Основные вехи творческого пути Генриха Манна

А.С.Дмитриев

Основные вехи творческого пути

"Мы чтим в Генрихе Манне большого немецкого писателя, чье творчество было - и навсегда останется - важной частью нашего национального культурного богатства... стойкого демократа и неутомимого борца за дело прогресса... убежденного сторонника нашей справедливой борьбы за социалистический общественный строй... доброго и любящего человека, чье сердце билось за отверженных и обездоленных, кто своим творчеством и своей жизнью как истинный "учитель демократии" облегчал им путь к лучшему будущему". Эти слова Вильгельма Пика точно определяют место великого немецкого писателя в истории национальной культуры Германии, значение дела его жизни для всего прогрессивного человечества.

Другие книги автора Александр Сергеевич Дмитриев

В брошюре сделана попытка представить себе возможные пути развития космических двигательных систем завтрашнего дня. Рассматривается ряд традиционных и новых идей и проектов в области космических двигателей, их возможности и соответствие тем — задачам, которые по сегодняшним представлениям станут наиболее актуальными в не очень отдаленной перспективе.

Брошюра рассчитана на широкий круг читателей.

Популярные книги в жанре Публицистика

У фантаста, как у поэта, есть свой «черный человек». Облик его не всегда мрачен: сейчас, когда над робкой еще зеленью мая плещется яркий кумач, на лице незваного гостя простецкая улыбка своего парня, а в словах добродушный укор: «Послушай, не тем ты, брат, занят, не тем! Пишешь о небывалых мирах, куда попадают твои выдуманные герои, странствиях во времени, каких-то разумных кристаллах и тому подобной сомнительности. Да кому это надо?! Бредятина все это, ей-ей… Ты оглянись, оглянись! Кругом делается настоящее дело, варится сталь, выращивается хлеб, солнышко светит, люди заняты земным, насущным, это жизнь, а ты витаешь… Куда это годится!»

Юрий Нагибин о музыке в своей жизни. Запись выступления.

Книга обрисовывает историю войсковой части 74306, становление и развитие учебного центра связи Ракетных войск стратегического назначения,

Очерк написан сухим военным языком, поэтому читать его практически невозможно. Рекомендуется как справочник.

«Октябрьская революция 1917 года, упраздняя буржуазию, причислила к ней все свободные профессии интеллигентного труда, и в конце концов в процессе упразднения они пострадали несравнимо более, чем капиталистическая буржуазия, против которой истребительный поход пролетариата был объявлен. Смею сказать больше: по правде-то говоря, только они одни настолько пострадали. Капиталисты чашу петроградских мучений лишь пригубили, мы же выпили до дна…»

«Я такъ много писалъ, въ послѣдніе годы, по женскому вопросу, что мнѣ распространяться о своемъ отношеніи къ чаемому равноправію женщины и мужчины было бы излишне, если бы не естественное и цѣлесообразное желаніе, свойственное всякому катехизатору: лишній разъ прочитать вслухъ свой символъ вѣры. По моему глубочайшему убѣжденію, женское равноправіе – единственное лекарство противъ язвъ содіальнаго строя, разъѣдающихъ современную цивилизацію одинаково и въ хорошихъ, и въ дурныхъ политическихъ условіяхъ. Нѣтъ политическихъ строевъ, которые не ветшали бы до необходимости обновиться назрѣвшимъ соціальнымъ переворотомъ…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Убійство въ Царскомъ Селѣ баронессою Врангель сестры своей, Чернобаевскій процессъ въ Москвѣ и рѣчи и ходатайства женскаго конгресса въ Парижѣ заставили печать и общество снова разговориться на тему о ревности, мирно спавшую въ архивѣ чуть ли не со временъ „Крейцеровой сонаты“…»

«Привыкнув с детских лет к авторитету Александра Ивановича, как несравненного русского Демосфена, я услыхал его лично и познакомился с ним лишь в 1896 году, в Москве, в окружном суде. Он выступал в качестве гражданского истца по делу бывшего редактора „Московских ведомостей“ С. А. Петровского, обвинявшегося, не помню кем, в клевете. Говорил Урусов красиво, бойко, эффектно, с либеральным огоньком, был раза два остановлен председателем, но, в общем, я должен сознаться – речь была довольно бессодержательна и неприятно утомляла слух громкими банальностями…»

Я ничего не начинаю и ни къ чему не приступаю; собственно говоря, я продолжаю давно начатое дѣло, и потому долженъ сдѣлать это предисловіе. Читатели найдутъ здѣсь рядъ бѣглыхъ замѣтокъ, тѣхъ замѣтокъ, которыя каждый дѣлаетъ, читая современныя книги и журналы и раздумывая о современныхъ дѣлахъ. Порядка въ нихъ никакого не будетъ; за то я постараюсь, чтобы онѣ имѣли строгую, связь. Начала у нихъ нѣтъ и конца имъ быть не можетъ; но, по мѣрѣ силъ, я придамъ имъ правильное теченіе. Этими объясненіями я хотѣлъ бы заранѣе предупредить нѣкоторые упреки, которыхъ опасаюсь. Можетъ быть читатель, прочтя иную замѣтку, скажетъ: что же это какъ-то ничѣмъ не оканчивается? Отвѣчаю: я бы остался доволенъ и тѣмъ, если бы вы сказали, что это неоконченное хорошо начинается. Можетъ быть читатель въ другой разъ замѣтитъ: какъ мало сказано! Это слѣдовало бы развить и изложить обстоятельно. Отвѣчаю: я радъ, что хоть затронулъ то, что привлекаетъ ваше вниманіе, и, по вашему мнѣнію, заслуживаетъ большаго развитіи.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр ДМИТРИЕВ

Кнопка

Холодов был наркологом. Но не тем, который изо дня в день убеждает испитые рожи, что водка - это кошачья моча. Нет, Холодов был крупным теоретиком по части наркотических соединений. Его работы шли на черном рынке по бешеным ценам. Полезные советы, которые он извлекал из средневековых фолиантов, неизданных рукописей, мифов и устного народного творчества, позволяли наркоману сохранять уверенность в завтрашнем дне. Холодов, кстати, совсем еще молодой человек, регулярно посещал различные конференции, мотался по заграницам, носил модную дребедень, пленявшую юных соотечественниц, и был вполне доволен жизнью.

Дмитриев Дмитрий

Тишина

Тишина. Он встал и подошел к бару. Как надоела эта проклятая тишина! Открыв бар он выругался. Пить было нечего. Как всегда - когда надо выпить ничего нет. Hу и ладно. Hу и черт с ним. К тишине он до недавних пор относился спокойно. Он привык быть один. Hет, не то что бы он жил один, просто никто был ему не нужен. Он всегда справлялся сам. Сам. Это был даже не принцип, это была суть жизни. Он привык считать себя одиночкой, у него и мысли-то никогда не было, что может быть иначе. И все было хорошо. Hемало времени он проводил наедине с самим собой, это никогда его не тяготило его. Впрочем, и сейчас он не чувствовал себя человеком общества. Всему виной тишина. Hарушаемая только шумом вентилятора она не давила, нет, она просто надоела. Он сам не знал, чем бы ее заглушить... Больше всего он хотел вернуться в прошлое. В то далекое и не очень прошлое, где он всегда был один, где жизнь была другой... Под монотонный звук вентилятора он погрузился в воспоминания... Поляна в лесу... Трава по пояс. Лежа в траве он глядит не небо.. Hет. Hе то... Почему-то вспомнились сны. Их было много, разных, они складывались в длинные серии. И всегда запоминались. Он делил их на две категории - случайных, которые забывались через полчаса, и всех остальных. Их было много. Он помнил каждый до мельчайших подробностей. Первая длинная серия началась лет десять назад. Он условно называл ее "экскурсионной". Путешествия по всем местам, где он когда-либо бывал, но не в наше время, а через полвека после ядерной войны. Сначала он не понимал, к чему эти сны. Какая из серий появилась второй, он не помнил. Была серия про начало этой войны. Все доходчиво, с пояснениями за кадром. Самое странное, то что он понял только через много лет - ни в одном из этих снов он не был жив. То есть он не доживет даже до Hачала. Это было странно. Была серия с различными сценариями его смерти. Это все удивляло, но не пугало. Потом появились сны, описывающие возможное развитие событий на текущий момент. Он пытался понять, что здесь правда, а что нет, если вообще можно извлечь из сна какую-то правду... Он понял. Разобрался, что к чему. Hаучился выделять указание на ход событий даже из мимолетной мысли. Это знание обошлось слишком дорого. Он последовал примеру хрестоматийного дурака, который учился на своих ошибках. Только последние события его жизни разъяснили суть происходящего. Теперь он хотел вернуться в прошлое. В старую свою жизнь, где он не знал иного состояния, кроме спокойной уверенности одиночки. Пусть даже никогда не узнав ничего из того, что он знал теперь. Лишь бы не совершить той же ошибки еще раз. Хуже того - он знал, что по меньшей мере дважды мог исправить все так, чтобы сейчас не жалеть об этом. Тишина... Теперь она стала его врагом. Он никогда не видел в снах своего будущего дальше, чем на год. В последний год он стал видеть только варианты развития последних событий. Он никогда не видел собственной старости, своих внуков, детей, даже жену. Это еще ни о чем не говорило. Один раз он захотел увидеть свое недалекое будущее. Он был там не один. Он был с той, которая могла бы стать впоследствии его женой. Тогда он не понял элементарной вещи наиболее вероятный на сей момент ход событий не обязательно будет таким завтра, через неделю, через год... Теперь он сидел и слушал тишину. Через несколько месяцев видел свою смерть. Ceйчac он yжe знал цену этим снам. Тогда он уже знал, что это только вероятное развитие событий. Он уже в этом убедился. Ошибок можно было избежать. Он не поверил. Hе поверил тогда собственному сну, не поверил самому себе. Теперь он расплачивался. Тишиной. Hикто и никогда не был ему нужен. Он не чувствовал одиночества. Hе испытывал необходимости в общении. Hе знал, что может быть иначе...

В ПРОШЛОМ МЕСЯЦЕ В 170 млн. КМ ОТ ЗЕМЛИ ПРОИЗОШЛО УНИКАЛЬНОЕ СОБЫТИЕ: С КОМЕТОЙ ГАЛЛЕЯ ВСТРЕТИЛИСЬ ЧЕТЫРЕ КОСМИЧЕСКИХ АППАРАТА, СРЕДИ КОТОРЫХ ДВА СОВЕТСКИХ - "ВЕГА-1" И "ВЕГА-2" (СМ. "ТМ" № 3-4 ЗА ПРОШЛЫЙ ГОД). ЭТИ МЕЖПЛАНЕТНЫЕ РОБОТЫ ПЕРЕДАЛИ НА ЗЕМЛЮ МНОГО ЦЕННОЙ НАУЧНОЙ ИНФОРМАЦИИ. НО, К СОЖАЛЕНИЮ, ОРБИТА КОМЕТЫ ТАКОВА, ЧТО ИЗУЧЕНИЕ НЕБЕСНОЙ ГОСТЬИ СОВРЕМЕННЫЕ "ЛОВЦЫ" КОМЕТ МОГУТ ОСУЩЕСТВИТЬ ТОЛЬКО С ПРОЛЕТНОЙ ТРАЕКТОРИИ. ПРЯМОЕ ЖЕ ИССЛЕДОВАНИЕ КОМЕТНОГО ВЕЩЕСТВА. КОТОРОЕ В ЭТОТ РАЗ НЕВОЗМОЖНО БЫЛО ПРОВЕСТИ. ПО-ВИДИМОМУ. ОСУЩЕСТВИТСЯ ЛИШЬ В БУДУЩЕМ. ВПРОЧЕМ. А ПОЧЕМУ В БУДУЩЕМ?

Иван Иванович Дмитриев

Ах! когда б я прежде знала...

* * *

Ах! когда б я прежде знала,

Что любовь родит беды,

Веселясь бы не встречала

Полуночныя звезды!

Не лила б от всех украдкой

Золотого я кольца;

Не была б в надежде сладкой

Видеть милого льстеца!

К удалению удара

В лютой, злой моей судьбе

Я слила б из воска яра

Легки крылышки себе

И на родину вспорхнула