Отелло с кочергой

«Чудес на свете много, их все не перечесть». Большая часть этой книги посвящена «чудесам» нашей нескучной жизни: НЛО, экстрасенсам, «народным» целителям, «истинным» вероучениям, выборам.

Рассказы Сергея Прокопьева просты и одновременно по-чеховски мудры. Вместе с писателем мы весело смеёмся над нелепицами нашей жизни, над незадачливыми персонажами, которые всё время попадают в какую-либо историю. Но за смешными бытовыми эпизодами можно увидеть мятущуюся человеческую душу, задуматься над смыслом человеческой жизни, над смыслом нашей эпохи.

Отрывок из произведения:

— УРА! — грянула пятиэтажка с балконов.

Причиной восторга был Вася-Кришна. Он зигзагами вплывал во двор. Голова его имела все тот же лысопостриженный вид. В остальном на Васю было любо-дорого смотреть. В руках палка копченой колбасы, одет в красные, как пожарная машина, трусищи, футболку со смелой надписью: «Собирайтесь, девки, в кучу!» Вдобавок ко всему Вася охально горланил:

Я, бывало, предлагала
Другие книги автора Сергей Прокопьев

Расхожее утверждение, что народ жив, пока смеется над собой, сегодня надо применять осторожно: слишком заигрались, слишком много позволяем над собой смеяться: От щекотки тоже смеются. Таков смех у большинства современных эстрадных юмористов. Проза Сергея Прокопьева тоже вызывает улыбки и смех, но здесь смех — удивление, смех — восхищение, смех — грусть. Автор любит своих героев и никогда не позволит над ними насмешки.

К Сергею Прокопьеву определения юморист и сатирик мало подходит. Он прежде всего — писатель. И если литература — зеркало жизни, то его рассказы, безусловно, подтверждают эту истину. Они отражают нашу жизнь, но под самобытным авторским углом. В большей степени Сергей Прокопьев, если так можно выразиться, иронист. Мягкая, беззлобная ирония пронизывает все его рассказы.

Расхожее утверждение, что народ жив, пока смеется над собой, сегодня надо применять осторожно: слишком заигрались, слишком много позволяем над собой смеяться… От щекотки тоже смеются. Таков смех у большинства современных эстрадных юмористов. Рассказы Прокопьева тоже вызывают улыбки и смех, но здесь смех — удивление, смех — восхищение, смех — грусть. Автор любит своих героев и никогда не позволит над ними насмешки.

Сергей Прокопьев

Швейцария на полкровати

(Избранное)

Рассказы и повести

СОДЕРЖАНИЕ

Смеховой мир Сергея Прокопьева. Предисловие Валерия Хомякова

ЁКСЕЛЬ-МОКСЕЛЬ

И под ее атласной кожей

Судьба налево, судьба направо

Где сгреб, там и хлоп.

Ёксель-моксель

Темнеченько

Швейцария на полкровати

Переполюсовка

Ревела буря в новогоднюю ночь

Егоза

С головой не договорившись

К Сергею Прокопьеву определения юморист и сатирик мало подходит. Он прежде всего — писатель. И если литература — зеркало жизни, то его рассказы, безусловно, подтверждают эту истину. Они отражают нашу жизнь, но под самобытным авторским углом. В большей степени Сергей Прокопьев, если так можно выразиться, иронист. Мягкая, беззлобная ирония пронизывает все его рассказы.

Расхожее утверждение, что народ жив, пока смеется над собой, сегодня надо применять осторожно: слишком заигрались, слишком много позволяем над собой смеяться: От щекотки тоже смеются. Таков смех у большинства современных эстрадных юмористов. Рассказы Прокопьева тоже вызывают улыбки и смех, но здесь смех — удивление, смех — восхищение, смех — грусть. Автор любит своих героев и никогда не позволит над ними насмешки.

Сергей Прокопьев

Клизмой по профессионализму

Иронические рассказы и повесть

Сердечно благодарен всем,

кто помог книге увидеть свет:

ФГУП ПО "Полет" (генеральный директор Олег Петрович Дорофеев); дочерним предприятиям "Полета": "Заводу стиральных машин" (директор Константин Степанович Козин), "Инструментальному заводу" (директор Владимир Михайлович Колобков), "Космос" (директор Сергей Ердиевич Дзукаев), "Омскому заводу нефтедобывающего оборудования" (директор Юрий Иванович Ермола); предприятию "Холод-МК" (директор Владимир Яковлевич Зинченко), ЗАО "Нигрус" (директор Геннадий Григорьевич Громыхалин); а также Науму Рафаиловичу Шафиру, Виктору Васильевичу Грязнову

Сергей Прокопьев

Ключик на старт

негрустные рассказы

СОДЕРЖАНИЕ

От несерьезного автора

Коварное пиво

Привет, сердцеед

Билет Бухалову

А тебе-то что?

Ключик на старт

Бурлаки без Волги

Раймонда на бреге

Костюм всмятку

Романтическая история

Выстрел в ночи

Детектив с петухом

Прыжок со старта

Гонец

Олимпийский сервис

Катастрофа

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Святослав Быдзанс

ВАЗЕЛИНОВАЯ ВОРОНА,

Или на воронке в сказку

Фантастику я люблю. Врать не буду, люблю. И иногда ее читаю. Натощак нет, даже не пытаюсь. А вот на полный желудок, да про космические приключения, ну это совсем другое дело. Обычно тошнит. Хотя может и пронести. А так как к пище я отношусь трепетно, то книжечки потом, после самолетов с девушками. Но иногда случаются такие странные состояния моего желудочного рассудка, когда я прочитываю книжулю-другую, и вроде ничего. Пронесло. Но не сильно. А в юности-то я их потреблял, у-у-у, чемоданами. Взахлеб. От Стругацких прям пищал. Нынче перечитать решил, видать еще попищать захотелось. Читаю и читалкам своим не верю - что это за бодяга такая на совковом масле? Кухонная диссидентщина с кукишем в кармане. Так Солженицын с Сахаровым все это и так говорили без всяких фантастических приколов. Правда, им за это досталось. Может, надо было как Стругацкие, через тернии к звездам, и чуть что - так это ж фантастика. А так и строй заклеймили, и деньжат зашибли. Ах, фантастика, фантастика! А что собственно ах? Ну, как же - фантастика предсказывает будущее. Правда ни персональные компьютеры, ни интернет она не предсказала. Видать, магический кристалл заело. А если по поводу Жюль Верна - то фантастика в его лице скорее пережевывала те идеи, которые и так уже носились в воздухе. Бредбери - моралист, Вонегут - парадоксалист, для них фантастика лишь форма, в которую они облекали свои до неприличия реальные произведения. Так что настоящая фантастика - это комиксы про космических героев, в компании которых можно удрать с опостылевшей Земли. И столь бурный рост фантастики лишь показатель все нарастающей инфантильности человечества. Памперсы для мозгов. Лукьяненко вот почитал, совсем больной стал. Он что, русский в школе не учил? Ну, хоть Чехова в компании с Гоголем полистал бы. Или за это уже денег не плотят? А на меня кивать не надо, я Велемира Хлебникова с Достоевским штудировал. И меня не издают никакими тиражами, даже нулевыми. Хот! я, положа руку на тощий свой живот, я должен сознаться, что за пару тысяч баксов я бы мог, ох как мог. Шмастеры, бластеры, мутанты с андроидами. Чего там голову ломать. Вот возвращается на родную планету принц, а там его папу подлым образом трансклютировал родной его, принца, дядя и шлангом прикидывается, мол, он сам во сне помер от деструкции синапсов. Но принц землю хоботом роет - правды добивается. Ну, дядюшка, гадюга, его и спроваривает космическим пиратам. Чтоб увезли куда подальше, а там и анигилировали родимого. Но космолет терпит крушение и падает в зад на родную планету. Хватит ржать, сейчас драма будет. И вот уже наш принц в драном скафандре плетется к замку через кладбище, а там спотыкается о какую-то ржавую кастрюлю, а то центральный процессор его знакомого робота. За ненадобностью выкинутого на свалку. "Бедный Кибер восклицает принц, - Что ж мне в натуре делать, то ли восстать с бластером в руке и погибнуть, как мудак, то ли жить козлом позорным? Вот в чем ! вопрос." Но Кибер ему ничего посоветовать не может, ибо батарейки сели, и принц сам решает надрать врагам задницу по полной программе. Ну а дальше, как положено, врывается он с фотонной базукой в руках в замок и мочит всех кого не попадя. И дядюшку, и всю его тусовку. Жаль только, матушку рикошетом тоже того, слегка анигилировал. Ну а после того как всех порешил, он освобождает из темницы Офегенную блондинку и занимается с ней любовью долго и со смаком. В случае опубликования прошу передать гонорар в фонд лечения фантастов от тяжелого умственного расстройства имени Сорокина.

Леонид Каганов

30 марта 1600 года

Харчевня в Поросячьем переулке близ княжих палат

Боярин постучал кулаком по столу и в харчевне наступила тишина.

- Ой ты гой еси, добры молодцы, сказители, бояны! - начал он нараспев, - Собор наш очередной устроен чтобы думу думать о печатном деле и деле летописном. Ванька-то Федоров уж давно изобрел печатную доску, все слыхали? Есть мнение что дубовая доска вытеснит гусиное перо из летописного дела. Слово имеет владелец печатной мастерской боярин Либертуха.

Леонид Каганов

К ВОПРОСУ О БЕЛОМ ПАЛИHДРОМЕ

Сегодня у нас опять в гостях Акакий Чижиков, виртуальный лингвист-пофигист, алтернативщик словесности, панк языкознания и рейвер многоточия, гигант задней мысли, отчим русской демократии, дважды доцент Советского Союза. Сегодня он принес к нам в редакцию WWW.HUMOUR.RU свои новые палиндромы, сочиненные в ночь со вчера на позавчера:

ГHИ HОГУ ГЕОЛОГ

УХО СМЕХА - МЕХИКО

ИЗ УГЛА ЛУК ВОЗИ

Леонид Каганов

КАК ОБУСТРОИТЬ ЛИЧHУЮ ЖИЗHЬ

СБОРHИК ПОЛЕЗHЫХ СОВЕТОВ ДЛЯ HЕУДАЧHИКОВ

Здесь собраны и обобщены советы по обустройству личных отношений неудачников любого пола и возраста. В систематизации народного опыта также использованы отрывки из трактата "Как проебать отношения" Elise Matthesen в переводе Акима Дуброва. Собранные здесь советы универсальны и годятся для лиц любого пола (а возможно и любой сексуальной ориентации), но, во избежании путаницы, мы будем использовать термины "Он" и "Она". Она - это ты, человек для которого написана эта книга. Она любит Его. Ей хочется быть с ним, Она считает Его лучшим человеком в мире. Он - это тот, кого любит Она. Он любит Ее, но к концу книги все меньше и меньше.

Леонид Каганов

HОВОСТИ HАПРЯЖЕHHОЙ HЕДЕЛИ

ПОHЕДЕЛЬHИК: Продолжается перераздел телевизионного канала Си-эH-эМ (Спокойной ночи малыши). Вчера муниципальный суд удовлетворил иск Хрюши, требовавшего передать ему в собственность еще 13% акций пакета, принадлежавшего ранее Степашке. При этом суд изменил свое позавчерашнее решение отдать Степашке 24% хрюшиных акций.

ВТОРHИК: И вновь о канале Си-эH-эМ (Спокойной ночи малыши). Депутат госдумы Шандыбин резко осудил назначение Амаяка Акопяна на должность руководителя Хрюши и Степашки. В частности прозвучали такие заявления как "Этот Маяк - агент ЦРУ", "Хватит империалистических фокусов", "Верните Дядю Диму" и "Морда жидовская".

Уважаемый архимандрит Игнат!

Низко кланяется вам отец Серафимий, настоятель новой Церкви Всех Скорбящих Дикой Радости в Чертаново. Слава Господу, дела в нашей обители идут хорошо, обживаем помаленьку с Божьей помощью. Пока более пахнет краской и известью нежели фимиамом, но послушник Настасий сказал, что это всегда так в новых строениях и, даст Бог, выветрится. Молимся чтобы выветрилось. Молимся за здоровье строителей, так скоро сотворивших эти хоромы из стекла и камня – храни Бог турков, финов и стройбат.

Профессий много, но

Прекрасней всех — кино

Кто в этот мир попал —

Навеки счастлив стал

Фильм! Фильм Фильм!

И нам, конечно, лгут,

Что там тяжелый труд.

Кино — волшебный сон.

Ах, сладкий сон!

Фильм! Фильм! Фильм!

Друзьям-писателям с просьбой: «Пишите!». Ну, и не обижайтесь на нас, читателей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мастер острого сюжета, закрученной интриги, точных, а потому и убедительных подробностей, достаточно вспомнить знаменитого «Ворошиловского стрелка» или непревзойденную криминальную сагу «Банда», Виктор Пронин великолепно владеет трудным жанром рассказа. В его рассказах есть место и для хитроумной «сыщицкой» головоломки, и для лиричного повествования о непростых отношениях между мужчиной и женщиной, и для исследования парадоксов человеческого характера. Словом, жизнь — штука непредсказуемая, ведь никогда не знаешь, что ждет тебя в любой следующий миг. Но в этом-то и самый интерес...

Мастер острого сюжета, закрученной интриги, точных, а потому и убедительных подробностей, достаточно вспомнить знаменитого «Ворошиловского стрелка» или непревзойденную криминальную сагу «Банда», Виктор Пронин великолепно владеет трудным жанром рассказа. В его рассказах есть место и для хитроумной «сыщицкой» головоломки, и для лиричного повествования о непростых отношениях между мужчиной и женщиной, и для исследования парадоксов человеческого характера. Словом, жизнь — штука непредсказуемая, ведь никогда не знаешь, что ждет тебя в любой следующий миг. Но в этом-то и самый интерес...

Мастер острого сюжета, закрученной интриги, точных, а потому и убедительных подробностей, достаточно вспомнить знаменитого «Ворошиловского стрелка» или непревзойденную криминальную сагу «Банда», Виктор Пронин великолепно владеет трудным жанром рассказа. В его рассказах есть место и для хитроумной «сыщицкой» головоломки, и для лиричного повествования о непростых отношениях между мужчиной и женщиной, и для исследования парадоксов человеческого характера. Словом, жизнь — штука непредсказуемая, ведь никогда не знаешь, что ждет тебя в любой следующий миг. Но в этом-то и самый интерес...

Мастер острого сюжета, закрученной интриги, точных, а потому и убедительных подробностей, достаточно вспомнить знаменитого «Ворошиловского стрелка» или непревзойденную криминальную сагу «Банда», Виктор Пронин великолепно владеет трудным жанром рассказа. В его рассказах есть место и для хитроумной «сыщицкой» головоломки, и для лиричного повествования о непростых отношениях между мужчиной и женщиной, и для исследования парадоксов человеческого характера. Словом, жизнь — штука непредсказуемая, ведь никогда не знаешь, что ждет тебя в любой следующий миг. Но в этом-то и самый интерес...