Отравленный пояс

Я чувствую потребность немедленно описать эти поразительные происшествия, покуда их подробности еще свежи в моей памяти и не стерты потоком времени.

Когда я несколько лет тому назад описывал на столбцах «Дейли-газетт» сенсационное путешествие, которое занесло меня в сказочную местность Южной Америки, в обществе профессора Челленджера, профессора Саммерли и лорда Джона Рокстона, то мне, конечно, и не снилось, что я буду когда-нибудь в состоянии рассказать гораздо более изумительное приключение, затмевающее собою все, что доныне происходило в человеческой истории. Происшествие это само по себе необычайно; но то, что мы четверо ко времени этого эпизода оказались вместе и могли пережить его в качестве наблюдателей, произошло весьма просто и логично. Я прежде всего постараюсь изложить, по возможности ясно и сжато, все предшествующие обстоятельства, хотя прекрасно знаю, что читателю было бы приятнее всего услышать от меня самый подробный отчет. Интерес общества к этому событию, как известно, все еще не остыл.

Рекомендуем почитать

Классический научно-фантастический роман о затерянном мире! Гениальный, но эксцентричный британский ученый, профессор Челленджер заявил, что во время путешествия по Южной Америке обнаружил территорию, где до сих пор сохранились вымершие животные. В сопровождении лорда Рокстона, коллеги Саммерли и репортера "Дейли-газетт" Мелоуна профессор Челленджер отправляется в экспедицию, где ему и его товарищам придется столкнуться с кошмарными тварями, порожденными эволюцией... Роман был неоднократно экранизирован.

Корреспондент Мелоун и профессор Челленджер отправляются с визитом к некоему изобретателю по имени Теодор Немор, по слухам, создавшему аппарат, способный дезинтегрировать любые вещи и даже живые организмы. Правда ли это? И если правда, то как следует с этой машиной поступить?

Я довольно смутно вспоминаю, что мой друг Эдуард Мелоун, сотрудник «Газетт», говорил мне что-то о профессоре Челленджере, с которым он пережил замечательные приключения. Однако я настолько занят своими профессиональными делами, и моя фирма была настолько завалена заказами, что я очень мало следил за всем, что творится на свете, за всем, выходящим за пределы узкопрофессиональных интересов. Единственно, что удержалось у меня в памяти, это что Челленджер представлялся мне каким-то диким гением, обладающим жестоким, нестерпимым характером.

«Страна туманов» — поражающий воображение роман великого Артура Конан-Дойля! Главные герои книги — журналист Мелоун и Энди, дочь профессора Челленджера, — становятся свидетелями загадочных событий. Молодые люди, вопреки своему желанию, вынуждены прикоснуться к тайне загробной жизни. Они решают сообщить всему миру о случившихся с ними сверхъестественных происшествиях! Но неожиданное препятствие в лице профессора Челленджера, бескомпромиссного адепта науки, рушит их планы… Сэр Артур Конан-Дойль стал первым писателем, кто, показав читателю затерянный мир, не побоялся шагнуть дальше — в мир потусторонний!

Прославившийся своими рассказами о Шерлоке Холмсе английский писатель Артур Конан-Дойл написал, как известно, и несколько научно- фантастических произведений, объединенных одними и теми же главными действующими лицами — профессором Челленджером и журналистом Мэллоном

Публикуемый в этом номере рассказ «Машина Эрика Свенсона» до сих пор не был известен советским читателям.

Профессор Чэлленджер был скверно настроен. Стоя у дверей его кабинета, я выслушал следующий монолог. Голос профессора гудел и разносился по всему дому:

— Да, нечего сказать, второй ошибочный звонок. Второй за сегодняшнее утро! Вы воображаете, по-видимому, что человека науки полагается отвлекать от важной работы постоянным вмешательством какого-то идиота, сидящего на конце телефонного провода? Я не потерплю этого! Тотчас же пошлите за управляющим! Ну, почему вы как следует не управляете?

В дополнение к статье[1] П. Амнуэля о путях, которыми шли писатели-фантасты к научным открытиям, предлагаем вниманию читателей рассказ классика английской литературы (на русском языке в полном виде публикуется впервые). Авторская идея намного опередила время. И по сей день ни одному учёному не удалось (к счастью) воплотить её в жизнь.

М. УРНОВ

КОНАН ДОЙЛ, ШЕРЛОК ХОЛМС И ПРОФЕССОР ЧЕЛЛЕНДЖЕР

Послесловие

(к сборнику А. К. Дойла "Затерянный мир")

Конан Дойл созрел как писатель в пору, когда в Англии развивалось литературное течение, называемое неоромантизмом, то есть романтизмом новым в отличие от романтизма первых десятилетий века, а также в противоположность натурализму и символизму - двум другим течениям, сформировавшимся в последней трети XIX столетия. Р. Л. Стивенсон с его "Островом сокровищ" (1883) - первый и образцовый представитель неоромантизма, его теоретик и вдохновитель. Неоромантиком был Джозеф Конрад и, кроме того, ряд менее значительных писателей, из которых в свое время особенным успехом пользовался Райдер Хаггард, автор романов "Дочь Монтесумы", "Копи царя Соломона" и др.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Пётр Драверт

"Повесть о мамонте и ледниковом человеке".

Совершенно фантастическая история.

Часть 1.

На крайнем севере.

Глава 1.

Летом 19... года ламут Джергили, расставляя капканы на песцов по берегу речки Абагы-юрях, впадающей в Ледовитый океан, наткнулся на труп мамонта. От своих сородичей он слышал, что за это может быть награда большой серебряный рубль на красной ленте, - и потому, вернувшись домой, сообщил о находке Усть-Ямскому уряднику. Урядник доложил заседателю. Заседатель отправил рапорт Верхоямскому капитан-исправнику, а капитан-исправник послал донесение Начальнику Ленской области. А так как места от обнаружения мамонта до резиденции высшего начальства было около 3000 верст расстояния, то извещение пришло в областной город зимой, приблизительно к новому году.

Андрей Дремлюга

Внутренние проблемы фирмы

Перед огромным, дубовым столом работы 18-го века, на троне-из-костей, сидел мужчина. Его широкое лицо с квадратной нижней челюстью и орлиным носом, было белее мела, казалось в лице не было ни кровинки, да и откуда ей взяться. Высокий, без морщин, бледный лоб венчала корона из человеческих костей. Чернее вороньего крыла волосы, ниспадавшие на тёмно-синюю футболку с эмблемой "NIKE", облегающую могучий торс, в контрасте с бледным лицом производили неизгладимое впечатление, ужасающее и завораживающие одновременно. Наряд мужчины завершали джинсы, под цвет футболки, по верх которых были надеты высокие чёрные ботфорты из полированной кожи. Он с удовольствием, в прочем, не отразившемся на лице, затянулся ментоловой сигаретой "Dunhill" и стряхнул пепел в человеческий череп, украшавший подлокотник трона, из которого местный умелец сделал пепельницу, когда шеф пристрастился к курению.

Владимир Дрыжак

СРОЧНОЕ ПОГРУЖЕНИЕ

Фадину позарез нужен был алюминиевый уголок. Кухонная посуда хлынула через край польского гарнитура. Жена объявила, что не намерена больше терпеть его пассивность в деле дальнейшего раскрепощения женщины и устройства ее быта. Речь шла о том, что Фадин, как порядочный человек, теперь просто обязан сделать на кухне стеллаж. Иначе, как говорится, развод и девичья фамилия.

Проблема уголка росла, как фурункул, до тех пор, пока однажды на перекуре в туалете компетентные товарищи, выслушав стенания Фадина, не растолковали ему, что если он отправится на городскую свалку, то вернется оттуда алюминиевым Крезом.

Дубинин Вадим

Сме... х/рть?

Memento mori

(Помни о смерти (лат.))

That is not dead

Which can eternal lie.

Yet with strange aeons

Even death may die.

H.P. Lovecraft

Death be not proud

Though some have called

Thee mighty and dreadful

Art not so...

Children Of Bodom "Follow the reaper"

Сэр Ричард Дэдмэн, герцог Хоррор, с присущей всем англичанам пунктуальностью ровно к 7:30 утра дочитал очередную главу своей любимой книги "Умерший мертвый мертвец, положенный во гроб и похороненный в могиле на кладбище" - этого типичного образчика классического английского юмора, встал с кресла-качалки и подошел к окну рабочего кабинета в фамильном замке Дэдмэнов на окраине Лондона. За окном раскинулось веселое, свежее и умытое росой кладбище с песочницей, "горкой", качелями и маленькой каруселью, окутанное белыми, как могильный червь, клубами утреннего тумана. На кладбище уже были детишки - катались с "горки", играли в прятки между надгробиями, лепили из песка усыпальницы и гробницы. Рядом миссис Смерть своей косой подравнивала травку на лужайке для гольфа.

Яна Дубинянская

НЕПРИКАЯННЫЕ ДУШИ

... И когда белое покрывало пленницы, шелестя, упало на землю, паладин поднялся и замер, потому что понял, что перед ним стоит его Судьба. И странный огонь зажегся в его глазах, и слуги отступили в страхе и недоумении. И, не в силах оторвать взгляда от её лица, он воскликнул: "И я мог воевать с этим народом! С народом, породившим такую красоту!" Турчанка медленно подняла глаза, а паладин схватил обеими руками свой тяжелый меч и с такой силой швырнул его о землю, что стальной клинок погнулся, а крестообразная рукоять раскололась надвое.

Яна Дубинянская

ПО ПАМЯТИ

- Ты должен это сделать, - произнес граф и возложил свою бесплотную старческую руку ему на плечо. - Я не в праве приказывать, я только прошу тебя, Жюстен - но долг, святой долг перед Императором, Отечеством, народом велит тебе сделать это.

Молодой человек кивнул, усилием воли сохраняя на лице бесстрастное выражение. Граф убрал руку с его плеча и зашагал по комнате, при каждом шаге позвякивая скрытой в глубине внутреннего кармана связкой ключей. Это звяканье всегда действовало Жюстену на нервы - но не сейчас, нет, не сейчас...

С. Дубов

Р А Х А Т - Л У К У М

Когда я шел, именно здесь, всего несколько дней назад, передавали эту мелодию. Я отчетливо помню, как пересек улицу, когда прозвучали первые ноты. Не шлягер какой-нибудь, звучал моцартовский шедевр. Ну в коем-то веке на молодежной радиостанции будут крутить классику?

Да, еще был салют. Он как светомузыка, попадая точно в такт, разрывал мглу, окрашивая все разноцветными отсветами. На время поэтому и глянул: салют, да под Моцарта! Я остановился, что бы насладиться безграничностью бездонного ночного неба, цветными отсветами на стенах и чудесной музыкой.

ТОМАС ДУЛСКИ

МОЙ СОЧЕЛЬНИК В НЬЮ-ХЭНФОРДЕ

Пер. с англ. И.Гуровой

Неправдоподобным это все может показаться только потому, что зовут меня Боб Крэтчит. Так не обращайте внимания! Появился я на свет Робертом Джеймсом Сербером Крэтчитом на Земле (в Джерсийском оргоцентре, если вам это что-то говорит) второго декабря три тысячи двадцать девятого года. Пятьдесят с лишним лет назад. А с тех пор как я последний раз побывал на матушке-Земле, прошло лет десять, никак не меньше.

Оставить отзыв