Отпуск

Андрей закурил и тут же погасил сигарету, воткнув заискрившийся фитилёк в мокрый песок под ногами. Солнце, сверкающая гладь океана и лёгкий живительный бриз взывали к разуму: «Курение опасно для вашего здоровья». Не просто опасно — кощунственно! — по отношению к усилиям Творца придумать в океане, на случайном пересечении умозрительных параллели и меридианы этот маленький земной рай, куда Андрей с женой с трудом добрались, проведя в воздухе неисчислимое число часов полёта.

Другие книги автора Ольга Алексеевна Толмачева

Чудное-чудное время — предвосхищение счастья. Диву даешься, почему так хорошо? Может весна близко? До весны еще далеко…

Целую неделю Алексей Иванович жил в радостном возбуждении. Ждал, чувствовал, должно что-то случиться — и непременно хорошее…

И в осенний солнечный день в городе можно почувствовать себя Золушкой. Тщательно продумав план мести, можно отправиться на прогулку в парк с грозным шефом и не задохнуться от тягостного, невыносимого коллективного климата…

Утро выдалось тёплым и пасмурным. Ночью прошёл дождь, но небо по–прежнему хмурилось. Ярко блестел лужами промокший асфальт.

Вера спешила к красивому зданию, которое увидела издалека, от метро. Приветливо распахнув двери, оно радостно манило огнями. По фасаду сверкали буквы — Дом моды.

Впереди нее по переходу, сутулясь, шла хрупкая женщина. В руке она несла большую сумку с продуктами и катила перед собой детскую коляску. Внезапно коляска подпрыгнула: колесо стукнулось о неровную поверхность дороги и забуксовало. Раздался детский всхлип. Женщина остановилась. Толкать не доставало сил. Коляска не слушалась — намертво стояла на проезжей части. Движение людей на переходе закупорилось.

— Алло!

— Ма? Ты в магазине?

— Да, Вань. Мыло покупаю. Вот это, жасминовое, — указала Лена продавцу на сверкающую обертку. — А что?

— Ты купила провод для телевизора? Для тюнера.

— Ладно, куплю. Для чего?

— Для тюнера.

— О кей, для тюнера. А что это такое?

— Это такое приспособление, преобразовывающее сигнал.

— Ясно. Ой, Вань, какое тут мыло продают! На развес. Как фантастически пахнет — ууух! — Лена втянула запах. — Хоть килограмм покупай, отрежут! — Она протянула в кассу деньги. — И даже мочалка внутри! Тебе какое нравится: лимонное или ягодное?

Что могут делать в аэропорту две незнакомые женщины, случайно встретившись в непогоду, когда движение закрыто, альпийский город засыпан снегом, а впереди длительные часы утомительного ожидания вылета? Пить кофе, говорить о Цветаевой и о своей безутешной любви…

Однко эта встреча дарит героине возможность вернуться в прошлое и сказать дорогому человеку главные слова…

— Подожди! Ещё минутку! — Антонина с мольбой посмотрела.

Уже битый час стояли мы на старом деревенском кладбище среди высоких берёз у могилы, заросшей земляникой. С фотографии на деревянном кресте на нас, улыбаясь, смотрел белозубый мужчина. Здесь, среди покосившихся крестов и полинялых венков, исхлёстанных непогодой, он — весёлый, чуть полноватый, полный жизненных сил — выглядел странным, неправдоподобно живым.

Склонив голову, Антонина беззвучно шептала молитву. Она держала в руке свечку, прикрывая огонь ладонью. Маленький язычок пламени бился на ветру. Вспыхнув, затухал. Трясущимися пальцами она доставала из кармана спички, суетливо, неудобно чиркала о стёсанный коробок, вновь разжигала. Бледное лицо, под глазами тени. Тихая скорбь во взгляде.

Проворный луч присел на ладони, скользнул к запястью, оттолкнулся, подпрыгнул — взлетел и растаял…

На короткое мгновение на поляне стало сумеречно. Но сразу же над головой загудели, задвигались высокие кроны елей, пробежал по лицу ветерок, а солнечное пятно переметнулось и вспыхнуло у березы, устремилось к сосне. Осветив по пути мохнатую, все еще зеленую кочку, пень, ковер из багряных, небрежно рассыпанных листьев осины, луч–беглец скрылся в лесу…

— И что будем делать?

— В смысле? — Лена испуганно взглянула. — Опять что–то не так?

Она запнулась на последней фразе и замолчала. Пыталась понять, прокручивая в уме сказанное, что так напрягло Егора.

Они сидели в маленьком кафе в центре города, пили кофе. Вернее, кофе пила она. Егор заказал чай — зеленый. Лена почувствовала запах жасмина, когда наливал в чашку.

Она рассказывала, что была в Берлине — только вчера вернулась. Полетела на свой день рождения, поддавшись движению сердца.

Популярные книги в жанре Современная проза

Поезд едет, и за окном проносятся объекты и события. Вот некоторые из них.

Огромная груда битого кирпича пополам с мусором, очень большая. Даже не груда, а просто поверхность земли, усеянная битым кирпичом и мусором. Посреди этого пространства стоят два автомобиля — старенький «москвич» и замызганный, убогий «уазик». Видно, что машины, что называется, «на ходу», что они приехали сюда своим ходом и способны самостоятельно отсюда уехать. Значит, эти машины вместе с управляющими ими людьми приехали сюда специально, с каким-то умыслом, на эту огромную кучу битого кирпича и беспорядочного, мелкого мусора. Двери машин открыты. В машинах сидят люди и разговаривают.

Молодой полицейский пялился в экран так неотрывно, словно там мелькали круги гипновируса. Даже язык высунул, набирая протокол двумя пальцами.

— Гадство же какое! — повторил незнакомец, ерзая на стуле. — Это же вся моя жизнь!

— Принадлежавший планшет? — перебил сержант. — Через «и» или через «е» пишется?

— Что? — очнулся посетитель. — Через «е».

— Вот и я думаю, глаз режет… — озабоченно цыкнул сержант и снова замолотил по клавишам. — Грамотный вы, я смотрю. Может, учились в университете. Такая вам от меня хорошая новость.

«Антигония» ― это реалистичная современная фабула, основанная на автобиографичном опыте писателя. Роман вовлекает читателя в спираль переплетающихся судеб писателей-друзей, русского и американца, повествует о нашей эпохе, о писательстве, как о форме существования. Не является ли литература пародией на действительность, своего рода копией правды? Сам пишущий — не безответственный ли он выдумщик, паразитирующий на богатстве чужого жизненного опыта? Роман выдвигался на премию «Большая книга».

Невероятно. Карианна не представляла себе, что у Мимми в квартире скопилось такое количество вещей! Видимо, пока Мимми была жива, она держала их в узде, умела вовремя пройтись по ним с ножом и ножницами, как каждую весну проходилась по герани на подоконнике. Теперь же, после ее смерти, вещи словно почуяли свободу и, нарушая границы дозволенного, распространились по трем небольшим комнаткам, заполонив собою весь дом.

Неужели шкаф в спальне всегда был набит коробками из-под ботинок? Обуви в них, правда, не было. В одной коробке лежала пряжа: оранжевые мотки, желтые, оливково-зеленые, мотки бежевые и темно-коричневые. Нитки были тонкие, для вышивания. В другой коробке сложены кружева, в третьей — цветастые лоскутки.

В городе его знали почти все. Человеком он был не очень приметным, но у него было одна безумная страсть — вождение автомобиля. Все остальное его не интересовало. Находясь за рулем автомобиля, он надолго забывал даже о еде. Рассказывают, что однажды, катаясь по городу, он не кушал целых два дня. И если бы ему не напомнили, что нужно покушать, он бы, наверное, так и умер от голода. Может, это просто легенда?..

Одевался он ужасно плохо, зато имел несколько хороших, пусть и не совсем новых, машин. Сколько их у него было и где он их брал, не знал никто. Зато все знали, что он который год живет без работы. Быть может, он зарабатывал деньги развозкой пассажиров? Но никто не видел, чтобы он бомбил. Никогда в его машинах не видели посторонних. Видимо, он все-таки боялся подвозить!? А вдруг выкинут из машины и угонят тачку! Сейчас ведь время такое!..

«Бойтесь своих желаний, они могут исполниться». Так и случилось с молодым немцем, выпускником колледжа, которого автор случайно встретил в Непале, в автобусе, следующим по маршруту Катманду — Кодари. Одержимый своей навязчивой идеей, молодой человек очутился в горах Непала, где принял участие в мистическом обряде жрецов древней религии Бон. Но результат оказался неожиданным и шокирующим…

Пять деревень — Плаксино, Ленки, Бирюково, Санькина Роща и Выселки-были в километре-полутора друг от дружки, и старухи из этих деревень сползались к моменту прихода «коротенького», или хлебного, как его в этих местах чаще называли, поезда заблаговременно. Сползались они к переезду напротив крохотной деревни Ленки — теперь там стояло четыре дома, а жила одна старуха, Клавдия Пахомовна, бьвшая доярка, а теперь восьмидесятилетнее косолапое, почти слепое и слабое до слез создание. Но так как жила старуха почти у самого переезда, а другим ее подругам-ровесницам надо было ползти по сугробам нынешней снежной зимы от одного до трех километров, то они, завидя уже занявшую свой пост на смерзшемся сугробе у переезда Клавдию Пахомовну, как бы с легкой и чуть раздраженной обидой кричали ей:

У автора этого романа много почетных званий, лауреатских статуэток, дипломов, орденов и просто успехов: литературных, телевизионных, кинематографических, песенных – разных. Лишь их перечисление заняло бы целую страницу. И даже больше – если задействовать правды и вымыслы Yandex и Google. Но когда вы держите в руках свежеизданную книгу, все прошлые заслуги – не в счет. Она – ваша. Прочтите ее не отрываясь. Отбросьте, едва начав, если будет скучно. Вам и только вам решать, насколько хороша «Музыка для богатых» и насколько вам близок и интересен ее автор – Юрий Рогоза.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Данный выпуск познакомит вас с американским истребителем Белл P-63 «Кингкобра», широко применявшемся в советских ВВС. Он использовался в боевых действиях на Дальнем Востоке в августе 1945 г. и служил в нашей авиации до начала 1950-х гг.

Жизнь начинающего колдуна Кея непроста. Из родного села пришлось уехать. Начал работать в городе, но перепутал волшебное зелье и оказался в долгах. Конкурентов много, и в помощники никто не берет. Единственный заработок – уличные бои, за гроши драться с матерыми оборотнями, стихийными магами, боевыми големами… Но однажды повезло – по заказу сглазил известного дуэлянта и на гонорар открыл свое дело. Приворожить мечту всей жизни, наложить проклятие на сорняки в огороде… Но не успел Кей превратиться в магического поденщика, как неожиданно к нему обратилась одна знатная дама с просьбой найти компромат на слишком идеального мужа. Загвоздка в том, что муж не только безупречен, но и могуществен. И он – не человек. Он – вампир.

Никогда бы не подумала, что однажды попаду в Сказочный мир. И не абы куда, а в настоящую Школу Сказок! Жаль, предупредить забыли, что учиться предстоит не на ведьмочку, а на настоящую Бабу Ягу!

Только диета из добрых молодцев современных Ёжек не устраивает. Полеты в ступе отпадают из-за отсутствия прав, а Избушка на курьих ножках распугала всех женихов. Да еще и постоянные стычки с вредными богатырями!

А сказки-то хочется! И желательно счастливой. Что значит Ёжкам принцы не положены? Придется ломать стереотипы. Ведь и у Бабы Яги должно быть свое «долго и счастливо»!

Освещаются основные вопросы истории Нового времени Европы и Северной Америки. Рассматриваются проблемы политического, социального, культурного и экономического развития указанных регионов в целом и специфика названных процессов в Великобритании, Франции, Германии, Австро-Венгрии, Италии, США. Раскрываются проблемы формирования территорий европейских стран и США, демографических процессов, политических идеологий и общественных движений, социальной политики, культуры и быта. Дана характеристика международных отношений, военных действий на Западном фронте Первой мировой войны.

Для студентов исторических факультетов учреждений высшего образования, преподавателей истории общеобразовательных учебных заведений, а также всех интересующихся всемирной историей.