Оставшийся в живых

«Кошмар» — ключевое слово в мире рассказов короля ужасов Стивена Кинга. Смерть вторгается в повседневную жизнь, принимая разные обличья. Смерть — это прекрасная девушка-бродяжка и невинная детская игрушка, смерть — это престарелая бабушка и одевающий город серый туман. Смерть несут с собою блуждающая пуля и мирное озеро, на которое отправляются отдохнуть юные парочки. Смерть — это безумие того, кто медленно подыхает от голода на необитаемом острове, и того, кто постепенно начинает видеть круги Ада за каждодневной реальностью…

Отрывок из произведения:

Рано или поздно в процессе обучения у каждого студента-медика возникает вопрос. Какой силы травматический шок может вынести пациент? Разные преподаватели отвечают на этот вопрос по-разному, но, как правило, ответ всегда сводится к новому вопросу: Насколько сильно пациент стремится выжить?

26 января.

Два дня прошло с тех пор, как шторм вынес меня на берег. Этим утром я обошел весь остров. Впрочем, остров — это сильно сказано. Он имеет сто девяносто шагов в ширину в самом широком месте и двести шестьдесят семь шагов в длину, от одного конца до другого.

Рекомендуем почитать

Джонт-рейсы позволяют мгновенно телепортировать грузы и пассажиров на самые дальние расстояния. Есть только одно условие: живой объект должен находиться в бессознательном либо в крепко спящем состоянии, иначе джонт ему покажется долгим. Слишком долгим, чтобы продолжать жить.

Не очень умная и не очень трезвая идея погнала четверых молодых людей, двух парней и двух девушек, купаться на озеро. Идея, в принципе, не плохая, да время года-то уже поздняя осень. Пустынное побережье, холодная вода и одинокий плот, на котором летом стояла вышка для ныряния. Только приплыв на плот, ребята поняли, что на пустом озере они не одиноки. Нечто непонятное, но очень кровожадное отрезало им путь назад к берегу. Первой жертвой стала девушка…

Нельзя сказать, что у героя нашей повести все хорошо, но проблем с полицией не было. Не было, пока он не познакомился с Ноной в придорожном кафе. Буквально за пару часов после знакомства они совершили несколько бессмысленных убийств. Непонятно только, почему все свидетели утверждают, что убийца был один?

Два астронавта терпят бедствие на планете, сплошь покрытой песком. Один как-то борется за выживание, другой медленно сходит с ума и начинает верить, что песок живой. Или таким способом разумная пустыня вербует своих рекрутов? Прилетевший корабль и сам едва не остался на этом гигантском пляже.

Невозможно представить свадьбу во времена «сухого закона» без джаза. Одно плохо — замуж выходит сестра местного гангстера Сколли, толстая и некрасивая Мурин. А враги не упустили возможность сыграть на его уязвленном самолюбии и убили в спровоцированной перестрелке.

Тогда банду возглавила Мурин и в короткий срок превратила её в гангстерскую империю. Убийцу брата она отправила на тот свет собственноручно.

Мерзкая игрушечная обезьяна с двумя медными оркестровыми тарелками долгие годы пролежала на чердаке одной семьи, пока дети не нашли её. Сначала им показалось, что механизм обезьяны сломан и она не работает, но потом оказалось, что она сама решает, когда ей бить в тарелки. Ну и пусть бы себе била, да беда в том, что каждый раз после этого кто-то умирал — или из членов семьи, или из их друзей и знакомых. Но любому терпению рано или поздно приходит конец…

По вине Генри Броуера, во времена колониальной Индии, в Бомбее погиб мальчик индус. Отец мальчика наложил проклятие на виновного. Отныне любое живое существо, к которому он прикоснется рукой, обречено на смерть. И Генри, с этим проклятием, возвращается в Нью Йорк.

Он живет, стараясь как можно меньше общаться с людьми, но проклятие неумолимо и оно начинает сбываться.

Закончил свой долгий путь грузовик Маккатчеона, и хозяин продал с него колеса, шины и еще кой-какие детали. Грузовик не остался в долгу за разорение…

Другие книги автора Стивен Кинг

…Проходят годы, десятилетия, но потрясающая история писателя Джека Торранса, его сынишки Дэнни, наделенного необычным даром, и поединка с темными силами, обитающими в роскошном отеле «Оверлук», по-прежнему завораживает и держит в неослабевающем напряжении читателей самого разного возраста…

Этот роман безоговорочно признают лучшей книгой Стивена Кинга и миллионы фанатов писателя, и серьезные литературные критики.

…Убийство президента Кеннеди стало самым трагическим событием американской истории ХХ века.

Тайна его до сих пор не раскрыта.

Но что, если случится чудо? Если появится возможность отправиться в прошлое и предотвратить катастрофу?

Это предстоит выяснить обычному учителю из маленького городка Джейку Эппингу, получившему доступ к временному порталу.

Его цель — спасти Кеннеди.

Но какова будет цена спасения?

Дэнни Торранс, сын писателя, уничтоженного темными силами отеля «Оверлук», до сих пор тяготится своим необычайным даром. Ведь способность «сиять» вновь и вновь напоминает ему о трагических событиях, пережитых в детстве и едва не сломавших ему жизнь.

На плаву Дэнни поддерживает лишь работа в хосписе, где его способности помогают облегчить пациентам мучительную боль. Но однажды к Дэну приходит двенадцатилетняя девочка Абра, которая излучает «сияние» невероятной, немыслимой силы. И девочке этой угрожает смертельная опасность – на нее объявлена настоящая охота.

Дэн Торранс – единственный, кто может ее спасти…

В парке маленького городка Флинт-Сити найден труп жестоко убитого одиннадцатилетнего мальчика. Все улики, показания свидетелей указывают на одного человека – Терри Мейтленда. Тренер молодежной бейсбольной команды, преподаватель английского, муж и отец двух дочерей – неужели он был способен на такое?

К тому же у Терри есть неопровержимое алиби: на момент совершения преступления он был в другом городе.

Но как мог один и тот же человек оказаться в двух местах одновременно? Или в городе появилось НЕЧТО, способное принимать обличье любого человека?..

Детектив полиции Флинт-Сити Ральф Андерсон и частный сыщик агентства «Найдем и сохраним» Холли Гибни намерены выяснить правду, чего бы им это ни стоило…

Маленький провинциальный городок в Новой Англии в одночасье становится «мертвым городом». На улицах лежат трупы, над домами бушует смертоносное пламя. И весь этот кошмар огненного Апокалипсиса — дело рук одного человека, девушки Кэрри, жалкой, запуганной дочери чудаковатой вдовы. Долгие годы дремал в Кэрри талант телекинеза, чтобы однажды проснуться.

И тогда в городок пришла смерть…

«Команда скелетов». «Ночная смена». «Все предельно»… сборники рассказов всегда занимали в творчестве Стивена Кинга особое место.

И теперь — «После заката».

Новые рассказы от «короля ужасов»!

«Чертова дюжина» историй, каждая из которых способна напугать даже читателя с самыми крепкими нервами и восхитить даже самого искушенного ценителя «ужастиков».

Тринадцать — хорошее число.

Но легко ли вместе с героями Кинга пережить тринадцать встреч со Злом, Тьмой и Ужасом?

Столкновение на льду обернулось для Джона Смита сотрясением мозга. С тех пор его неизменно преследуют страшные видения. А еще после катастрофы он приобрел сверхъестественные способности, превосходящие дар любого ясновидящего. Теперь Джон раскрывает самые запутанные преступления. Помогает попавшим в беду людям. И однажды понимает, что он – единственный, кто в силах остановить рвущегося к власти политика, готового ввергнуть в хаос и ужас миллионы людей…

Но чем ему придется за это заплатить?

В маленьком провинциальном городке Дерри много лет назад семерым подросткам пришлось столкнуться с кромешным ужасом – живым воплощением ада. Прошли годы… Подростки повзрослели, и ничто, казалось, не предвещало новой беды. Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льется кровь и бесследно исчезают люди. Ибо вернулось порождение ночного кошмара, настолько невероятное, что даже не имеет имени…

Популярные книги в жанре Ужасы

Низкорослый солдатик из пополнения, фамилию которого Рыжов еще не помнил, что-то сосредоточенно делал с поилкой для коней, то ли чистил ее, то ли наоборот, разводил грязь и муть. Впрочем, морозно было, необычно даже для здешних, привычных к холоду мест, а значит, он мог и лед сбивать, чтобы кони напились, ведь не носом же им об острые кромки тыкаться? И ясно же было, что солнышко уже пригревает, все же конец марта стоял, а вот поди ж ты… Вспомнив о холоде, Рыжов запахнул шинель, наброшенную на плечи, но от этого теплее не стало.

Сегодня у меня было видение. Я шел вдоль железнодорожного полотна и курил. Шел и думал или думал и шел. Пройдя неопределенно долго, я услышал плач младенца. И тогда пошел я по направлению плача. Вскоре впереди я увидел коляску с младенцем, которая стояла на середине железной дороги между рельсами. Я подошел к коляске. Увидев меня, младенец подмигнул мне и начал смеяться. Я поднял его на руки, но в этот момент он стал кричать и плакать и успокоился лишь тогда, когда я его положил на место. Младенец посмотрел на меня из своей коляски, рассмеялся и сказал:

Оба они считали, что занимаются интеллигентным трудом; интеллигентным, пожалуй, громко сказано, но за прилавком им стоять не приходилось, это точно. Встретились они в совершенно прозаической обстановке, в приемной у зубного врача, — оба в темных пальто и костюмах: Гектор Ботрал — под глазами серые круги, словно пятна грязи, — и Стоунворд, измученный своей болезненной восприимчивостью.

На столике в приемной были разложены журналы. Ботрал и Стоунворд одновременно протянули руку за одним и тем же номером. Синхронно повернувшись, поглядели друг другу в глаза, — но лишь на мгновение.

Рассказ рыбака:

"...В следующее мгновение этот здоровенный рыжий безумец принялся трясти меня, как собака крысу. "Где Мэв Мак-Доннал?" – заорал он. Клянусь всеми святыми, любой напугался бы не на шутку, повстречавшись в полночь в безлюдном месте с сумасшедшим, которому вздумалось разыскать женщину, скончавшуюся триста лет назад".

– Вот каирн, который ты хотел найти, – сказал я и осторожно прикоснулся рукой к одному из шероховатых камней, из которых было сложено возвышение, поражавшее симметричностью формы.

Предчувствие нахлынуло сразу, как только она увидела этот конверт из добротной старой бумаги. Предчувствие чего-то нового, врывающегося в ее жизнь. Кто знает, что оно сулит — радость или беду. Если весть добрая, она будет благодарна судьбе, но тревога не оставляла ее эти дни и приучила ожидать худшего. Она взглянула на адрес…

— Спи, — сказало чудовище. Это было сказано ухом, с помощью запасных губ, скрытых глубоко в складках плоти, потому что его пасть была полна крови.

— Я не хочу спать, я грезю… — ответил Джереми. — Когда я засыпаю, мои грезы убегают. Или просто притворяются грезами. А сейчас я вижу настоящую грезу.

— А о чем ты грезишь? — поинтересовалось чудовище.

— Я грезю… грежу о том, что я вырос…

— …И превратился в очень толстого дядю семи футов ростом, — быстро подхватило чудовище.

Молодая женщина попадает в плен к маньяку и после нескольких дней в подвале заброшенного дома, потеряв всякую надежду на спасение, вдруг оказывается на свободе. Без глаз… Вынужденная жить в постоянном страхе, она обретает мистическим образом внутреннее зрение и решает самостоятельно бросить вызов своему кошмару. Она идет по следу. Возмездие убийце не за горами.

Павел Ткачев отправляется в город своего детства, чтобы выяснить, кем была его бабушка, Анна Антиповна. Одни старожилы именуют ее ведьмой, другие с благодарностью вспоминают, как она спасала от верной гибели раненых во время войны. Но есть в городе силы, которые стремятся завладеть ведьминым наследством — книгой заклинаний, с помощью которой возможно исцелять любые недуги и поднимать со смертного одра…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

"Повесть к роману". Этнический, философский смысл легенды тесно переплетается с современной линией повести, с трагической судьбой Абуталипа Куттыбаева, одного из героев романа "И дольше века длится день" ("Буранный полустанок"). Этот текст не мог быть включен в роман при его первом издании в пору идеологического диктата (1980 г.).

Я успел зачерпнуть из родника лишь полведра воды, как над степью пронесся истошный крик:

— Э-эй! Академик, морду набью-у-у!

Я замер. Прислушался. Вообще-то меня зовут Кемелем, но здесь прозвали «академиком». Так и есть: трактор на той стороне зловеще молчит. Тот, кто обещает набить мне морду, — это Абакир. Опять наорет на меня, изругает, а то и замахнется кулаком. Тракторов два, а я — один. И должен я доставлять для них на этой одноконной бричке и воду, и горючее, и смазку, и всякую всячину. Тракторы с каждым днем уходят все дальше и дальше от единственного на всю округу родника. Все дальше и дальше уходят они от нашего единственного на всем белом свете полевого стана, где хранится в цистерне горючее. Пробовали было перенести его, да куда там — он тоже привязан к воде. А такой вот Абакир знать ничего не хочет: «Морду набью за простой, да и только! Не затем я здесь ишачу, чтобы время терять из-за какого-то студентика-слюнтяя!»

После ужасной атомной войны власть на земле захватили роботы-убийцы. Они несут смерть и полное уничтожение всему живому. Остатки сумевших выжить людей прячутся в подземелье и ведут отчаянную борьбу за выживание. Благодаря своему талантливому лидеру Джону Коннору они приближаются к победе, но чтобы разрушить планы сопротивления, роботы оправляют в прошлое чудовищного киборга-убийцу. У него задание — предотвратить рождение лидера сопротивления. Для этого он должен найти мать героя. Чтобы защитить женщину, сопротивление отправляет в прошлое своего боевика. Но что может сделать обычный человек в поединке с терминатором?

Впервые за всю мою творческую практику я возвращаюсь вновь к давно уже опубликованному произведению. Повесть «Лицом к лицу» написана более тридцати лет назад. Пожалуй, именно с этой небольшой вещи и начался мой литературный путь. Если же она до сих пор сохраняет в себе некий смысл, интересный для современного читателя, то это говорит, мне думается, прежде всего о том, что была она задумана искренне. Я пытался вложить в нее тот жизненный опыт, который тогда у меня за плечами имелся, — ведь мои отрочество и юность совпали с войной и первыми послевоенными годами. В четырнадцать лет я стал секретарем аильного (сельского) Совета, затем был налоговым агентом, то есть собирал с семей денежный налог. Все это прошло через меня, через мою юношескую психологию как очень большое испытание. Я увидел людей в экстремаль-ной ситуации тех военных и послевоенных лет и сам нес посильную ношу.