Осетинская трагедия. Белая книга преступлений против Южной Осетии. Август 2008 г

Эта книга уникальна - она содержит только факты, установленные в соответствии с правовыми процедурами. Книга построена на доказательной базе, собранной Следственным комитетом при прокуратуре РФ в ходе расследования уголовного дела, возбужденного в связи с агрессией Грузии в отношении Южной Осетии. Здесь собраны как свидетельства непосредственных участников событий, так и фотодокументы, фиксирующие доказательства преступлений, совершенных грузинской стороной в ходе нападения на базы миротворцев и населенные пункты Республики Южная Осетия.

Отрывок из произведения:

Цель этой книги – не просто дать картину происшедшего и установить истину о событиях в Южной Осетии 7-12 августа 2008 года. Эта книга – документальное свидетельство преступлений, совершенных грузинскими вооруженными формированиями в Южной Осетии.

Здесь приводятся письменные документы, рассказы очевидцев событий и пострадавших, фотоматериалы, наглядно свидетельствующие о преступлениях, которые совершили по отношению к гражданам России – мирным жителям Южной Осетии и охранявшим их покой миротворцам – грузинские военные. Материалы книги дают основание говорить не только об ответственности тех, кто вел боевые действия против мирного населения и миротворцев в Южной Осетии, но и об ответственности тех, кто отдавал им преступные приказы.

Другие книги автора Коллектив авторов -- История

«Русская правда» – первый известный сборник правовых норм восточных славян: уголовного, наследственного, торгового и процессуального законодательства. Она является главным источником по истории правовых, социальных и экономических отношений Киевской Руси. Известны две редакции «Русской правды» – Краткая, которую связывают с именем Ярослава Мудрого, и Пространная, соотносимая с Владимиром Мономахом.

Данное издание включает в себя оба варианта текста, которые были существенно переработаны и дополнены под редакцией Любови Пономаренко.

В этом уникальном учебнике-однотомнике представлена вся история человеческого общества. Исторические события, процессы и явления обобщены по важнейшим эпохам (Первобытная эпоха, Древний мир, Средневековье, Новое время, Новейшее время), а также по ведущим странам каждой эпохи. Издание отличается исторической достоверностью, объективным подходом к рассматриваемым историческим событиям, широтой привлеченного материала. Новое, третье, издание значительно переработано и дополнено новыми фактами из современной истории.

Для студентов высших учебных заведений, а также для широкого круга читателей.

Сборник материалов Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками в двух томах подготовлен под редакцией К.П. Горшенина (главный редактор), Р.А. Руденко и И.Т. Никитченко.

Издание третье, исправленное и дополненное.

Читателю предлагается История Украины, написанная известными российскими историками, членами российско-украинской комиссии. Авторами представлен современный академический взгляд на исторические события, с учетом новейших знаний науки.

Книга будет полезной и интересной как для студентов вузов, так и для широкого круга читателей.

Книга рассказывает о людях, которые правили нашей страной на протяжении многих веков. Это были разные люди – князья и цари, императоры и представители советской власти, президенты новейшего времени. Все они способствовали становлению российской государственности, развитию страны, укреплению ее авторитета на международной арене. В книге вы найдете и имена тех, кто в разные века верой и правдой служил России и тем самым помогал править страной, создавал ей славу и укреплял ее мощь. Мы представили вам и тех, кто своей просветительской, общественной, религиозной деятельностью укреплял российское общество, воодушевлял народ на новые свершения, воздействовал на умы и настроения россиян.

В книге – около пятисот действующих лиц, и все они сыграли в управлении страной и обществом заметную роль.

Книга «1918 год на Украине» представляет собой пятый том серии, посвященной истории Белого движения в России, и знакомит читателя с воспоминаниями участников событий и боев на Украине в период конец 1917 – 1918 гг. Гражданская война велась здесь в сложном идеологическом и националистическом противостоянии. В книге впервые с такой полнотой представлены свидетельства участников тех событий, обстановка и атмосфера того времени, психология и духовный облик борцов за Белое дело. За небольшим исключением помещенные в томе материалы в России никогда не издавались, а опубликованные за рубежом представляют собой библиографическую редкость. Том снабжен предисловием и обширным комментарием, содержащим более двухсот публикуемых впервые биографических справок об авторах и героях очерков. Книга вместе с рядом других книг входит в серию под названием «Россия забытая и неизвестная», издание которой осуществляет издательство «Центрполиграф». Книга, как и вся серия, рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся отечественной историей, а также на государственных и общественно-политических деятелей, ученых, причастных к формированию новых духовных ценностей возрождающейся России.

Библиотека проекта «История Российского Государства» – это рекомендованные Борисом Акуниным лучшие памятники исторической литературы, в которых отражена биография нашей страны, от самых ее истоков.

Книга, которую вы держите в руках, позволяет услышать живые голоса «домонгольской» эпохи – не далеких от суеты книжников-летописцев, а поэтов, мыслителей, проповедников и законотворцев. Взволнованную речь образованного и нравственного политика митрополита Илариона – в «Слове о Законе и Благодати». Классическую средневековую беседу многоопытного человека с потомками – в составленном дьяконом Иоанном «Изборнике 1076 года» и «Поучении» Владимира Мономаха. Человек XXI века оценит лиричность «Сказания о Борисе и Глебе», афористичность и «скоморошье балагурство» «Слова Даниила Заточника» – шедевра эпистолярного жанра, – прекрасный лаконичный язык «Русской правды» – ценнейшего свидетельства русской юридической мысли. Психологизм «Повести об убиении Андрея Боголюбского» заставляет переосмыслить жанр житий, а сюжет «Пряди об Эймунде» – сравнить трактовки одних и тех же событий монастырскими книжниками и слагателями западных светских саг. И особенно знакомо звучит голос самого загадочного и знаменитого анонима Древней Руси – автора «Слова о полку Игореве».

В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн.

Сборник материалов Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками в двух томах подготовлен под редакцией К.П. Горшенина (главный редактор), Р.А. Руденко и И.Т. Никитченко.

Издание третье, исправленное и дополненное.

Популярные книги в жанре Документальная литература: прочее

Интервью журналу крымского клуба фантастов  «Фанданго».

"Полагаю, что сейчас мы столкнулись с неким кризисом в образовании: объём знаний, требуемых к усвоению традиционными методами, стал превышать возможности среднего ученика. Выход в том, чтобы привлечь новые формы обучения: познавательные художественные книги и фильмы, обучающие компьютерные игры, а в будущем - и персональных кибер-учителей. Любой элемент среды, в которой живёт школьник, можно и нужно сделать осмысленным, говорящим, развивающим".

"Умный читатель никуда не исчез, разговоры о ненужности познавательной литературы и смерти настоящей научной фантастики – это болтовня недалёких людей, которые генерируют удобные для них мифы и сами клюют на этих гнилых червяков".

Послесловие к 1 тому собрания сочинений Жюля Верна издательства "Ладомир". Автор рассказывает об истории и обстоятельствах создания романов "Приключения троих русских и троих англичан", "Плавающий город", "Священник в 1839 году".

Эту книгу написали заместитель Генерального прокурора СССР Н. В. Жогин и журналист А. А. Суконцев. В ней — рассказы об ошибках и преступлениях, о нелегких человеческих судьбах, о бессонных ночах, об операциях с риском для жизни, о кропотливом и увлекательном труде тех, кто всегда на переднем крае борьбы со всяческим отребьем, кто охраняет труд и покой наших людей.

В книге действуют многие следователи и прокуроры, работники уголовного розыска и органов борьбы с хищениями социалистической собственности. Мужественные, самоотверженные люди, они сумели раскрыть самые, казалось, запутанные преступления, обезопасить матерых рецидивистов, помогли стать на ноги не одному оступившемуся человеку.

Что лучше — стоять на улице и смотреть в окно своей комнаты или стоять у окна своей комнаты и видеть мир? К вопросу о «камерности».

Он был поэтом в душе, но у него получались только первые строчки.

Век пиши — век учись.

Писатель-рецидивист.

Выдумывать — легче, чем думать.

Поэзия — бегство от опыта.

Кино отучило меня от кино.

Дирижер рисует музыку палочкой.

Иногда хочется прожить подольшe не для тoгo, чтобы увидеть новое, а чтобы полнее изучить старое.

Были времена, когда очередная книга о жизни индейцев заставляла меня замирать в ожидании чуда. Я говорю не о Фениморе Купере, не о Майн Риде и не о Карле Мае, а об авторах, по-настоящему знавших жизнь туземцев и с удовольствием писавших о ней. Употребляя слово «индейцы», я имею в виду не только американских аборигенов, но говорю о народах всего мира, которые не порвали со своим традиционным укладом и которые отстаивали свой образ жизни, несмотря на бешеный натиск Технического Прогресса.

В первый день апреля 1939 года в Вильгельмсхафене корпус германского линкора «Тирпитц» соскользнул со стапеля в воду. Родился крупнейший военный корабль Запада. Но прошло еще почти 2 года, прежде чем он вошел в состав германского флота. Судьба отпустила ему лишь 4 года жизни, однако все это время он оказывал решающее влияние на морскую стратегию Второй Мировой войны, чем не мог похвастать ни один другой корабль. Только один раз ему довелось использовать свой главный калибр, и то для обстрела беззащитного порта на Шпицбергене. И в конце концов он перевернулся и затонул под градом бомб КВВС.

Аннотация издательства: В книге отражены опыт отработки и летных испытаний первых образцов атомных бомб и самолетов-носителей для них, а также участие ученых и конструкторов-разработчиков этого оружия в полигонных условиях. Значительное место отведено организационно-методическим вопросам воздушных ядерных испытаний и обеспечения безопасности полета самолета в условиях воздействия взрывов. Впервые публикуются материалы об инженерах и летчиках-испытателях, которые в сложных и опасных условиях самоотверженно выполняли свой профессиональный долг. Автор книги — участник многочисленных воздушных ядерных испытаний, при которых выполнял научно-техническое руководство в работе авиационной группы. Книга предназначена для широкого круга читателей.

Тема о монолитном единстве фронта и тыла в годы минувшей войны раскрывается в документальной повести на примерах, относящихся к созданию советской штурмовой авиации, равной которой не было в мире. Будучи участником описываемых событий, автор рассказывает о многих героях, чей самоотверженный труд в тылу и ратные подвиги на полях сражений во многом способствовали достижению нашей победы в войне с фашизмом.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В пособии конспективно изложен школьный курс геометрии. Приведены комплекты экзаменационных билетов, задачи и их решения, распределённые по различным уровням сложности.

Материалы пособия соответствуют учебной программе школьного курса геометрии.

Для учителей и учащихся 9-х классов.

Если ваш ребёнок уже обнаружил замечательное свойство карандашей и фломастеров оставлять на поверхности следы, если он уже изрисовывает листы бумаги (и не только!) закорючками и линиями, то, возможно, ваш ребёнок уже готов и к осознанному их воспроизведению.

Задача нашей книги — помочь ребёнку совершить этот переход и сделать рисование интересным и захватывающим занятием.

Чтобы ваши занятия были более плодотворными, предлагаем вам придерживаться следующих рекомендаций.

Год назад[1] в Мексике скончался самый современный поэт из блестящего поколения середины двадцатых годов: я имею в виду Луиса Сернуду. Может показаться, что смерть Сернуды, тихая и мало кем замеченная несмотря на величие и исключительное значение его творчества, подтвердила горькие предчувствия поэта, которого гражданская война заставила в 1933 году покинуть родную Испанию. Этими предчувствиями проникнуто одно из последних и самых поразительных его стихотворений, написанное незадолго до кончины и адресованное «Соотечественникам»:

В недавно вышедшей из печати посмертной книге очерков «Поэзия и литература» Сернуда пишет о поэтах и прозаиках — представителях модернизма и поколения 1898 года: «Прошло более полувека с тех пор, как увидели свет первые книги упомянутых писателей, и между ними и испанским обществом разверзлась пучина кровавых, ужасных событий последней (пока еще последней) гражданской войны. Окидывая взглядом жизнь этих писателей во всей ее трагической перспективе, мы можем сегодня судить о том, как воспринималось современниками их творчество до войны и после нее. Случай для испанской литературы исключительный: творчество всех этих писателей в целом всегда вызывало и продолжает вызывать одни лишь хвалебные отклики, надо сказать, достаточно опрометчивые, ибо никто не пожелал задуматься над тем, что в пословице, предостерегающей нас: „Не все то золото, что блестит“, может содержаться доля истины. Истины, которую по всей видимости, подтвердит беспристрастное изучение наследия некоторых из этих писателей, где явного блеска золота не наблюдается (речь здесь не идет, разумеется, о произведениях Ортеги-и-Гассета или X. Р. Хименеса)… Да и мало сказать „хвалебные отклики“, уместнее было бы говорить о „восхищении“ и даже о „преклонении“, намекая на лавры, которыми беспрестанно венчают представителей модернизма и поколения 1898 года читатели и критики. Несмотря на то, что никого из них, за исключением Асорина, уж нет в живых, а их эпоха и время, описываемое ими в своих произведениях, давно отошли в прошлое, до сих пор нет никаких признаков той неизбежной, вполне естественно следующей за первой реакцией читателей историко-эстетической переоценки ценностей, которая в конце концов приводит к забвению писателей и произведений, не принадлежащих уже нашему обществу, нашему времени (не будем здесь упоминать о других, более субъективных причинах и механизмах подобных переоценок). Ничего похожего у нас не наблюдается: налицо по-прежнему одно лишь всеобщее преклонение»[1]