Островная империя - 30 лет спустя

Андрей КОЛЕСНИКОВ

Островная империя. 30 лет спустя

Тридцать лет тому назад, 28 декабря 1973 года, советская страна жила своей обыденной жизнью, обильно сдобренной нефтедолларами. В НИИ металлургии на Ленинском проспекте давал концерт Высоцкий, летчику-космонавту Лебедеву присвоили звание Героя, ЦК ВЛКСМ объявил Смоленскую АЭС Всесоюзной ударной стройкой, из "Шереметьево" отправлялся самолет с осчастливленными евреями-отъезжантами - представителями разъединенных семей. И в этот же день в Париже в издательства YMCA-press увидел свет первый том "Архипелага ГУЛАГ" Александра Солженицына.

Другие книги автора Андрей Иванович Колесников

Вопрос: «Кто он, господин Путин?». Вместо ответа — долгая пауза…

Этот эпизод, произошедший на пресс-конференции в Давосе, стал известен всему миру. Конечно, молчание российских политиков и бизнесменов, кому был адресован этот вопрос, больше говорит о них самих, чем о Владимире Путине. И тем не менее факт есть факт: вопрос прозвучал, а ответа не последовало. В дальнейшем ответов и отвечающих было немало. Но в этой разноголосице практически отсутствовал голос человека, о котором, собственно, шла речь, — самого Владимира Владимировича Путина. Этот голос звучит в книге «От первого лица».

Книга представляет собой развернутое интервью, подготовленное группой известных российских журналистов, о жизненном пути Владимира Путина. Авторы — Андрей Колесников, Наталия Геворкян и Наталья Тимакова. И.о. Президента отвечает на вопросы, связанные с внутренней и внешней политикой страны, рассказывает о себе, о своих друзьях и родных, увлечениях и привычках. «Обсудили очень личное. Расстались по-хорошему», — так говорят сами авторы. В результате получилась книга с несколько необычным форматом — она состоит из интервью и монологов. Подобран уникальный фоторяд из архивов ИТАР-ТАСС, из личных архивов российских фотографов, из семейного архива главного героя книги. Авторы и издатели не считают, что вопрос: «Кто он, господин Путин?», таким образом, закрыт. Но мы надеемся на то, что тот кто прочтет эту книгу сможет наконец узнать, кто такой Владимир Путин.

Издательство «Вагриус». Москва. 2000.

Перед вами новый сборник историй и зарисовок, по сути анекдотов, из жизни представителей российской власти, продолжение ставшего бестселлером сборника «Фарс-мажор» самого известного в стране политического журналиста Андрея Колесникова.

Анекдоты от Колесникова — это анекдоты в старом, исконном смысле этого слова, то есть короткие поучительные истории. Прочитав одну или две, можно посмеяться, но стоит углубиться в чтение, как понимаешь, что не так уж это и смешно.

Истории, написанные с натуры (автор более десяти лет работает в кремлевском журналистском пуле), — это не подглядывание в замочную скважину, не чернушные страшилки, а реальная жизнь в особой, неповторимой авторской интерпретации.

В книге 14 глав, названия которых говорят сами за себя: «Владимир Путин», «Парламентарии», «Министры», «Чиновники», «Бизнесмены и олигархи», «Люди (Народ)», «Семья», «Девушки», «Война и террор», «Армия и флот», «Международное положение», «Деньги», «Дмитрий Медведев», «Кризис».

Кого выбрала Россия в президенты в 2008 году? Кто и как подготовил и провел самую масштабную кадровую комбинацию в новейшей истории России? Наконец, кто такой Дмитрий Медведев – клон Путина или самостоятельная политическая фигура?

Книга репортера ИД «Коммерсантъ», журналиста кремлевского пула Андрея Колесникова дает ответы на эти вопросы. Читатели станут свидетелями захватывающего описания политической карьеры Дмитрия Медведева от замглавы администрации президента Российской Федерации до избранного президента. Вместе с автором вы сможете проследить, как Путин выбирал и готовил себе преемника, что считал нужным сообщить по этому поводу людям, а о чем – умолчать. Вам откроются методы и приемы кремлевской политической конкуренции. И никакой конспирологии – только факты!

Специальный корреспондент издательского дома «КоммерсантЪ» Андрей Колесников наблюдает за Владимиром Путиным уже 17 лет. Смотрит, спрашивает, думает, опять смотрит, записывает, пишет, диктует, передает…

Только Андрею Колесникову удалось подойти к Путину настолько близко и оставаться рядом так долго. Возможно, потому, что он просто честно делал свою работу — и настолько хорошо, что журналистика в его исполнении стала уже литературой.

Она позволяет ему показать настоящего Владимира Путина, не успевшего прикрыться от миллионов заинтересованных наблюдателей частоколом многообразных ритуалов, из которых состоит его должность.

Журналист всегда отделен от такого героя стеной — стеной статуса, протокола, регламентов, да и просто Кремлевской стеной, или «стенкой», как называют ее те, кто за ней работает.

Здесь собраны лучшие истории о Владимире Путине, написанные спецкорром ИД «КоммерсантЪ» Андреем Колесниковым за 17 лет, — и самые свежие, и те, которые относятся к временам, когда вопрос «Who is Mr. Putin?» еще даже не был сформулирован. Однако уникальной эту книгу делают не столько репортажи, вошедшие в «золотой фонд» отечественной журналистики, сколько воспоминания и размышления автора, его комментарии к собственным заметкам. Этого всего Андрей Колесников раньше не рассказывал. Профессиональные секреты и детали, оставшиеся «на полях», эпизоды, не вошедшие в репортажи, и подробности «негазетного формата» … Все теперь здесь. Да, Владимир Путин — человек с Ручьем. С самого начала настоящий символ его власти — резиденция президента Бочаров Ручей в Сочи. Неброский вроде, невыпячиваемый, но обширнейший и постоянный. Закрытый с суши, моря и воздуха. Он всегда с Владимиром Путиным. Владимир Путин очень уж часто там. Не все способны оценить по достоинству великое значение Бочарова Ручья. А на самом деле — флаг, гимн и Бочаров Ручей. Все годы, что Владимир Путин у власти, — всегда Бочаров Ручей. Даже снимок на обложке оттуда, из Бочарова Ручья. Так что и про Владимира Путина можно с уверенностью сказать: человек с Ручьем.

Специальный корреспондент издательского дома «КоммерсантЪ» Андрей Колесников работает в «кремлевском пуле» уже 17 лет. В ней Андрей Колесников рассказал, что за человек управляет нашей страной уже 17 лет, здесь же он показывает, как Владимир Путин это делает. Вы увидите двух на первый взгляд разных людей: Путина-премьера и Путина-президента, которые, если разобраться, на самом деле ничем не отличаются друг от друга; увидите, как работает его верная вертикаль и почему она никак не может стать горизонталью; кто входит в команду Путина и кого он считает своим главным политическим конкурентом. Кому он верит и кому не поверит никогда – и почему. Вы узнаете, как глава государства относится к власти и свободе, закону и коррупции; на каких скрепах держится демократия, и скрепы ли это; а если скрепы, то зачем они вообще нужны; какие свои действия и решения Путин считает ошибками и как часто он в таких ошибках признается… Может быть, книга «Путин. Стерх всякой меры» кому-то покажется чрезмерной. Это вроде бы ясно и из названия – конечно, стерх, и безо всякой меры, кто же еще… а много кто еще. И не всегда сверх меры. Чтобы попытаться все-таки понять, кто же он, мистер Путин, эту книгу уж точно надо прочесть.

Эта книга дает удивительную возможность посмотреть на героев новейшей российской и мировой политики без пиетета и официоза. Острый язык и ироничный взгляд автора подмечают случайно вылетевшие абсурдные фразы, неуклюжие поступки знакомых всем нам персонажей, оживляют те статичные фигуры, которые мы привыкли видеть на экранах телевизоров.

Работая рядом с Владимиром Путиным уже восемь лет, журналист Андрей Колесников создал эксклюзивную коллекцию политических баек и анекдотов про Путина и его окружение. Читая их, ты улыбаешься и уже не воспринимаешь государственные дела слишком серьезно, разбивается стена между тобой – гражданином – и властью, и ты понимаешь, что там живые люди, такие же, как ты и твое окружение…

Книга Андрея Колесникова «Веселые и грустные истории про Машу и Ваню» – это современная версия «От двух до пяти» Корнея Чуковского. Дети автора Маша и Ваня взрослеют на глазах. Взрослеют вместе с отцом. Побеждают (чаще) и проигрывают (иногда), делают открытия, удивляются, радуются и грустят. И вместе с ними – хотя порой вдали от них – побеждает и проигрывает, делает открытия, удивляется, радуется и грустит Андрей Колесников, журналист, литератор, отец.

Отец троих детей. Ведь старший, Никита, тоже вместе с ними, хотя и далеко от них. Этот удивительный любовный роман продолжается вот уже шесть лет. Этим детям есть что сказать, и они разговаривают с Андреем – а значит, и с нами – на равных. Поэтому эта книга пригодится и родителям, которые видят своих детей реже, чем хотят, но чаще, чем могут, и детям, которым никогда не будет достаточно своих родителей.

Популярные книги в жанре Публицистика

Михаэль Дорфман

ПОДАРОК К ПРАЗДНИКУ ЕВРЕЙСКОЙ МУЗЫКИ

Альманах «Музыка идишкайта», М., 2006, Выпуск 2. Статьи и песни. Составители: А. Смирнитская, А. Пинский, 268 с.

«Клезфесты делают невероятную в нынешнем мире вещь – записала в 2004 году в интернет–дневнике, называемом блог, Анна Смирнитская, солистка клезмерского ансамбля Дер партизанер киш («Поцелуй партизанки» идиш). – Они создают живую традицию. Похожую на то, как было в старые времена. Это притом, что традиционное общество разрушено, традиционного уклада нет, они, вот, мановением руки, идеей и организацией делают это. Удивительно…»

Михаэль Дорфман

Слишком левый, слишком правый, слишком мертвый идиш

Хотите понравиться и прийтись ко двору в компании, говорящей на идиш? Тогда на вопрос «говорите ли вы на идише» ни в коем случае не отвечайте йо — да. Невозможно для еврейского человека вот так просто ответить. Даже не рекомендуется отвечать вопросом на вопрос ци рэд их идиш? — «говорю ли я на идише?», как вроде бы принято у евреев. Вот если вы бесхитростно ответите алевай волтн але азой геред

Михаэль Дорфман

ЧАРЛИ ЧАПЛИН СНИМАЕТ КОНЕЦ ЕВРЕЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

Автор от всей души благодарит руководителя Ансамбля еврейской песни Анатолия Пинского (Москва),Ирину Зубкову (Нижний Новгород) и Наталью Тышкевич (Израиль) за предоставленные материалы и помощь в работе.

Еврейскому государству пришел конец, и ликующие евреи возвращаются из Израиля. Даже в праздничный момент в еврейской толпе, как водится, нет единства. Каждый говорит в объектив о своем:

Позвонил мне в феврале этого года Володя Бушин и говорит:

— Поздравляю тебя, Станислав, с публикацией в журнале дневников твоей матери. Она — настоящий советский человек. Не то что ты. Это — лучшая глава из твоих воспоминаний! — На душе у меня, несмотря на оговорку, тепло стало. Угодить самому Бушину! Чтобы он похвалил! Это великая радость для каждого из нас.

А через неделю я от него же получаю очередной приятный сюрприз. Публикует он статью в газете «Завтра» № 9 о покойном Вадиме Кожинове и похвально отзывается о работе моего сына Сергея про Павла Васильева ("Русский беркут"), цитирует ее, называет «содержательной». А я так волновался, принимая решение о публикации. Но Бушин похвалил — и от души отлегло. Слава Богу, опять удача!

После статьи Владимира Личутина "Писатель и власть", опубликованной в майском номере "Дня литературы", о состоянии наших писательских организаций и о месте писателя в нашей жизни, после полемики с ним Эдуарда Володина в июньском номере задумался и я, зачем вообще нам нужны писательские сообщества, союзы, фонды, клубы и так далее? Для расширения возможности писать, печататься, издаваться и продавать свои книги. Все остальное — от лукавого. Все остальное — богадельня. Богадельня — вещь необходимая для стареющих, болезных и убогих литераторов. Она спасает человеческие жизни. Но русскую литературу она спасти не в состоянии, как и любую другую. Государству нашему уже лет пятнадцать до своей национальной литературы дела нет. Более убогой в культурном отношении политической элиты не было у нас уже лет триста. Ни левые, ни правые политики ничего не читают и читать не желают. Им надо сразу Россию спасать по щучьему велению. Или по велению золотой рыбки. А то, что лишенный и былой народной традиционной культуры, и книжной духовной культуры наш голый человечек не будет ничего и никого спасать, потому что его не так воспитывали, не те книжки читали, не те фильмы показывали, это наших политиков и не интересует. Мы отстояли существование нашего писательского союза, выдержали и попытки захвата нашего Дома в Хамовниках в 1991 году, и попытки захвата издательства "Советский писатель", выдержали оплевывание и замалчивание. Тем временем прошло пятнадцать лет, и наши духовные лидеры круто постарели. Книг поменьше писать стали, сила былая ушла. Что дальше? Погружаться в сон, вспоминая о былых победах? И, как заклинание, повторять магические знаковые имена: Бондарев, Распутин, Белов? Но ведь они-то в свое время не погружались с головой в великую магию Михаила Шолохова и Леонида Леонова, Александра Твардовского и Анны Ахматовой, а творили свой собственный мир. И, очевидно, Союз писателей им в чем-то помогал. Что же сегодня? Представьте, приходит молодой писатель с рукописью в наши организации, способны ли мы помочь ему как писателю? Есть ли хоть одно крупное современное издательство типа былых "Советского писателя", «Современника» или "Советской России", которое бы каждую неделю выпускало по книжной новинке? Возьмем за аксиому, что именно наше традиционное направление в литературе способно вернуть читателя к книге, способно объяснить всю народную драму конца ХХ века, способно дать читателю надежду на возрождение. Где он прочитает такие книги? Какое издательство их напечатает? Какой книжный магазин их будет продавать? Надо признать, что мы сами на данном этапе проиграли борьбу за мир человека нашим радикальным либералам. Это у них созданы десятки крупнейших издательств от «Вагриуса» до «Терры», диктующих вкусы оставшимся читателям. Созданы еще и сотни малюсеньких элитарных издательств, подхватывающих каждую либеральную новинку, проверяющих автора на зубок, дабы предложить лучшим из них выход на крупный книжный рынок.

Хорошее время наступило — все стали патриотами. Чубайс — патриот, Гайдар — патриот, ну а на Грефа грех и подумать что-нибудь нехорошее, как-никак ближайший сподвижник президента. Все чаще нас, домотканых да доморощенных, стали поругивать: вот, мол, приватизировали себе понятие патриот, будто демократы не могут Родину любить. Наверное, могут, и было бы на самом деле очень хорошо, если бы все граждане России стали патриотами независимо от своих политических и религиозных установок. Я сам не раз в статьях мечтательно думал: умеют же французы или англичане, приходя к власти на любом уровне, хоть левый, хоть правый, хоть поклонник коммуниста Жоржа Марше, хоть поклонник националиста Ле Пена, прежде всего защищать интересы своей страны, своих граждан, а потом уже интересы своей партии. Может, и сбылись мои мечты?

9 мая мы будем праздновать нашу Победу. Её сотворили победоносная мощь нашей армии и флота, неподражаемое военное искусство наших полководцев, несокрушимость советского оружия, железная организация партии, неутомимый труд индустрии, гений полководца и вождя Иосифа Сталина.

     Эта победа была одержана не просто над самой могучей армией Европы, не просто над пассионарным немецким народом, не просто над магическим гением Гитлера. Эта победа была одержана над глубинной мировой тьмой, над черной бездной, из которой в мир выливалось инфернальное адское зло. Это была победа над абсолютно вселенским злом, которое утягивало человечество в адскую пропасть. Поэтому наша Победа священна. Война сорок первого—сорок пятого года — священная война. Недаром православная церковь собирается отпраздновать нашу Победу как религиозный священный праздник.

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Евгений КОЛЕСНИКОВ

Мастер

"Буранный полустанок" Чингиза Айтматова

В рамках Дней культуры Кыргызстана в России в конференц-зале Российской государственной библиотеки состоялась творческая встреча с народным писателем Кыргызстана Чингизом Айтматовым.

Классик при всех своих званиях и регалиях был прост и доступен для общения не только для друзей-писателей (среди которых, кроме выступавших, чьи отклики приведены ниже, были Светлана Алиева, Марк Ватагин, Андрей Дементьев, Вадим Ковский, Надежда Кондакова, Михаил Синельников, Виктор Широков), но и для всех пришедших на вечер читателей и поклонников.

Руслан Колесников

FIDO-3000

Типичный фидошник, с мешками под глазами до подбоpодка, небpитый, наполненный никотином до кpитической массы (буквально пеpед взpывом). Вчеpа он сильно пеpебpал пива и все, накопленные впечатления, буквально пpосятся наpужу. Hо он не может отойти от компа, котоpый заслуживает отдельного pассказа (вкpатце: вусмеpть заезженная двойка, в нее жестоко впаян модем 1200, засаленная и залитая пивом клавиатуpа, между клавишами слой пепла от Беломоpа, монитоp SuperCGA, яpкость котоpого во включенном состоянии немногим отличается от выключенного, запотевший от пеpегаpа - pезультата употpебления слабо- и неслабоалкогольных напитков)... Во нагоpодил!!! Коpоче от компа не отойти - ожидается почта с эхи EXT.MODEM.SUXX.

НЕВЕДОМОЕ: БОРЬБА И ПОИСК

ЕЛЕНА КОЛЕСНИКОВА

Призраки рождаются ночью

В прошлом веке Французская академия вынесла постановление - не рассматривать работы о камнях, падающих с неба, поскольку падать им неоткуда. Сегодня во Франции действует комитет по метеоритам. Нельзя забывать старую, но справедливую истину - с изучения природных феноменов и начинается всякая наука. Этому правилу следуют двое ленинградских ученых М. Вальчихина и С. Гуревич. Оба кандидата наук, она - биохимик, он психотерапевт, вполне серьезно пытаются объяснить малопонятные явления, опираясь на законы физики, биологии, математики... Предлагаем их версию, раскрывающую тайну привидений.

НАТАША КОЛЕСНИКОВА

Муж любимой женщины

роман

Аннотация Ведущий програмист солидной фирмы Виктор Матюшин обожает свою жену. Все у него хорошо, но у Виктора много работы, и он позволяет жене ездить на дорогие дискотеки в сопровождении подруги, и даже когда она там знакомится с симпатичным молодым человеком, не ревнует, ибо она ему обо всем рассказывает. Однажды, когда Олег провожал Светлану домой, Виктор случайно встретил их и пригласил Олега к себе - выпить, поговорить, получше узнать, с кем встречается любимая жена и почему. Что из этого получилось... Много переживаний, надежд и тревог. Много потерь и счастливых обретений.