Осенний волк

Карен Джангиров

Осенний волк

Карен Джангиров. Родился в 1956 году.

Поэт, лидер российских верлибристов.

УТРАЧЕННАЯ СМЕРТЬ

x x x

Что жизнь!?

Сначала реки грез

и светлый бег хрустальных весен.

затем закат осенних трав

и череда уставших солнц, потом

катящийся вдали бессонный балаганчик,

и наконец, утраченная смерть

и долго- долго длящееся небо...

x x x

Другие книги автора Карен Джангиров

КАРЕН ДЖАНГИРОВ

УБЕЖИЩЕ В КАНАДЕ

Посвящается Канаде от имени всех, нашедших убежище на ее земле

ОТ АВТОРА Предваряя это издание, хотелось бы ответить на несколько главных вопросов кому, во-первых, оно предназначено, какова его цель, и, наконец, что является его основным содержанием. Иммиграция, при любых ее вариантах, - всегда очень тяжелый путь. Если хотите, это маленькая смерть, которую надо "пережить" во имя другого будущего. Сказанное, в первую очередь, относится к беженцам,- пожалуй, самой безысходной категории иммигрантов. Неопределенность, иной раз на долгие годы, страх возвращения в страну преследования и многое другое - извечные спутники всех, покинувших родные пенаты в поисках убежища. И конечно же, - непрерывная борьба за статус, ведомая чаще всего без понимания ее самых элементарных правил и потому обреченная на поражение. Вот именно им, - заявившим на убежище, но плохо представляющим, как его надо добиваться, - и предназначена эта книга. Что касается цели ее издания, то она предельно проста -ознакомить беженцев с "техникой" получения убежища и тем самым повысить их шансы на успех до возможного максимума. Несколько слов о содержании книги, состоящей из пяти основных и двух дополнительных глав. В главе "Основные сведения " читатель познакомится с подробной схемой продвижения по знаменитому конвейеру под условным названием "рефъюджи ", с понятием фастрека (ускоренного рассмотрения заявления на убежище) и основными условиями его назначения, четкое соблюдение которых практически его гарантирует. В этой главе мы поговорим и о юридической помощи, конкретно о роли и значении адвоката, ведущего дело беженца, и о том, как следует его выбирать и заключать с ним договор. Во второй главе издания мы на конкретных примерах из практики весьма обстоятельно демонстрируем читателям, - как должна выглядеть история заявителя на убежище, чтобы полностью отвечать всем требованиям, четко зафиксированным в известной Конвенции по Беженцам (Женева, 1951) и Протоколе (Нью-Йорк, 1967). Так, на базе фактического материала каждого конкретного случая мы сначала выстраиваем неправильную, проигрышную модель истории, затем, после ее тщательного анализа с выявлением всех допущенных просчетов, предлагаем максимально выигрышный для заявителя вариант. Метод моделирования применяется нами и в следующей, не менее важной главе, посвященной подготовке заявителя на убежище к слушанию его дела в Комиссии по Беженцам. При этом большое внимание уделяется не только содержательной стороне подготовки, но и вопросам чисто тактического и психологического характера. Вторая и третья главы издания являются основными и занимают более половины его объема. Социальное обеспечение - тема четвертой главы. в которой достаточно широко освещаются вопросы, связанные с "постановкой" на велфер и его размерами. Здесь мы расскажем и о некоторых других видах социальной помощи, полагающихся беженцам в тех или иных случаях. Несколько второстепенной для основной тематики книги является ее пятая глава, посвященная технике получения разного рода международных документов, в том числе и "паспорта ООН", представляющего несомненный интерес для многих из наших соотечественников. Предлагаемая нами информация поможет им обойтись без услуг всевозможных посреднических фирм, что, как минимум, в несколько раз снизит себестоимость мероприятия. Последние две главы, включенные нами в качестве дополнения, будут в большей степени интересны тем, кому в Канаде было отказано в статусе беженца и кто оказался перед сложной дилеммой: либо вернуться в страну преследования, либо попытать счастье на другом континенте, например, в Европе или в Австралии. Вот о европейском и австралийском вариантах заявления на убежище мы и рассказываем в разделе "Дополнение" и, прежде всего, с позиции того, как следует себя вести на всех этапах продвижения по конвейеру (весьма специфическому на каждом из континентов), дабы шансы на конечный успех были предельно высокими. Помимо всего прочего, информация, представленная в последнем разделе, еще раз убеждает в том, что Канада была, есть и безусловно останется самой гуманной в мире страной по отношению к беженцам. А, стало быть, и ко всем. Карен Джангиров

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Перед вами пятый сборник стихов поэта Николая Тарасова – лауреата литературно-общественной премии «Живи и жить давай другим» с вручением ордена Г.Р. Державина, лауреата литературно-общественной премии «Золотая осень» с вручением ордена С.А. Есенина, лауреата литературно-общественной премии «Герой нашего времени» с вручением ордена М.Ю. Лермонтова, лауреата многих литературных конкурсов, проводимых в разные годы, различными организациями и объединениями.

Первые четыре сборника поэта, изданные в период с 2000 по 2013 год, пользуются неизменным успехом у читателя.

В новом сборнике, который читатель держит сейчас в руках, автор разместил новые стихотворения о своём отношении к Женщине, природе, окружающей нас действительности. Пейзажная лирика автора поражает воображение читателя необычными образами, яркими метафорами. Не навязывая своей точки зрения, не подталкивая читателя к однозначным выводам, автор оставляет ему право выбора для принятия индивидуального (своего) решения.

Разнообразные по тематике, стихи Николая Тарасова пробуждают в читателе желание возвращаться к ним снова и снова, ибо каждый находит в них что-то своё, присущее ему одному…

«…Покидаем родные места, родились там когда-то…

Покидаем родные поля и до боли знакомые хаты.

Покидаем своих матерей – взрослыми стали.

Только сердцу больней и больней от безвыходной дали…»

Поэзии ток неясен иногда,

Она копится, как в листке вода,

То каплет, то прольется полной чашей,

И в строфах отраженьем жизни нашей

Прошедших лет проходит череда.

Восток, своей очаровательной медлительностью и бьющей через край энергией, этот жаркий и пряный котел, где смешались сотни народов и культур, корнями врос в мое сердце и душу. А что такое поэзия, как не отпечаток смертной души? Поэзия – это всегда правда, глубоко личная и глубоко печальная, а иногда – радостная, как сама жизнь.

Предыдущие поэтические сборники: «Венок из белладонны» издан в 2012 «На грани» издан в 2013 Третья книга «Semita» – собрание стихотворений за 2014/2015

Новейшее и свежайшее, господа. Чуть ли не публицистика в стихах. Изюм в том, что каждый из двенадцати разделов завершается своей собственной басней. И да, всё это женское, ничего не попишешь.

Ветер на берегу моря, волны бушуют, танцуя вальс, улыбкой манящей я тебя за собой позову. Люблю, от счастья сгораю, в объятьях твоих тону – это нежность любви меня опьяняет! И счастлива я до упаду, нет в этом предела границ, я счастье с тобой познала, узнала, что такое любовь настоящая!

В книгу избранных стихотворений поэта Алексея Прасолова (1930—1972) вошли лучшие произведения из четырех его прижизненных сборников, а также из посмертно изданной книги «Осенний свет» (Воронеж, 1976) и публикаций последнего времени.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Гюлли Джангирова

Алия

Девочка, лет 8-ми стояла в блоке, испуганно прижавшись ноге своей мамы, которая вышла вместе со вcеми соседями, посмотреть на базар этажем ниже, перед дверью тети Алии, матери-одиночки, имевшего мужа, а может и не мужа, дядю Мишу. Так называли дети Микаила, хахаря тети Алии во дворе, шушукаясь за спиной сына Алии, Васифа. Так вот, перед дверью тети Алии стояла женщина лет 45-ти с двумя сыновьями, наверное лет 15-ти и кричала на весь блок.

Гюлли Джангирова

Маленькие истории о любви

1. 31-e декабря

"Думаю о тебе... думаю каждый божий день. А недумать не могу. Тот последний разговор с тобой, тот скандал, разве после него я смогу посмостреть тебе в глаза, ведь я тебя так обидел. Ведь тебе было так больно... Ведь я увидел слезы на твоих глазах. Не слезы счастья, нежности, те, которые я часто видел, когда был с тобой. А слезы, причиной которых была моя ревность, моя злость, моя дурность... Видишь, я признался во всеx моих бедах... а простишь ли ты меня и примешь ли ты меня обратно?... Я люблю тебя... "

Мемпо Джардинелли

Жаркая луна-2

Cолнечный свет, проникавший сквозь щели металлических ставен, разбудил Рамиро. Монотонно и усыпляюще жужжал вентилятор, особенно когда он поворачивался резко налево и должен был обернуться вокруг своей оси, чтобы снова начать движение.

Убийца, повторял он, беззвучно двигая губами. Он почувствовал резкую головную боль и приказал себе расслабиться.

За дверью мать с кем-то разговаривала.

Мемпо Джардинелли

Жаркая луна

Смерть - вот что стоит в начале всего,

я осмелился-бы сказать - это единственная явь.

Смерть чудовищно стара и вечно нова..

Элиас Канетти "Спасенный язык".

Он заранее знал, что это произойдет: он понял это, как только ее увидел. Много лет уже не был он в Чако, возвращение домой выбило его из колеи, но самым главным потрясением стала для него Арасели. Черные волосы, длинные, густые, и надменная челка, которая очень шла к ее узкому, как у женщин Модильяни, лицу; особенно выразительны были ее черные блестящие глаза, с искренним, бесхитростным взглядом. Худенькая, длинноногая, она, казалось, и гордилась, и смущалась своих маленьких грудей, едва топорщивших блузку. Рамиро посмотрел на нее и сразу понял, что дело плохо: Арасели было не более тринадцати лет.