Остров Утопия

Человечество продолжало себе мирно и тихо воевать, и это доставляло ему большое удовольствие. Почти такое же, как крокодилья вырезка и маисовый напиток, а их-то, слава богу, на острове хватало

Отрывок из произведения:

Cолнце подымалось из океана, очерчивая первыми косыми лучами длинные тени на острове. Длиннаямтень отбегала и от бамбуковой хижины, стоявшей в стороне от других на высоком берегу.

Солнце просочилось в хижину. Президент южного человечества проснулся. Сладко потянувшись, он сел на своем бамбуковом ложе, накрытом выделанными крокодильими шкурами. Поскреб в затылке и вытащил из спутанных русых волос большую крокодилью вошь. Подержал на ладони, понаблюдал со злорадным отвращением: насосавшаяся за ночь вошь еле шевелилась. Президент размахнулся и бросил ее в очаг, где все еще тлели сухие водоросли. Вот нечисть! Эти вши неизвестно каким образом появились на острове лет двадцать назад. То ли их сюда ветром занесло, то ли сами зародились на погибель человечеству. Называли их крокодильими, потому что, во-первых, они ужасно кусались, во-вторых, вырастали до трех сантиметров в длину, и в-третьих, потому что их и сравнить-то было не с чем, так как других животных, кроме крокодилов, здесь не водилось, не считая, конечно, двух пар ослов, что вместе со своим потомством обеспечивали перевозку президента.

Другие книги автора Эмил Манов

Природе безразличны исторические катастрофы, страдания и ужас людей. Несмотря на войну, наступает весна. Но красота не спасает мир…

Художник Жеко Алексиева. Редактор перевода Марианна Ярославская.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Знаменитый преступник Черный Джо сбегает из галактической тюрьмы строгого режима и нарушает планы Добра и Зла.

«...Пацюк молчал. Тут заметил Вакула, что ни галушек, ни кадушки перед ним не было; но вместо того на полу стояли две деревянные миски; одна была наполнена варениками, другая сметаною. Мысли его и глаза невольно устремились на эти кушанья. «Посмотрим, — говорил он сам себе, — как будет есть Пацюк вареники. Наклониться он, верно, не захочет, чтобы хлебать, как галушки, да и нельзя: нужно вареник сперва обмакнуть в сметану». Только что он успел это подумать, Пацюк разинул рот, поглядел на вареники и еще сильнее разинул рот. В это время вареник выплеснулся из миски, шлепнулся в сметану, перевернулся на другую сторону, подскочил вверх и как раз попал ему в рот. Пацюк съел и снова разинул рот, и вареник таким же порядком отправился снова. На себя только принимал он труд жевать и проглатывать. «Вишь какое диво!» — подумал кузнец, разинув от удивления рот, и тот же час заметил, что вареник лезет и к нему в рот и уже вымазал губы сметаною. Оттолкнувши вареник и вытерши губы, кузнец начал размышлять о том, какие чудеса бывают на свете и до каких мудростей доводит человека нечистая сила...»

Хрюкотали. И дохрюкотались. А кому-то горе. Прямо-таки кэрроловское.

«С помощью Хроноскопа нельзя было путешествовать во Времени в обычном смысле этого слова. Он мог только забрасывать в прошлое миниатюрную видеокамеру и транслировать в настоящий момент передаваемое ею изображение».

Кто это, интересно, придумал, что человечество появилось на Земле? Такая примитивная мысль могла возникнуть только в девятой псевдоголове на десятой ноге крылатого моллюска с какой-нибудь захудалой периферийной планетки Метагалактики с незапоминающимся двенадцатизначным кодом. Или ещё того хуже, это происки психически ненормальных кристаллоидов, которые своим существованием позорят весь разумный мир. Современной наукой совершенно точно установлено, что колыбель человечества — это Альфа Центавра. Там оно провело своё детство, юность, овладело межпланетными перелётами и, наконец, вышло к звёздам. Примерно в это же время появились и первые колонии людей на Земле, которая оказалось годной для жизни. Как искусствовед, могу твёрдо заявить, что первые примитивные человеческие творения обнаружены именно на Альфа Центавра. Однако, до сих пор существуют невежды, которые утверждают, что наскальная и пещерная живопись — следы творческого гения первобытного человека. Мне жаль их. Ведь даже ребёнку понятно, что на камнях работал уже высокоразвитый техночеловек, отстоящий от современного всего лишь на пару десятков тысячелетий. Только он мог обладать высоким мастерством примитивоабстроавангардизма.

Если к вам вдруг залетит мой попугай, то имейте ввиду, что по поводу того, что он говорит про вас и про партию, я с ним решительно не согласен. В том смысле, что на самом деле я более другого мнения о русской ментальности. А иначе — что я здесь делаю?

Жили-были некогда почтенные бородатые люди, предрекшие нам с вами много хорошего — и автотрофность, и полноорганность, и последовательное вездесущие, и… впрочем, нет; поинтлист придумали не они. Hо все равно. Они были такими оптимистами, что нам сейчас трудно представить себя на их месте. Они были оптимистами, а мы — не совсем. Во всяком случае, хотелось бы на это надеяться…

Hо в одном отдельно взятом рассказе — в нем-то можно побыть хотя бы несколько минут оптимистом, наподобие этих почтенных бородатых людей? Наверное. Если получится. А если нет — ну и ладно. Hе очень-то и хотелось. И вообще, этот ваш виноград ужасно зеленый.

Иногда ночью (не часто, но все-таки) ты откидываешь одеяло, встаешь с постели и незаметно выходишь из дома. Неправда ведь, что одни лунатики бродят в это время по улицам в ночных сорочках и пижамах, кто в чем. Hу конечно неправда.

Ты движешься тихо и плавно, как заблудившийся призрак, чудом забредший в современный город из прошлого.

Или не в современный? Оглянись: нет сегодня никакой ночной жизни. Нет гуляющих пар — разве что далеко-далеко, в самой глубокой тени; нет подвыпивших дядечек, несущих домой самих себя со своей нехитрой алхимической радостью; может, они выбрали для возвращения другую дорогу? Даже рекламы как будто притихли: еле светятся, оттеняя желтые круги под столбами уличных фонарей. Даже одинокие ночные машины — и те куда-то пропали.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Она была пепельно-розовой, его мечта. Она струилась по дереву манго, огибая его по крутой спирали, цепляясь алыми коготками всех шести ног и руля длинным хвостом с веером на конце. Ближе к вершине ей стали мешать вет­ви, и она обхватывала их крыльями, вставляя конечные крыловые пальцы в ямки коры, взмахивала телом, словно гимнаст, и кувырком перебрасывалась на ствол. Вот она добралась до плодов, чуть недозрелых, ещё полупрозрач­ных и алых, как её коготки, и одним движением оторвала толстую плодоножку от ствола. Круто загнутые ресницы прикрыли сапфировые глаза; зубастый, широкий, словно у утконоса, клюв сжал плод и быстро-быстро застучал, об­бивая твёрдую корку. На Аркадия посыпались острые крошки коры, и он похвалил себя за предусмотрительно надетые очки-консервы. Не видать бы ему иначе света бе­лого. А так только шлем и куртка истыканы осколками.

Пльп беспомощно прижал к себе хилое тельце сына, гля­дя, как навсегда уходит жена. Вот она уже превратилась в тень на скале, вот – в красную точку. Трудно поверить, что она так жестока. Закон отказывает этим в жизни, но ведь своё дитя… Жена не дала выбора: дескать, убью или уйду – нет! Уйду, потому что родила этого от тебя.

Он опустил голову к малышу и вздрогнул, понял, что ещё чуть-чуть, и не нужно будет его бросать – он сам бросит отца и уйдёт в далёкие глуби.

Если выстрелить в прошлое из пистолета, оно ответит тебе из пушки. В точности этого высказывания капитан милиции Игорь Дорошин убедился, приняв участие в расследовании дела маньяка, убивавшего детей в далеких семидесятых. И когда спустя годы Игорь с друзьями взялись за него, оно "выстрелило" новой серией убийств, шантажа, обмана. Они живы – фигуранты той давней истории: и бизнесмен Аргунов, и крупный чиновник Ситников, и бывший милиционер Забелин, и писательница Истомина… Ведь это только кажется, что прошлое далеко. Спираль жизни туго сжимается, чтобы неумолимо распрямиться и воздать каждому по его заслугам…

Знакомство по брачному объявлению — ход, к которому молоденькая, удачливая в профессии, но несчастная в личной жизни журналистка Ксения прибегает, чтобы выиграть спор с лучшим другом и коллегой.

Но быть может, ей все-таки ПОВЕЗЕТ?

Впрочем, один из кандидатов «желает жить в деревне» и «слиться с природой», другой смотрит на женщину как на дорогое украшение дома, третий — обжигающе страстный и поэтичный — похоже, не совсем от мира сего…

Быть может, счастье Ксении где-то СОВСЕМ РЯДОМ, а она попросту НЕ ВИДИТ ЕГО?..