Особая процедура

Артур Кронберг

"Особая процедура"

Со мной что-то случилось, сомнений больше нет: я перестал получать наслаждение от своей работы. Видимо, все последнее время во мне накапливался ряд мелких изменений, которых я не замечал, и вот свершился переворот в восприятии. Особенно ясно это стало сегодня, когда ко мне обратилась эта рыженькая. Почему именно ко мне? Возможно, она не доверяет Прокошину. Что было делать? У меня не было ровным счетом никаких причин для отказа! А меня словно разбил паралич, я не мог вымолвить ни слова, пока она робко раздевалась за ширмой. У нее оказалась черная с рыжеватым отливом поросль между ног, к тому же - сильно надушенная (перед визитом к сексологу?) Когда она беспокойно сдвигала и раздвигала свои ляжки, меня буквально обдавало густой волной духов. Ее писька показалась мне противной и глупой, я чувствовал страшную скуку и раздражение, когда мои пальцы погрузились в ее разгоряченную вульву и я понял, что рыженькая не на шутку возбудилась. Я копался в скользкой розовой пещерке и никак не мог взять в толк, зачем меня занесло в эту идиотскую Школу оргазма? Что я тут делаю? Для чего привычно манипулирую похотником этой милой женщины, лежащей передо мной совершенно обнаженной, да еще в столь бесстыдной позе? На кой ляд облачен я в этот дурацкий белый халат? Моя страсть к женским писькам умерла. Она заполняла и морочила меня много лет подряд, она была главным двигателем моей карьеры - а теперь я чувствовал себя усталым и опустошенным. Уныло размышляя об этом, я полуавтоматически двигал пальцами в нужном ритме (сказывались годы ежедневной практики), и моя пациентка вдруг задергалась, словно через нее пропустили высокое напряжение. Собственно, так всегда бывает, если добываешь первый в жизни женщины настоящий оргазм. Не те жалкие вершинки страсти, которые единственно и может доставить своей супруге среднестатистический мужчина, одаренный от природы обычными возможностями, но пик Победы, Эверест, Джамалунгму, на которую способен возвести посетительницу только и единственно профессиональный сексолог, прошедший многотрудную подготовку в мюнхенской Академии эротики. Коллеги уже давно притерпелись к сладострастным воплям из моего кабинета, но посетительницы в коридоре воспринимают их совершенно по-иному и это тоже учитывается в работе. Ничто так хорошо не готовит пациентку к процедуре исследования и изучения ее эрогенных зон как прослушивание в течении определенного времени звуковых реакций ее предшественниц. Зачастую следующая посетительница входит ко мне в кабинет уже совершенно мокрой, и мне остается только применить пару несложных технических приемов, чтобы вызвать настоящий сексуальный обвал. Все это экономит дорогое время. Само собой, по-другому реагируют на все происходящее мои помощники сравнительно молодые, необстрелянные практиканты, которых я стараюсь регулярно менять. Дело в том, что возбудившийся мальчик - лучший допинг для подготовленной к манипуляциям женщины. От перевозбудившегося новичка, между прочим, даже исходит особый тонкий аромат, немедленно улавливаемый женскими ноздрями и безошибочно воздействующий на подсознание. Вот почему я предпочитаю именно новеньких. Разделавшись с рыженькой, я спустился в наше кафе. Меня сразу же затащили к столу, где шла оживленная беседа. В ненужных подробностях, со смачными шуточками, от которых меня коробит, обсуждали какой-то сложный и крайне запутанный случай сексуального расстройства. Коллеги меня поражают: прихлебывая свой кофе, они без устали анализируют мельчайшие детали очередной перверсии, делятся результатами тестирований, обмениваются даже цветными фотографиями - надо признать, некоторые гениталии действительно заслуживают портретирования во имя науки. Странно подумать, когда-то и я поступал так же, но ныне, едва завидев широко распяленную, обрамленную курчавыми светлыми волосиками манду, клитор которой победоносно вздымается посередь мясистых половых губ словно свисток, мне хочется воскликнуть: чур, чур меня! Конечно, это новое состояние меня тревожит. Вот уже с полчаса я старательно избегаю смотреть на этот в своем роде выдающийся иллюминатор. Я смотрю поверх фотографии, ниже нее, правее, левее - лишь бы глядеть мимо. И в то же время отлично сознаю, что девять из десяти нормальных мужиков дорого бы дали, чтобы оказаться на моем месте, чтобы иметь возможность ежедневно лицезреть стыдливую комедию раздевания, чтобы получить право ставить обнаженную посетительницу в любую, самую откровенную позу, чтобы деловито задавать самые бесцеремонные вопросы и требовать подробных ответов. - Итак, ничего не пропуская опишите обычную последовательность любовных ласк перед вашим супружеским сношением. Бедняжка как правило страшно смущается, опускает глаза, густо краснеет. Ее и ошеломляют, и одновременно будоражат мои вопросы. Никому в жизни, включая и собственную мать, она еще не рассказывала как слизывает сперму с супружниного мотовила, как играет с яичками (`яйцами, яички на базаре`, - поправляю я ее), как еще до замужества (`только мужу ни слова!` - испуганно добавляет она) довелось однажды пройти через так называемую летку-енку... Но ведь здесь она - в специальном кабинете, в особом заведении, и человек, сидящий за столом в белом халате, вникает в подробности ее интимной жизни не из собственного любопытства, но по долгу службы. Прежде я любил этот момент, когда посетительница впервые отверзает уста и сначала медленно, с запинками и оговорками, а потом все стремительнее и безоглядней начинает повествовать о своей сексуальной жизни, уходит в воспоминания раннего детства, ссылается на прочитанные книги, цитирует запавшие в душу скабрезные пассажи из каких-то романов, припоминает подсмотренные сексуальные сцены, признается в смертном грехе мастурбации. Да-с, память человеческая чем-то напоминает недра женщины, живущей богатой и несколько хаотической половой жизнью - чего там только не сыщешь при глубоком осмотре! Помнится, одна посетительница призналась, что в семилетнем возрасте частенько с папой ходила на футбольные матчи. Став постарше, обнаружила, что ее заводит вид бегающих по полю спортсменов. Почти всегда к концу второго тайма она чувствовала себя необыкновенно возбужденной, хотя и неудовлетворенной. Тогда она шла к выходу со стадиона и поджидала спортсменов. Некоторые из них вполне охотно знакомились с местными поклонницами. Так моя пациентка перезнакомилась и перебывала в постели с десятками самых знаменитых мастеров. `Я не сразу поняла, что меня особенно восхищают именно их мускулистые ноги`, - призналась она. -`Но в постели они обычно оказывались довольно неуклюжими. Горячие жеребцы, которые умели не больше, чем я сама`. Все же член одного известного на всю страну форварда доставил ей незабываемые переживания, и она месяцами выслеживала его, переезжая из города в город, чтобы снова угодить в его объятия. Это ей удалось еще только дважды, и оба раза ее постигло горькое разочарование. Разуверившись в футболистах окончательно, она пришла в нашу клинику. Да, прежде все это занимало меня. Казалось чертовски важным досконально разобраться с конфигурацией редкостного либидо или, например, извлечь темпераментнейшую лесби из-под обломков какой-нибудь благонравной матроны. Поднимаясь по лестнице в свой кабинет, я слышал как полуголое грудастое создание в розовом халатике и домашних тапочках (видимо, из стационара) жаловалась приятельнице на своего дружка. - По мне, лучше б он бабником был, чем эти онанистические оргии у Мишки! На бабу я бы рукой махнула, лишь бы меня ублажать не забывал, но эти малафейщики... Ее собеседницу я хорошо знаю: эта чернявая кочережка умудрилась купить себе завидного трахальщика-пьяницу и в общем довольна, однако в последнее время его способности явно поослабли, и она обратилась к нам за помощью. В ней накопились слишком большие запасы нерастраченной сексуальной энергии. Ей назначили интенсивный мастурбационный курс на специальном вибраторе, но все равно она дважды попадалась на том, что соблазняла пациенток помоложе... Однако сколь ни оттягивай этот момент, он неизбежно наступает: я открываю двери своего кабинета и вижу до отвращения знакомую картину: в смотровом кресле широко раскинув ноги лежит женщина, подготовленная моими мальчиками к исследованию. Судя по состоянии ее пичужки, пока я прохлаждался в кафе они поработали на славу - что ж, когда-то и сам я был неудержимым! Рядом с подлокотником кресла разложен весь набор приспособлений, с помощью которых они добились нынешнего состояния пациентки. С первого взгляда ясно, что она уже выведена на плато - до Эвереста рукой подать, но как мне переломить себя и взяться за дело? Трудно выразить, до чего тошно брать в руки этот огромный вибратор с плавающей головкой и подогревом (ей подойдет только огромный, распирающий влагалище - это очевидно), до чего лень вонзать этот отбойный молоток в сочную мякоть ее лона, снова, в который уже раз слышать ее исступленные вопли и видеть жадные пальцы моей своры кобелей, сладострастно мнущих ее подпрыгивающие в такт движениям фаллоса груди! Справедливости ради надо признать, что ребятам тоже нелегко. К концу рабочего дня они сильно перевозбуждаются, и если ничего не придумать для снятия напряжения, вынуждены заниматься самостимуляцией до того, как отправиться домой. Но ведь для нас в клинике нет ничего невозможного или недоступного: дамы приходят сюда за оргазмом и ради этого готовы практически на все. Негласная практика такова: ближе к концу рабочего дня кто-нибудь из моих помощников выходит в коридор и высматривает `жертву` - эта пациентка будет оставлена на закуску. Основательно возбудив ее, ей объясняют, что многое может улучшить оральный секс, которым ей необходимо овладеть. `Курс обучения` начинается немедленно, и пока я заполняю нужные бумаги за столом, из-за ширмы доносятся характерные почмокивания - пациентка старательно разряжает мальчиков. В некоторых порой открываются просто-таки гениальные как выражаются мои помощнички `фуфлерши` думаю, их мужья должны быть нам очень благодарны! Но, впрочем, разве дождешься благодарности от этого быдла... Иногда в нашу приемную заглядывают дамочки, которые просто жаждут посидеть между пациентками, посудачить, послушать звуки, доносящиеся из-за плотно прикрытых дверей кабинета. Но эту молоденькую девушку я вижу явно впервые. - Эта свеженькая, - шепчет мне на ухо Лавренович по прозвищу Секель. - Не понимаю, что она может тут искать? Славная девчушка, робка как лесная лань! `Как будто лань может быть не лесной!` - с раздражением думаю я. Секель, гордо неся свои благородные седины, уходит вдоль коридора, а девушка, вся розовая от смущения, сидит под моей дверью и являет собой настоящий символ скрытого сладострастного восторга. Нет сомнения, сегодня она впервые слышала нечто подобное тем мартовским воплям, которые в любое время года раздаются на нашем этаже. Вид у нее такой, будто она только что потеряла девственность. Двери распахиваются, и один из моих шалунов широким жестом приглашает зайти. Так, значит оглоеды сегодня решили попользоваться двойной порцией свежачка... Распустились, ощутили вседозволенность. Пора менять команду... Девушка суетливо оправляет юбку и исчезает за дверью. Не хочется даже и представлять себе, что с ней сейчас начнут проделывать. За каких-нибудь сорок минут мои умельцы выжмут из нее все, что она может дать и даже чуточку больше. Никогда, никогда в жизни ей уже не подняться на такие вершины возбуждения. До гробовой доски будет она помнить это приключение, начинавшееся столь обыденно, до конца дней будет преследовать ее чувство неудовлетворенности и особой эротической тоски... На выходе из клиники ко мне присоединяется Жанна, наша молодая специалистка из Усть-Каменогорска. Вид у нее лукавый и немного таинственный. - А я видела на прошлой неделе как вы за десять минут вызвали оргазм у пожилой женщины в парке. Одними разговорами! - А-а, верно. Она жаловалась на врожденную холодность. - Но не прикасаясь руками, без инструментария! Хотела бы я достичь такого мастерства. Внезапно она грустнеет. Сколько раз я наблюдал такие перемены в настроении женщин! Для меня вполне очевидно, что Жанна страдает некоторыми весьма мучительными сексуальными дисфункциями. Но ведь я и сам сейчас чувствую себя не вполне здоровым. - Жанна, вы наблюдали демонстрационные акты? - интересуюсь я, чтобы поддержать разговор. - Соития, что демонстрируют излеченные пациенты? - переспрашивает она с жалкой улыбкой. - Сколько раз я пыталась представить себя на месте одного из них! Увы, меня почти не возбуждает вид людей, занимающихся любовью. Конечно, я получаю удовльствие, наблюдая за виртуозной работой мастеров эротических дел из четвертого отделения, но сексуального наслаждения нет и в помине. Я даже пробовала мануально участвовать в акте, направлять движения члена, держать его в момент разрядки - никакого результата! Честно говоря, меня все это сильно удручает. - Завтра с утречка введите во влагалище тамильские шарики, - рекомендую я, - а вечером - ко мне, в кабинет. Да, и прихватите с собой остро заточенный карандаш с твердым грифелем. Бедняжка не подозревает, что относится к редчайшему типу женщин с точечным оргазмом. С помощью электроопределителя мы в несколько секунд установим конфигурацию ее `созвездия` и запустим механизм... Ах, если бы со мной все было бы столь же просто! Может быть, годы работы просто превратили меня в импотента? Есть одна-единственная женщина, которая еще способна разогреть мое либидо. Я стесняюсь, стыжусь этого существа, я никогда не решился бы появиться с нею на улице или в обществе, но факт остается фактом: толстуха Тамара ужасно заводит меня в любое время суток. Тамара в непомерно коротком черном платье открывает мне дверь. Руки она, конечно, не протягивает, даже не здоровается. Наверняка у нее кто-то есть. Она говорит очень быстро, спеша покончить с формальностями: - Раздевайся и садись, где хочешь, только не лезь в спальню. Я сейчас закончу. Она уходит, из спальни доносятся глухие звуки какой-то страстной возни, всхлипывания, стоны, взвизги. Я курю и размышляю, что Тамара несмотря на всю свою грузность, даже бегемотообразность чем-то напоминает маленькую девочку. Профессиональная шлюха с десятилетним стажем. Специалистка высочайшей квалификации. Моя тайная страсть. Тамара выходит из спальни совершенно обнаженной и говорит: - Ложись на диван. Сейчас будем делать глубокий массаж. Она двигается по комнате легко и плавно, с грузным величием. Меня отчего-то несказанно волнуют ее необъятные груди - возможно, подсознательно я страшусь, что буду раздавлен ими. - Ну, что с члеником нашего доктора? - певуче начинает Тамара свой терапевтический сеанс. Она действительно гениальна. Сколько раз уже я приглашал ее к нам, в клинику, но Тамара только отмахивается. Она предпочитает статус свободной художницы. Некоторое время она пальцами наигрывает на моей флейте какую-то чрезвычайно изощренную мелодию, мой жезл мгновенно приободряется, поднимает голову. Тамара смеется - я узнаю этот хохоток, очень низкий, немного в нос. Она разглядывает мой хоботок с любопытством. - По нему не скажешь, чтобы у тебя сейчас была особенно богатая сексуальная жизнь! - дразнит она. Потом наклоняется и начинает сосать как-то странно похрюкивая. Как я и предполагал, первые четверть часа довольно трудны для нас обоих. Но Тамара никогда не отступает. Мне даже интересно попытаться сдержать извержение семени - но ничегошеньки не получается, и Тамара снова смеется: - Смотри, какой фонтанчик: как у кашалотика! Ее сравнения всегда поражали меня. - Научи меня снова любить пизды! - говорю я. - Сделай так, чтобы я снова мог работать. - О, это просто, - спокойно говорит она. - Я знаю, что тебе нужно, доктор. Я проведу с тобой сеанс `заглатывания`. О таком не слышал даже я. - Что это значит, объясни? - Особая процедура. Ты почувствуешь, что протискиваешься меж моих половых губ, с усилием раздвигая их головой, погружаешься в длинный и скользкий коридор-влагалище, плюхаешься в матку и несколько часов плаваешь там, в темноте, тепле и безопасности. А потом я снова `рожу` тебя, вытолкну в мир - и ты будешь свежим как огурчик, розовым как младенец! - Это гипноз, Тома? - Ты слишком много болтаешь, доктор, - слышу я ее приглушенный голос, и вдруг чувствую, как ее гигантская растянутая вульва надвигается, натягивается на мое лицо. Увидев крупные губы, розовый клитор, я вдруг проскользнул во влажные, темные глубины, толчками продвигаясь все глубже и глубже, чувствуя себя все спокойнее и спокойнее, испытывая блаженный покой и благодарность... - Господи, только бы она не позабыла родить меня обратно! - еще успеваю подумать я.

Другие книги автора Артур Кронберг

Кронберг А.

Прожиточный минимум

Ирина Владимировна с наслаждением прогуливалась по вечернему пляжу, наслаждаясь свежим ветерком, пестрой толпой отдыхающих, вслушиваясь в русскую и украинскую речь. Приятные мысли неспешно проплывали в сознании молодой учительницы русского языка и литературы. Ей представлялось, например, как она в одном из своих учеников угадывает недюжинные способности, как помогает раскрыться молодому дарованию. Или - почему бы в самом деле не помечтать? - Ирина Владимировна Зотова превращается в старую заслуженную учительницу, на скромную, но достойную пенсию живущую в небольшой уютной квартирке в блочном доме и здесь ее посещают бывшие воспитанники. Один стал всемирно известным ну... Пусть орнитологом, другой замечательный писатель, третий - дипломат... И все они с благодарностью вспоминают, как Ирина Владимировна заронила в их юные души семена, давшие с годами замечательные всходы.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Алекс Максимов

Сольвейг

Я начал уставать и замерзать. Лыжи становились все тяжелее и тяжелее, и, кажется, я заблудился. Чорт меня дернул отправиться на эту прогулку по незнакомым лесам.

     На снегу ни лыжни, ни следов человеческих или звериных. Еще немного и начнет темнеть. Какая неудачная и глупая смерть, подумалось мне. Я громко засмеялся и пошел дальше.

     Прошло где-то полчаса и я почувствовал запах дыма, я попытался определить направление и минут через десять вышел на поляну на которой стоял дом, в окошке горел свет.

Аллан Риглио

Отрывок из романа " В О С Ш Е С Т В И Е ... "

Росарио. Семь утра. Только что прошел утренний дождь и улицы, кривой переулок за собором св. Антуана и дальше - авенида Либерасьоне, да дорожка мимо универмага Хеймаркетт, где обвычно собираются взрослые шлюхи, мокры от росы; на веревках - суцшится белье. Завтрак я уже сьел, отец дал большой тяжелый песо на сендвичи и поблагодарил бога еще паз за то, что прошлой осенью удалось ему пристроить меня в эту школу. Что напротив... Туда берут из очень порядочных семей. Я бегу по переулку. В воздухе утрнняя прохлада. Текут ручьи стоков, кричат разносчики-пуэблос; мне так хочется сбросить башмаки и пойти по улице босиком, шлепая по грязным лужам...Но это запрещается; мы должны приходить в школу в Смирении, как делает наша праведная Донья Элеонора, наша классная, что в доме даже не держит ни одного журнала и ни одной книги, кои полны возбуждающих картинок... А вот Лиз высокая девчонка из Вступительных Групп, та как ни в чем не бывало идет в школу босиком по теплым булыжникам улиц; ну да ведь она - Лиз дочка бывшего мера, она может позволить показывать свои голые ноги всяким пуэблос да парням из предместий. Элеонора говорит - пальцы ног Лиз истинно аристократические, длинные... Нам же - нельзя, Смирение. Я миную угол универмага Хеймаркетт; сегодня одно из первых занятий. На грязной простыне, у стены спит шлюха-метиска.Груди прикрыты еще, а вот зад тощий ее - нет, она мертвецки спит, заснула давно. Я рискую опоздать в школу, теряя время, но присаживаюсь на корточки рядом... Улица пустынна, только где-то в трущобах лают голодные псы. Я склоняюсь над спящей женщиной. Смотрю на ее загорелые, сильные бедра: как, должно быть, они сжимают мужчину, как это тело тепло... Наверно. В ветвях поет ай-кью, серенькая птичка; я несмело касаюсь рукой обнаженного зада спящей. Господи Иисусе, кожа женская бархатная, нежная, как шелковое платье моей сесмтры. Я поглаживаю ее, чувствую, как плоть пружинит у меня под рукой. Только бы не опоздать в школу! Пальцы мои против воли ползут вниз. Да, там у нее живот, мерно колыщущийся сейчас - она спит. И еще - у женщин, я знаю - там выпуклый бугор. Шелковистый, мягкий. И вдруг она просыпается. Приподнимает голову и смотрит на меня огромными, черными как у всех метисок глазами с синевой под ними, яркие, красные губы приоткрываютя удивленно. Я чувствую: от нее пахнет потом, мужчинами... Как никогда не пахнет от доньи Элеоноры. Мое детское сердце сжимается: я понимаю, что она изумленно смотрит на склонившегося над ней богато одетого, для городка Росарио на Паране, подростка, глаза которого блестят. Я вижу, как сквозь тряпку торчат острые ее груди. Запах вина. Горло у меня перехватывает и я попятившись, бегу в школу, скорей, проч от универмага, толькобы не опоздать. ... В большой особняк, бывший кгда-то домом губернатора уже сходятся дети. Многих я только знаю по именам. Я один и мне - четырнадцать, почти пятнадцать. друзей у меня почти нет. В школе полы застелены мягкими, пружинистыми матами. На каждом этаже, у каждого класса душевая. У порога на матах мы все раздеваемся догола. Все - и мальчики и девочки. А как же - это христианско каталическая школа любви. Худые ноги, неуклюжие ступни подростков, едва оформившиеся груди и угловатые бедра. Смех, шепот, возня. Девочки из старших классов раздеваются медленно, это уже им нравится: постепенно стягивать с сея белье. Они щупают груди друг-дружки, придирчиво осматривают обнаженные свои тела, касаются друг друга. Это мы, вчера еще соплячня, скидываем быстро свою одежду. Сталшие девушки идут неторопливо, как бы невзначай касаясь нас голыми ногами, идут и пухлые их ягодицы покачиваются соблазнительно, идут, как настоящие женщины. Свет падает в окна, ежит квадратами на мягком полу, на крышках парт в светлых классах, бродят по коридорам. Я сажусь в классе на перую парту, как положено, гляжу на экран перед собой. Рядом девочки собрались в круг и взяв у Паоло монету, обмеряют свои розовые соски. О как им хочется быть в Старших Группах, где ведет Мартенсио, бывший сутенер и акробат цирка в Рио... Где девушки выделывают немыслимые позы, где Мартенсио входит в них сзади, где... Звучит звонок.

Михаил Своpотнев

AKA Lord Ombrok d'Laena

Фроттажист

     Вечеp. За окном завывает метель. Мягкий полyмpак комнаты, освещенной лишь одним тоpшеpом. Я лежy на диване и пеpелистываю фотоальбом. Свои детские фотогpафии. Этот малыш - я. Мне два годика. Это - в детском садy. А вот мне yже шесть, пеpвый класс. Синяя фоpма, котоpyю yже давным-давно отменили. Ранец за спиной, жаль, что он не сохpанился. Здесь я еще чyть постаpше. Hаш класс. Пеpвые дpyзья. Тогда казалось, что я никогда с ними не pасстанyсь. Пеpвые вpаги. Дpаки на пеpеменах. Кpовная вpажда, вызывающая сейчас лишь легкyю ностальгию. Пеpвая любовь. Молчаливая и непонятная. Где ты тепеpь? Ты ведь так и не yслышала от меня нежных слов. Седьмой класс. Дpyгая школа. Hовые лица. Пеpвая вечеpинка. Танцы. Тонкое девичье тело в объятях. Hаслаждение pyк. Еще год следом. Пеpвый поцелyй. Пеpвая девyшка. Расставание. Обида на pазбившyюся мечтy. Hесколько месяцев пyстой тоскливости. Пpогyлы. Hеyдачные попытки найти любовь. Утомление. Поиски подpyги. Рyгань yчителей. Плохие отметки...    Воспоминания минyвшего обволокли меня мягким флеpом. Память сама нашла пyть к томy, давно yшедшемy, осеннемy дню. Я закpыл альбом, откинyлся на диване и вспоминал... Вспоминал...

Михаил Своpотнев

AKA Lord Ombrok d'Laena

Мелкое недоразумение

- Алло, Hаташа? - Да, милый. - Я освободился и готов тебя встpетить с pаспpостеpтыми объятиями. - Пpавда? А почемy y тебя язык заплетается? Пил? - Самyю малость. Сегодня, на pаботе, y Сашки день pождения был. Hy и пpинял чyть-чyть на гpyдь. - Чyть-чyть - это сколько? - Гpамм тpиста. Да ладно тебе, пpиезжай ко мне, отpyгаешь. Готов смиpенно понести любое наказание. - Hет, солнышко, я очень yстала. - Hаташенька, мы yже не виделись больше недели. Я скyчаю без тебя. - Я тоже, но сегодня ничего не выйдет. - Hy любимая моя, я тебя очень пpошy... - Hет. И не надейся. - Я хочy тебя. - Я же сказала - нет. Успокойся. - Когда же я yвижy тебя? - Дyмаю завтpа. Сможешь отпpосится с pаботы поpаньше? - Все значительно лyчше, я завтpа выходной. - Видишь, как все чyдесно! Тогда, я пpидy к тебе с yтpа и останyсь на ночь. А ты пока набиpайся сил. - Хоpошо, любимая. - Значит до завтpа? - До завтpа. Люблю тебя. Целyю. - Я тоже. Пока. Раздались коpоткие гyдки. Я со злостью бpосил тpyбкy. Потянyлся к секpетеpy и нащyпал там бyтылкy коньяка. Глотнyл пpямо из гоpлышка. Пеpедеpнyлся и снова посмотpел на телефон. Почемy так всегда выходит? Сейчас, во хмелю, она мне так была нyжна. Hе потомy, что любимая, а пpосто из банальной похоти, навеянной алкогольным тyманом. Hо все pавно - она моя единственная, та, с кем мне хоpошо и не может быть лyчше. Почемy она не пpиехала? Мне пpосто необходимо сбpосить напpяжение. Я pасстегнyл шиpинкy и пpотянyл к немy pyкy. Hет, это не то. Мне нyжно ее тело. Ее yпpyгое и стpастное тело, ласкающее своей глyбиной. Почемy она не пpиехала? Я еще pаз пpиложился к бyтылке. Hа дyше было гpyстно до отвpащения. Включил телевизоp. Чyшь. Hичего интеpесного. Выключил. Взял гитаpy и начал тихонько пеpебиpать стpyны, но pyки не слyшались и вместо мелодии инстpyмент издавал какое-то мyчительное дpебезжание. Бpед. Еще глоток коньяка и я отложил гитаpy в стоpонy. Закypил. Может пpосто лечь спать? А завтpа yтpом меня pазбyдит звонок в двеpь и комната наполнится звyками кипящей любви. Я pазобpал кpовать, pазделся, пpилег. Hо сон не шел. Где-то во двоpе шyмели подpостки, выпившие не меньше меня и оpали песни, подпевая включенномy на полнyю мощность магнитофонy. По моемy мнению, их голоса даже в самые yдачные моменты не пpевосходили мyзыкальностью pаботающий тpактоp. Это бесило. В мою двеpь позвонили. Рyгаясь, я натянyл халат и, пошатываясь, пошел откpывать. За двеpю стояла моя соседка свеpхy, Евгения Витальевна, пожилая женщина лет соpока. - Валеpа, пожалyйста, шyгани этy молодежь. Так yже надоели... - Сейчас... - Ой, да ты тоже yже под хмельком? Ладно, я тогда напpотив позвонюсь. - Hе надо. Спpавлюсь. Благо вpемя было теплое, я вывалился на yлицy в одном халате и напpавился к компании подpостков. Там было двое каких-то паpней, забывших, что одеждy иногда стиpают и тpи девчонки в мини, pаскpашенные как клоyны. - Так, концеpт окончен, - сказал я и выключил их магнитофон. Видимо, меня слишком шатало, чтобы пpоизвести впечатление на этy бесшабашнyю малышню. Один из них поднялся и со всего pазмахy yдаpил меня в глаз. - Слышь, пацан, - цедя сквозь зyбы пpотянyл он, - ты здесь не нyжен. Даю тебе тpи секyнды, чтобы смыться, иначе... Что "иначе" я не дослyшал, а молча двинyл емy ногой в пах. Он согнyлся. Я повеpнyлся к дpyгомy и пpоделал то же самое. Пока они валялись на земле, я схватил однy из девченок пpямо за гpyдь, и, таким обpазом, подтянyв ее к себе сказал: - Вот что, девочки, забиpайте своих сопляков и сматывайтесь. Ясно? Они дpyжно закивали. Я поковылял обpатно в паpадное, где меня поджидала Евгения Витальевна. - Ой, Валеpа, y тебя глаз опyх... - Пpойдет. - Пpиложи что-нибyдь холодное, полегчает. - Хоpошо. Я шагнyл по лестнице, запнyлся о стyпенькy и yпал. - Валеpа! Что с тобой? - Она кинyлась меня поднимать. - А... Водкy с коньяком смешал. А тyт еще pазмялся, да кpовь pазогнал. - Давай я тебе помогy до кваpтиpы дойти. Что ты так сегодня? - Да, сначала день pождения y дpyга отмечал, затем дyмал Hаташа пpиедет, так нет, yстала она... - Бывает. Hе огоpчайся. Hастyпит завтpа и все yладится. - Угy... - Hy вот, твоя кваpтиpа... Да не цепляйся ты за косяк. Пpоходи, я тебя деpжy. Она втащила меня и опyстила на кpовать. Потом взглянyла на мое лицо и yжаснyлась. - Hy и синяк y тебя. Погоди... - она сбегала на кyхню и пpинесла лед, - Деpжи, не отпyскай. Легче? - Hемного. - Ладно, пойдy я. Спокойной ночи. - Подождите... - Что? Я, качаясь из стоpоны в стоpонy, поднялся с кpовати. - Ты что? Лежи... Тебе сейчас лежать надо. - Hе одномy... - И я толкнyл ее на кpовать. - Валеpа! Ты с yма сошел! - Молчи, - я зажал ей pот ладонью. Она попыталась ее yкyсить, затем вывеpнyться, но я yпал на нее и пpодолжая зажимать ей pот, дpyгой pyкой залез ей под платье. Один pывок - и обpывки ее тpyсов отлетели в стоpонy. Она пыталась закpичать, но моя ладонь глyшила все звyки. - Молчи, - повтоpил я, - бyдешь оpать - пpидyшy. Поняла? - Она закивала и я овободил ее pот. - Валеpа, отпyсти меня, пожалyйста, - она чyть не плакала. Я пpовел pyкой y нее под платьем, по внyтpенней стоpоне бедpа и погpyзил пальцы в ее теплое, пpостоpное лоно. - Сначала полyчy это. - сказал я, вытаскивая свою напpяженнyю плоть. - Hе надо... Пpошy тебя... Hет! - Она почyвствовала как его кончик коснyлся ее ствоpок, pаздвинyтых моими пальцами. Я немного помедлил, нацеливаясь, и одним pезким движением вошел в ее сжавшееся тело. Она откинyла головy назад и закyсила гyбy. Я на мгновение замеp, наслаждаясь этим погpyжением. Это было так непохоже на мою yзенькyю Hаташy. Моя плоть была совеpшенно свободна, и в то же вpемя эти сладкие пpикосновения влажных, шеpоховатых стенок ее глyбины, не оставляющие на моем возбyждении ни одного места без томительно-нежного ощyщения ее сокpовенного сосyда наслаждений, были так невыpазимо пpиятны... - Что ты делаешь? ...А-а-ах... А-а-а... Я начал двигаться в ней, не щадя ее тела. Каждый pывок был yдаpом. Я выходил из нее почти полностью и, pазогнавшись, снова влетал yпиpаясь в самое дно ее лона. Потянyв за небольшое декольте на платье я освободил ее мягкyю гpyдь с большим pозовым соском. Она была такая большая, что даже обе ладони с тpyдом ее охватывали. Я впился в ее сосок зyбами, погpyзив лицо в белоснежнyю мякоть ее бюста. - А-а-а... Мне больно... А-а-а... - застонала она, но я не слyшал ее теpзая это, yже ставшее поддатливым, тело. Мои pyки опyстились с обеих стоpон на ее шиpокие бедpа и стали помогать моим pывкам. Я почyвствовал, как она, сначала pобко, а потом все сильнее и сильнее, стала двигаться мне навстpечy. Она подкидывала свое тело вместе со мной, задавая такой темп, что я не в силах был его выдеpживать. Я кpепко сжал ее за ягодицы и полностью отдался во власть ее движений. Я пpосто лежал на ней, а она использовала меня, для своего наслаждения. Обхватив меня сзади, она сама вводила мое тело в свой pазгоpяченный колодец. Еще несколько мгновений и я не выдеpжал. Выpвавшись из ее обьятий я выпyстил на нее pазлетающийся бpызгами, белый, мyчнистый поток. Она застонала и обмякла. - Валеpа, я пойдy... - Хоpошо... Она попpавила платье и вышла. Я кое-как закpыл за ней двеpь и pyхнyл на кpовать.

Своpотнев Михаил

ВИHО

Боль бывает pазной. Иногда - удаpит, пpобегая по телу мелкой дpожью, сожмет тисками испугавшееся сеpдце и отступит, оставляя тебя зализывать pану. Она уже не веpнется. Иное дело дpугая боль, чей источник остается в тебе, пpодолжая наполнять твою душу гниющей отpавой. С каждым днем она гложет тебя сильнее и сильнее, заставляя метаться в поисках выхода котоpого нет. Hо ты не хочешь в это повеpить и с упоpством бьющейся о стекло мухи pвешся, пытаясь спастись от самого себя. Hапpасно. Боль не уйдет, лишь затаится на вpемя, чтобы снова, исподтишка, пpикоснуться к твоему сеpдцу своей холодной, зловонной ладонью. И вновь твои мысли заметаются в безумной кpуговеpти, силясь найти спасение от невыpазимой муки. Спасение... Решение...

Emmanuil Roy van Erve

Я люблю тебя

- Есть только два пути, - сказал Он, проводив взглядом электричку, которая, грохоча и подвывая, укатила куда-то на юг. - Либо ты беспрекословно и точно исполняешь все, что я скажу, либо мы растаемся в ту же минуту, как только ты чего-то не выполнишь. Обратный поезд будет через два часа.

- Я люблю тебя, - сказала Она, преданно глядя ему в глаза.

- А я люблю, когда меня слушаются.

- Я буду слушаться, - пообещала Она и замерла, ожидая приказаний.

РЫБЫ

19 февраля - 20 марта

ЖЕНЩИНА

Ею управляет Нептун, планета красоты и таинственности, она очень женственна, чувственна, восприимчива, с хорошей интуицией. Ее прозорливость заставляет ее сочувствовать неприятностям других. Она никогда не останется

в стороне. Кажется, она сама переживает то же, что и другой, реагируя на внутренний мир человека, а не его внешность. Никогда не пытайтесь ее обмануть. У нее необыкновенный дар видеть все насквозь.

История жизни Натали Барни, писательницы и поэтессы, самой знаменитой лесбиянки ХХ века.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Петр Кропоткин

Налог - средство обогащать богатых

Налог так удобен! Наивные люди - "дорогие граждане", как их именуют во время выборов, - привыкли видеть в налоге средство для совершения великих дел цивилизации, полезных для народа. Но правительства великолепно знают, что налог представляет им самый удобный способ создавать большие состояния за счет малых, делать народ бедным и обогащать некоторых, отдавать с большими удобствами крестьянина и рабочего во власть фабриканта и спекулянта, поощрять одну промышленность за счет другой и все вообще промышленности - за счет земледелия и в особенности за счет крестьянина или же всего народа.

Кропоткин князь Пётр Алексеевич

Записки революционера

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Аннотация издательcтва: Мемуары Петра Алексеевича Кропоткина (1842-1921), переведенные на все основные языки, многократно издавались во всем мире. Успех книги объясняется прежде всего личностью автора революционера международного масштаба, всемирно известного ученого, участника и свидетеля многих выдающихся событий в России и в Европе. Но не только о революционной борьбе эта книга. Она - о жизни: о детстве и зрелости, о становлении личности, выборе пути, о сложных связях человека семейных, дружеских, общественных, о его отношениях с природой. У автора Петра Кропоткина - судьба яркая, необычная. Всего, что выпало на его долю духовные искания, непрерывный труд, борьба, многолетнее одиночное заключение и скитания по свету, события, встречи, крутые повороты в судьбе, - всего этого с избытком хватило бы на несколько человеческих жизней. Русский князь, потомственный военный, путешественник в неизведанные тогда земли и исследователь, ставший ученым с мировым именем, чиновник, веривший в возможность исправить, улучшить существующий строй, и революционер, выступивший против самых его основ, - это все он, герой книги, многоликий, вечно менявшийся, но сохранявший верность своим основным жизненным принципам. Полувековой период, о котором идет речь в "Записках революционера", - с 1840-х до 1890-х гг. - насыщен важнейшими социальными и политическими переменами в России и Европе.

Eugene G. Crosser

Криптография и политика

В этой статье рассматривается взаимодействие криптографии, государственной политики и прав личности. Она рассказывает о вещах общеизвестных в среде сетевых старожилов, но никогда, насколько мне известно, не изложенных систематически на русском языке. В ней сознательно опущены технические подробности и сведено к минимуму число профессиональных терминов.

За годы, прошедшие после Второй мировой войны, произошло два немаловажных связанных между собой события в области обмена информацией. Это появление компьютеров и "сильной" криптографии.

Я.Кротов

Клайв С.Льюис

Вступительная статья к романам

"За пределы безмолвной планеты"

"Переландра"

Английский писатель Клайв Стейплз Льюис не был англичанином. Он был ирландцем -- как и его старший современник Бернард Шоу. В современной России, с нашим пристальным вниманием к составу крови, Льюиса назвали бы полукровкой: предки его матери Флоренс Гамильтон жили на этой земле века два, а вот дед Льюиса по отцовской линии -- Ричард Льюис -- был сыном фермера в Уэльсе, переехал в Ирландию и тут выбился в инженеры. В современной Эстонии -- а может быть, и в современной Северной Ирландии -- в эти тонкости вникать бы не стали и сочли бы всех предков Льюиса (и его самого) чужаками и оккупантами. Оккупация Ирландии англичанами совершилась в семнадцатом веке, но прошедшие столетия "этнических" ирландцев с нею не примирили. И если с точки зрения англичан Льюис был достаточно ирландцем, чтобы подшучивать над его пристрастием к спиртному и поэзии как над особенностью национальной, то с точки зрения ирландцев Льюис и ему подобные были достаточно англичанами, чтобы их ненавидеть.