Отдых у моря

На экране появилась яркая надпись: «6 часов 30 минут. Пора вставать», тут же продублированная громким равнодушным голосом прямо в ухо. Джон поморщился, нехотя сел на кровати, зевнул, глядя на экран, и начал медленно спускаться по лесенке со своего третьего яруса. Экраны на обоих нижних ярусах были еще темными - жена и сын вставали позднее.

Джон ступил на пол, и его экран тут же погас. Он протиснулся вначале в ванную, затем на кухню. Чашка кофе уже дымилась на выдвижном столике кухонного автомата. Джон высосал горячую, горьковатую и абсолютно невкусную жидкость, сплюнул осадок в предупредительно поднявшуюся навстречу раковину-плевку и боком-боком выбрался в коридор. Пора было одеваться и идти на работу.

Другие книги автора Георгий Владимирович Шишко

Иван Петрович Кошкин догрызал уже третью авторучку. Обстановка в квартире максимально способствовала творчеству. В комнате было светло, тепло, но не жарко, воздух был свеж, но без сквозняков. не слышно было соседской дочки, которая всегда терзала слух писателя своими гаммами, а жена уехала в Ригу, к родителям, В таких условиях иной писатель уже издергался бы в поисках листа чистой бумаги. Но стопка белой финской «полевки» перед Иваном Петровичем тихо дремала нетронутой, за исключением нескольких листиков, на которых как-то невзначай, сами собой изобразились лохматые собаки с рыбьими хвостами, почему-то все сплошь в очках и с трубками. В голове у писателя-фантаста громоздились планеты, захваченные звездолетами воинственных и кровожадных цивилизаций, небритые космонавты отчаянно, но безуспешно пытались найти обратную дорогу или хотя бы тропку. Строили глазки молодые аборигенки разнообразнейших форм и расцветок. Взбунтовавшийся робот на астероиде разрезал купол ветростанции, а побледневшие астрономы палили в него из бластеров, лазеров и гранатометов, но почему-то никак не могли попасть… Мыслей хватало! Не было слов… Встреча с редактором, которая должна была состояться через несколько дней, грозила закончиться маленьким скандалом…

В недалеком будущем детей учат при помощи Игрового Полигона, который может воспроизвести любое место, время и событие. Но все дети любят играть, и вот, втайне от преподавателей, они собираются в старом подвале.

Произведение входит в:

— журнал «Юный техник» (1988) — № 1. — с. 46-51, под названием: Робин Гуд — Сережка Лазарев.

— сборник «Белое пятно на карте» (1989) — с. 32-44, под назв.: Тайна старого подвала.

— антологию «Имя для рыцаря» (1989).

— сборник «Сумасшедшая книга » (1993).

— журнал «Фантакрим MEGA 1990'1» — с. 29-33.

Новый учитель астрономии в лицее предложил провести в старших классах викторину. Правда, потом оказалось, что это не совсем учитель астрономии…

Произведение входит в:

— журнал «Фантакрим MEGA 1991'2» (1991).

— сборник «Планета с которой не гонят в шею» (1989).

— сборник «Заповедник для человечества» (1989).

— сборник «Сумасшедшая книга » (1993).

— А знаешь, Коля, мне все это надоело. В конце концов, сколько можно? Уже двести лет работают наши мастерские. А закон открыт черт знает когда. И до сих пор мы энергию переводим. А зачем? Ну, решил Совет. Ну и что? Когда он собирался, тот Совет?! За двести лет столько изменилось! Нет, ты как знаешь, а я в Информцентр доложу, что считаю нашу работу бесполезной. Вон вчера еще один приволокся. И коробку с собой притащил. Я его в музей направляю, а он мне — я и так все знаю, там аналогов нет! У меня, говорит, другой принцип! А я ему — мало ли что, осмотрите коллекцию, как положено! Ну, он и пошел. Полчаса проболтался там для проформы, потом является. Регистрируйте, говорит, молодой человек. И схему мне подкладывает. А в коробке у него собрано уже, значит. Ну, я ему объясняю, что мы у изобретателей аппараты не берем, а собираем сами по описанию и чертежам. Чтобы не подсунули замаскированных батарей каких-нибудь. Или там реакторов. Хотя реактор такой величины — это тоже… Ну, он повздыхал. Долго, говорит, ваш эксперимент протянется? Дня три, говорю, протянется. Соберут роботы за три часа, а три дня конструкция должна пробыть в рабочем режиме. Большинство за это время останавливается. Одна только целый месяц продержалась. Да и с ней все ясно было через три дня — выход энергии закономерно снижался. Ваша, говорю, часов шесть прокрутится. Тут он на меня глазами как сверкнет! Молча развернулся и пошел. У выхода говорит ровно через три дня приду, раньше и не тревожьте. Номер, говорит, на обороте. И точно, на обороте схемы, кроме личного номера, еще и номер интелекса. Я ради интереса проверил по справочной — знаешь, кто он такой? Из Михайловского института, сектор нервных болезней, группа навязчивых состояний. От общения с ними сам, видать, того… Ладно, пойду гляну, как его коробка крутится. Уже стала небось…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Фантастическая повесть.

Пресс-конференция была длинная и скучная. Захваченные врасплох поспешным отлетом «Альбатроса», репортеры лихорадочно рылись в старых подшивках газет, в поисках необычайных вопросов для интервью, которое должно было состояться во второй половине того же дня. Правда, энтузиазм их коллег старшего поколения мог бы предложить им достаточно ресурсов: но так как эта мысль пришла в голову им всем, то вопросы походили один на другой, как две одинаковые ракеты.

Ну вот и все. Сижу и смотрю на экран: минуту? час? сутки? — в точности не знаю. Никто не подходит, разбрелись по углам — хмурые, пряча глаза друг от друга. Что это — чувство вины? разочарование? стыд? — сказать трудно. Горько как-то. Удручающая пустота мыслей и ощущение обиды (на кого?). Не так — не так все представлялось. И не назвать случившееся крушением мечты. Нет, была не просто мечта — нечто большее — вера.

Все. Осталось включить маршевые двигатели, внести поправку во времени и ждать. Ждать долгих два года, а потом ступить на Землю.

В представленном ниже рассказе автор приглашает нас в компании с орнитологом-первопроходцем Джоном Одюбоном в путешествие по неизведанным просторам мира в поисках птиц, находящихся под угрозой исчезновения. Вот только мир этот не совсем такой, каким мы его знаем…

Фантастические рассказы из пятнадцатого выпуска художественно-географической книги «На суше и на море».

Фантастические рассказы из семнадцатого выпуска художественно-географической книги «На суше и на море».

— Посмотри, что это?

Редактор всемирно известного еженедельника «Планеты» Уво Бенев, к которому было обращено восклицание, человек, по слухам, знавший все, что происходит в солнечной системе, заинтересованно повернулся к иллюминатору и целую минуту смотрел вниз. Под аэробусом текла река. То есть было полное впечатление настоящего потока, хотя какие могли быть реки среди лунных, пропастей, где для того, чтобы выжать стакан воды, нужно переработать тонну руды.

Создал я себе "электронного оракула" и спросил его:

— Где мне найти свое счастье?

Электронный помощник молчал. Капала вода на кухне, словно считала секунды. Было тихо и скучно. Хоть бы кто позвонил. Или сосед постучался. Или, еще лучше — одинокая соседка, что жила напротив, Татьяна Васильевна. Она часто приходит с просьбой что-нибудь починить.

Вообще мне страшно не повезло в жизни. В книжках — о ком только не читал! О Джульетте, например. Выла, говорят, такая, раз увидела — и кончено. А на меня сколькие глядели, и хоть бы одна захворала…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ник и Джейн были очень рады, что съездили посмотреть конец света, потому что очень приятно прийти в гости к друзьям и рассказать об этом. Разумеется, наслаждаясь всеобщим вниманием.Но оказалось, что они не первые…

Мужчина, возвратившись из поездки после недельного отсутствия и бросив взгляд на свой рабочий стол, обнаружил на нем большой толстый конверт. Рабочий стол был темно-коричневого цвета, без всяких ящиков. Мужчина обычно писал за ним, сидя в кресле. Посредине стола стояла лампа дневного света, справа – кожаная коробка для мелочей, слева – четырехугольный пластмассовый ящик, заваленный письмами и журналами, которые прибыли за время его отсутствия. И, как бы соединяя то, что находилось справа и слева, лежал большой толстый конверт – подобие некоего жертвоприношения.

В «Госпоже Кага Сёнагон» речь идет о великой японской писательнице Мурасаки Сикибу (974? – 1014?) и ее произведениях: «Повесть о Гэндзи», «Дневник» и «Изборник стихов». Настоящее имя ее неизвестно. Она происходила из захудалой ветви могущественного рода Фудзивара. Мурасаки Сикибу – ее дворцовое прозвище; сикибу – титул, дававшийся придворным дамам невысокого ранга, Мурасаки – имя главной героини прославившего ее романа.

Имя Кага Сенагон встречается в истории японской литературы при обстоятельствах таинственных и комментаторы до сих пор не выяснили, кто она такая, но писатель предлагает свое решение этой загадки. Кага – это тень, то есть отражение, а чье – узнаете.

Рассказ Ясуси Иноуэ «Волнистый попугайчик» – яркий образчик подчеркнутого отказа от подчеркнутой выразительности. Если вообще возможна проза, в которой «ничего не происходит» и которая «никак не сделана», то это она и есть. Наверняка эта история в лучших традициях японской «эгобеллетристики» – «ватакуси-сёсэцу» – и представляет собой кусочек повседневной жизни автора, перенесенный в литературу с совершенной точностью и без всяких прикрас. Такое литературное простодушие, граничащее с наивностью, по силам только большому мастеру, который достаточно уверен в себе, чтобы не цепляться за ухищрения ремесла.