Остров пингвинов

Остров пингвинов

Анатоль Франс — классик французской литературы, мастер философского романа. В «Острове пингвинов» в гротескной форме изображена история человеческого общества от его возникновения до новейших времен. По мере развития сюжета романа все большее место занимает в нем сатира на современное писателю французское буржуазное общество. Остроумие рассказчика, яркость социальных характеристик придают книге неувядаемую свежесть.

Отрывок из произведения:

Прославленный сатирик Анатоль Франс был испытанным мастером парадоксов. Выраженные в кратких сентенциях, отточенных до алмазной остроты, воплощенные в виде целых сцен, ситуаций, сюжетов, нередко определяющие собою замысел произведения, парадоксы пронизывают франсовское творчество, придавая ему блеск и оригинальность. Но это отнюдь не парадоксы заядлого остроумца. В их причудливой форме Франс изображал противоречия буржуазного бытия. Парадоксы Франса не мишурные блестки, а искры, высекаемые при резком столкновении гуманистических идей, дорогих уму и сердцу писателя, с социальной неправдой его времени.

Другие книги автора Анатоль Франс

Анатоля Франса (настоящее имя Анатоль Франсуа Тибо) современники называли писателем «самым французским, самым парижским, самым утонченным». В 1921 году литературные достижения Анатоля Франса были отмечены Нобелевской премией. В однотомник французского классика вошел роман «Таис», в котором традиционный сюжет об обращении грешницы находит неожиданное воплощение. «Харчевню королевы Гусиные лапы» можно назвать энциклопедией эпохи, а в романе «Боги жаждут» автор обращается к теме Великой Французской революции. Помимо названных романов, в книгу вошли избранные рассказы Анатоля Франса.

Роман «Таис» впервые опубликован летом 1889г. в журнале «Ревю де Де монд», отдельное издание вышло в октябре того же года.

Эварист Гамлен, художник, ученик Давида, член секции Нового Моста, прежде — секции Генриха IV, ранним утром отправился в бывшею церковь варнавитов, которая в течение трех лет, с 21 мая 1790 г., служила местом общих собраний секции. Церковь эта находилась на тесной, мрачной площади, близ решетки Суда. На фасаде, составленном из двух классических орденов, украшенном опрокинутыми консолями и артиллерийскими ракетами, пострадавшем от времени, потерпевшем от людей, религиозные эмблемы были сбиты, и на их месте, над главным входом, черными буквами вывели республиканский девиз: «Свобода, Равенство, Братство или Смерть». Эварист Гамлен вошел внутрь: своды, некогда внимавшие богослужениям клириков конгрегации святого Павла, облаченных в стихари, теперь глядели на патриотов в красных колпаках, сходившихся сюда для выборов муниципальных чиновников и для обсуждения дел секции. Святых вытащили из ниш и заменили бюстами Брута, Жан-Жака и Ле-Пельтье. На разоренном алтаре высилась доска с Декларацией Прав человека.

Фантастический роман Анатоля Франса «Восстание ангелов» (1914) о захвате небес падшими ангелами,— по творческому замыслу автора, произошедший в этом же самом 1914 г.,— предвосхищает грядущие величайшие катаклизмы.

Используя сказочно-фантастическую форму, гротескную пародию, Франс высмеивает отдельные моменты французской истории, главным образом социальные порядки Третьей республики.

Элий Ламия, уроженец Италии, отпрыск прославленного семейства, отправился в Афины изучать философию в том возрасте, когда юные патриции еще носят претексту[1]. Вернувшись в Рим, Ламия поселился на Эсквилинском холме и, окружив себя такими же, как он сам, молодыми распутниками, предался всем наслаждениям жизни. Уличенный в преступной связи с Лепидой, супругой бывшего консула Сульпиция Квирина, он был изгнан цезарем Тиберием из Рима.

Элию Ламии шел тогда двадцать четвертый год. За восемнадцать лет изгнания он изъездил Сирию, Палестину, Каппадокию, Армению и подолгу живал в Антиохии, Кесарии, Иерусалиме. Когда после смерти Тиберия императором стал Кай, Ламии было разрешено вернуться в Вечный город. Ему даже удалось получить назад часть своего имущества. Превратности судьбы умудрили его.

В седьмой том собрания сочинений вошли: роман Восстание ангелов (La Révolte des anges, 1914), автобиографические циклы Маленький Пьер (Le Petit Pierre, 1918) и Жизнь в цвету (La Vie en fleur, 1922), новеллы разных лет и произведение, основанное на цикле лекций Рабле (1909).

В пятый том собрания сочинений вошли: роман Театральная история ((Histoires comiques, 1903); сборник новелл «Кренкебиль, Пютуа, Рике и много других полезных рассказов» (L’Affaire Crainquebille, 1901); четыре пьесы — Чем черт не шутит (Au petit bonheur, un acte, 1898), Кренкебиль (Crainquebille, pièce, 1903), Ивовый манекен (Le Mannequin d’osier, comédie, 1908), Комедия о человеке, который женился на немой (La Comédie de celui qui épousa une femme muette, deux actes, 1908) и роман На белом камне (Sur la pierre blanche, 1905).

«Валтасар» — первый сборник новелл А. Франса, появился в издании Кальман-Леви в 1889 г. В него входят новеллы: «Валтасар», «Резеда господина кюре», «Господин Пижоно», «Дочь Лилит», «Лета Ацилия», «Красное яйцо» и сказка «Пчёлка».

Философско-публицистический роман-диалог о социально-политическом устройстве мира: от императорского Рима 804 г. AUC, через колониальные империи XIX века до коллективистической Европейской Федерации 2770 г. от Р. Х.

Популярные книги в жанре Классическая проза

Сборник представляет читателю одного из старейших мастеров испанской прозы; знакомит с произведениями, написанными в период республиканской эмиграции, и с творчеством писателя последних лет, отмеченным в 1983 г. Национальной премией по литературе. Книга отражает жанровое разнообразие творческой палитры писателя: в ней представлена психологическая проза, параболически-философская, сатирически-гротескная и лирическая.

В своих рассказах Бёль выносит обвинительный приговор кровавому фашистскому времени и вместе с тем развенчивает годы, предшествовавшие захвату Гитлером власти: эгоизм, распад нравственности, безработицу, полицейские бесчинства, которыми в Германии были ознаменованы конец 20-х – начало 30-х годов.

В своих рассказах Бёль выносит обвинительный приговор кровавому фашистскому времени и вместе с тем развенчивает годы, предшествовавшие захвату Гитлером власти: эгоизм, распад нравственности, безработицу, полицейские бесчинства, которыми в Германии были ознаменованы конец 20-х – начало 30-х годов.

Баронесса Гертруд фон Лефорт (1876-1971), автор более двадцати книг – стихов, романов и новелл, – почетный доктор теологии, "величайший поэт трансцендентности нашего времени". Главные черты ее творчества – захватывающая дух глубина и виртуозное мастерство, красота и важность идей в сочетании с изысканным благородством формы. Германн Гессе, высоко ценивший талант фон Лефорт, выдвигал ее кандидатуру на соискание Нобелевской премии.

Читатели романа “Jean-Christophe”, вероятно, не ожидают новой этой книги. Она удивит их не более, чем удивила меня.

Готовил я иные произведения – драму и роман на современные темы, в несколько мрачном духе “Jean-Christophe”. Мне пришлось внезапно отложить набросанные заметки ради беспечного произведения, о котором я и не думал накануне.

Оно как бы порыв свободы, после десятилетней неволи в броне “Jean-Christophe”, которая, хоть сперва и была мне в меру, впоследствии стала слишком узка. Я почувствовал непреодолимую потребность в вольном галльском веселии, да, вольном до дерзости. К тому же возврат на родное пепелище, которого я не посещал с детства, снова сблизил меня с краем моим, с нивернейской Бургундией, и разбудил в душе целое прошлое, уснувшее, думал я, навеки, – всех Николок Персиков, таящихся во мне. Пришлось мне за них говорить. Проклятые эти болтуны еще не наговорились в жизни своей! Воспользовались они тем, что у одного из их правнуков оказалась счастливая способность писать (они часто мечтали о ней!), чтобы взять меня в письмоводы. Тщетно я уклонялся:

Во времена Империи нашлось в Париже тринадцать человек, одержимых одним и тем же чувством, наделённых достаточно большой энергией, чтобы сохранять верность общему замыслу; достаточно честных, чтобы друг друга не предавать даже тогда, когда интересы их столкнутся; достаточно ловких, чтобы скрывать священные узы, соединяющие их; достаточно сильных, чтобы ставить себя превыше законов; достаточно смелых, чтобы идти на все, и достаточно удачливых, чтобы почти всегда преуспевать в своих планах, умевших молчать о своих поражениях, подвергаясь величайшим опасностям; недоступных страху, не знающих смущения ни перед монархом, ни перед палачом, ни перед невинностью; принявших друг друга такими, каковы они есть, не считаясь с социальными предрассудками; безусловно преступных, однако, несомненно, наделённых некоторыми чертами, которые создают великих деятелей, и, во всяком случае, принадлежащих к числу выдающихся людей. Наконец, надо упомянуть обстоятельство, довершающее мрачную и таинственную поэзию этой истории: все тринадцать остались неизвестны, хотя и добивались осуществления самых диковинных фантазий, порождаемых лишь тем необычайным могуществом, какое вымысел приписывает Манфредам, Фаустам, Мельмотам, — и ныне все они сокрушены, — по крайней мере союз их распался. Они спокойно вернулись под иго гражданских законов, подобно тому, как Морган, этот пиратский Ахилл, стал из грабителя мирным колонистом и без угрызений совести, при свете домашнего очага пускал в ход свои миллионы, добытые в крови, при зареве пожаров.

В лето от рождества Христова 1429, великим постом, календарь явил необыкновенное чудо, редкостное совпадение, поразившее всех верующих и даже ученых и опытных в числословии священнослужителей, ибо астрономия, мать календаря, была в то время еще христианской. В год 1429 страстная пятница пришлась на благовещение, так что один и тот же день, дивно воссоединив Иисуса, зачатого во чреве пресвятой девы, с Иисусом, принявшим крестную муку, оказался днем празднования сразу двух таинств, из коих одним началось, а другим завершилось искупление рода человеческого. Сия пятница, в которую таинство радостное столь точно совпало с таинством горестным, была названа «великой» и торжественно праздновалась в храме Благовещения на Монт-Анис. Этой старинной церкви папы издавна даровали право полного отпущения грехов в престольный праздник, а покойный Эли де Лестранж, епископ города Пюи, исхлопотал у папы Мартина подтверждение этой исконной привилегии, ибо такое право есть милость, которую папы охотно оказывают, когда их просят о ней достодолжным образом.

В романах «Дети времени» (1913) и его продолжении «Местечко Сегельфосс» (1922) К.Гамсун рассказал историю возникновения и заката двух богатых семейств. Отношения владельца поместья Сегельфосс лейтенанта Виллаца Хольмсена и его жену фру Адельгейды – это характерные для многих гамсуновских персонажей отношения любви и взаимного отталкивания, своего рода любви – вражды, которая коверкает их жизни, приводит к разрыву.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Она — дочь знатного генерала. Он — раб. Чтобы быть вместе, они должны предать свой народ, Чтобы остаться верными своей стране, они должны предать друг друга… Перед Кестрель стоит сложный выбор: отправиться в армию или выйти замуж. Эти пути — не для нее, она хочет сама определить свою судьбу. Однажды на аукционе Кестрель покупает раба, который не похож на остальных гэррани — народ, некогда покоренный Валорианской империей. Но она не догадывается, какую опасную тайну скрывает Арин… Так начинается смертельная игра, где на кон поставлено все; игра, где можно потерять и разум, и сердце.

Зазеркалье — страна наших грез. Именно туда отправляется кэрроловская Алиса, там живет один из главных героев европейских романтиков XIX века, оттуда манят нас райские кущи и полуобнаженные гурии. Для персонажей заглавной повести сборника зазеркалье — родина и постоянное место службы, ведь именно благодаря их неустанным трудам мы можем видеть себя в зеркалах. Зазеркалье Лукина мало похоже на описанное другими авторами. Но драмы, стрясающие мир по ту сторону стекла, оказываются прямым отражением происходящего в посюстороннем мире... В основу этого сборника легли рассказы и повести Евгения Лукина, написанные за последние два-три года, и полтора десятка старых вещей, созданных еще в соавторстве с Любовью Лукиной. Не все тексты одинаково удачны, не все стали вехами в отечественной фантастике, как, например, «Отдай мою посадочную ногу» — но каждый из них может послужить примером блестящего языка и своеобразного стиля. Того, чего сильнее всего, на мой взгляд, недостает современной фантастике. Нам не хватает отнюдь не фантазии и не научно-фантастических идей, как кое-кто полагает, а умения обращаться со словом как с податливым и благородным материалом. Профессиональных «сюжетников» масса, а вот со «словесниками» напряженка. А уж если это мастерство имеется, все остальное со временем обязательно придет. Содержание: 1. Евгений Юрьевич Лукин: И гром не грянул 2. Евгений Юрьевич Лукин: Труженики зазеркалья 3. Евгений Юрьевич Лукин: Песнь о вещем Олеге 4. Евгений Юрьевич Лукин: Амёба 5. Евгений Юрьевич Лукин: Пещерные хроники 6. Евгений Юрьевич Лукин: Чёрный сон 7. Евгений Юрьевич Лукин: Семь тысяч Я 8. Евгений Юрьевич Лукин: Улица Проциона 9. Евгений Лукин: Шерше ля бабушку 10. Евгений Лукин: Полдень, XX век 11. Евгений Лукин: Авария 12. Евгений Лукин: Спроси у Цезаря 13. Евгений Юрьевич Лукин: Ностальгия 14. Евгений Юрьевич Лукин: Рыцарь Хрустальной Чаши 15. Евгений Лукин: Не верь глазам своим 16. Евгений Юрьевич Лукин: Вторжение 17. Евгений Юрьевич Лукин: Ты, и никто другой 18. Евгений Лукин: Во избежание 19. Евгений Лукин: Пробуждение 20. Евгений Юрьевич Лукин: Аналогичный случай 21. Евгений Юрьевич Лукин: Каникулы и фотограф 22. Евгений Лукин: Контакты четвертого рода 23. Евгений Юрьевич Лукин: Внутренний монолог

Приметы, которые известны человечеству, на самом деле – НИ ПЛОХИЕ, НИ ХОРОШИЕ! Приметы, знаки судьбы – это лишь свидетельство того, что ваша жизнь сейчас находится в особой «точке перегиба», «точке неравновесия» или на «фатумной развилке». Каждая развилка сулит особые перемены в жизни, которыми можно управлять! Но как это сделать? Как выбрать правильную дорогу в жизни? Знаки, которые дает нам судьба, нужно не просто заметить, а «обработать» – на ментальном, энергетическом плане. И эта книга дает методы такой работы. Вы впервые можете узнать уникальную технологию работы со знаками судьбы и научиться управлять своей жизнью!

Впервые на русском языке издано классическое сочинение Карла Шмитта "Понятие политического" со всеми добавлениями и примечаниями, а также в заново выполненных и отредактированных переводах работы "Политическая теология", "Духовно-историческое состояние современного парламентаризма", "Римский католицизм и политическая форма", "Легальность и легитимность" и другие. Издание откомментировано и снабжено обширным послесловием.