Отставший

Повести известного советского писателя Владимира Маканина («Голоса», «Отдушина», «Отставший») представляют собой художественный сплав авторских размышлений, картин современной жизни и новелл. Большое место в них занимает Урал — его прошлое и настоящее.

Отрывок из произведения:

Сон мучит старика — моего отца (мама умерла, отец одинок, и когда я приезжаю его проведать, он с подробностями рассказывает мне мучающий его сон. Если я не приезжаю, он звонит и рассказывает мне сон по телефону. То жалобно, то гневно).

Помочь ему в его снах я не могу — это ясно. Но ведь могу слушать.

Отец рассказывает, как он выбегает за ворота, натягивая на голову шапку, хотя сам он еще в нижней рубахе (и даже в брюки нижнюю рубаху не заправил), ремень еще не затянут, болтается туда-сюда на бегу. И, конечно, отец, едва только выбежал, уже знает, что улица пуста и что он отстал от своих. «Выбегая, я уже точно про все знал». «Почувствовал?» Да, да, он наперед почувствовал, знал: грузовая машина (гремящая бортами полуторка тех лет) уже уехала. Он один...

Другие книги автора Владимир Семенович Маканин

Солдаты, скорее всего, не знали про то, что красота спасет мир, но что такое красота, оба они, в общем, знали. Среди гор они чувствовали красоту (красоту местности) слишком хорошо — она пугала. Из горной теснины выпрыгнул вдруг ручей. Еще более насторожила обоих открытая поляна, окрашенная солнцем до ослепляющей желтизны. Рубахин шел первым, более опытный.

Куда вдруг делись горы? Залитое солнцем пространство напомнило Рубахину о счастливом детстве (которого не было). Особняком стояли над травой гордые южные деревья (он не знал их названий). Но более всего волновала равнинную душу эта высокая трава, дышавшая под несильным ветром.

Книга мастера российской прозы, лауреата «Большой книги – 2008» Владимира Маканина состоит из четырех повестей – «Где сходилось небо с холмами», «Отдушина», «Лаз» и «Голоса».

История жизни талантливого провинциального композитора, тоскующего по гармонии народных песен и плачу ребенка (лучший миг зарождающейся музыки); рассказ о трагической любви поэтессы и женатого мужчины; кафкианская утопия о мире и, наконец, похожая на манифест исповедь писателя.

Писатель изучает философские категории «подлинность – лживость», рассказывая о судьбах наших современников. А созданные на правдивых контрастах, их портреты были и остаются фирменным знаком мастера.

Проза Маканина – чуткий барометр времени. Именно по ней мы меряем величие эпохи и ничтожность наших представлений о ней.

«Антиутопия» – уникальная авторская антология, собранная Владимиром Маканиным из собственных текстов, созданных в разные периоды творчества и объединенных темой судьбы человека во враждебном ему тоталитарном обществе.

В рассказах и повестях антологии Маканин предстает условным реалистом – на манер Виктора Пелевина, заглядывающим за край действительности – как древний путешественник за край карты в поисках новых земель. Не фантастика, но и не правда жизни. Как будто открыли форточку в темную ночь и пугающий холод потустороннего проник под кожу.

Имена Замятина и Платонова, Оруэлла, Хаксли и Балларда возникают в памяти сразу при чтении «Антиутопии». И, несомненно, имена Петрушевской, Толстой и Кабакова – когда речь заходит о современниках Маканина.

Эта необычная жанровая книга – не характерная для Маканина – открывает новую грань таланта известного писателя.

Повесть о талантливом самородке, народном врачевателе, о его жизни и смерти, его родных и знакомых, друзьях и недругах, о том, что истинный талант, большой и малый, может проявиться лишь на пути служения людям.

Все написанное Маканиным всегда вызывает споры. И роман «Один и одна» спровоцировал дискуссию в печати. Маканин покусился на один из главных интеллигентских мифов — миф о шестидесятниках. У героев романа — типичная для того поколения биография: университет, бурные споры о «главном», походы и песни у костра, театр «Современник» и стихи Евтушенко, распределение в провинцию, возвращение в столицу. Но герой и героиня так и не смогли соединить свои судьбы, остались «один и одна». Постаревшие и потускневшие, они все так же преданы «своему времени» и его романтическим идеалам, не замечая, что результат их жизни — сокрушителен.

В в повести «Сюр в Пролетарском районе» Владимир Маканин развивает свою любимую тему: частная жизнь человека, пытающегося не потерять себя в резко меняющемся мире.

Жесткое, выразительное письмо сочетается с изысканным психологизмом и философской глубиной.

В новый сборник признанного мастера русской прозы Владимира Маканина «На первом дыхании» вошли рассказы и повести: «На первом дыхании», «Повесть о старом поселке», «Валечка Чекина», «Старые книги», «Погоня».

Два центральных героя этих повестей и рассказов — Ключарев и Светик — очень разные. Он — инженер в НИИ, она — фарцовщик и спекулянт. Но сама жизнь крутит и вертит обоих в водовороте встреч и расставаний, заставляет каждый день отвечать на вопрос: «А зачем я, собственно, живу?», и мириться с собственной нищетой — материальной и духовной. Владимир Маканин умеет так рассказать о повседневности, что она расцвечивается всеми цветами переживаний: от сумрачных до самых ярких.

Отдельное удовольствие получат те читатели, которые помнят, с каким трудом в советское время доставались мировые бестселлеры вроде «Анжелики», сапоги, капроновые колготы и торт «Прага»: Маканин описывает ушедшую эпоху во всей полноте и точности, как будто ты путешествуешь на машине времени и видишь все своими глазами!

Классик современной русской литературы Владимир Маканин «закрывает» чеченский вопрос своим новым романом «Асан». Массовые штампы, картонные супергерои, любые спекуляции по поводу чеченских войн уходят в прошлое. После «Асана» остается только правда. Каждому времени — своей герой. Асан — мифический полководец, покоривший народы, — бессилен на современном геополитическом базаре мелких выгод.).

Популярные книги в жанре Современная проза

Все смотрели замечательный фильм «Бриллиантовая рука», где клёв рыбы обеспечивал специальный человек, находящийся под водой, так вот попали и мы с Иванычем на такую рыбалку.

Наш знакомый, просто хороший парень Эдик, обратился ко мне с просьбой, помочь с безупречным клёвом рыбы в реке Ока, на его дне рождения. Он просто хотел порадовать своих гостей потрясающей рыбной ловлей. Ну и среди гостей должен был быть какой-то дядя, чьих инвестиций Эдик и добивался, затевая такую авантюру.

Все доводы, что река не море, ничего не видно в мутной воде, рыбы нет, что это плохая затея – Эдик сразу отмёл и обещал все наши труды щедро компенсировать в денежном эквиваленте, и мы с Иванычем согласились на такую работу, с оговоркой: Мы не за что не отвечаем!

Не готовились мы к этой рыбалке, и уже стали забывать о разговоре с Эдиком, как вдруг он объявился, мечущийся в страшной суете и подготовке. Отступать было поздно. Не по-мужски.

Место для рыбной ловли было выбрано под высоким обрывом, на крохотной площадке густо заросшей ивняком. Река в этом месте не быстрая. Сразу у берега по пояс, потом пологий спуск, даже в пятнадцати метрах от берега взрослому человеку по грудь. Дальше резкий свал, уходящий в тёмные глубины реки…

Труженики леса, их жизнь и быт в марийской глубинке – Карасьярах Юринского района.

Автор повествует о тех, на кого возложена обязанность не «кромсать» лес, а бережно относиться к вырубкам и восполнять лесные угодья. Защищать лес от браконьеров и стихийных бедствий.

Книга актуальна не только для Марийской республики, но и с интересом будет воспринята широким кругом общественности регионов России, переживших знойное лето 2010 года.

Новую книгу автора надо читать внимательно и вдумчиво, и перед вами откроются тайные дверцы великой природы. Повесть отличается разнообразием стилей великого русского языка, художественной точностью образов литературных героев. Книга так нужна в наше время для воспитания человеческой души, особенно юной. В великой русской литературе есть целый пласт классики, который связан с природой и отношением к ней человека. Глубокий след в нем оставили С. Т. Аксаков, М. М. Пришвин. К ряду продолжателей этой традиции со всей серьезностью можно причислить «лесного» писателя Леонида Васильева.

Иногда, привычный мир становится слишком обыденным. День за днём проходят как один, а редкие, но яркие моменты приковывают к себе всё внимание обывателя, оставляя вне поля зрения очень важные события. Фёдор – как раз тот самый обыватель. И за его спиной происходят просто шокирующие вещи, да и судьба к нему не столь благосклонна, как хотелось бы. Иногда она просто откровенно смеётся в лицо. Но потомственный ведьмак не отчаивается… Ab exterioribus ad interiora (от внешнего к внутреннему)

Как избежать проблемы «Отцов и детей»? В этой истории каждый увидит себя: и на месте родителя, и на месте ребенка. Эта история открывает двери в прекрасный мир детства, полный добра и чистоты, который мы иногда не пускаем в свой, уже такой взрослый… А зря! Ведь именно из-за этого и возникают сейчас проблемы. Эта книга станет напоминанием нам о нашем детстве, рассказав историю о судьбах трёх девочек, которые жили в 70-ые годы прошлого столетия.

Калькуляторы прочно вошли в наш быт. Мы всё чаще пользуемся ими, распределяя домашний бюджет, составляя распорядок дня и во многих подобных случаях. Не за горами время, когда мы, отбросив вековые русские традиции, начнём прибегать к ним на рынках и в ресторанах – и благодаря этому узнаем много нового о себе и окружающем нас мире.

А если пойти ещё дальше и проанализировать с помощью калькулятора, казалось бы, давно известные всем ситуации, то они подчас начинают выглядеть в настолько новом свете и приобретают настолько новый смысл, что это просто поражает.

Результатами некоторых подобных вычислений и делится автор на страницах этой книги.

«Вот ты говоришь – Все Люди – это только маленькие – Фрагменты Части одного огромного – Неразличенного никем Волка – Все Люди – это только Красные Слезы на Красной Площади Египта – А я думаю – что если посмотреть на Каменные Пирамиды – Мраморные Надгробия и Гранитные Саркофаги – Можно поверить – что Правители и их Слуги – по-разному одинаково – хотели быть каменными – ибо так наивно они все стремились к Вечности – Правители – чтобы стать Мрамором и Гранитом – их Слуги – чтобы хотя бы прикоснуться Руками и Губами к Мраморным Разноцветным Монолитам – а затем почувствовать Истинный Холод Величия Явной и Сокральной Власти – Камень – вот к чему неосознанно и безнадежно стремиться все Живое на Свете – Камень – это Независимость – это Отстранение – но прежде всего Камень – это истинное Безразличие к любому Движению – и только для того – чтобы присвоить себе еще одно Движение на Пути к Невозможному…»

В хорошем произведении персонажи изображены настолько точно, что кажутся реальными людьми. Они по воле автора сталкиваются с трудностями, встают перед моральным выбором, рискуют здоровьем и даже жизнью.

Что, если бы литературные герои прошлого и настоящего, потерпевшие трагическую неудачу, обратились вовремя к психотерапевту? Уберегла бы родителей царя Эдипа от катастрофы консультация по вопросам воспитания детей? Развернулась бы иначе история Ромео и Джульетты, если бы они были старше? Может, Дракулу не понимали окружающие, а Волан-де-Морта недолюбили в детстве? Означают ли эротические фантазии Кристиана Грея из «Пятидесяти оттенков серого» нехватку в нем мужественности?

Авторы книги, литературовед и психиатр, подвергли некоторых известных персонажей художественной литературы психологическому анализу, чтобы понять, чем объясняются их неудачи, какие причуды и проблемы универсальны для всех, а какие – обусловлены эпохой.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Каким-то чудом она поднялась и выбралась на берег прежде, чем мокрая одежда снова потянула ее вниз. Она упала на покрытый коркой льда песок. В ушах гудело. Сквозь туман перед глазами она взглянула на лес и вдруг увидела его — его лицо… Чье лицо?..»

Нэнси Хармон, обвиненную в убийстве собственных детей, отпускают на свободу, поскольку главный свидетель исчез, а ее муж покончил с собой. Уехав из Калифорнии на Кейп-Код, Нэнси снова выходит замуж. У нее снова двое детей, и боль потери начинает утихать. Но однажды утром дети исчезают. И кошмар возвращается.

Интригующий остросюжетный роман Мэри Хиггинс Кларк «Дети не вернутся» — первая книга признанного мастера, принесшая ей мировую славу.

«Тело было распростерто на кровати лицом вверх: остановившиеся глаза, перекошенные губы, выражение мучительного протеста. Все, как и должно быть. Большинство самоубийц передумывают, когда ничего изменить уже нельзя… Не упустил ли он чего-нибудь? Нет. Ее сумочка с ключами на кресле, остатки цианида в стакане. Оставить ее в пальто или раздеть? Пусть будет в пальто. Чем меньше ее трогать, тем лучше».

Помощник окружного прокурора Кэти Демайо попадает в аварию и оказывается в клинике, где случайно становится свидетельницей убийства, которое считает просто ночным кошмаром. Но для убийцы она представляет угрозу, и теперь жизнь Кэти в опасности, ведь нет ничего страшнее, чем гениальный врач, ступивший на путь зла.

Перед вами захватывающий роман признанной королевы детективного жанра Мэри Хиггинс Кларк «И колыбель упадет» — страшное путешествие в тайники души озлобленного гения.

…Запах усилился, когда я пересекла комнату и пошла по коридору мимо еще одной ванной. Повернув за угол, я споткнулась о чью-то ногу.

Джорджет лежала на полу; ее глаза были открыты, на лбу запеклась кровь. Рядом стояла банка со скипидаром, содержимое которой сочилось на ковер. Женщина все еще держала тряпку в руке. Пистолет, из которого ее застрелили, лежал прямо в центре красного пятна на полу…

Новейший криминальный триллер королевы американского детектива Мэри Хиггинс Кларк «Нет места лучше дома» — впервые на русском языке.

…И тут он увидел Сьюзан, которая лежала почти у его ног. Это была она и не она. Обезображенное лицо с выпученными покрасневшими глазами, разинутым ртом, вывалившимся языком, — совсем не та изысканная красавица, которую создал он. Даже тело ее выглядело неуклюжим. Какая нелепая поза: левая нога подвернута под правую, каблук левой туфли упирается в правую щиколотку. И нежные бутоны красных роз рассыпаны по всему телу…

Помощник прокурора Кэрри Макграт, заинтересовавшись убийством десятилетней давности, не подозревала, что ввязалась в смертельную игру. Кто-то не хочет, чтобы правда вышла наружу.