От Мюнхена до Токийского залива: Взгляд с Запада на трагические страницы истории второй мировой войны

От Мюнхена до Токийского залива: Взгляд с Запада на трагические страницы истории второй мировой войны
Авторы:
Перевод: И. А. Разумный, Ю. И. Логинов, И. А. Голубева, К. Г. Преображенский, И. Н. Яковлев
Жанр: История
Год: 1990
ISBN: 5—250—01213—2

В 1989 г. в Политиздате вышел сборник «От “Барбароссы” до “Терминала”», в котором освещались важнейшие события второй мировой войны. Новая книга продолжает знакомить читателей с точкой зрения западных ученых и политиков на предысторию и историю войны. Все произведения публикуются на русском языке впервые, за исключением отрывков из воспоминаний Д. Эйзенхауэра и из книги Ф. Уинтерботэма «Операция “Ультра”».

Рассчитана на широкий круг читателей.

Отрывок из произведения:

В 1989 году Политиздат выпустил сборник «От “Барбароссы” до “Терминала”», в который включены извлечения из трудов по истории второй мировой войны, принадлежащих перу западных историков, военных и дипломатов, чьи произведения ранее не публиковались в нашей стране.

Новый сборник «От Мюнхена до Токийского залива» продолжает знакомить читателей как с событиями, непосредственно предшествовавшими войне, так и известными и малоизвестными операциями на Западном и Восточном фронтах, в Северной Африке и на Тихом океане. Среди авторов сборника — известные историки и журналисты, государственные и военные деятели Великобритании, Германии, США, Франции. Отобранные для публикации произведения в СССР ранее не издавались, за исключением отрывков из воспоминаний Д. Эйзенхауэра «Крестовый поход в Европу» («Высадка в Африке») и из книги Ф. Уинтерботэма «Операция “Ультра”».

Другие книги автора Лен Дейтон

Книга выдающегося английского военного историка сэра Бэзила Лиддела Гарта – это последняя глава ненаписанного учебника европейской военной науки, итог четырех тысячелетий развития искусства войны. «Геометрия войны», «война глазами шахматиста», «стратегия как точная наука» – вот лишь некоторые характеристики этого неординарного исследования. Глубина анализа, энциклопедический охват, простота и доступность изложения делают «Стратегию непрямых действий» незаменимой для истинных любителей военной истории.

В сборник включены яркие отрывки из не издававшихся в Советском Союзе книг известных западных историков, журналистов, дипломатов: Р. Джексона, Б. Лиддел Гарта, А. Кларка, У. Крейга, Д. Орджилла, Э. Стеттиниуса и других, — в которых рассказывается о роли СССР в разгроме гитлеровской Германии, о подвиге советского народа, мастерстве советских полководцев, героизме и стойкости советских людей. Объективные свидетельства зарубежных авторов убедительно показывают решающий вклад советского народа в разгром германского фашизма.

Книга рассчитана на массового читателя.

Лен Дейтон (род. 1929) — английский писатель, считается одним из самых популярных современных мастеров детективного и шпионского романов, хотя российским читателям до последнего времени он был практически неизвестен. Автор книг по военной истории и кулинарии. В данное издание вошли детективные романы о шпионах, фантастический роман альтернативной истории, а так же оригинальное исследование автора в области военной истории — «Вторая мировая». Содержание: ГАРРИ ПАЛМЕР (цикл): Секретное досье Кровавый круг Берлинские похороны Мозг стоимостью в миллиард долларов СМЕРТЬ — ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ ТОЛЬКО КОГДА Я СМЕЮСЬ БОМБАРДИРОВЩИК РАССКАЗ О ШПИОНЕ ВЧЕРАШНИЙ ШПИОН В ПАРИЖЕ ДОРОГО УМИРАТЬ БРИТАНСКИЕ СС ВТОРАЯ МИРОВАЯ (ошибки, промахи, потери)

Лондон, суббота, 5 октября

Был один из тех неестественно жарких дней, которые принято называть бабьим летом. В Байна-парк на юго-западе Лондона заходить было не ко времени, да и времени не было.

К увитому плющом забору, огораживающему дом, который я искал, был прикреплен кусочек картона. На нем большими печатными буквами было написано: «Потерялся сиамский кот. Откликается на кличку Конфуций».

Интересно, как он откликается? Я поднялся на крыльцо, где солнышко грело пинту жирного молока и йогурт бананового цвета. За бутылками торчал экземпляр «Дейли мейл», в котором я разглядел заголовок «Новый берлинский кризис?». Кнопок на дверном косяке было что жемчужин на шляпе короля, но только под одной из них помещалась медная табличка «Джеймс Дж. Хэллам, чл. Кор. общ. лит.»; именно на нее я и нажал.

Английский военный историк и теоретик капитан Бэзил Генри Лиддел-Гарт, будучи редактором энциклопедии «Британника» и вынужденно копаясь в различных периодах военной истории, пришел к выводу, что решающие результаты в какой бы то ни было кампании достигались только в том случае, если действия полководцев были противоположны ожиданиям противника, «непрямыми», как он их назвал. Его стратегия «долгого пути вокруг», поиск верной военной доктрины исследуются в настоящей книге на примере войн, кардинально повлиявших на развитие мировой истории.

1. Разговор

2. Панацея

3. Воздух

4. Я

5. Пистолет

6. «Гиб»

7. Кратко

8. Дорога

9. Пистолет

10. Тип "U"

11. Подмога

12. Лягушка

13. Читать

14. Согласие

15. Одобрение

16. Счета

17. Сведения

18. Фадо

19. Краска

20. Недруг

21. Грех

22. Секс

23. Лодка

24. Пряжа

25. Да

26. Шарик

27. Все

28. Плата

Перед вами — книга с удивительной судьбой. Совершенно неожиданно для автора, задумавшего военно-аналитический очерк, она превратилась в официальную британскую версию истории Второй Мировой войны. Не ищите на этих страницах тактических подробностей отгремевших сражений, статистических таблиц или дипломатических документов — всего этого в книге нет. Крупнейший английский военный историк Б.Г. Лиддел Гарт, автор замечательной «Стратегии непрямых действий», анализирует принципы военных операций. Книга представляет собой «парадный портрет» великой Британской империи в её «лучший» (по заявлению У. Черчилля), но, как оказалось, последний час. Автор проведёт вас через все перипетии военного счастья и несчастья западных союзников России. Польша, Атлантика, Франция, Балканы, Средиземное море, Северная Африка, Тихий океан, русские просторы, Индия и Бирма — вот место действия этого классического английского «детектива». Военная история в изложении Б.Г. Лиддел Гарта подчёркнуто сюжетна и читается с неослабевающим интересом.

«История Первой мировой войны» создавалась в то время, когда были еще живы свидетели и участники событий. Это позволило автору, опираясь не только на архивные материалы, объективно рассмотреть наиболее интересные и важные моменты военной кампании 1914–1918 годов.

Популярные книги в жанре История

Приступая к этой книге, читателю прежде всего важно знать, с какого рода работой он имеет дело: с серьезным ли и добросовестным исследованием — или же с фантастическим и безответственным вымыслом? Может ли он отнестись к автору с доверием — по крайней мере, в области сообщаемых фактов, данных и материалов? Достаточно ли беспристрастен автор, и не искажает ли он истину — в оправдание своей идеи, в вящее посрамление идей противника?

Вопросы далеко не праздные.

Трудности перехода к мирному строительству, сложный комплекс социальных и политических противоречий, которые явились следствием трех лет гражданской войны, усталость трудящихся масс, мелкобуржуазные колебания крестьянства — все это отразилось в событиях кронштадтского мятежа 1921 г. Международная контрреволюция стремилась использовать мятеж для борьбы против Советского государства. Быстрый и решительный разгром мятежников стал возможен благодаря героической энергии партии, самоотверженности и мужеству красных бойцов и командиров. Ликвидация кронштадтского мятежа в марте 1921 г. стала значительной вехой в переходный период от войны к миру, когда закладывались основы новой экономической политики Советского государства.

Подробно рассматривая план по стремительному захвату СССР и его крушение, Т. Хиггинс, известный американский историк, рассматривает ряд причин его провала. Основываясь на подлинных документах, дневниках, письмах и мемуарах военных деятелей — Гальдера, Еременко, Хойзингера и других участников событий, Хиггинс делает вывод о том, что Гитлер и Сталин, являясь несомненными лидерами внутри своих стран, во внешней политике допускали большие просчеты. Об этом свидетельствуют сталинские репрессии, обескровившие Советскую армию, и отход страны к изоляционизму 1939–1941 годов, ослабившие позицию СССР на мировой арене. А также постепенный уход Гитлера от реального видения событий и нежелание хоть в чем-то изменить свои планы.

В книге представлены и причины затягивания союзниками открытия второго фронта, и их политика в отношении нацистской Германии и Советского Союза.

В книге повествуется об одном из самых загадочных народов прошлого — скифах, о том, как в грандиозных столкновениях цивилизаций рождался могущественный этнос предков степных и славянских народов. Кто они, откуда пришли и куда исчезли? Почему свирепые гунны смертельно напугали европейцев, и какие народы ведут от них свою родословную? Зачем белокурые германцы-готы в пору своего могущества так упорно стремились к берегам Черного моря?

Вы узнаете о многих тайнах прародины фантастических чудовищ — драконов и грифонов, познакомитесь с амазонками, людоедами и гипербореями.

Перепёлкин Юрий Яковлевич

Издательство «Наука»

Главная редакция восточной литературы

1979 год

Предисловие

После выхода в свет моей книжки «Тайна золотого гроба» (М., 1968; изд. 2, 1969) было издано огромное количество памятников, связанных с соперницей царицы Нефр-эт (Нефертити). Если прежде таких изображений и надписей из города Шмуна (Ермополя) было издано очень немного, то теперь они обнародованы сотнями, и данные их, естественно, включены в эту книгу. Поскольку ряд памятников, считавшихся изображениями Амен-хот-па IV с его преемником Семнех-ке-рэ, мог быть с большим правом сочтен за изображения царя-солнцепоклонника вместе с его возлюбленной, то встал вопрос, что же на деле представлял собой преемник Амен-хотпа IV. Поэтому значительная часть книги уделена Семнех-ке-рэ, причем использованы как общеизвестные, так и новые источники.

Их асы по праву считались лучшими в мире.

Их истребители господствовали над полем боя.

Их бомбардировщики стирали с лица земли целые города.

А легендарные «штуки» наводили ужас на вражеские войска.

Военно-воздушные силы Третьего Рейха — прославленные Люфтваффе — были такой же важной составляющей блицкрига, как и танковые войска. Громкие победы Вермахта были бы в принципе невозможны без авиационной поддержки и воздушного прикрытия.

До сих пор военные эксперты пытаются понять, каким образом стране, которой после Первой мировой войны было запрещено иметь боевую авиацию, удалось не только в кратчайшие сроки построить современные и эффективные ВВС, но и долгие годы удерживать господство в воздухе, несмотря на подавляющее численное превосходство противника.

Эта книга, изданная британским Воздушным министерством в 1948 году, буквально «по горячим следам» только что закончившейся войны, была первой попыткой осмыслить ее боевой опыт. Это — подробный и в высшей степени компетентный анализ истории, организации и боевых операций Люфтваффе на всех фронтах — Восточном, Западном, Средиземноморском и Африканском. Это — увлекательный рассказ о стремительном взлете и катастрофичном падении военно-воздушных сил Третьего Рейха.

Впервые увлекательным и доступным для широкого круга читателей языком изложена статистически достоверная хронология. Она согласуется с традиционной лишь примерно с XIII века нашей эры и начинает все более существенно расходиться с нею по мере углубления в предыдущие века. Представлена эффектная корреляция биографических данных исторических личностей, приписываемых разным историческим эпохам. По астрономическим явлениям скорректированы датировки многих известных исторических событий. Выявлены многочисленные параллелизмы и статистически невероятные совпадения, астрономические парадоксы, нагромождения нелепых с точки зрения математики, физики, химии, геологии и просто здравого смысла фактов. Обсуждается степень легендарности Юлия Цезаря, Чингиз-Хана, Ивана-Царевича, Змея-Горыныча и других исторических личностей. Книга предназначена для всех, кто интересуется историей, а также изучает и изучал эту науку.

Во втором, значительно дополненном и исправленном, издании справочника «Полный перечень объединений и соединений 3-го Рейха из граждан СССР и эмигрантов», подготовленным Вадимом Махно, представленны справочные данные, «сухие цифры и голые факты» а также краткое описание боевого пути соответствующих армий, обединений и соединений, равно как и дальнейшей их судьбы после поражения Германии и ее союзников во 2-й Мировой войне.

Неоспоримым достоинством справочника является полное отсутствие оценочных суждений и коментариев, не говоря уже о мифах и идеологемах, которыми перенасыщена историография последней Мировой войны. Автор сознательно поставил в основу справочника в основном изыскания российских исследователей военной истории.

Издание будет полезно историкам и журналистам, всем, кто исследует и интересуется историей последней Мировой войны.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джордж Гордон Байрон происходил из аристократической семьи. Он родился в 1788 году в Лондоне. Первый свой сборник стихов Байрон выпустил, когда ему было 19 лет. С тех пор он непрерывно занимался литературной и общественно-политической деятельностью. Резкая критика господствующих классов Англии привела поэта к ссоре с правящей верхушкой, и он вынужден был покинуть родину. Живя в Швейцарии, а затем в Италии, он создал много произведений. Байрон умер в Греции в 1824 году, участвуя в войне за освобождение страны от турецкого ига.

Ровно восемь веков назад был предпринят поход, закончившийся неудачей; и вот случилось так, что память о нем стала для русской культуры драгоценным достоянием.

Все мы помним со школьной скамьи, как горько пришлось заплатить новгород-северскому князю Игорю Святославичу за нежелание делиться с другими князьями славой победы. Ни победы, ни славы не было, воины понапрасну полегли на берегу Каялы, о которой до сих пор не известно, что это была за река, но самое название которой звучит для нашего уха загадочно и грозно, словно древнее проклятие. Князь испытал участь пленника, и если ему все же удалось бежать, так ведь это тоже не просто — он бросал на произвол судьбы своих дружинников, товарищей по несчастью. Ипатьевская летопись повествует, как он поначалу зарекался от побега: "…Неславнымъ поутемь не имамъ пойти".

Осенью 744 года встретились два человека, которым была уготована слава величайших поэтов Китая. Один из них, высокого роста и крепкого телосложения, лицом скорее похожий на тюрка, чем на китайца, носил у пояса меч, закалывал простой шпилькой седые пряди, громко смеялся, словно подражая звуку весеннего грома, и передвигался бесшумной походкой охотника. Другой, худой и застенчивый, с лицом утомленным от постоянного чтения и кабинетных занятий, напоминал своей простой холщовой одеждой бедного ученого. Имя первого человека — Ли Бо, имя второго — Ду Фу. Неизвестно, где именно произошла их встреча — в городе Лояне, Восточной столице танской империи (помимо Восточной столицы существовала еще и Западная — город Чанъань), или же в небольших городках Чэньлю и Сунчэне, затерянных на юго-востоке страны, но эта встреча безусловно оказала влияние на всю историю китайской литературы. Дружба Ли Бо и Ду Фу стала примером для многих поколений китайских писателей, позволила сопоставить не только их творчество, но и их жизни. Я восхищаюсь строками Ли Бо, Как будто сам Инь Кэн передо мной. Я тоже путник здесь, в горах Дунмэн, Люблю его, как брата, всей душой… ("Вместе с Ли Бо навещаем отшельника Фаня") Сравнив Ли Бо с Инь Кэном, замечательным поэтом VI в., одним из ближайших предшественников танских стихотворцев, Ду Фу выразил свою глубокую любовь к старшему другу (Ли Бо был старше на одиннадцать лет). С такой же теплотой и проникноненностью писал о Ду Фу Ли Бо, признаваясь ему и искренних дружеских чувствах. Вместе они путешествовали, собирали лечебные травы, поднимались на древние башни и пагоды, чтобы с высоты полюбоваться расстилавшимися вокруг далями, беседовали о литературе, читали друг другу стихи. Но их связывала не только взаимная дружба, близость характеров и устремлений: сама эпоха как бы распределила меж ними роли в той драме, которая потрясла до основания Китай восьмого века. Вовлеченные в бурные события тех лет, Ли Бо и Ду Фу пережили и расцвет и упадок могущественной танской державы. Восьмой век начался в Китае с блестящего царствования Сюаньцзуна (правил с 712 по 756 год). Мудрому и энергичному правителю удалось значительно укрепить границы огромного государства (Китай занимал территорию от Монголии на севере до Индокитая на юге), покорить воинствен6 ных соседей-кочевников, прекратить междоусобные раздоры и столкновения внутри страны. Ряд разумных хозяйственных преобразований, предпринятых императором, привел к расцвету экономики: на рынки обеих столиц в изобилии доставлялись товары со всех концов страны, продававшиеся по самым низким ценам. Крестьяне, обрабатывавшие свои участки, вовремя сдавали налоги в казну (не приходилось выколачивать их палкой). В городах трудились ремесленники самых разных специальностей — от горшечников до оружейников. На дорогах почти исчезли разбойники, и купеческие караваны беспрепятственно пересекали страну с севера на юг. После многих веков страха, отчаяния, неуверенности н будущем (именно таким был период Шести династий, предшествовавший воцарению династии Тан) люди вновь ощущали интерес к жизни, стремление к активной деятельности, жажду самоутверждения, и каждый чувствовал себя сильной личностью в сильном государстве. Словом, обстановка в стране оправдывала один из девизов царствования Сюаньцзуна — "Начало эры", Новая эра началась и в культуре. Городские ремесленники создавали замечательные изделия из металлов, дерева и драгоценных камней; в печах обжигалась глина, и изготавливалась прекрасная керамика, по своему качеству приближавшаяся к фарфору. Художники расписывали стены величественных пещерных храмов, украшали росписями дворцы и богатые усадьбы. Архитекторы и садовники разбивали благоухающие сады и цветники. Указом императора при дворе были учреждены две академии — Лес Кистей и Собрание Мудрых; тысячами новых книг пополнилась дворцовая библиотека. Открылась школа по подготовке актеров Грушевый Сад. На рыночных площадях выступали фокусники, танцоры и музыканты, китайская музыка соседствовала с мелодиями сопредельных стран. Наступил золотой век поэзии. Стихи сочиняли все: и важные генералы, и отставные чиновники, и бедные ученые, не имеющие денег на чашку риса. Стихи дарили друзьям, родственникам, покровителям; стихи вместо писем посылали по почте; в сочинении стихов состязались на пирах. В "Полное собрание танских стихов" вошли произведения 2300 (!) поэтов — таков был общий уровень культуры. Но что же случилось дальше? Согласно традиционно китайскому взгляду на историю, периоды расцвета и упадка сменяют друг друга с равномерностью раскачивающегося маятника, и на этот раз — действительно! — расцвет царствования Сюаньцзуна сменился катастрофическим упадком. В 755 году военачальник Ань Лушань, маленький толстый человечек, до этого успешно забавлявший своими шутовскими выходками императора, его Драгоценную Супругу — красавицу Ян и весь чанъансний двор, поднял войска против центрального правительства. Предлогом для мятежа было то, что император, по мнению Ань Лушаня, безрассудно увлекся красотой супруги и забыл о государственных делах, в то время как Первый министр Ян Гочжун, брат красавицы Ян, стал творить бесчинства и беззаконие. Поэтому он, Ань Лушань, стремился как бы восстановить порядок в империи, однако на самом деле солдаты Ань Лушаня ввергли страну в пучину хаоса. Мятежники грабили, казнили и убивали. Толпы беженцев потянулись с севера на юг; крестьянские поля зарастали бурьяном; начался голод. Эти драматические события непосредственно коснулись Ли Бо и — в еще большей степени — Ду Фу. После падения столицы Чанъань, захваченной мятежниками, и бегства императорского двора Ду Фу, переодетый в крестьянское платье, отправился на северо-запад страны, в Линъу, где было объявлено о создании нового правительства во главе с императором Суцзуном. Однако по дороге Ду Фу схватили мятежники. Несколько месяцев он провел в захваченной врагами Чанъани, ничего не зная о жене и детях, оставленных в Фучжоу. Затем Ду Фу бежал из плена и долго скитался по стране. Повсюду он видел разоренные поля и деревни, голодных и обездоленных людей. Это время стало переломным для всего творчества поэта, — именно так, как ломаются ветви деревьев под тяжестью снежной лавины, обрушившейся с гор, изменился внутренний строй лирики Ду Фу, ее костяк, как выражались средневековые китайские критики. Если раньше Ду Фу был проникновенным и тонким лириком, певцом своих одиноких дум, выразителем интимных движений души, то теперь он как бы почувствовал, что его голосом говорит народ, говорит история, говорит судьба, поэтому голос поэта зазвучал с новой — неожиданной — силой. Именно восстание Ань Лушаня сделало Ду Фу великим поэтом — или даже величайшим, по признанию большинства китайских критиков. Вот как описывает Ду Фу поражение правительственных войск при Чэньтао:

Говорят, тонущий в последнюю минуту забывает страх, перестает задыхаться. Ему вдруг становится легко, свободно, блаженно. И, теряя сознание, он идет на дно, улыбаясь.

К 1920-му году Петербург тонул уже почти блаженно.

Голода боялись, пока он не установился "всерьез и надолго". Тогда его перестали замечать. Перестали замечать и расстрелы.

— Ну, как вы дошли вчера, после балета?..

— Ничего, спасибо. Шубы не сняли. Пришлось, впрочем, померзнуть с полчаса на дворе. Был обыск в восьмом номере. Пока не кончили, — не пускали на лестницу.