Остров Локк

«Остров Локк» – это первая книга воспоминаний, написанная мастером Томом Шервудом Локком из Бристоля. Повествование об умении выживать, о трудолюбии, честности, стойкости в опасных ситуациях. Рассказ о благородном отношении к женщине, подлинной дружбе, о выборе правильного жизненного пути.

Том рано остался без родителей. Выведав у умелых людей тайны их ремесла, он зарабатывает собственный маленький капитал и отправляется путешествовать. Однако сует любопытный свой нос в такие дела, что вынужден противостоять то могущественным жуликам и злодеям, то кровожадным пиратам. По его следу не раз идут наемные убийцы. Тома спасает лишь то, что на своем пути он встречает необыкновенных людей – добрых, отважных, которые становятся надежными и преданными друзьями.

Книги Тома Шервуда, как и «Остров Сокровищ» Стивенсона, интересны романтикам всех возрастов. Они – для тех, кто мечтает заглянуть в недоступные уголки необъятного мира ипройти вместе с героями через все их невероятные приключения.

Отрывок из произведения:

Я полежал немного, ожидая ухода липкого, оторопного ощущения. Поёживаясь, вытолкнул себя из-под тёплого одеяла в прохладу комнаты, сунул руки в рукава халата, ноги – в войлочные туфли и прошлёпал в кабинет.

Сквозь незашторенные окна виднелось хмурое бесцветное небо, роняющее вялые дождевые капли. Зябко, сумрачно. Холодный камин безмолвно кричит что-то круглой каменной пастью. В ней – пара обугленных поленьев и горка остывшего пепла. Если повезёт, то там, в глубине этой горки можно отыскать живые ещё угольки и раздуть огонь. Тогда не придётся вынимать обе руки из нагретых карманов и клацать кресалом по кремню. Я разворошил золу. Есть! Тускло мигнули две красные точки. Положив на них ком сухого мха и охапку коротко нарубленных веток, я уселся за свой письменный стол и, наблюдая за растущим столбиком дыма, принялся ждать обещанных неприятностей.

Другие книги автора Том Шервуд

«Призрак Адора» – вторая книга, написанная мастером Томом Шервудом Локком из Бристоля. Книга о чувстве долга и о самопожертвовании. Повествование о судьбе человека, который, попав в общество, где нет ни полиции, ни законов, восстаёт против местных правил и проявляет незаурядные способности.

В погоне за похитителями двоих мальчиков-близнецов, детей его старого друга, Том попадает в маленькую империю Мадагаскарских пиратов. Здесь его настигают страшные события: рабство, смерть нескольких близких друзей, встреча с надсмотрщиком-людоедом. Ценой невероятных уловок, хитрости, безрассудной отваги Том спасает корабль и команду. Отыскав и выкупив одного близнеца, Том, в поисках второго, попадает во дворец Аббасидов в Багдаде – в качестве пленника-гостя. Древние книги и смекалка его друзей помогают отыскать давно забытый тайный ход из дворца.

Том возвращается в Бристоль, и на палубе его корабля стоят спасенные близнецы, а в трюме покоятся несколько сундуков из старого пиратского клада – с золотом и оружием.

Томас Локк, бывший простой моряк и корабельный плотник, а ныне дворянин и хозяин огромного имения Шервуд, решает прочно обосноваться в своем новом доме с семьей и друзьями. Но судьба уже готовит Томасу новые испытания: его лучшему другу Бенсону грозит неотвратимая смертная казнь, а на далеком Востоке, из темницы дворца Аббасидов, освобожден враг и соперник Томаса, которому поручено найти Локка и выведать у него тайну джинна, который когда-то якобы помог сбежать из дворца и самому Томасу Локку и всем его матросам.

«Люди Солнца» – заключительная, шестая книга из уже полюбившегося российским читателям цикла романов популярного писателя Владимира Ковалевского (Том Шервуд) о жизни и необыкновенных приключениях мастера Томаса Локка Лея, плотника и моряка из Бристоля, и его друзей.

После гибели родителей от рук жестоких разбойников наследница благородной фамилии, маленькая девочка по имени Адония, попадает в монастырский приют, откуда ее через несколько лет забирает главарь разбойничьей шайки Иероним Люпус, скрывающийся под личиной монаха. Окружив девочку теплом и заботой, он обучает ее военному искусству.

Адония относится к «доброму монаху» с любовью и послушанием, не подозревая, что он повинен в смерти ее родителей. Жадный до наживы Иероним Люпус узнает, что нищий плотник Томас Локк, пару лет тому назад ушедший к южным морям, вернулся богачом. Иероним Люпус решает выведать, откуда у простого плотника такое несметное богатство, и поручает это своей повзрослевшей воспитаннице, Адонии.

«Адония» – пятая книга из цикла романов популярного писателя Владимира Ковалевского (Том Шервуд) о жизни и необыкновенных приключениях мастера Томаса Локка Лея, плотника и моряка из Бристоля, и его друзей.

Книга о непреклонном стремлении к жизни и о победах над собой. Повествование о неотвратимом возмездии за совершённое злодеяние.

Дальний родственник владельца замка «Груф» задумал стать хозяином поместья. Он нанимает разбойников, чтобы те убили владельца замка и инсценировали смерть наследника – маленького Альбы. Но наёмники, решив в последствии шантажировать заказчика, похищают Альбу и держат его на острове на болотах. Там он выносит тяжёлые мучения и выходит победителем из смертельного поединка. Полуживого, его находит семья монастырских крестьян и даёт ему приют. Однажды, в отсутствии главы семьи, к ним на хутор приходят грабители. Альба спасает всех. Он покидает приютившую его семью и отправляется в «большой мир», решив посвятить себя борьбе со злодеями. Во время своих странствий он встречает Бэнсона, близкого друга Тома. Вдвоём они посещают «Адор», где происходит драматическое сражение.

Вернувшись из плавания в Бристоль, Томас Локк получает страшное известие: от рук неких «охотников за черепами» погиб его лучший друг Бенсон. Однако гонец, принесший эту печальную весть, просит Томаса не пытаться найти убийц, чтобы отомстить за друга, – когда помощь Локка и его людей понадобится, его найдет посланник таинственных Серых братьев.

Роман «Серые братья» – четвертая книга из уже полюбившегося российским читателям цикла книг популярного писателя Владимира Ковалевского (Том Шервуд) о жизни и необыкновенных приключениях мастера Томаса Локка Лея, плотника и моряка из Бристоля, и его друзей.

Популярные книги в жанре Исторические приключения

(c) Tommy [Сеpгей Маpей]

Вторая стрела

Сказания про героев сочиняют одни дураки. А другие дураки их рассказывают - у костра на охоте или, скажем, за починкой сетей. А уж слушают таких рассказчиков даже не то чтоб дураки, а просто набольшие дурилы и дурищи. Вот Марта, например.

Предупредил же её Господь - не будь дурой! По-хорошему предупредил, понятно:

наградил такой рожей, что хочешь-не хочешь, а в воду глянешь - и задумаешься.

Прежде чем влиться у Шарантона в Сену, Марна вьется, изгибается и скручивается, словно змея, греющаяся на солнце; едва коснувшись берега реки, которая должна поглотить ее, она делает резкий поворот и спешит вперед, удаляясь еще на пять льё. Затем она во второй раз сближается с ней, чтобы снова уклониться от встречи, и, подобная стыдливой наяде, лишь нехотя решает покинуть тенистые, утопающие в зелени берега и соединить свои изумрудные воды с большой сточной канавой Парижа.

В то время, о котором пойдет наш рассказ, предместье Марселя было живописным и романтичным, а не таким, как ныне, — утопающим в зелени и цветах.

С высоты горы Нотр-Дам де ла Гард одинаково легко можно было сосчитать как дома, разбросанные по долине и холмам, так и корабли и тартаны, испещрявшие белыми и красными парусами огромную голубую гладь моря, что простиралась вплоть до самого горизонта; ни один из этих домов, за исключением, быть может, построенных по берегам Ювоны на развалинах того самого замка Бель-Омбр, где некогда обитала внучка г-жи де Севинье, не мог тогда еще гордиться теми величественными платанами и очаровательными лавровыми рощами, тамарисками и бересклетами, экзотическими и местными породами деревьев, что ныне укрывают мощной сенью своей листвы крыши бесчисленных марсельских вилл; дело в том, что Дюранс не протекала тогда еще по этой местности, пробегая по небольшим долинам, извиваясь меж склонов холмов и неся плодородие мертвым скалам.

Король Карл IX в великолепнейшем настроении возвращался в Лувр из Сен-Жермена, где ему удалось затравить десятирогого оленя.

Королева Екатерина ехала рядом с ним, окруженная придворными. Король сиял, королева-мать улыбалась с довольным видом.

Для того чтобы король был в таком счастливом настроении, требовалось удачное сочетание трех обстоятельств. Во-первых, король должен был провести спокойную ночь без приступов мучившей его сердечной болезни. Во-вторых, нужен был такой удачный охотничий день, во время которого собаки ни разу не сбились со следа. И в-третьих (что было труднее всего), королева-мать должна была забыть излюбленные рассуждения о политике и религиозных разногласиях.

Это происходило на берегах Гаронны. В старом, полуразрушенном замке юный владелец поместья принимал гостей. Кругом все говорило о неповитой бедности, но гасконец хвастун по природе, и повсюду виднелись старания придать этой бедности лишь вид почтительно культивируемой старины.

В теплый июльский вечер тысяча пятьсот семьдесят второго года в громадном зале старого замка собрались трое друзей, из которых старшему было не более тридцати лет, а младшему не было и девятнадцати. Последним был сам хозяин.

— Вот уже четыре дня, — говорил полковник своей дочери, — как мы не видели Тимолеона, не надул он нас?

— Нет, — отвечала мадемуазель Гепэн, — ему, может быть, не удалось…

— Это почему?

— Рокамболь, может быть, убежал.

— Вот уже три дня, как мы ждем обещанные тридцать тысяч франков… Если сегодня вечером он не придет, я выпускаю пленника.

— Аженора?

— Да.

В это время послышался звонок, вошел почтальон и отдал письмо полковнику, письмо было от Тимолеона.

Она все еще находилась в летаргии, наконец на третий день с ней сделалось странное явление, губы ее раскрылись и она проговорила:

— Я жива и слышу все, что говорится вокруг меня. Когда доктор ушел, она спросила Петра:

— Мы одни?

— Одни.

— Так достань мне стрихнина и ланцет.

Час спустя вошел Петр и принес склянку стрихнина и ланцет.

— Засучи рукав моего платья, обмакни ланцет в склянку и кольни одну из жил.

То самое явление, которое произошло при воскресении Антуанетты, произошло и с Василисой.

Надо отдать справедливость, что виконт Карл де Морлюкс удивительно ловко устроил свои дела с Тимолеоном.

Решив спрятать Антуанетту, он нашел нужным не оставлять на свободе и Аженора.

С этой целью он постарался увидеться с ним и, одобрив вполне его план относительно женитьбы на Антуанетте, предложил ему ехать на другой день в Ренн, чтобы повидаться там с бабушкой, которой будто бы было нужно поговорить с ним о семейных делах.

Молодой человек после долгих колебаний наконец согласился послушаться его, но предварительно написал Антуанетте большое письмо, в котором уведомлял ее, что уезжает всего на несколько дней.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Произведения Шессе часто называют шокирующими и неоднозначными – однако в степени их таланта не сомневаются даже самые строгие из критиков.

В незаурядных и строгих по форме новеллах лауреат Гонкуровской премии (1973) исследует темы сексуальности, спасения, греха, смерти.

Произведения Шессе часто называют шокирующими и неоднозначными – однако в степени их таланта не сомневаются даже самые строгие из критиков.

В незаурядных и строгих по форме новеллах лауреат Гонкуровской премии (1973) исследует темы сексуальности, спасения, греха, смерти.

Произведения Шессе часто называют шокирующими и неоднозначными – однако в степени их таланта не сомневаются даже самые строгие из критиков.

В незаурядных и строгих по форме новеллах лауреат Гонкуровской премии (1973) исследует темы сексуальности, спасения, греха, смерти.

Произведения Шессе часто называют шокирующими и неоднозначными – однако в степени их таланта не сомневаются даже самые строгие из критиков.

В незаурядных и строгих по форме новеллах лауреат Гонкуровской премии (1973) исследует темы сексуальности, спасения, греха, смерти.