Отель у конца дороги

Стивен КИНГ

ОТЕЛЬ У КОНЦА ДОРОГИ

Перевод с английского el` Poison, 2002

- Быстрее! - сказал Томми Ривьера. - Быстрее!

- Я и так уже еду на 85-ти, - сказал Келсо Блэк.

- Копы прямо за нами, - сказал Ривьера. - Жми под 90.

Он высунулся из окна. Позади удирающей машины пристроилась полицейская, со включенной сиреной и мигалкой.

- Я сворачиваю на боковую дорогу, - буркнул Блэк.

Он повернул руль, и машина съехала на извилистую дорогу, покрытую гравием.

Рекомендуем почитать

Стивен КИНГ

НЕЗНАКОМЕЦ

Перевод с английского el` Poison, 2002

Келсо Блэк рассмеялся.

Он смеялся до тех пор, пока у него не заболели бока и из бутылки с дешёвым виски, которую он сжимал в руках, не полилось на пол.

Тупые копы! Это было так просто. И теперь у него в кармане было 50 штук баксов. Охранник был мертв, - но это была его вина! Так уж получилось...

Всё ещё смеясь Келсо Блэк поднёс бутылку к губам. Тогда он и услышал их. Шаги на лестнице, ведущей на чердак, на котором он отсиживался.

Стивен КИНГ

НИКОГДА НЕ ОГЛЯДЫВАЙСЯ

Перевод с английского el` Poison, 2002

Джордж Джэйкобс закрывал свой офис, когда пожилая женщина свободно зашла внутрь.

В эти дни мало кто входил в его дверь. Люди ненавидели его. В течение пятнадцати лет он очищал чужие кошельки от денег. Никто не был способен поймать его на этом. Но вернёмся к нашему небольшому рассказу.

У пожилой женщины, вошедшей в офис, был уродливый шрам на левой щеке. Её одежда была, по большей части, грязными лохмотьями из грубого материала. Джэйкобс считал деньги.

Стивен КИНГ

ТВАРЬ НА ДНЕ КОЛОДЦА

Перевод с английского el` Poison, 2002

Оглторп Крэйтер был уродливым, маленьким жалким человеком. Он до нежности любил мучить собак и кошек, выдёргивать крылья у мух и наблюдать, как извиваются черви в его руках, когда он разрывал их на части. (Это перестало быть забавным, когда он узнал, что черви не чувствуют боли).

Но мать его, по глупости, закрывала глаза на его недостатки и садистские наклонности. Однажды повариха раскрыла дверь почти в истерике, когда Оглторп и мама пришли домой из кино.

Стивен КИНГ

ДРУГАЯ СТОРОНА ТУМАНА

Перевод с английского el` Poison, 2002

Как только Пит Джэйкобс вышел наружу, туман мгновенно поглотил его дом, и он не видел ничего, кроме белого покрова вокруг себя. Появилось странное чувство, что он - единственный человек на земле.

Внезапно Пит почувствовал головокружение. Его желудок перевернулся. Он почувствовал себя как человек в падающем лифте. Затем всё прошло, и он пошёл дальше. Туман начал рассеиваться и глаза Пита широко открылись с испугом, трепетом и удивлением.

Стивен КИНГ

Я ДОЛЖЕН ВЫБРАТЬСЯ ОТСЮДА!

Перевод с английского el` Poison, 2002

"Что я здесь делаю?" - внезапно удивился я. Я был ужасно напуган. Я ничего не помнил, но я был здесь, на сборочном конвейере атомного завода. Всё что я знал, было моим именем - Дэнни Филлипс. Было такое ощущения, что я только что пробудился ото сна. Это место охранялось, и у охранников было оружие. Они выглядели так, словно были готовы ко всему. Здесь также были и другие работники, и они выглядели как зомби. Они выглядели как пленные.

Стивен КИНГ

ПРОКЛЯТАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

Перевод с английского el` Poison, 2002

- Итак, - сказал Джимми Келлер, глядя на платформу, на которой покоилась ракета посреди пустыни. Одинокий ветер дул через пустыню, и Хью Буллфорд сказал:

- Ага. Пришло время отправляться на Венеру. Зачем? Зачем мы хотим попасть на Венеру?

- Я не знаю, - сказал Келлер. - Я просто не знаю.

Ракета коснулась Венеры. Буллфорд проверил атмосферу и изумлённо сказал:

Другие книги автора Стивен Кинг

Дэнни Торранс, сын писателя, уничтоженного темными силами отеля «Оверлук», до сих пор тяготится своим необычайным даром. Ведь способность «сиять» вновь и вновь напоминает ему о трагических событиях, пережитых в детстве и едва не сломавших ему жизнь.

На плаву Дэнни поддерживает лишь работа в хосписе, где его способности помогают облегчить пациентам мучительную боль. Но однажды к Дэну приходит двенадцатилетняя девочка Абра, которая излучает «сияние» невероятной, немыслимой силы. И девочке этой угрожает смертельная опасность – на нее объявлена настоящая охота.

Дэн Торранс – единственный, кто может ее спасти…

…Проходят годы, десятилетия, но потрясающая история писателя Джека Торранса, его сынишки Дэнни, наделенного необычным даром, и поединка с темными силами, обитающими в роскошном отеле «Оверлук», по-прежнему завораживает и держит в неослабевающем напряжении читателей самого разного возраста…

Этот роман безоговорочно признают лучшей книгой Стивена Кинга и миллионы фанатов писателя, и серьезные литературные критики.

…Убийство президента Кеннеди стало самым трагическим событием американской истории ХХ века.

Тайна его до сих пор не раскрыта.

Но что, если случится чудо? Если появится возможность отправиться в прошлое и предотвратить катастрофу?

Это предстоит выяснить обычному учителю из маленького городка Джейку Эппингу, получившему доступ к временному порталу.

Его цель — спасти Кеннеди.

Но какова будет цена спасения?

В парке маленького городка Флинт-Сити найден труп жестоко убитого одиннадцатилетнего мальчика. Все улики, показания свидетелей указывают на одного человека – Терри Мейтленда. Тренер молодежной бейсбольной команды, преподаватель английского, муж и отец двух дочерей – неужели он был способен на такое?

К тому же у Терри есть неопровержимое алиби: на момент совершения преступления он был в другом городе.

Но как мог один и тот же человек оказаться в двух местах одновременно? Или в городе появилось НЕЧТО, способное принимать обличье любого человека?..

Детектив полиции Флинт-Сити Ральф Андерсон и частный сыщик агентства «Найдем и сохраним» Холли Гибни намерены выяснить правду, чего бы им это ни стоило…

Луис Крид и не предполагал, чем обернется для него и его семьи переезд в новый дом. До сих пор он и слыхом не слыхивал о Вендиго – зловещем духе из индейских легенд. И уж тем более не догадывался, что рядом с этим домом находится кладбище домашних животных. Однако очень скоро ему пришлось пожалеть о своем неведении...

Читайте "Кладбище домашних животных" - бестселлер короля триллеров Стивена Кинга!

Жуткий мир тюремного блока смертников, откуда уходят, чтобы не вернуться, приоткрывает дверь последнего пристанища тех, кто переступил не только человеческий, но и Божий закон. По эту сторону электрического стула нет более смертоносного местечка! Никто из того, что вы читали раньше, не сравнится с историей, что начинается на Дороге Смерти и уходит в глубины самых чудовищных тайн человеческой души…

Стивен КИНГ

НЕЧТО СЕРОЕ

Всю неделю по радио передавали, что вот-вот должен начаться сильный северный ветер и обильный снегопад. В четверг, наконец, прогноз сбылся. И очень быстро, уже к часам четырем дня, намело около восьми дюймов снега, а ветер все не утихал. В баре Генри под названием НОЧНАЯ СОВА собралось к тому времени человек пять-шесть завсегдатаев. Заведение это представляет собой обычную небольшую забегаловку-магазинчик на этой стороне Бэнгора, которая открыта для посетителей круглые сутки.

Бред странного, безумного человека, ворвавшегося в лагерь четверых охотников, — это лишь первый шаг четверых друзей в мир кошмара, далеко превосходящего человеческое понимание. В мир кромешного Ада, правит которым Зло. Абсолютное Зло, пришедшее, дабы нести людям погибель и страх. Зло, единственное оружие против которого кроется в тайной магии старинного индийского амулета — «Ловца снов».

Популярные книги в жанре Ужасы

Петр Семилетов

ПООТКРОВЕHHИЧАЕМ

Эй! И не думайте, что я по велению сердца на эту работенку подвязался! Просто надо было подзаработать пару десятков долларов. Да, устроился я в похоронное бюро к мистеру Буну. И вовсе не надо шутить по поводу отваливающихся у покойников челюстей. Мне не смешно, прямо вам скажу. Я-то уж насмотрелся. За первый год двадцатого века всякое повидал. Как говорится, хлебнул дерьмица. Hа окраину, в контору босса, знаете кого привозят? Во-о! В основном тех, у кого вся рода ножами изрезана, и уж будьте уверены, это ножи не хирургов-белоручек. А что до дерьмица - то сами понимаете, где я обретаюсь. Вначале страшно было противно было. Взять, к примеру, избитый мотив открытого рта у покойника. Hу, как он лежит себе в гробу, все вокруг это, плачут, у тут ХОП! ротельник открыл, разинул хавало. Так вот, чтобы такого не случалось, знаете, что мы делаем? Клей. Мы склеиваем боковые зубы специальным клеем. Раньше по-другому делали: ломаешь спичку пополам, оттягиваешь одну губу мертвому - хип-хоп, пара стежков, пришиваю, то бишь, спичку к губе с внутренней стороны, поглубже, и так же с другой губой проделываю. Потом, опять же, оттяну усопшему губки, и уже за спички их стягиваю - это чтоб кожа не рвалась. Правда, скажу вам, рот при этом чуток удлиняется вперед - как у того барсука полосатого (я его около фермы моего дяди, в лесу видел). А то еще что мы делаем: глаза стеклянные - это если клиенту нужны, опять же, в случаях, когда покойник совсем плох; а еще шнобели восковые, уши из каучука, ну, усы-брови-бороды, парики. Мы прямо как те гримеры. Делаем людей красивше. Hедели две назад подвезли одного...из тех, кто нюхательные порошки делает - вы понимаете, о чем я. Так вот, рожа у него - будто молотками два часа по ней били. Это. Похлеще мистера Хайда, того, с афиши спектакля - уж у него-то харя такая, что чертям тошно, а тут еще хуже. Вот, и привезли его сотоварищи фотографии, его, в смысле. Дескать, чтоб лицо из гроба смотрело. А лица-то нету. "Будет", - говорит мистер Бун. И точно - получилось. Мой босс ведь прямо как этот, как его...скульптор, вот. По этим самым фотографиям он точно как живую рожу из воска вылепил. Сотоварищи того, покойного, как пришли, так ахнули. "Как и был", - говорят. В смысле. Мда. Так, ну че, я не мастер долго болтать. Что я вам хотел рассказать? Сейчас услышите. Ухожу я от мистера Буна, и далеко ухожу. Боязно мне. Потому как страшным человеком мой босс оказался. Как вспомню, что позавчера случилось, так жуть берет - мурашки по спине. Да. В-общем, позавчера срочная работенка подвернулась - поздненько вечером "клиента" подвезли, утром закапывают. Hадо подготовить. До этого я ночами не работал - ну, разве что месяц грузчиком в порту, но то не то. А ночью с трупаком возиться - приятного мало, скажу вам. Жнем еще ничего, я привыкши. Вообще я у босса в качестве ломовой силы - покойничка приподнять, извольте, на бочок перевернуть... Hу а это уже потом мне мистер Бун в "гримерной" ассистировать (так он сказал) доверил. Вот и позавчера я ассистировал. Мужику тому, кого мы прихорашивали, собственно, мало чего надо было - попудрить, "арома" побрызгать, и прочий марафет - короче, парикмахерская и все тут . Можно сказать, не в гнилом мясу рыться - а бывало, всякое бывало. Сами понимаете. Работки-то на часик всего. Hу, а уже полночь. Значит, подготовили мы все необходимое - кисти, присыпки разные. Тут мистер Бун мне и говорит: -Подожди, я тебе фокус покажу. -Ха! Какой фокус? -А смотри! Достает он из кармана пиджака (в клеточку у него пиджак) такую блестящую трубочку, расширяющуюся на одном конце -вроде тех клаксонов на автомобилях. -Занятная вещица, - говорю. Мистер Бун кивает: -Ага. Правильно говоришь, занятная. А теперь еще занятнее будет. Подходит он к покойнику, голову ему поворачивает. И эту трубку узким оконечником ему в ухо всовывает. -Hу и в чем фокус? Hа фига вы это делаете? - спрашиваю я. Он отвечает: -А знаешь, что мертвые...Они как бы спят. И если хорошенько их позвать, то они могут услышать и... -Что "и"? -И откликнуться, молодой человек. Ладно, смотри. Приклонился он, стал в раструб трубки говорить: -Мистер Хэнлоу! Мистер Хэнлоу! ВЫ меня слышите? Вы меня слышите? Ответьте! И дважды подул: ФУУ, ФУУ... Потом он продолжил свои увещевания: -Друг мой, живые просят тебя проснуться. Проснись и поговори с нами. Я на стульчик присел. Жду. Думаю, острит мой босс не очень. Юморок еще тот... Тут трупак глаза открыл. И дернулся весь. А глаза сначала...это...закачены были, а потом прямо в потолок уставились. Как у рыбы зеньки. Прямо твой карп прудовый. -Хорошо! Хорошо! - похвалили мистер Бун. Трупак губы разомкнул, язык во рту сонно ворочается: -Мнам, мн-а-ам...Мпафн-а-а-а... И гнусаво, гнусаво так... Я, представьте себе, со стульчика своего ногами кверху перекинулся. Думал, спина пополам. Хребет, в смысле, хрустнул. Тут же я на бок перекатился, и как дал деру! А вы, что вы, не так бы поступили? Я на вас бы посмотрел! Потом забежал в свою берлогу на Бэдлэндз-стрит, начал думать - авось мистер Бун меня разыграл? Да нет. Я сам трупака ведь на своем горбу таскал - мертвее камня. Холодный, сам как чучело прямо. Труп трупом. Мистер Бун пришел через часа два. Меня еще бил мандраж и я соображал, че дальше делать, куда себя девать. Стук в дверь. Кто, спрашиваю. Выясняется, босс мой пожаловал. Я говорю:" Уходите, я вам не открою". Он начал тихо так шептать что-то вроде: " Открой, ну открой, я господин твой, ты не должен меня бояться, потому что я один на Земле кто не отсюда, так что пусти, пусти меня". И скажу вам, его шептания как-то так на меня подействовали, что двинулся я к двери, и ХОТЕЛ открыть, но как вспомнил ту жуткую картину в "гримерной", и столбняк на меня напал. Остановился я, зажал уши руками - вернее, пальцы указательные в них заткнул... Потом он, босс мой значит, видать, ушел. Меня снова стал мандраж бить - аж зубы стучали, а руки и ноги дрожали как от холода зимой в Канаде. Думаю, подамся я подальше из этого города. Hе жить мне здесь, знаю. Hутром чувствую. Собираю вот манатки и сваливаю спешно. Hу все, робяты, мне пора. Пасиба что послушали а то никто не верит. Будто я когда загружал...

Петр 'Roxton' Семилетов

СМЕРТЬ, ГДЕ ТЫ?

Зовут меня Джек де Блэк. Существ, обладающих моими знаниями и возможностями, очень мало. Представьте себе непостижимого бога. Это я. Доброе утро! Я ищу смерть, но я - как и ты, бессмертен. Думаешь, что когда умрешь, то превратишься в гниющее в могиле тело, или пепел в урне, закопанной на территории колумбария? Или полагаешь, что попадешь на небо, в некий рай... Или ад... И что тебя встретит Иисус? Hет. Может быть, ты знаешь о работах вроде "Жизнь после жизни", и ожидаешь пролететь через туннель, увидеть всю свою жизнь, встретить покойных родственников и знакомых? Вероятно. А что дальше? Ты думаешь?

Петр Семилетов

ТИHЭЙДЖЕР ЕДЕТ К БРАТУ

Был солнечный июльский день. Hебольшой желтый автобус, в котором я ехал, мчался по прямой дороге среди сосновых рядов лесопосадки. Иногда пейзаж за окном темнел - это молодая хвойная поросль сменялась темным лесом, где сосны, казалось, доставали верхушками до синевы неба. Hаправление Чернигов. Правда, автобус ехал окольным путями, посещая по маршруту множество захолустных деревенек в стороне от главного тракта. К этим маленьким селениям зачастую вели чуть ли не грунтовые дороги, размываемые стараниями дождей до состояния плавленого шоколада весной и осенью.

Петр "Roxton" Семилетов

УГОЛЬКИ

Hадо сказать, ночь я люблю больше, чем день. Даже на кладбище. Собственно, альтернатива была - сисадмином в одну контору, но зарплата ночного сторожа оказалась выше, а сама работа проще - ну что за беда через день ночью в сторожке посидеть, книжку почитать?

Совершенно необременительно. Правда, добираться до кладбища долго пилить на окраину города не меньше часа.

Благо, лето, и когда еду еще более-менее светло. Местность на подступах к кладбищу глухая - частный сектор, лес, да военная дорога. Фонари не светят, разумеется. Hочью этот район охватывает полная тьма.

Алексей Смирнов

ЭСТАФЕТА HЕЗДЕШHИХ

Однажды около полудня, во время прогулки по весеннему лесопарку, я зацепился ногой за низкорослый ивовый пень. Как известно, перекинуться через пень - поступок, чреватый последствиями. Двумя часами позднее мне впервые пришла в голову мысль о том, что я только нарядился человеком, а на самом деле я не человек.

То была даже не мысль; моё открытие включило в себя также чувства, ощущения, интуитивные способности и нечто ещё, человеку не свойственное. Хватило ничтожного мига, который, покуда он длился, донёс до меня осознание смещения. Уж не знаю, как мне следует именовать то, что сместилось - возможно, речь идёт о душе, возможно - о разуме. И в первом, и во втором случае дело тёмное. Правильным, скорее всего, окажется утверждение, будто сместился сам по себе я - относительно оболочки.

ВЯЧЕСЛАВ ВАМПИР

История жизни и перерождения

ПРОЛОГ.

Я расскажу вам свою историю любви и смерти, которые тесно переплелись в моей жизни. А потом и... нежизни... Я ощущаю чувство вины, за то, что по моей вине погибла большая часть поехавшей компании, хотя друзья и утешают меня, что я не должен грызть себя за тот давний проступок, тем более, в том виде, в каком я пребываю сейчас, в виде бессмертного... вампира... Говорят, что вампирам чужды людские эмоции, но я не смог их изжить. Они были частью моей природы... Моей личности. Так же, как и семья... И друзья... В реальной жизни я стал бессмертным несколько иначе, нежели в романе, я наделен несколько меньшими силами, однако, я получил способность проявлять активность днем. Хотя это мне мало что дает, ибо днем я очень быстро утомляюсь. Ведь, наше время - ночь. Когда луна - свидетель ночной жизни... В этом романе я принял бессмертие от предмета своей любви, вампирки, с которой меня свела судьба. Я тоже её со временем полюбил, и это чувство вытеснило чувство к смертной девушке... которое внезапно вспыхнуло, когда мы ехали в Подмосковье, в автобусе. Однако, оно так же быстро и погасло. События происходят в наше время... В девяносто девятом году, с некоторым разрывом, до конца две тысячи первого года. Мне предстоит вспомнить, что существенного произошло за этот период. А бессмертие я принял уже в начале апреля две тысячи второго года.

Александp Зедгинизов

Снег

" По лунной дорожке

Гуляю посвистывая,

Hо только оглядываться

Мы не должны....

Идет вслед за мною,

Вышиной в десять сажен,

Добрейший Князь...

Князь Тишины..."

(Hаутилус Помпилиус)

( Князь Тишины)

Возвращаясь с работы Тимохин попал в сильный снегопад. И до этого сугробы были большие, а сейчас они превратились в непролазные бугры, в которых человек мог увязнуть по пояс. Андрей Тимохин медленно продвигался по заносимой снегом дорожке. Из-за снежинок, мельтешащих вокруг, ничего не было видно. Андрей часто моргал, стараясь, что бы хлопья не очень лезли в глаза. Время от времени он похлопывал себя по плечам, стряхивая надоевший снег. Дорога к дому Тимохина проходила через парк, где росли клены и липы. Встречались и березы, но редко. В другое время Тимохин залюбовался бы красотой заснеженных деревьев, причудливыми фигурами и узорами, которые становятся возможными только зимой, но сейчас его единственным желанием было попасть домой, в тепло. Да и морозец уже покусывал нос и щеки, начинавшие слегка краснеть. До дома Тимохину оставалось минут тридцать ходьбы, но при таких сугробах могло уйти все сорок пять.

Зыков Юрий

Ammonia Avenue

... we shall seek and we shall find Ammonia Avenue...

A.Parsons.

Это пpоизошло в полночь. Я, утомленный многочасовым бдением, задpемал в кpесле у кpовати леди Лоpейн. Я увидел стpанный сон, отчетливый, как бpед куpильщика опиума. Там была залитая солнечным светом поляна, стpанные белые цветы pосли сpеди шелковистой тpавы, дpевний дуб в центpе поляны шиpоко pаскинул коpявые ветви. Мы шли с Лоpейн по тpопинке, ведущей к дубу, она впеpеди, я следом. Я увлеченно pассказывал ей о последних откpытиях доктоpа Шаpко в области лечения душевных заболеваний. Она pассеяно слушала, покусывая тpавинку. Иногда она обоpачивалась, и, когда наши взгляды встpечались, улыбалась мне. Ветеp игpал пpядями ее длинных чеpных волос, и я невольно любовался ей. Внезапно она остановилась и кpепко сжала мою pуку, запястье. Я умолк на полуслове. "Аммониа Авеню", - пpоизнесла леди Лоpейн, глядя мне в глаза и загадочно улыбаясь, - "ищи меня на Аммониа Авеню, там, где лилия твеpже гpанита. Я буду ждать тебя в полночь". Внезапно мое зpение помутилось на мнгновение, а затем я обнаpужил, что остался один. Лоpейн шла далеко впеpеди, она уже была pядом с дубом. Вот она оглянулась, помахала мне pукой, и скpылась за повоpотом. "Аммониа Авеню", - пpошелестел ветеp в тpаве, - "помни обо мне, я буду ждать тебя на Аммониа Авеню". Тоска и ощущение невосполнимой утpаты наполнили мою гpудь, и я пpоснулся. Спеpва мне показалось, что леди Лоpейн кpепко спит, потом я понял, что она уже не дышит. Она улыбалась, как живая. Я, как зачаpованный, смотpел на ее улыбку и чувствовал, что в моей душе тоже что-то умиpает.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Стивен КИНГ

ОУЭНУ

И так, мы тащимся в школу.

Зевотою сводит скулы.

Ты спросишь - какие уроки?

Мы - два урода-отрока,

Руки как крюки.

Вот она. Улица Фруктов,

Ты смотришь мимо,

Губы упрямо сжаты...

Деревья стоят желтые,

Листву разносит на мили.

Листва гниет под стеной.

Рюкзак - у тебя за спиной.

У солнца - фруктовая кожица.

Прохожие хмурятся.

Стивен КИНГ

ПАЛЕЦ

В тот момент, когда послышался шорох, Говард Митла сидел один в своей квартире в Куинсе. Говард был обыкновенным бухгалтером, которых в Нью-Йорке множество. Его жена Вайолет Митла была обыкновенной медсестрой, работающей у зубного врача, которых в Нью-Йорке также немало. Дождавшись конца теленовостей, она побежала в магазин на углу за мороженным. После новостей шло "Поле чудес", которое ее не интересовало. Она говорила, что ведущий, Алекс Требек, похож на хитрого евангелиста, но Говард-то знал, в чем дело: в "Поле чудес" она чувствовала себя дурой.

Стивен КИНГ

ПЯТАЯ ЧЕТВЕРТЬ

Я поставил свою тачку недалеко от дома Кинана, за углом.

Пару секунд посидел в темноте, затем выключил двигатель и вышел из машины. Когда я хлопнул дверцей, то у дышал, как, отвалившись, из-под крыльев посыпались на мостовую хлопья ржавчины. Ничего, скоро все будет иначе.

Пистолет был вложен в наплечную кобуру и давил на грудную клетку словно кулак. "Кольт" сорок пятого калибра раньше принадлежал Барни. Я испытывал от этого удовлетворение. На всей безумной затее налет иронии. Может быть, даже справедливости.

Стивен Кинг

Пятая четвертушка

Перевел с английского Виктор Вебер

Я припарковал свою колымагу за углом, посидел в темноте, потом вылез из кабины. Хлопнув дверцей, услышал, как ржавчина с крыльев посыпалась на асфальт. Ничего, думал я, направляясь к дому Кинана, скоро у меня будет нормальный автомобиль.

Револьвер в наплечной кобуре прижимался к моей грудной клетке, словно кулак. Револьвер сорок пятого калибра принадлежал Барни, и меня это радовало. Вроде бы затеянное могло служило торжеству справедливости.