От смерти не уйти…

Решающее сражение двух противостоящих армий. Один из героев-защитников остается на передовом рубеже во время главной атаки. Это все, что он помнит. Дальше он попадает в ситуацию, из которой становится ясно, что мир живых и мир мертвых не так уж разделены.

Отрывок из произведения:

…Бой был ужасен. Неистово грохотали черные пушки, похожие на разъяренных демонов из бездн ада, стоявшие на вершинах близлежащих холмов. Они посылали десятки раскаленных ядер в небеса, чтобы потом те со страшным, сводящим с ума свистом рухнули на землю, высоко подбросив ее пласты над головами уставших измученных людей, сея гибель и разруху вокруг себя. Словно кошмарные драконы из страшных детских сказок, пушки выплевывали яркий огонь и струи густого белоснежного дыма. Почти все поле боя было уже сокрыто за непроглядной завесой этого молочно-белого тумана. Где-то вдалеке стрекотали ружья, слышались безумные крики гибнущих в огне, разрывающие душу на части, чьи-то разъяренные вопли, грязная площадная ругань и громкий звон сталкивающихся разящих сабель. Там шла ожесточенная рукопашная — кровавая карусель жизни и смерти.

Рекомендуем почитать

— Капитан, капитан, вы должны это видеть, — прокричал прямо с порога ворвавшийся ко мне в каюту матрос весь сырой. Тяжелые крупные капли воды стекали по его старой, зияющей новыми дырами одежде и падали на толстый ворсовый ковер, лежащий на полу. Глаза матроса были дико выпучены и в их глубинах витал безумный страх, видимо ему довелось увидеть нечто такое, что вселило в его душу неудержимый, несусветный ужас. Руки его заметно дрожали.

…Я — капитан небольшого торгового судна, носившего название «Синия птица», которое любой бывалый моряк сразу же окрестил бы старым корытом. И зовут меня Харт Стоук. Это не подлинное мое имя, а всего лишь псевдоним, который я получил в наследство находясь в приюте для малолетних, проведя в нем все свое детство после смерти родителей, с которыми меня разлучила губительница судеб — Черная Смерть, Чума, совершенно неожиданно обрушившаяся на наш тихий приморский городок, унеся с собой в Серые страны много невинных жизней. Своего настоящего имени, данного мне при рождении, я не помню, мне было всего три года, когда я остался один, да и ни к чему оно мне было, я привык к новому. Харт Стоук.

… Старая лестница убегала в неизвестность, во тьму этого древнего дома. Я, молодой еще парень семнадцати лет отроду, стоял на самом ее верху и вглядывался в темноту, в которой таяли последние ступени. А рядом со мной стоял Некто — я ощущал его присутствие скорее каким-то иным чувством, нежели зрением — весь в черном, словно выплывший из мрака ада сгусток вселенской черноты. И ни звука вокруг.

Вот мой спутник вытянул свою руку вперед, предлагая мне спуститься вниз. Я чувствовал, как дрожат мои колени, как наливается жаром тело, словно во время лихорадки, а в голове было тяжело и пусто, лишь кровь бешено стучит в висках, с силой бьется в стенки сосудов, словно стремится порвать жилку и выхлестнуться темным потоком наружу. Я чувствовал обволакивающий меня прозрачным душным покрывалом страх перед темнотой и скрывающимися в ней ужасами.

Другие книги автора Роман Викторович Дремичев

Тьма, густая и непроглядная тьма вокруг. Тьма и тишина. И больше нет ничего - только пустота, вакуум мрака и покоя. Но нет, где-то на самой границе сознания вдруг возник далекий странный звук. В тот же миг во тьме что-то проснулось, она оживилась и, словно разбуженный неосторожно после долгой спячки дикий зверь, взметнулась, сгустилась и рассыпалась мириадами огненных искр, кружащихся в веселом хороводе...

Сколько Он так провел времени - неизвестно, но грохот усиливался, медленно приближаясь, все ближе и ближе. Пока не возник полностью, затопив собой пустоту. И тут на Него обрушилась боль, странный голос возник в темноте и что-то шептал ему, но Он еще не мог понять что же.

Тихая ясная ночь. Окруженный легкой синеватой дымкой диск луны блестит в безоблачном небе, украшенном яркими огоньками звезд, поливая своим призрачным светом раскинувшийся внизу темный лес. Тишина парит над высокими могучими деревьями. Лишь листва что-то шепчет под дуновением теплого ленивого ветерка. Вот где-то вдали раздался протяжный тоскливый крик ночной птицы, сорвавшейся с места. И вновь ни один звук не тревожит лесную темноту. Не слышно даже шелеста трав или треска сломанной сухой ветки, что выдало бы присутствие ночного зверья. Гигантские тени опутывают мрачный лес, лучи луны пробиваются сквозь пышные кроны, наполняя бликами таящийся у корней мрак.

Огромный огненный шар солнца высоко висел в ясном небе над головой. Его раскаленные лучи безжалостно терзали одинокого путника, устало бредущего по горячим пескам. Осунувшееся лицо, порванные пропыленные одежды, истертые сандалии — человек проделал уже довольно долгий путь и не знал, сколько еще ему брести в этом раскаленном аду. Еды — нет, вода закончилась несколько часов назад, а на горизонте, как назло, не видно ни единого укромного места, где можно отыскать хоть каплю живительной влаги для высохшего горла, не говоря уж о пристанище для уставшего тела. Куда ни кинь взгляд лишь безжалостные, пышущие жаром пески, медленно из века в век ползущие по сухой земле с места на место по воле горячих ветров. Одни барханы кругом, а за ними еще одни, и так до самого горизонта.

Свободное написание истории о рождении одного из самых знаменитых варваров мира фентези.

Тяжелые, обитые толстыми листами железа створки ворот с тихим стуком закрылись за его спиной, словно отгородив раз и навсегда от привычного мира. В стальные скобы лег большой брус-засов, и невозмутимый гипербореец-охранник с копьем в руке замер у дверей караулки, хмуро поглядывая на новоприбывших.

Юный Конан, варвар из горной страны Киммерия, вновь вернулся в Халогу. Теперь уже не тайно в предрассветный час, как было всего лишь день назад, когда он спасал из плена колдунов Ранн, дочь вождя асиров, а открыто, почти ночью, но со связанными руками и ярмом раба на шее. Вместе с ним во внутренний двор древней мрачной крепости ввели десятка два израненных уставших асиров — все, что осталось от грозной банды Ниала, наводившей трепет на приграничные земли Асгарда и Гипербореи.

Тысячелетия назад, когда мир был девственно дик и орды багряных ящеров еще не опустошили большинство из поселений Первых Рас, на землю обрушилась странная гроза — черные тяжелые тучи, подсвеченные мрачной синевой, скрежетали в гневе громом, вселяя страх в сердца всех живых существ, но ни единой капли дождя не оросило сухую землю, лишь ветер ярился на просторе, взметая пыль и павшие листья до самых небес.

Все живое попряталось, стараясь скрыться от этой напасти, забилось в норы, щели, разломы и, дрожа от ужаса, тихо скулило, не ведая, что же делать дальше и как спастись от неведомой беды, ибо еще не знало богов и их великих сил. Не к кому было воззвать о помощи, и страх осязаемой волной низко стелился по лесам и полям, наполняя собой грозовой воздух. Звери спасались паническим бегством через леса и долины на юг, вымирая от ужаса целыми семьями, птицы исчезли, оставив на качающихся под напором воздушной стихии ветвях деревьев пустые обреченные гнезда. Реки искрились холодной водой, смешанной с кровью рыб и моллюсков, трупы животных, словно льдины по зиме, отправлялись в свой печальный поход вниз по течению. Травы потеряли свой цвет и пожухли, низко склоняясь к земле. И мрак торжествовал над миром.

Давным-давно на заре мира, когда еще обитали во мраке ночи древние существа, и по цветущей земле бродили пришедшие с далеких огненных звезд боги и демоны, а предки человека прятались в холодных сырых пещерах, едва познав силу огня, кутаясь в одежды из шкур хищных зверей, и только научились говорить — тогда и произошло страшное.

Всегда такое ясное небо вдруг покрылось морщинами суровых черных туч, скрывших свет полуденного солнца, погрузив все вокруг в непроглядную тьму. Дико засвистел обезумевший ветер, сметая все на своем пути — вырывая с корнем вековые деревья, обрушивая в океан высокие скалы, истязая тех, кто не успел найти себе убежище в норах и пещерах, чтобы переждать буйство стихий. Над землей разверзся Хаос.

Безветренная ночь. Вокруг тишина, притаившаяся среди стволов выступающих из мрака огромных елей. Высоко в чистом небе, усеянном россыпью блестящих звезд, ярким пятном застыла окутанная дымкой словно саваном золотая луна, призрачным светом своим поливая притихший внизу лес.

Я бреду куда-то, утопая почти по колено в мягком снегу. Я не чувствую ни холода ночи, ни обжигающих ласк снегов, из которых тут и там выглядывают маленькие елочки и голые кусты.

Популярные книги в жанре Ужасы

Рассказ был опубликован в журналах «Шпиль» (Латвия, 2000, № 9) и «Техника-молодежи» (2002, № 9).

Герой рассказа получает от английского аристократа странное задание: достать со дна моря волосы...

Прочитав одну очень странную книгу, я собираюсь рассказать вам историю об Асики, или маленьких существах, при этом единичная особь из их рода зовется Исики. Итак, говорят, что Асики когда-то были обыкновенными детьми, но однажды злые колдуны или ведьмы похитили беззащитных детей и насильно увели их в непроходимые чащи, где никто не мог услышать их рыдания и прийти на помощь. В целях предосторожности колдуны первым делом отрезают детям языки, чтобы те никогда уже не заговорили и не смогли рассказать об их злодеяниях. Затем детей забирают из леса и прячут в тайное место, где они подвергаются магическому воздействию, которое полностью изменяет их природу, так что они становятся бессмертными. Они забывают свою родину, своих отцов, матерей, всех своих близких. Даже волосы на голове – и те изменяются. Вместо кудрявых завитков на спину теперь свисают длинные прямые космы. А на затылке они носят причудливое украшение, сделанное из нескольких сплетенных волокон, напоминающее формой гребешок. Для них это не просто украшение, гребешок становится частью их жизни точно так же, как в других культурах автомобили, образы святых и другие идолы неразрывно соединены со многими людьми, которые поклоняются им и верят в их покровительство с не меньшей страстью, чем Асики. Иногда в темную ночь Асики выходят на прогулку, и кто-то, такое случается, встречает одного из них. Утверждают также, что если какой-нибудь смельчак из племени отважных, или же одержимых амулетами, осмелится поймать Исики и вырвать его гребешок, то обладание этим талисманом принесет ему большое богатство. Но Исики, лишившись своего сокровища, так просто не оставит наглеца в покое. Подавленный и опустошенный, будет он бродить вокруг злополучного места в надежде получить обратно своей волшебный гребень. И не так чтобы давно, году, кажется, в 1901 странные вещи рассказывали об этих маленьких человечках в Либревил-ле, это Французское Конго. Так один француз, о котором ходили слухи, что он масон, возвращаясь домой из ресторана, заметил на другой стороне дороги маленькую фигурку, которая увязалась следом. “Кто ты?” – окликнул француз. Никакого ответа; фигурка, то приближаясь, то удаляясь, следовала за ним.

Наши знания о потустороннем мире настолько скудны, а страхи настолько велики, что мы как Дон Кихоты все боремся с ветрянными мельницами, никак не в состоянии понять, что они ничего не имеют против нас.

Ужасы. Немецкая готика XVIII века.

«Сеть так поставить, чтобы в нее с того берега ничего не прибило, а то беды не оберешься. Кто знает, что выйдет, если у теней рыбу отнять?»

Оба они считали, что занимаются интеллигентным трудом; интеллигентным, пожалуй, громко сказано, но за прилавком им стоять не приходилось, это точно. Встретились они в совершенно прозаической обстановке, в приемной у зубного врача, — оба в темных пальто и костюмах: Гектор Ботрал — под глазами серые круги, словно пятна грязи, — и Стоунворд, измученный своей болезненной восприимчивостью.

На столике в приемной были разложены журналы. Ботрал и Стоунворд одновременно протянули руку за одним и тем же номером. Синхронно повернувшись, поглядели друг другу в глаза, — но лишь на мгновение.

Эта история началась с того, что в квартире Василия Савельевича Лиховского завелся петросян. Причин для появления петросяна в квартире Лиховских вроде и не было. Семья Василия была культурнейшей, читающей и интеллигентной. И потому, когда за плинтусом что-то тоненько и противно заскрипело, никто из домочадцев внимания этому особого не придал.

Явил себя петросян совершенно неожиданно, ловко вскарабкавшись прямо на кухонный стол, в тот момент, когда семья Лиховских в полном составе уселась отобедать в узком кругу наваристым гороховым супом с копчеными ребрышками. Петросян выбежал на центр стола, учтиво расшаркался, растянул до ушей отвратительную улыбку и заговорил.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

По саванне — безбрежному океану зелени, густой и сочной травы — одиноко брел усталый путник. Из одежды на нем были лишь видавшая виды набедренная повязка из шкуры болотного леопарда да потрепанные сандалии. На широком кожаном ремне за спиной висел огромный двуручный меч в потертых ножнах.

Путник был хорошо сложен: широкие плечи, мускулистое тело, прямой торс. Спутанные волосы цвета вороного крыла развевались на жарком ветру. Из-под кустистых бровей смотрели пронзительные голубые глаза, пристально оглядывая окрестности.

Великие Древние – явились в этот мир на заре его рождения.

Великий Бог Глубин – слуга Ктулху.

Гол-Горот – чернокрылый бог Изначальной Тьмы. В Хайбории его помнят лишь в Дарфаре.

Зогту – демон-червь, его культ уничтожен первыми людьми-валузийцами.

Иог-Саррог – хозяин мира Смерти.

Йог-Саггот – древнейший кровавый бог, Отец Тьмы, Великий Змей. Слуга Ктулху.

Йог-Сотот – весь в одном, единый во всем.

Каркадан – демон-воин, слуга Ктулху.

Буря налетела внезапно с востока. Тяжелые черные тучи, подсвеченные фиолетовым заревом, словно вестники Рока поднялись над горизонтом и вскоре скрыли от людских глаз синее небо. Мрак окутал воды Западного океана, над которыми вмиг взъярился сильный холодный ветер, взбивая воду в пену, закачав на высоких водяных валах узкое суденышко — стремительную стройную галеру, где в спешном порядке люди заканчивали последние приготовления к схватке с разбушевавшейся стихией. Парус был свернут и укреплен, бочки с водой спущены в трюм, весла убраны. Лишь на мачте обреченно болтался пурпурный флаг, терзаемый бешеным ветром. На не большой кормовой надстройке замер воин-гигант — мускулистый огромный негр в одной набедренной повязке, лихо управляя громадным кормовым веслом, пытаясь удержать судно против волн. Вот раздался далекий треск молнии, прочертившей темные небеса, а следом пронесся над бурной водой недовольный рокот набирающего силу грома. Но дождя все еще не было. Только соленые брызги разлетались окрест, срываемые ветром с вершин водяных гор. На носу галеры, украшенном вырезанной из крепкого дерева и позолоченной головой оскалившегося тигра, маячила одинокая фигура.

На Заре Времен Великие Древние пришли на Землю — ктулхи — неведомые космические существа. Миром правит Черный Идол — ключник от ворот между мирами — Йог-Саггот, один из слуг ктулхов.

— 3 000 000 000 — существовала неземная раса разумных камней — рахи, они обитали на склоне вулкана. Уничтожены извержением.

— 150 000 000 — образовалась страна Зурия, первые змеелюди на земле. Создана Книга Тифона.

— 100 000 000 — на Землю прилетел Звездный Странник — с Арктура.