От Конфуция до Жванецкого. 300 достойнейших афоризмов

«Достаточно, чтобы слова выражали смысл.»

«Нелегко встретить человека, который отдав учению три года, не мечтал бы занять высокий пост.»

«Если мы так мало знаем о жизни, что можем мы знать о смерти?»

Конфуций

«Хорошая армия – плохая армия. Её сильнее ненавидят.»

Лао-цзы

«Удивительно, как при начале пира пьют из малых чаш, а с полными желудками – из больших.»

Другие книги автора Владислав Шулаев

Конфуций, Пифагор, М. Твен, М. Жванецкий, «Красная Бурда», О. Хайям, КВН, anekdot.ru и др. Пивные правила, законы, советы, афоризмы и приколы. Переводы, цитаты, сетевой фольклор на тему пива, водки и процесса потребления алкоголя. Кладезь русской народной мудрости эпохи застоя, перестройки и реформ. Расширяющаяся коллекция, начатая в 1996 году, крупнейшая в сети интернет. На начало 2005 года первая часть этой коллекции занимает восьмое место в рейтинге афоризмов всех времен на anekdot.ru и 695-е - в полном рейтинге хит-парада интернет-библиотеки Мошкова.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Из сборника "О хороших, в сущности, людях!", Петербург, 1914 год.

Введите сюда краткую аннотацию

Из сборника «О хороших, в сущности, людях!», Петербург, 1914 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Из сборника "Нечистая сила", Севастополь, 1920 год.

Из сборника «Веселые устрицы», Санкт-Петербург, 1910 год.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Увидеть деревья-капризки в нашей долине можно уже повсюду. До чего ж они красивы! Только представьте: изящные хрупкие ветви, увенчанные очаровательными розовыми цветками, грациозно покачиваются, сносимая ветром пыльца местами устилает землю золотистыми сугробами, а мускусный аромат напоминает все самое приятное, что доводилось вам нюхать в жизни прежде.

Новые побеги капризок вырастают, точно по мановению волшебной палочки, в считанные часы. Дюжина здесь, другая там. Распространяются с быстротой лесного пожара, с неотвратимостью стихийного бедствия.

Планы, которые она строила относительно моей скромной персоны, были совершенно очевидны…

Это была поэтесса с независимым доходом, обитавшая на моем этаже. Наши апартаменты разделяло всего несколько комнат. Никто бы не назвал ее ни молодой, ни привлекательной, скорее она попадала в разряд дам средних лет с ярко выраженными экстравагантными манерами.

На мой взгляд, ей было около тридцати. Она была чуть выше меня с длинными каштановыми волосами, горящим взором и острым носом.

Космопорт на Мондарране-4 был довольно маленький, какой и следовало ожидать от третьеразрядной захолустной планеты. В пустом багажном отделении Ригор Дэвидсон захватил свой чемодан и вскоре очутился на пыльной улице, залитой полуденным зноем.

Солнце типа G стояло высоко в зените. Взору открывалась грязная извилистая дорога, ведущая из космопорта в небольшую деревушку. Она почему-то именовалась городом и располагалась примерно в тысяче метров от порта.

В уединенном уголке пляжа, неподалеку от сверкающей глади спокойного моря, под сенью зеленых и лиловых деревьев притулилась маленькая хижина из рифленого железа. В хижине на хлипкой койке спал человек, называвший себя Джонни Мантеллом. Внезапно он застонал и открыл глаза. Человек проснулся очень быстро, сразу же от сна – к яви.

Живой – пока!

Он подошел к умывальнику и посмотрел в осколок зеркала, закрепленный над раковиной.

На него глядело измученное, изнуренное лицо тридцатилетнего мужчины, которого уже много лет преследуют неудачи. Его глаза, когда-то весело светившиеся, сейчас казались робкими и жалкими, как у загнанного пса. Лицо было загорелым и обветренным: он много мотался по пляжам этого района планеты Мульцибер, «свободного рая Вселенной», как утверждали рекламные проспекты Галактической Федерации Планет, столицей которых была Земля.