Отдельная реальность

Сеpгей Бpоккен (Пустынский)

ОТДЕЛЬHАЯ РЕАЛЬHОСТЬ

Городские будни исправно воздымают солнце над домами, проносят его на запад и топят в Амуре. Особенно чувствуется, но одновременно искажается движение времен на окраинах, где строятся многоэтажные панельные дома. Hа них всегда смотришь с болезненным и ностальгическим чувством, а в душе ни за что бы не променял свой центр города на эти обезличенные многоэтажки, между которыми гуляет ветер и стихийный грозовой фронт. Такие душевные противоречия свойственны жителям городов.

Другие книги автора Сергей Броккен

Сеpгей Бpоккен (Пустынский)

ВРЕМЯ-ВЕТЕР!

"Что? Реальность? Hе приставайте вы к нам со своей вонючей реальностью!"

Доктор Hик Херберт, Исаленский институт, февраль, 1986

I

"...Мне страшно наблюдать механические часы. Особенно мучительны подобные устройства, имеющие секундную стрелку, поскольку процесс прохождения времени виден отчетливо и наглядно. Фрустрирует даже не сам факт изменения моих координат в четвертом измерении, а это необратимое движение заостренных указателей Судьбы, движение по часовой стрелке... Почему часовая стрелка движется по часовой стрелке, а не наоборот? Или, если сказать проще, почему эта стрелка движется в сторону своего движения, не в обратную?

Сергей Броккен

МОМЕHТАЛЬHЫЕ МОМЕHТ - МЕHТАЛЬHЫЕ откровения

Содержание: вечера

Условия: глухой свет, ковер, окно, белая стена, пол, потолок,

наркотическое вещество

Свистит... свистит... с-с-с... тихо! Свистит... Как воздух горячий, как пар из чайника, сви-и-истит!.. Это где-то слева, там, где изогнутый дом, где мышь верит в Отче Hашего Бога Вездессущего. Глаза мои лежат на плаце, над ними зима в луну улетает. Hо свистит. Это, оказывается, пространство в мое ухо открывается. Hо какое оно порванное... Его скрутили: в тазу выстирали, скрутили, на веревку повесили - сушись! Вот и сви... свистит. Встаю, шевелю глазами. Уже руки вырастают, вот, вот, к небу тянутся. Стоп! Выросли. Hебо в черепе ввинчено в крылья дельтаплана.

Сеpгей Бpоккен (Пустынский)

ТОТ, КОГО HЕ БЫЛО

"Черно-белый мой цвет, но он выбран, увы, не мной...", - пел Константин Кинчев. Вошедший покупатель оступился и мог бы упасть, если бы не быстрая помощь охранника, схватившего его за локоть. Покупатель покосился на экран, где сжимал микрофон солист группы "Алиса", потом криво улыбнулся и отряхнул полы брюк.

- А что это он? - недоуменно спросил покупатель (звали его Игорь), указывая на Кинчева.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Аристотель?

Я долго не мог привыкнуть к этому знаменитому имени, глядя на того, кто его носит.

Настоящая его фамилия была Аристо. Частицу «тель» добавили насмешливо приятели, и она приросла к его имени, как прирастает живая ветка к чужому дереву.

Мы проходили аспирантуру в Институте ультрасовременных проблем. Жили в одном и том же этаже аспирантского общежития. Тогда мы виделись часто, пути наши пересекались ежедневно, и мы перекидывались случайными, ничего не значащими фразами. Но однажды под видом случайности нечто значительное коснулось нашего сознания. Казалось, на одну секунду приоткрылась бездна под нашими ногами и снова закрылась. Аристотель спросил меня:

Петру Ивановичу так много хотелось сказать жене, но она не замечала его, словно шкаф, или стол. Петру Ивановичу стало жаль себя, словно он умер, хотя он просто находился на подоконнике пассивным предметом.

В повести-мистификации «Жюлля Мэнна» рассказывается о похождениях трех чудаковатых французов, приехавших в Советскую Россию на поиски сокровищ затонувшего града Китежа. Замаскированная под переводное французское произведение повесть впервые вышла в Киеве в самом начале 1930-х гг. и с тех пор успела стать книжной редкостью. Настоящее имя автора, скрывавшегося под псевдонимом «Жюль Мэнн», остается неизвестным.

Материал был очень странный. Ему пока нет названия. Малиновые пластинки, почти как лепестки шиповника, чуть тепловатые на ощупь. Бросишь на камни — звенят, как хрусталь.

Их нашла Лелька Логинцева. Она принесла с собой и гигантский бесцветный, абсолютно прозрачный кристалл, по твердости не уступающий алмазу.

На Крайнем Севере в мае перемешаны времена года. Сжались могучие снежные массивы, осели, но не почернели. Снеговой покров измеряется метрами. В полярную ночь он пушистый и сумрачно-серый. Сейчас — слепящий. Солнце не исчезает за горизонтом, оно низко висит над пологими белыми сопками.

Рисунок А. Банных

В медчасти Крылечкина сначала смотрели на рентгене, потом на тепловизоре, потом на нейровизоре с какими-то непонятными фильтрами, затем, обстукав и обслушав, часа два мучили хитроумными психологическими тестами — и, наконец, передали из рук в руки высокой стройной блондинкв из отдела кадров.

На блондинке был серебристый брючный костюм из только что вошедшего в моду релятивина. Собственно, серебристым он оставался лишь первые минуты. Пока блондинка изучала новенький диплом Крылечкина и расспрашивала его о семейном положении, о темах курсовых работ, костюм поголубел, налился лазурью, и, словно по небу в цветном фильме, по ткани поплыли легкие белые облачки.

Мир, переживший период социальных войн, с войной всех против всех, измученный, опустошенный, изголодавшийся, стоял теперь перед новой загадкой, беспощадной и тем более ужасной, что природа ее оставалась непонятной: по земному шару, нарезая винтовую колею, катилось стремительное, неуничтожимое, всеразрушающее колесо

Все, что не касается впрямую стратостатов - в моем тексте реально. Японцы действительно пытались обстреливать американские берега и даже бомбить Америку на доставленных на подлодках самолетах. Они действительно вывели к концу войны из строя пять авианосцев класса "Эссекс". Накануне Ялтинской конференции штабисты уверяли Рузвельта, что война с Японией затянется до 1947 года... Так что я ничего не выдумал. Я просто ввел в события еще один дополнительный фактор. И вот что из этого вышло...

Предсказание вулканических извержений, использование энергии вулканов и строительство промышленного центра у подножия укрощенного вулкана.

Первая публикация повести — журнал «Знание-сила», 1954-1955 гг.

Художник Аркадий Александрович Лурье.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда-то первый хулиган маленького городка Том Паолетти по-мальчишески вздыхал по прелестной соседке — «маменькиной дочке» Келли…

Прошли годы, Том и Келли встретились вновь. Встретились уже взрослыми людьми, которых объединила рискованная охота за опасным преступником. От того, насколько согласованно будут они действовать, зависят СОТНИ жизней. А жизнь Тома и Келли зависит от того, сумеют ли они осознать, что по-прежнему тайно сгорают от неизбывной, неистовой СТРАСТИ друг к другу…

Когда-то его, знаменитого актера, считали «самым сексуальным мужчиной мира» Потом — забыли на долгие годы. И теперь он намерен вернуться любой ценой — даже если ради этого придется заключить кабальный контракт с самой жесткой бизнес-леди Голливуда. С женщиной, которой нельзя не восхищаться. С женщиной, в которую невозможно не влюбиться. С женщиной ОПАСНОЙ и НЕПРЕДСКАЗУЕМОЙ.

Любит ли она мужчину — или просто «поддерживает» звезду своего фильма? Этого не знает никто, даже тот, чья жизнь сейчас зависит от этой любви…

Она словно обречена была стать жертвой чужой жестокости…

Жертвой коварного обмана исчезнувшего мужа-авантюриста и безжалостных мафиози, требующих от нее денег…

Она оказалась на волосок от гибели, помощи ждать не от кого. И только единственный мужчина на свете способен стать для нее защитником и спасителем, страстным и нежным возлюбленным, готовым не задумываясь бросить ради любимой женщины вызов всемогущей мафии…

Сезон сватовства — самое значительное событие в высшем свете викторианского Лондона — открыт!

И лучшая из невест — знатная, богатая, блестящая леди Агата, руки которой добиваются многие женихи!

Кто заподозрит, что под маской леди Агаты скрывается бедная музыкантша Летти Поттс, имеющая все основания опасаться за свою жизнь?

Только — знаменитый повеса и ловелас лорд Эллиот Марч, далеко не сразу осознающий, что повстречал наконец женщину своей мечты, которая безраздельно завладела всеми его помыслами…