Остаться в живых…

Иногда не важно, что ты делаешь...

Иногда не важно, что о тебе подумают...

Иногда важно только одно...

«ОСТАТЬСЯ В ЖИВЫХ...»

Солнце и море, кровь и безумства плоти, секс, предательство и предчувствие трагедии сопровождают поиски затонувшего в годы революции у берегов Кавказа старого китайского жемчуга…

СОКРОВИЩЕ ПОЛУЧИТ ТОЛЬКО ОДИН…

Отрывок из произведения:

Дизель завелся сразу, затарахтел, и бывший водолазный бот, а ныне прогулочный катер «Тайна», задрожал всем корпусом, раскачиваясь на пологой, гладкой волне. Вода у низкой кормы забурлила, дурно запахло выхлопом, но серый вонючий дымок сразу отнесло дующим со стороны моря ветерком.

– Кузя, кончай лизаться! – крикнул Губатый, закрывая крышку моторного отсека, в котором лязгал старым железом дизель. – Якорь поднимай!

Олег послушался, оторвался от Ленки, соскочил с застеленного полотенцами и выгоревшим брезентом люка, и бросился вращать кабестан. Якорная цепь загремела, наматываясь на барабан, звонко защелкал стопор.

Другие книги автора Ян Валетов

Ян Валетов – украинский писатель, автор остросюжетных романов и повестей, написанных в жанре триллера. В издательстве «Фолио» были опубликованы его романы «Проклятый. Евангелие от Иуды», «Ничья Земля» и «1917». Вырвавшийся из военных лабораторий вирус уничтожил всех взрослых. Планета населена подростками и детьми, ведущими кровавую борьбу за выживание. Здесь все умеют убивать, но никто не умеет любить, и мир никогда не станет прежним, если двое изгоев потерпят поражение. Ветшающие города, в которых обитают племена одичавших мальчишек и девчонок, живущих по законам обезьяньей стаи. Заросшие вереском и клевером хайвэи, на которых догнивают миллионы машин. Жалкие руины того, что считалось великой человеческой цивилизацией. История эволюции, превращенной в ничто простейшей комбинацией аминокислот. Нет прошлого, нет будущего, нет ни единого шанса на успех. Есть только двое и надежда…

Этой рукописи 2000 лет, и в истории человеческой цивилизации для нее нет места.

Те, кто нашел ее, обречены на гибель – по их следам идет отряд безжалостных убийц, созданный еще во времена Римской империи. От воинов Легиона не скрыться ни в ущельях Иудейских гор, ни на улочках Иерусалима – выбрав себе жертву, они никогда промахивались…

Но на этот раз они промахнулись, и тайна Проклятого осталась в руках у троих беглецов.

Могут ли свидетельства тысячелетней давности изменить сегодняшний мир?

Что будет, если черное и белое в человеческой истории поменяются местами?

Разные страны, разные времена, дружба, зависть, смерть, любовь, предательство – в новом романе от Яна Валетова, автора «Ничьей земли».

На раскопках древней крепости в Израиле найдена рукопись I века н.э. Мирная научная экспедиция, обнаружившая старые свитки, уничтожена, за оставшимися в живых археологами идет безжалостная охота. Легион – организация, созданная еще при императоре Константине, по-своему охраняет догматы веры, физически уничтожая тех, кто на них покушается.

Почему древний пергамент обрек на смерть всех, кто к нему прикасался? Какое отношение имеет ко всему этому проповедник из Галилеи Иешуа Га-Ноцри, писатель Иосиф Флавий и прокуратор провинции Иудея Понтий Пилат – Золотое копье? Что именно написал на древних кожах автор рукописи – Иегуда, известный нам под прозвищем Искариот? Удастся ли спастись от безжалостных легионеров профессору Кацу, красавице Арин бин Тарик и журналисту Валентину Шагровскому? Смогут ли они сохранить рукопись и рассказать миру историю, сокрытую от него вот уже 2000 лет?

Роман-погоня, роман-загадка, роман-исследование. Настоящий триллер от автора книги-бестселлера «Ничья земля» Яна Валетова.

Битва систем и идеологий разворачивается на улицах Лондона, в мангровых зарослях Кубы, в красных пустынях Африки, на заснеженных пустошах разорванной на части Украины, в затопленной небывалым ливнем Москве. Продажные политики, шпионы, террористы, наемники и бунтари – кто из них решит судьбу страны, а кто равнодушно подставит ее под удар Волны? Где кончается вымысел и начинается правда? В этой книге предсказаны конфликт в Грузии, газовые войны и раскол Украины. В героях этого апокалипсиса вы легко узнаете знакомых вам украинских и российских политиков. Остается только прочесть…

Роман-предупреждение, от которого в 2007 году отказались все украинские издатели, наконец-то возвращается домой.

На севере Российская империя, ведомая железной десницей Императора всея Руси Александра Александровича Крутова.

На востоке – Восточная Республика под руководством Совета Олигархов.

На западе – Конфедерация, во главе которой гетман Стецкив.

А между ними… Место, где невозможно жить, но все еще можно надеяться. Пристанище для сброда, изгоев и героев.

Ничья Земля.

Роман-предупреждение, от которого в 2007 году отказались все украинские издатели, наконец-то возвращается домой.

Мир, в котором рухнули плотины и миллионы людей расстались с жизнью за несколько дней… Зона бедствия, зараженная на сотни лет вперед, в которой не действуют ни законы природы, ни человеческие законы. Бывшая Украина, разодранная на части Западной Конфедерацией и Российской империей. Тюрьма для инакомыслящих и уголовников, полигон для бесчеловечных экспериментов над людьми, перевалочный пункт для торговцев оружием и наркотиками, поле битвы между спецслужбами разных стран, буферная зона между Востоком и Западом, охраняемая войсками ООН, минными полями и тысячами километров колючей проволоки. Эта отравленная, кровоточащая земля — родина для многих тысяч выживших в катастрофе. Родина, которую они готовы защищать до последнего вздоха. Это единственный дом отважных людей, давно умерших для всего остального мира. Их земля. Ничья земля…

«Школа негодяев» – это четвертая и заключительная книга тетралогии «Ничья земля»: «Ничья земля», «Дети Капища», «Дураки и герои», «Школа негодяев».

Продолжается одна, главная, линия – борьба за выживание на «ничьей земле» Михаила Сергеева, бывшего оперативника ГРУ, пенсионера после развала страны. Он вынужден рассчитывать только на себя и своих близких друзей. За что он теперь воюет? За какую страну? За какую справедливость? Вот он принимает решение отдать заведомым террористам возможный компонент оружия массового поражения. Обдумав, понимая, что это означает сотни тысяч погибших – и отдает. Потому что эти страны, где будет применяться такое оружие, теперь его не интересуют. Его интересует только его окружение, его друзья, жители ничьей земли, вынужденные выживать тут, за колючей проволокой.

Это книга о дружбе, об одиночестве, о любви, о предательстве, о политике тайной и явной, о грязи, с ней связанной, и грязи настоящей, о Конторе, о людях. Она не всегда фантастична, что немного страшно.

Разъятая на части после катастрофы Днепровского каскада плотин Украина, превращенная в Ничью Землю, Зону, где нет законов и милосердия…

Торговцы оружием с депутатскими значками на груди…

Живые роботы, в которых превращает детей таинственное Капище.

Шпионские игры на улицах Лондонского Ковент-Гардена…

Герои поневоле, подлецы по убеждению, жертвы по воле случая – в новой книге «Дураки и герои».

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Михаил Литов

Кто как смог

Город не отличался завидными размерами. Он продолжительное время жил в чрезмерной тишине, лежал бесцветно под умолкшим небом. Но потом словно в одно мгновение засияли, даже, наверное, живее, чем в ставшей уже книжной старине, купола и кресты, и все увидели, дивясь, как велико их множество. Хрупко, как было бы, когда б навсегда вместо солнца выкатилась ущербная полупрозрачная луна, установилось то обстоятельство, что человек мог с обычной тяжеловесностью выйти из дома по своим дневным делам, совсем не думая ничего религиозного и мистического, - и тут же вдруг попадал будто в заколдованный мир бесконечных и предположительно летних вечеров и какого-то таинственного свечения из неведомых источников. На все легла как бы дымка с некоторым оттенком сумеречности. Наш прохожий призадумывается, у него возникают вопросы к бытию. Начиная ощущать себя несколько призраком, он непременно оказывался либо у монастырской стены, либо у голосисто звякающей колоколенки, или у хмурящегося пока, какого-то невостребованного еще остатка церковной древности. В тихом переулке, где он шел, отдуваясь, погруженный в серую злобу дня, его обгонял внезапно бойкий, сверх всякой своей телесности веселый монашек, да также, глядишь, навстречу уже поспешала монашка, понурившая голову в отвлеченной задумчивости, и поневоле человек принимался не без замешательства соображать, что же у него за место в этой черноодеянной сутолоке, присматривался между прочим, - а за листвой в прояснившемся небе что-то делают возле креста пасмурные, надутые вороны, и даже как будто еще какой-то человек темнеет, усмехаясь, на верхней площадке колокольни, примеряясь, видимо, вовремя зазвонить в большой колокол. Нас уже двое, думает прохожий, продолжая увязать в своих путях-дорожках; для того, который у колокола, он тоже всего лишь темнеется, только что внизу, и вот он прежде размышлял, не пойти ли от своих тягот в пивную или в баню, а теперь у него медленные и невнятные мысли о странным образом переменившейся действительности. Странно ему, и сам он невнятен, а все вокруг чуть ли не на его глазах схватывается какой-то упрямой и дивной гармонией. Ему надо устроиться в этом новом положении вещей, но куда же подевать свои общие, вызванные и прошлыми и нынешними обстоятельствами неустройства?

Евгений Аркадьевич ЛУЧКОВСКИЙ

"И ПРОЧИЕ ОПАСНОСТИ!"

Рассказ

Этот день для Эдуарда Баранчука начался исключительно неудачно. На работу он проспал и потому, наскоро умывшись, сунул в рот огромный кусок колбасы и стал запрыгивать в брюки. Одновременно он еще натягивал свитер, но слегка запутался в нем. Ботинки Эдуард шнуровать не стал и, схватив куртку, ринулся в коридор, на ходу проверяя, на месте ли пропуск, права и запасные, "свои ключи" от замка зажигания и багажника. Пренебрежительное отношение к обувной фурнитуре не замедлило сказаться самым фатальным образом: в темном коридоре он наступил на шнурок, зацепил висящую на гвозде раскладушку, та в свою очередь сбила велосипед и самопроизвольно разложилась, перегородив все. Эдик промчался по этим хрустящим и звякающим предметам, вылетел на лестничную площадку. Там стояла полуглухая соседская испуганная бабушка, у ног ее жался испуганный пинчер.

Юрий НАУМКИН

СОСНА НА РАЗВИЛКЕ

Повесть

Раннее утро, но уже жарко. По вершинам деревьев пробегает шаловливый ветерок, и листья нехотя трепещут под его теплым дыханием.

Типичная для средней полосы России песчаная дорога, змеящаяся среди великолепия берез, густых ельников, заросших изумрудной травой солнечных лужаек. Дождей давно не было, и сейчас дорога суха, пыльна и пустынна. Впрочем...

Из-за поворота со стороны села Курки выходит мужчина. Ему лет пятьдесят, может быть, чуть больше. Он мал ростом, сухощав и сутул. Человек идет быстро, изредка останавливается, поднимает голову и устремляет взгляд вперед, вдоль дороги: там над верхушками берез возвышается темно-зеленая шапка сосны-великана. Могучая сосна стоит на развилке двух дорог. Одна из них, та, что поуже, ведет к селу Анино, другая, хорошо накатанная, - к районному центру у небольшой железнодорожной станции Видное.

Никольская Элла

Требуется наследник

От автора

Эх, как просто жилось в давние советские времена. Помер человек квартира возвращается благодетелю, который ее в свое время, можно сказать, презентовал задаром. То есть государству. Если, конечно, на данной жилплощади никто больше не прописан. Но такое случалось нечасто, не допускали мы подобной оплошности. Старуха с косой еще на своем балконе в кресле-качалке отдыхает, время коротает, еще никаких указаний свыше ей не поступило, а уж ближайшие родственники пожилого ответственного квартирного съемщика засуетились: обмен, обман, фиктивный брак, что угодно, только чтобы квартира не пропала, не отошла в жадные казенные руки.

ЭЛЛА НИКОЛЬСКАЯ

Русский десант на Майорку

криминальная мелодрама в трех повестях

Повесть вторая.

УХОДЯТ, НЕ ПРОСТИВШИСЬ

Редко кому удается проститься перед уходом. Я имею в виду последний уход, окончательный. Даже если возле постели уходящего толпятся его близкие, то они, да и сам он вместе с ними все надеются, никак не хотят согласиться с неизбежным и признаться, что пора уже... И упускают шанс.

А если уж настигнет человека внезапная смерть, то покинутые им на этом берегу долго ещё вглядываются в оставленную ушедшим пустоту, мучительно припоминая, чего не успели сказать и сделать. Как много всегда недосказанного между тем, кто ушел, и тем, кто остался...

Василий Романович Носенков

ПОСЛЕДНИЕ ГАСТРОЛИ

1

Короток декабрьский день. Еще не рассеялась до конца утренняя мгла, а на смену ей уже спешат вечерние сумерки. Лампы зажигаются в три часа дня.

В небольшом полуподвале мастерской двигаются две тени. Тощая фигура с серым лицом - слесарь Максим.

У него крепкие, как клещи, руки, замедленные, но рассчитанные движения врожденного мастерового. Поверх истертых штанов и полосатой рубахи задубевший от масла и металлических опилок фартук неопределенного цвета, рыжие изношенные ботинки, старая кепка с отвисшим вниз козырьком. Максим склонился над тисками, где зажат тяжелый французский замок. Проверяется работа только что сделанного ключа. От первого оборота ригель плавно выдвигается на сантиметр, от второго - на два. Рывков и заеданий не ощущается..

Николай Новиков

Мерцание золотых огней

роман

1

Ноябрь 1983 года. Ростов-на-Дону

- Ты шлюха, шлюха! Отвратительная, подлая, грязная шлюха!

- Вот и прекрасно! Теперь ты сможешь найти себе привлека тельную, честную и чистую шлюху! Я уже сейчас прямо сгораю от любопытства взглянуть на нее.

- Заткнись! А не то я...

Григорий Малюков резко вскочил стула, взмахнул рукой и в бессильной ярости опустил кулак на стол. Подпрыгнула заполнен ная окурками пепельница, тлеющая сигарета покатилась по столеш нице. Раиса Малюкова поймала её пухлыми пальчиками с ярко-крас ными ногтями, бросила в пепельницу и с холодным презрением пос мотрела на мужа.

Элизабет Блэк – герой. Она – полицейский, в одиночку сумевшая вызволить из запертого подвала молодую девушку, застрелив двух ее похитителей. Но она – полицейский со своим тайным прошлым. И не только она одна…

Эдриен Уолл освободился из тюрьмы, где провел тринадцать жутких лет. И за первой же дверью, которую он открывает, его ждет мальчишка с револьвером в руке, горящий желанием отомстить за смерть своей матери. Но это меньшая из проблем Эдриена…

А в глубине леса, на алтаре заброшенной церкви, остывает тело, накрытое белым полотном. И оно не первое из тех, что были найдены там…

Этот город на краю пропасти.

Он идет по пути искупления.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Когда герои и злодеи меняются местами, сбываются самые зловещие предсказания, записанные в магических книгах Великой Сохи – знахарки и хранительницы мудрости веков. А до той поры каждый бережет свой секрет: река, населенная дивами, почка ветродуя, укрывшая ведьму, заколдованная лесная поляна…

Но настоящая тайна скрыта в камне правителя Тмироса и огненно-рыжих волосах Тамеи. Тайна гибели великих магов и рождения наследницы Эзумрит. И раскрыть ее может только… любовь.

 Женщина-киборг Тина Хэдис, андроид Стив Баталов и бывший полицейский-экстрасенс Поль Лагайм вновь и вновь сталкиваются на звездных трассах с коварным и предельно опасным межпланетным преступником Лиргисо. Но однажды им приходится забыть взаимную ненависть и отложить давнюю месть – когда выясняется, что всем им угрожает смертью неведомая мощная организация, противостоять которой они смогут только вместе…

Она познала многое… Надежду и разочарование, бедность и богатство… Но деньги не принесли счастья, ведь счастья не бывает без любви. А без нее, в свою очередь, жизнь не имеет смысла! Лишь когда Селина познакомилась с Кириллом, она поняла – эта встреча предчувствие чего-то значимого в ее судьбе. Кирилл оказался гениальным вором. Он сказал, что ждет в этом городе своего друга по прозвищу Самурай, которому должен помочь. Он втянул ее в криминальную авантюру и вскоре погиб – умер у нее на руках. А она осталась ждать Самурая, чтобы завершить то, что так и не успел сделать Кирилл…

«Чувство льда» – семейная сага о поклонении догмам и штампам «правильной жизни», о разрушении личности, когда ей запрещают нарушать устоявшиеся правила и жить по-своему.

«Чувство льда» – книга, ломающая стереотипы мышления. Книга – явление в общественной жизни.

Семья Филановских – «статусная» семья. Он – главреж театра. Она – примадонна. Обласканы властью, поклонниками. Все хорошо. Когда младшая дочь хочет выйти замуж за человека, не соответствующего статусу семьи, мать убирает его с дороги – сажает в тюрьму. Дочь умирает. Спустя много лет старшая дочь также встает на защиту интересов семьи… Результат – тот же, несчастья окружающих, потери. Счастья в семье нет. Нет свободы. Идеология жизни «по правилам» кого-то приводит к разводу, кого-то лишает разума, а кого-то приводит к смерти.