Отечественная война и русское общество, 1812-1912. Том III

Вниманию читающей публики предлагается замечательный 7-томник. Замечателен он тем, что будучи изданный товариществом Сытина к 100-летней годовщине войны 12-го года, обобщил знания отечественной исторической науки о самой драматичной из всех войн, которые Российская империя вела до сих пор. Замечателен тем, что над созданием его трудилась целая когорта известных и авторитетных историков: А. К. Дживелегов, Н. П. Михневич, В. И. Пичета, К. А. Военский и др.

Том третий.

Отрывок из произведения:

то было при Лоди, 10 мая 1796 года. Генералу Бонапарту необходимо было перейти Адду в тот же день, чтобы отрезать большой неприятельский отряд. Мост через реку защищали австрийцы, под начальством ген. Себотендорфа. Переход был почти невозможен. Себотендорф выставил против моста батарею в три десятка орудий, которая грозила засыпать картечью всякую атакующую колонну. Сейчас же за артиллерией стояла пехота. Бонапарт, тем не менее, решил завладеть переправой. Он приказал начальнику кавалерии ген. Бомону перебраться на другой берег двумя верстами выше с батареей легкой артиллерии и напасть на правый фланг неприятеля. Сам он собрал все пушки, которые у него были, и велел открыть огонь по неприятельской артиллерии. В то же время за городским валом, который окаймлял реку, он построил гренадер Ожеро в атакующую колонну. Так как австрийская пехота, укрываясь от огня французской артиллерии, отошла довольно далеко от батареи, обстреливавшей мост, то гренадеры оказались ближе к неприятельским пушкам, чем их собственная пехота. Канонада гремела без перерыва. Выждав, пока австрийские пушки, осыпаемые французскими ядрами, ослабили огонь, а Бомон нападением справа отвлек внимание Себотендорфа, Бонапарт приказал бить атаку. Голова гренадерской колонны простым поворотом налево очутилась на мосту, пронеслась через него почти без потерь, мигом овладела пушками неприятеля, обрушилась на пехоту, опрокинула ее и обратила в бегство. Себотендорф потерял, кроме артиллерии, около 2.500 чел. пленными и несколько тысяч убитыми. Потери французов составляли едва 200 чел. Ломбардия была открыта для Бонапарта. Сокрушительный удар был задуман и нанесен с такой гениальной простотой, все окружающие так горячо поздравляли Бонапарта с этой победой, что двадцатисемилетний генерал задумался самым серьезным образом. В «Memorial de St. Helene» (I, 193) мы читаем следующую фразу: «Вандемьер и даже Монтенотте[1]

Рекомендуем почитать

Вниманию читающей публики предлагается замечательный 7-томник. Замечателен он тем, что будучи изданный товариществом Сытина к 100-летней годовщине войны 12-го года, обобщил знания отечественной исторической науки о самой драматичной из всех войн, которые Российская империя вела до сих пор. Замечателен тем, что над созданием его трудилась целая когорта известных и авторитетных историков: А. К. Дживелегов, Н. П. Михневич, В. И. Пичета, К. А. Военский и др.

Том пятый.

Другие книги автора Сергей Петрович Мельгунов

Книга крупнейшего историка революции и Гражданской войны С.П.Мельгунова «Красный террор в России» является документальным свидетельством злодеяний большевиков, совершенных под лозунгом борьбы с классовыми врагами в первые годы после октябрьского переворота. Она основана на свидетельских показаниях, собранных историком из разных источников, но в первую очередь из печатных органов самой ВЧК («Еженедельник ВЧК», журнал «Красный террор»), еще до его высылки из СССР. Печатается по 2-ому, дополненному изданию (Берлин, издательство «Ватага», 1924).

Книга крупнейшего историка революции и Гражданской войны С. П. Мельгунова «Красный террор в России» является документальным свидетельством злодеяний большевиков, совершенных под лозунгом борьбы с классовыми врагами в первые годы после октябрьского переворота. Она основана на свидетельских показаниях, собранных историком из разных источников, но в первую очередь из печатных органов самой ВЧК («Еженедельник ВЧК», журнал «Красный террор»), еще до его высылки из СССР.

Орфография и пунктуация оригинала.

С. П. Мельгунов. «Красный террор» в России. 1918–1923. Издательство «Ватага». Берлин. 1924. Изд. 2-ое дополненное.

В настоящее время (2000-ый год) за давностью лет рассекреченные немецкие архивы полностью подтверждают утверждения С. П. Мельгунова, сделанные им ещё в 20-ые года - финансирование Ленина немецким генеральным штабом.

О чём предлагаемый читателю его труд.

Вниманию читающей публики предлагается замечательный 7-томник. Замечателен он тем, что будучи изданный товариществом Сытина к 100-летней годовщине войны 12-го года, обобщил знания отечественной исторической науки о самой драматичной из всех войн, которые Российская империя вела до сих пор. Замечателен тем, что над созданием его трудилась целая когорта известных и авторитетных историков: А. К. Дживелегов, Н. П. Михневич, В. И. Пичета, К. А. Военский и др.

Том второй.

Вниманию читающей публики предлагается замечательный 7-томник. Замечателен он тем, что будучи изданный товариществом Сытина к 100-летней годовщине войны 12-го года, обобщил знания отечественной исторической науки о самой драматичной из всех войн, которые Российская империя вела до сих пор. Замечателен тем, что над созданием его трудилась целая когорта известных и авторитетных историков: А. К. Дживелегов, Н. П. Михневич, В. И. Пичета, К. А. Военский и др.

Том четвертый.

Заключительная часть книги С. П. Мельгунова «Трагедия адмирала Колчака» посвящена анализу тех  причин, которые привели армию Колчака к поражению в противостоянии антигосударственным силам. Прямой и безукоризненно честный Адмирал, взявший на себя бремя Верховного правителя и мечтавший о восстановлении Великой России, столкнулся не только с явным противником в лице большевиков, но и с двурушнической политикой командования союзников, личными амбициями сибирских атаманов, не желавших признавать конституционного диктатора, действиями международных авантюристов, жировавших в условиях русской беды, и прямым предательством партийных функционеров, пошедших на сговор с большевиками.

История последних дней Адмирала Колчака — это история подлости и предательства национальных интересов России, о которой должны знать наши современники.

Вниманию читающей публики предлагается замечательный 7-томник. Замечателен он тем, что будучи изданный товариществом Сытина к 100-летней годовщине войны 12-го года, обобщил знания отечественной исторической науки о самой драматичной из всех войн, которые Российская империя вела до сих пор. Замечателен тем, что над созданием его трудилась целая когорта известных и авторитетных историков: А. К. Дживелегов, Н. П. Михневич, В. И. Пичета, К. А. Военский и др.

Том первый.

Популярные книги в жанре История

Алексей Егорович РАЗИН

ИЗЯСЛАВ-СКИТАЛЕЦ

В Олеговом лесу было одно особенно привольное местечко. На откосе горы раскинулась поляна - из лесу на нее выступали четыре дуба, густые, кудрявые, свежие, возле них гремел небольшой ключ, трава свежа и нетоптана. Пониже, под горой, в потных местах, держался кабан; повыше нередко попадался олень; медведь-пустынник ходил за ягодами, лось-сохатый щипал рябиновые побеги.

Со времен Святослава положен на лес строгий запрет, и никто из простых людей не смел в нем тронуть зайца, не то что княжеской зверины: кабана, лося, медведя. Князь Владимир наезжал сюда на охоту, а после него нога человечья почти в него не ступала. Ярослав Мудрый охотником не был, Изяслав тоже охоты не любил, и зверь плодился и жил по своей звериной воле, хотя от Киева до средней Олеговой поляны было не больше пятнадцати верст.

Малинина Тамара Алексеевна — ведущий научный сотрудник Государственного Эрмитажа, кандидат искусствоведения

Суздалева Татьяна Эльвивна — старший научный сотрудник Научно-исследовательского музея Академии Художеств, кандидат архитектуры

Что было социалистического в Великом Октябре, индустриализации и коллективизации? Какой общественный строй представляет хозрасчет? Можно ли преодолеть капитализм в стране, где он еще не полностью развился? На все эти вопросы попытался ответить данной работой ныне покойный костромской марксист Авенир Соловьев.

В 734 г. коринфяне основали на восточном побережье Сицилии поселение Сиракузы, которому суждено было стать впоследствии самым большим и могущественным из греческих полисов Западного Средиземноморья. Сицилия была центром греческой культуры и науки не меньшим, чем сама Греция. Греки сделали остров местом действия многих мифов и легенд, например, о прекрасной Галатее, Дафнисе и Хлое, о похищении Прозерпины. В разное время здесь жили философ Эмпидокл, поэт Феокрит, историк Диодор Сицилийский, Эсхил, Пиндар, позже Платон, в Леонтинах родился софист Горгий, наконец, здесь творил и принял свою смерть сиракузец Архимед.

Взгляд писательницы-христианки на героев ее романа лангедокского цикла.

Автор идет от прояснения тяжелой жестко детерминированной ситуации, в которой находилась Московская Русь, к обрисовке альтернативного мира, который стал бы следствием победы царя в Ливонской войне

Древняя Русь, средневековая Россия. Дмитрий Донской, Елена Глинская, Иван Грозный, боярыня Морозова, первые Романовы — интересные новые факты повествуют о «потаенных хранилищах» истории и культуры России.

Автор книги — Нина Михайловна Молева, историк, искусствовед — хорошо известна широкому кругу читателей по многим прекрасным книгам, посвященным истории России.

Книга Станислава Ауского не идеализирует власовцев: это более чем очевидно из многих ее отрывков. Но он стремится добиться для них справедливости. Если кому-нибудь покажется, что он иногда повествует о них с симпатиями, выходящими за рамки исторической объективности, к которой он явно стремится, то это лишь незначительное облачко на фоне научного небосклона, исчезающее под черной тучей советской историографии, в которой нет и следа не только объективности, но даже малейшего намека на понимание человеческого положения.

Также и нам она сообщает кое-что о Пражском восстании, чего мы до сих пор не знали.

Естественно, что нам, пережившим всю тяжесть благославления национал-социализма партии трудящихся Германии на собственном горбе, вряд-ли удастся избежать наплыва смешанных чувств при виде всех этих русских лиц в формах, которые нам напоминают нерусские лица в тех же формах.

Но может быть мы сможем — и я думаю, что нам следовало бы — свои воспоминания о людях в Бухенвальде соединить одновременно с воспоминанием о русском солдате, преданном «великим маршалом» его же собственной родины и безжалостно умирающем от голода в лагере для военнопленных.

В конце концов, в этом химерическом устройстве национал-социалистического перевоспитания людей погибло и немало христианских священников.

Д-р Йосиф Шкворецкий.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Лена хороша собой и чертовски умна. Мужчины-подчинённые за спиной величают её мегерой? Подумаешь! Бизнес-леди обязана быть жёсткой, нежными и романтичными пусть будут другие дамочки! Так она считала, пока в один прекрасный день не зашла в модный салон. Зашла зеленоглазой брюнеткой, а вылетела белокурым ангелом. Знала бы Лена, как изменит её жизнь сиюминутный каприз!.. Вскоре она почувствовала себя совершенно другим человеком, а случилось это в чужой стране, куда Лена отправилась по настоянию делового партнёра. И тут начались настоящие чудеса. Ей постоянно кажется, будто всё это происходит не с ней, точно она заняла чужое место. А может, так оно и есть?!

После предательства возлюбленного, адвоката Даниила Вербицкого, Агния Туманова не может надолго задерживаться на одном месте. Единственный выход – полностью загрузить себя любимой работой. Ведь известному и модному столичному фотографу рады в любом уголке страны. Причудливые позы, робкие улыбки начинающих моделей в тихом провинциальном городке, все это вполне привычно для Агнии. Но очень скоро она понимает: все девушки панически чего-то боятся и даже не приближаются к скромному офисному зданию в центре города. Там, по слухам, творятся очень страшные дела. Молодые красавицы уезжают из проклятого городка, чтобы не попасть в сексуальную кабалу к маньякам-извращенцам. Агнии тоже нужно последовать их примеру и уносить ноги из гостеприимного местечка, пока она еще не успела приглянуться местным любителям сладкой «клубнички»…

Гвардейский полк заночевал в прибрежном селе, куда попал совершенно случайно: на карте оказались два населенных пункта с одним и тем же названием. Место сосредоточения армии и переправа через Дунай намечались на самом деле не здесь, а выше по течению, в районе Дунай-Вече.

Еще полностью не рассвело, а младший сержант Михаил Капелян вышел на берег, чтобы взглянуть на Венгрию. Запахнув шинель, ссутулясь, он задумчиво сидел на коряге, с жадным любопытством глядя на ту сторону реки.

ОглавлениеКолумнисты

Василий Щепетнёв: Женевский обед Автор: Василий Щепетнев

Дмитрий Шабанов: Эффект индульгенции Автор: Дмитрий Шабанов

Кафедра Ваннаха: Период 4К Автор: Михаил Ваннах

Голубятня-Онлайн

Голубятня: Затяг болта и Титан Автор: Сергей Голубицкий

Голубятня: Белый тигр Автор: Сергей Голубицкий