литературы есть один закон:

Надо увлечься самому и тогда ты увлечешь других. Если что-то очень хочется написать – надо взять и написать, и тогда и сам успокоишься, и материал будет хороший.

Я до конца сам не понимаю, откуда взялись «Университетские будни». Когда-то я работал в университете на кафедре истории русской литературы лаборантом и писал краткие истории, частью злые, частью маразматические, частью абсурдные в духе Хармса.

Со временем переработал их и возникли «Университетские истории» – первая часть «Университетских будней».

Потом на ЛитРес вышли «Университетские истории» и надо бы остановиться, но материал горячий, интересный и истории все пишутся и пишутся. И еще я заметил, что сейчас в литературе самое важное ритм. Человек вечно читает на бегу и думает на бегу. И поэтому здорово, что истории тоже пишутся на бегу и возникают яркими вспышками.

Во все времена художники занимали особое место в культурной жизни общества, даже когда сами не знали об этом. Из этой книги вы узнаете, какими извилистыми путями художники прошлого приходили к успеху, как любили и творили, плели интриги и проявляли благородство, как их наследие забывалось и восставало из небытия человеческой памяти. Мария Санти прослеживает удивительные повороты судеб художников и их произведений от древнейших времен до наших дней и приоткрывает завесу тайны над божественной и профанной сутью искусства.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Война построила Кисианскую империю. Война ее и разрушит.

Спустя 17 лет после восстания Кисианскую империю объединяет лишь твердая рука Бога-Императора. Но измена разрывает шаткий союз с Чилтеем, и все, что было выиграно, рушится.

Принцесса Мико мечтает заявить права на трон, но путь к власти может навсегда разделить ее семью.

В Чилтее Кассандру Мариус преследуют голоса мертвых. Отчаяние толкает ее на сделку, что обещает лекарство.

На границе между народами капитан Рах э’Торин и его воины-изгнанники вынуждены сражаться в чужой войне.

Когда империя умирает, восстают три воина. Им придется оседлать бурю или утонуть в пролитой крови.