Отличительная черта

Герхард Бранстнер

Отличительная черта

- Давненько мы с тобой не виделись, - сказал Френки, встретившись на Земле со своим другом Иошкой.

Они обнялись, и Иошка спросил:

- Как же тебе жилось все это время? Что видел? Где бывал?

- Тебе здорово повезло, что ты видишь меня живым и здоровым, - сказал Френки. - Только чудо спасло меня!

- Как это? - спросил Иошка.

- Я оказался на Ио, одном из спутников Юпитера, - начал рассказывать Френки. - И там на меня напал лев.

Другие книги автора Герхард Бранстнер

Библиотека современной фантастики. Том 5-й дополнительный.

Книга содержит научно-фантастические рассказы и повесть немецких авторов, опубликованные в последние годы. От дней второй мировой воины до отдаленного будущего без войн и насилия — вот время действия в произведениях известных мастеров жанра и молодых писателей, исследующих наряду с научно-техническими проблемами облик человека завтрашнего дня.

Содержание:

От составителя

Герберт Циргибель. Эксперименты профессора Пулекса. Перевод В. Косова

Гунтер Метцнер. Trinicia. Перевод Т. Николаевой

Михаэль Самайт. Отпуск по-альдебарански. Перевод Ю. Сергеева

Иоганна Браун, Гюнтер Браун. Ошибка художника в Гармонополисе. Перевод Ю. Новикова

Рейнхард Хайнрих, Эрик Симон. Игноранты. Перевод Ю. Сергеева

Гюнтер Крупкат. Остров страха. Перевод Ю. Новикова

Эрик Симон. В. Перевод Т. Николаевой

Эрик Симон. Паук. Перевод Ю. Новикова

Франк Рыхлик. Шаг из небытия. Перевод В. Косов

Вольф Вайтбрехт. Имаго. Перевод Т. Николаевой

Зигберт Гюнцель. Одни неприятности с прислугой. Перевод Ю. Новикова

Гунтер Метцнер. Встреча в потоке света. Перевод Ю. Новикова

Йорг Гернрайх. Туман. Перевод В. Косова

Гюнтер Теске. Конец одной карьеры. Перевод Ю. Новикова

Рольф Крон. Остановка. Перевод В. Косова

Гюнтер Крупкат. Bazillus phantastikus, или Фея с топором. Перевод И. Модестова

Герхард Бранстнер. Астрономический вор. Перевод И. Модестова

Альфред Леман, Ганс Тауберт. Параллели. Перевод Ю. Сергеева

Герхард Бранстнер

Встряхнуть детектив

Космическое путешествие длилось значительно дольше, чем рассчитали Френки с Иошкой. Они прочли все до единой книги из бортовой библиотеки, и Френки начал ломать голову, как бы помочь беде. И через некоторое время смастерил похожую с виду на книгу штуковину, которую и протянул с ухмылкой своему другу.

- Что это такое? - спросил Иошка.

- Это всем детективам детектив, - объяснил Френки. - Если ты прочтешь книгу до конца, а потом закроешь и хорошенько встряхнешь, все в ней смешается и образует новые сюжеты, а у тебя в руках окажется новый детектив. Прочтешь его до конца, встряхни покрепче снова, и так без конца.

Герхард Бранстнер

Игроки

Френки безумно любил играть в шахматы. Но играл он прескверно, и Иошке почти всегда проигрывал, отчего так огорчался, что едва с ним не рассорился на веки вечные. Тогда он обзавелся роботом с шахматной программой. Что и говорить, этот робот был куда более сильным игроком, чем Френки, но зато не имел ничего против, если Френки, попав в безнадежную позицию, переворачивал доску и доигрывал позицию, как бы поменявшись с роботом местами.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Берендеев Кирилл

В четырех стенах

"Приветствую тебя, Виталий!"

Написав эти слова, он откинулся на спинку стула и посмотрел в окно, незаметно для себя постукивая ручкой по столешнице. Мысли теснились в голове; еще вчера вечером, укладываясь спать, он заготавливал первые фразы послания; из-за этого разволновался и долго лежал в темноте, повертываясь с боку на бок, слушая далекое тиканье ходиков и пытаясь примирить свой взволнованный разум с его меланхоличным перестуком, забыться и заснуть. И сегодня, едва он написал стандартную приветственную фразу, все те же недреманные мысли столпились пред его внутренним взором, и каждая старалась привлечь к себе внимание, вылезти вперед, забыв про стройность изложения и собственную малую важность.

Дмитрий Биленкин

Долгое ожидание

21 сентября 2073 года

То, что Гаранин держал в руке, было камнем с отпечатком травинки на шероховатой поверхности, а вовсе не черепом. Но человек в скафандре, подобно Гамлету, мог прошептать:

- Бедный Йорик...

Только это относилось к целой планете.

Ее, крохотную песчинку в необъятном пространстве, семнадцать суток назад засекли корабельные локаторы. Возникни по курсу трехголовый змей, он бы едва ли удивил больше. Не потому даже, что встретилась планета земного типа, а потому, что она была одиночкой. Одиночкой, сиротой, чего по теории быть не могло, поскольку планеты возникают со звездами и сопровождают их до конца.

Дмитрий Биленкин

Не бывает

Экспериментируя, профессор Арцинович был въедлив, как серная кислота, и тверд, как молибденовая сталь. Но даже сталь утомляется. В тот день его настолько замучили пляшущие в глазах черные мушки, что он вопреки обыкновению взял велосипед и покатил дышать свежим воздухом.

От научного городка до деревенских проселков было рукой подать, и некоторое время спустя профессор очутился в незнакомой местности. Мирно светило солнце; слева от пыльной дороги были сосенки, справа зеленел овес, а навстречу Арциновичу летел человек.

Дмитрий Биленкин

Однажды ночью

Неоном горели в ночном воздухе названия многочисленных отелей. Было тепло и тихо, но осень уже пробралась в этот уголок юга. Отражая свет фонарей, всюду лежали опавшие листья, отчего полутьму аллей наполнял мягкий отсвет, и какая-то запоздалая пара остановилась, чтобы полюбоваться им, глубже вдохнуть щемящий запах и услышать далекий шум моря.

- Гляди, лошадь! - встрепенулась девушка.

Бесшумно возникнув из темноты, асфальтовую дорожку неторопливо, можно сказать, задумчиво пересекала лошадь. Она была без седла, уздечки и шла, наклонив голову, в полосах света. Юноша и девушка замерли, так это было необычно и так соответствовало тишине ночи, когда спят машины и люди. Пожалуй, это было даже неправдоподобно - вот так, сама по себе гуляющая посреди международного курорта лошадь.

Дмитрий Биленкин

Откуда он?

Юрьев все еще не решается выступить с научным сообщением о появлении на Земле в июне 1958 года неведомого творения природы. Я его понимаю. В подтверждение своих слов он не может представить толстого журнала наблюдений, диаграмм, фотографий и таблиц анализов - тут легко прослыть мистификатором.

По-моему, однако, все же лучше выслушивать упреки в ротозействе, чем дальше молчать о случившемся.

Упреки мы, конечно, заслужили. Нас подвела будничность обстановки. Никто из нас, даже Юрьев, хотя он теперь и отрицает это, не допускал и мысли о том, что можно встретиться с необыкновенным явлением природы в дачном подмосковном поселке. Улицы с гуляющими дачниками, крючкохвостыми дворнягами и белыми инкубаторными курами, приусадебные делянки, за оградой которых зреет садовая клубника, редис и огурцы, сутолока перрона в момент прибытия электрички так мало подходят для поразительных открытий. Это не оправдывает нас, но по крайней мере поясняет наше тогдашнее поведение и первоначальное скептическое отношение к мысли о необычной природе Неведомого.

Дмитрий Биленкин

ПАРАДОКСЫ ФАНТАЗИИ

С конца 40-х годов земные радиостанции и особенно телестанции почти удвоили радиояркость Солнечной системы в метровом диапазоне волн. Кванты электромагнитных выплесков уже докатились до Веги и Фомальгаута. Многие из нас говаривали в микрофон; быть может, наши смятые, чудовищно ослабленные расстоянием голоса сейчас изучают где-нибудь в звездных далях? Вероятность этого ничтожна, но не равна нулю.

Дмитрий Биленкин

Проблема подарка

Результат небывалых событий и надежд фирма "Интерпланет" со всеми своими апартаментами, блистательными экспертами и безграничными кредитами была, если разобраться, самым грандиозным в истории мыльным пузырем.

Город за окнами был сер, как невымытая пепельница, и взгляд директора тоскливо скользил по плоским крышам и подернутым пеленой фасадам. Горизонт утяжеляли заводские дымы, чей сумрак всякий раз напоминал о задаче, которую так и не удалось решить.

Дмитрий Биленкин

ТАМ ЧУДЕСА...

Не успел я опомниться после внезапного выброса и чуточку оглядеться, как чужая действительность преподнесла мне свой первый сюрприз. На горизонте вспыхнули чьи-то огненные глаза, во мраке затрепетали далекие усики светолокации, смутно обозначились какие-то темные громоносные фигуры; все это так напоминало ночное шествие оргов, что я едва не бросился их приветствовать. Но стоило мне вглядеться, как Вселенная зримо напомнила, что двух одинаковых миров не бывает и всякая новая планета, в особенности если ты очутился на ней не по своей воле, - уравнение с тысячью неизвестных.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий БРАСЛАВСКИЙ

МЕСТЬ ЛЕ ЧАКА

(Тайна острова Обезьян II)

Угораздило же меня застрять на этом Паршивом острове. Поначалу было не так уж плохо: герой, победитель знаменитого Ле Чака, гроза морей... Но потом мои истории приелись, и мне все чаще стали говорить мои же товарищи-пираты: "Слушай, малыш, пойди погуляй. Сил больше нет тебя слушать".

И в один прекрасный день я понял, что и в самом деле пора пойти погулять. В смысле, уехать с этого проклятого острова, куда глаза глядят. Благо глаза мои глядели не просто в бескрайнюю морскую синеву, а во вполне определенную сторону. А именно в ту, где находилось легендарное сокровище - "Big Whoop" - мечта многих поколений пиратов.

Они – Талисса. Отчаянный, бесстрашный отряд наемников `от меча и магии`.

Жрица кровавого бога войны...

Маг – один из немногих, что бродят еще по земле после войны меж магами и богами...

Вор, способный пробраться куда угодно...

Гном, знаток подземных пространств и мастер оружия...

И – двое великих воинов древней, высокой эльфийской крови, не знающих себе равных в боевом искусстве...

Они – обитатели мира, в коем боги враждуют меж собою, а вместе с богами враждуют и служители их – люди.

Они – те, у кого достанет отваги проникнуть в таинственный Лайгаш – сокровищницу древнего Лазоревого Храма Повелителя Смерти – Бога-Ворона.

Вот только – достанет ли у них сил вернуться из лабиринта `паутины Лайгаша` живыми?..

Песни Жоржа Брассенса в переводе Александра Аванесова

СТАРЫЙ ЛЕОН

Le vieux Lйon

Скоро семь лет

Как тебя нет

Старый Леон

Но как живой

Слышится твой

Аккордеон

Баловень муз

Ты в рай искусств

Отбыл... Окрест

Лучшего бог

Выбрать не мог

В райский оркестр

Семь лет назад

Как же был рад

Тамошний люд

Нынче они

Песни твои

Первая книга еще одного цикла Браста, посвященного Драгейрианской империи. Два важных отличия: во-первых, речь здесь идет о событиях, произошедших задолго до рождения Влада Талтоша (у Адрона только что родилась дочь, которую назвали Алирой, а эпоха Междуцарствования начнется через 500 лет), а во-вторых, эта книга, вернее этот цикл, написаны в абсолютно другой манере.

По утверждению самого Браста, он очень любит А.Дюма, поэтому предпринял «эксперимент» по написанию книги, не то пародирующей Дюма, не то стилизованной под него.

Так что читайте новую версию «Трех мушкетеров» (а то, что Портос здесь – женщина, даже интереснее) и получайте удовольствие.

А какие там диалоги....

Джулиан