От наукоучения - к логике культуры (Два философских введения в двадцать первый век)

Библер В.С.

ОТ НАУКОУЧЕНИЯ - К ЛОГИКЕ КУЛЬТУРЫ

(Два философских введения в двадцать первый век)

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1975 году вышла в свет моя книга "Мышление как творчество. Введение в логику мысленного диалога".

За прошедшие годы эта работа как бы встроилась отдельной частью в единую логику культуры.

Основные идеи такой целостной концепции возникли в предположении, что социальные, - духовные, - исторические потрясения и перипетии конца XX и уже зреющего в умах века XXI могут быть поняты как смещение эпицентра всего человеческого бытия - к полюсу культуры. Соответственно мышление человека конца XX века может быть осмыслено в понятиях особого типа разумения философской логики культуры. Что подразумевается под словосочетанием "философская логика культуры", станет ясным из последующего изложения, но уже сейчас необходимо уточнить контекст всех моих размышлений.

Другие книги автора Владимир Соломонович Библер

Мое размышление о смысле философии будет осуществлено в двух очерках: в авторском опыте определения (Очерк первый) и — в критике тех форм философствования, что сознательно отрекаются от парадоксальных философских начал (Очерк второй).

Впервые напечатано в сборнике <Западноевропейская художественная культура XVIII века>, М., Наука, 1980.

Популярные книги в жанре Философия

Alexander FOREST

МГНОВЕНЬЯ БЕЗ ПЕЧАЛИ

Если бы неправду можно было так же легко различить и вынести о ней суждение категорическое, как легко заметить в молоке мух, то мир - четыре быка! - не был бы до такой степени изьеден крысами, как в наше время, и всякий приложил бы свое коварнейшим образом обглоданное ухо к земле, ибо хотя все, что противная сторона говорит по поводу формы и содержания factum'а, имеет оперение правды, со всем тем, милостивые государи, под горшком с розами таятся хитрость, плутовство, подвохи.

Лифшиц Мих.

ДЖАМБАТТИСТА ВИКО СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ В ТРЕХ ТОМАХ.

Том II. Из истории эстетики и общественной мысли.

ДЖАМБАТТИСТА ВИКО1

1. ИДЕЯ "НОВОЙ НАУКИ"

Всякое историческое движение имеет свои сознательные мотивы, свое отражение в головах людей, являющихся его участниками. Рабы и вольноотпущенники древнего мира искали утешения в мифах христианской религии, средневековый крестьянин мечтал о тех временах, когда Адам пахал, а Ева пряла. Эти формы общественного сознания были стихийным выражением определенных исторических обстоятельств. И все же судить о действительном содержании эпохи на основании ее фантастических представлений нельзя, как нельзя судить о болезни по сознанию больного. Сознание лишь там приобретает действительную силу, где оно возвышается над своей собственной ограниченностью, стихийным ходом событий, слепо идущих друг за другом.

Критики о Лосеве

ДОПОЛНЕНИЯ К МИФУ

Исторический журнал "Родина" не может жаловаться на недостаток популярности. Менее известно приложение к нему -- "Источник", в состав которого входит своеобразный "журнал в журнале" -- "Вестник Архива Президента РФ". Именно там в No4 (23) за 1996 год появилась публикация "Так истязуется и распинается истина..." А.Ф.Лосев в рецензиях ОГПУ" -- подборка документов, на наш взгляд, принципиально важная, представляющая существенный интерес не только для профессиональных историков или философов, но и для всех, кто серьезно относится к прошлому, настоящему и будущему России. Не располагая возможностью для полного воспроизведения материалов "Вестника..." (отсюда -- по необходимости большие цитаты), мы публикуем три комментария к этому сюжету.

Вадим Марк-Георг

Прикосновенья истинного смысла

Начало Философии -- это поиск истины,

началом поззии -- поиск Ее языка.

Вадим Марк-Георг

КРАТКАЯ АННОТАЦИЯ

В этой небольшой, возможно относяшейся

к жанру эзотерической литературы, книге современного

автора в поэтической форме представлена разнообразная

гамма отношений в аспекте двойственности

человеческого бытия: духовно-космического

Дмитрий НАЗИН

ФОТОГРАФИЯ И ПОЛЕ

...собственно говоря, ничего нового я не придумал - еще когда только изобрели фотографию кто-то заметил, что она несет в себе не только изображение человека, но и отпечаток его поля. Уже с средины прошлого века стали появляться люди, которые диагносцировали и лечили других по фотографии. Я помню, как в некоей старинной еще книге, такой целитель давал подробные рекомендации о том, как пользоваться его услугами: от больного требовалось прислать фотографию с некоторой, впрочем, довольно небольшой суммой денег и в условленный час настраиваться на лечение. Для этого пациент должен был сесть в удобное кресло, расслабиться и думать о том, как флюиды целителя проникают в больное тело, сосредотачиваться на своей болезни и воображать, как эти флюиды исцеляют его.

Хосе Ортега-и-Гассет

Летняя соната

Некоторые люди словно бы явились из далекого прошлого. Случается, что нам даже легко определить, в каком веке им следовало бы родиться, а про них самих мы говорим, что это - человек эпохи Людовика XV, а тот - Империи или времен "старого режима". Тэн преподносит нам Наполеона как одного из героев Плутарха[1]. Дон Хуан Валера весь из XVIII века: холодная желчность энциклопедистов и их же благородная манера изъясняться. Дух этих людей словно выкован в другие эпохи, сердца принадлежат давно ушедшим временам, которые они умеют воссоздать куда ярче, чем вся наша историческая наука. Эти чудом сохранившиеся люди обладают очарованьем прежних дней и притязательностью изысканных подделок. Дон Рамон дель Валье-Инклан - человек эпохи Возрождения. Чтение его книг наводит на мысли о людях тех времен, о великих днях истории человечества.

Хосе Ортега-и-Гассет

Мысли о романе

Недавно Пио Бароха[*В газете "Эль Соль". Позднее он откликнулся на мои замечания в теоретическом предисловии к роману "Корабль дураков"] напечатал статью о своем последнем романе, "Восковые фигуры", где, во-первых, выражает озабоченность проблемами романной техники, а, во-вторых, говорит, что хочет, следуя моим советам, написать книгу в tempo lento[1]. Автор намекает на наши разговоры о современной судьбе романа. Хотя я не большой знаток литературы, мне не раз приходилось задумываться об анатомии и физиологии этих воображаемых живых организмов, составивших самую характерную поэтическую фауну последнего столетия. Если бы люди, непосредственно решающие подобные задачи (романисты и критики), снизошли до того, чтобы поделиться своими выводами, я бы никогда не решился предложить читателям плоды моих случайных раздумий. Однако сколько-нибудь зрелых суждений о романе пока не видно: может быть, это придает некую ценность заметкам, которые я вел как попало, отнюдь не собираясь кого-либо чему-либо научить.

Ошо

Друзья моих друзей

Главы из книги

ДЕПРЕССИЯ

В старину ее называли меланхолией, сегодня она называется депрессией и считается одной из основных психологических проблем в развитых странах. Ее описывают как чувство отчаяния или безнадежности, отсутствия самоуважения и никакого энтузиазма или интереса по отношению к окружающему. К тому же есть и физические симптомы, такие как плохой аппетит, бессонница и потеря сексуальной энергии. Сегодня в основном отказались от лечения путем электрошока, а лекарства и разговорная терапия похоже одинаково эффективны или неэффективны. Депрессию объясняют разными причинами от химических до психологических.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Гленистэр смотрел на гавань, в которой мерцали огоньки судов, стоявших на якоре, и на скалистые горы, черневшие на фоне неба. Он вдыхал свежий воздух, пропитанный запахом моря, и кровь его юности вновь закипала в нем.

— Чудесно, чудесно, — пробормотал он. — Это — моя страна, моя родина, Дэкс. Тоска по северу — она в моих жилах. Я расту. Я ширюсь.

— Смотри, не лопни, — предостерегает Дэкстри… — Я видывал людей, пьяневших от горного воздуха. Не вдыхай слишком много зараз.

Ллойд БИГЛ-младший

ПАМЯТНИК

1

О'Брайен вдруг осознал, что скоро умрет.

Он лежал в прочном, сплетенном из стеблей вьющихся растений гамаке, и до него на самую малость не долетали брызги морских волн, разбивавшихся о косу. Ласковое тепло солнца просачивалось сквозь ажурную листву деревьев сао. Игривые порывы ветерка, благоухавшего морем, то и дело доносили до него возгласы мальчишек, которые на косе охотились с копьями за рыбой. У его локтя висела бутыль из выдолбленного плода с освежающим напитком. О'Брайен мирно дремал, убаюканный ощущением довольства и покоя, как вдруг его лениво шевелившееся в полусне сознание молнией пронзила мысль о близости смерти, и он мгновенно проснулся.

Альбина БИЙЧАНИНОВА

КТО МЫ И ЗАЧЕМ

ПОСЛАНЫ НА ЗЕМЛЮ?

До сих пор многое в истории становления рода "Хомо" остается недостаточно ясным. Смелые гипотезы то бросают нас к кошкоподобным обезьянам, то, отвергая любые антропологические и археологические находки, дарят нам в качестве единственных прародителей Адама и Еву. И остаются безродными странниками сотни тысяч поколений, которым отказано в родстве с нами. Между тем даже Ч.Дарвин никогда не утверждал, что человек произошел от обезьяны, да это было для него и невозможно, ведь великий естествоиспытатель до конца своих дней оставался глубоко религиозным человеком. В действительности Ч.Дарвин говорил лишь о том, что у человека и обезьяны был общий предок.

Билл Бикел

КТО-ТО ЖЕ ДОЛЖЕН...

В первую же ночь на новой квартире я услышал, как он стучит в стену и вопит, будто помешанный. Я посмотрел на часы - двадцать минут шестого. Начинало светать. Я знал, что больше не засну, даже если он перестанет шуметь, но он не переставал. Я не мог этого вынести, хотя моя квартира находилась в противоположном конце коридора. Представляю, каково было ближайшим соседям. Пару часов спустя я встретился с одним из них у лифта. - Это вы вчера въехали в 14-И? - спросил он. Мы познакомились. Все жильцы здесь вроде бы очень славные, не то что в доме, из которого я съехал. Мой новый знакомый из 14-В кивнул на квартиру слева от лифта. - Вы слышали, что творилось ночью в 14-А? Мужик вселился туда пару недель назад. Обожает громко вопить. Иногда на кого-то, иногда - просто так. - Ну и ну, - сказал я. - А часто он этим занимается? - Это что-то новое. Началось пару ночей назад, - сосед покачал головой. Кто-то должен остановить его. - А выселить нельзя? - Не так-то просто. Это можно сделать только по всем правилам, но возни не оберешься. Кроме того, надо... В этот миг по коридору гулким эхом пронесся скрежет отпираемого замка, и дверь 14-А открылась. Вышедший оттуда мужчина смахивал на накачанного бандита: мощные мышцы, татуировки, взъерошенная голова, старая майка, не прикрывающая пупка, засаленные шорты без ремня. Он громко рыгнул, добавив к своему облику последний штрих, и направился к лифту, грозно глядя на моего приятеля из 14-В. Такой взгляд выдерживают только храбрецы или круглые дураки. Парень из 14-В потупил взор. Вернувшись вечером домой, я увидел, что стены в парадном разрисованы каракулями. Та же картина наблюдалась в коридоре четырнадцатого этажа, а на двери 14-Л красовалась свастика. Кто-то трудился тут весь день. Под дверью своей квартиры я нашел записку с приглашением на собрание в квартиру 14-В в половине восьмого. Многих я не знал, но парень из 14-В представил меня и открыл собрание. - Всем понятно, что у нас большая неприятность. Видели, как размалеваны стены? - Ничего подобного прежде не было, - сказала крошечная старушка, сидевшая рядом со мной. - Послушайте, я обращаюсь ко всем присутствующим. Вы слышали, что этот бешеный из 14-А сделал со мной? Спустил штаны и показал мне зад. Прямо в парадном! Думал, это очень забавно. - Кто-то должен поставить его на место, - сказал парень из 14-В. - Каким образом? - спросила старушка. - Вы думаете, я не обращалась к управляющему? Знаете, что он сказал? Потребуется несколько месяцев, чтобы выкинуть его из квартиры. А, может, и больше. - Моя с-с-пальня р-рядом с его г-г-гостиной, - сказал другой сосед. - Я н-не м-могу жд-дать несколько месяцев. - И мы сможем избавиться от него, только если сумеем доказать, что он нарушает общественный порядок. - Может, стоит собрать подписи? - Или записать его на пленку, - предложил 14-В. - У меня есть хороший магнитофон. Можно поставить его под дверь и записать крики. - Из моей ква-ква-квартиры запись получится лучше. - Даже если у нас будет пленка с записью, и если он не наймет адвоката, все равно потребуется полгода в самом лучшем случае. - Признаться, я его побаиваюсь. Представляете, что будет, если он узнает, что мы начали кампанию по его выселению? - сказал 14-В. Качество обслуживания в здании начало ухудшаться. В лифте время от времени появлялся мусор. Жильцы четырнадцатого этажа стали постоянными слушателями ночных "серенад". На пятую ночь вдруг наступила тишина. Не знаю, как другие, но я все равно не мог уснуть: ждал новых каверз. Вскоре о нашей беде узнали и на других этажах. Однажды я вошел в лифт и нажал кнопку 14. Со мной ехал еще один человек. Он спросил: - Так вы - с этого этажа? - Да, - ответил я. - Не понимаю, как вы терпите. Опасная личность. Я даже сказал жене: если увидишь его в лифте, не входи, жди следующего. Правду сказать, я, наверное, поступлю так же. - Ясно. Все только говорят о необходимости решительных мер, а сами... - Вы правы, - согласился он. - Не знаю, какие именно меры, но вы, безусловно, правы. Тем вечером в 14-В состоялось еще одно собрание. Пришли почти все жильцы, человек тридцать. Мы напоминали толпу линчевателей. Женщина с десятого этажа пожаловалась, что 14-А ей угрожал. Когда она выходила из здания, он обозвал ее и пригрозил избить, если она будет застить ему солнечный свет. - Я даже не поняла, что он имел в виду, - прохныкала молодая женщина. - Я отпросился с работы и пошел с ней в полицию, - добавил ее муж. Надеялся, что его арестуют. Полицейский сказал, что мы можем подать жалобу, но держать его в камере больше суток они не имеют права. - Не хотят, - ввернул один из жильцов. - Ну, и чего мы этим добьемся? - продолжал муж. - Того и гляди придется запираться в квартирах и не высовывать носа. - Что это д-даст? Я живу рядом с н-ним. Боюсь, что он ворвется ко мне. - Ничего не понимаю, - сказал я. - Наши квартиры запираются... Молодая женщина снова заплакала, поняв, что нависшая над ней опасность куда серьезнее, чем она думала. Муж обнял ее за плечи. - Замки в этом доме хлипкие, - сказал 14-В. - Толкнул посильнее и открыл. Раньше никогда не требовалось менять замки. Вам трудно представить, но прежде мы жили мирно. - Он помолчал. - Так дальше нельзя. Кто-то должен что-то предпринять. Я смолчал, но его поведение в создавшемся положении начинало действовать мне на нервы. И не только его. Все хороши! "Кто-то должен что-то предпринять". Всегда кто-то и что-то. Долго еще они будут сетовать, ничего не предпринимая? По-видимому, терпение лопнуло, когда кто-то погнался на улице за маленькой девочкой, а она упала и сломала ногу. Почти половина всех обитателей дома собралась в 14-В - не меньше ста человек. Они заполнили всю квартиру, включая кухню и спальню. И все говорили одновременно: - Так больше нельзя жить... - Что делать дальше? - Я врезал новый замок... - Я тоже, но все равно боюсь... - Надо что-то предпринять... Другого выхода нет... - Господа! - гаркнул я. - Прошу внимания. Я нашел решение. Нужны крутые меры, иного выхода я не вижу. Потребовалось несколько минут, чтобы все угомонились. - Я уже несколько лет ношу служебное оружие, - продолжал я, приподнимая полу пиджака и показывая соседям пистолет в наплечной кобуре. Воцарилась мертвая тишина, потом тут и там послышался нервный кашель. Большинство соседей никогда не видело оружия. - Вы работаете ночным сторожем? - спросила сухонькая старушка, будто в сне. - Да, мадам, именно так, - с улыбкой ответил я. Сто человек облегченно вздохнули. Конечно, они не верили, что я сторож, но напряженность была снята. Пришло время начать деловой разговор. - От нашего друга в конце коридора избавиться нетрудно, - я потряс в воздухе пистолетом. - Можно убедить его убраться, или... Я мог не продолжать. Некоторые были потрясены, но большинство уже одобрило мою идею. - Есть одна сложность, - сказал я, и все снова притихли. - Хоть мы и соседи, тем не менее, всякая работа должна быть оплачена. Среди вас наверняка есть врачи, адвокаты, бухгалтеры, продавцы. Все они получают плату за услуги... - Сколько? -- спросил 14-В, прочистив горло. - Десять тысяч долларов. - Десять тысяч? - Я профессионал. Это минимальная расценка за такую работу. Если угодно, - я протянул ему пистолет, - можете сделать это сами. На миг мне показалось, что он возьмет у меня оружие, но сосед после некоторых колебаний отказался. - Вам кажется, что это крупная сумма, - продолжал я. - Поймите меня правильно. Деньги и впрямь большие, но нас здесь сто человек. Выходит по сотне с носа, даже меньше, если и остальные жильцы скинутся. Все вдруг заговорили одновременно. Судя по доводам, выдвигаемым за и против, большинство было на моей стороне. Я подошел к 14-В и похлопал его по плечу. - Обсудите мое предложение и дайте мне знать завтра. И я ушел, зная, что победил. Поздно ночью я позвонил 14-А по телефону, хотя мог без опасений зайти к нему домой. Признаться, мне никогда не доставляло удовольствия встречаться с ним лицом к лицу. На редкость неприятный тип, убежденный, что его габариты и пренебрежение к людям ставили его на ступень выше всех остальных. - Ну, как все прошло? - спросил он. - Нормально. Только совсем не обязательно было ломать девочке ногу. - Я и не ломал. Просто шуганул ее, она и навернулась. - А что бы ты сделал, если бы она не упала? - Хватит хныкать! Ты хотел довести их до исступления? Получил, что требовал? А как я это сделал, тебя не касается. Знаешь ведь, за мной не заржавеет. - Ну, ладно. Они обдумывают мое предложение. Завтра к вечеру наверняка дадут ответ. Послезавтра смотаешься, готовься. Он согласился. Мне не хотелось думать, что будет, если однажды он скажет "нет". На следующий вечер в квартале от дома меня остановил 14-В. - Не ходите домой. - Почему? Что случилось? - спросил я. - Там полно полицейских. 14-А убит. Вас уже ждут. - Но я его не убивал. - Разумеется. Его застрелил я. Но вы в присутствии сотни людей обещали убить его. Ваша участь решена. - Погодите. Я вызвался убить его, но только после получения десяти тысяч долларов. - Ну и что? - спросил он. - На этот раз вы перестарались. Ведь вы не в первый раз прокручиваете такую аферу? - С чего вы взяли? - Помните магнитофон? Записался только голос того парня, но и его достаточно. Да, вот еще что: я стрелял из вашего пистолета. Вам следовало сменить замок, как сделали остальные. Но вы, конечно, ничего не боялись... Вы собирались сломить с нас десять тысяч, потом уехать и провернуть это где-нибудь еще. И так - до бесконечности. Кто-то же должен был принять меры...