Оруженосец принца

Раиса Крапп

Оруженосец принца

Kорабль рванулся в бархатную черноту неба, и восторг, охвативший Флото, начал вытеснять неприятный холодок, затаившийся у нее в груди. Ледяная змейка скользнула в сердце, когда распахнулся люк входа. Флото увидела ярко освещенный коридор, и он вдруг показался ей пастью притаившегося хищника.

Флото хотела сказать о своей тревоге, но принц протянул руку, и она не могла не пойти за ним. И все же, когда мембрана быстро схлопнулась за ними, ей почудилось, что хищник захлопнул пасть.

Другие книги автора Раиса Крапп

Раиса Крапп

Утолю твои печали

Глава первая

Ксения проснулась рано. Она лежала тихонько, будто боялась расплескать свое удивительное состояние - из сна. Снилось что-то странное. Что? Она попыталась вспомнить, но воспоминание, словно золотая рыбка, ускользало из сознания. Лишь отблеском его осталось ощущение радости, нежности, чего-то очень хорошего...

Ксюша с удовольствием потянулась, по-кошачьи выгнувшись всем телом, засмеялась собственному прекрасному настроению, откинула одеяло и выпрыгнула из постели. Набросив теплый халат, она подошла к окну взглянуть, ясным ли обещает быть день. В это время внизу застрекотал мотор "Бурана" и, помедлив, Ксюша прямо в тапочках и халате вышла на веранду.

Раиса Крапп

Подземелье

Атака

Часть первая

- Ох, и влетит за моноплан! Теперь наверняка к бабушке отправят! подумал Тимка, когда кувыркание прекратилось, и он растянулся на траве.

Наверно, в голове у него немножко стряхнулось, иначе он подумал бы совсем другое. А именно, - что был бы самым счастливым человеком, окажись он сейчас у бабушки. И пусть ему даже влетело бы по первое число. И даже по второе или по третье, - он согласен. Но бабушка, как и поселок, где Тимка жил с мамой и папой, были сейчас одинаково далеко от него. Какая разница, что до бабушки лететь сотни парсеков, а поселок тут, километрах в десяти, главное, отпустит ли его Город?

Раиса Крапп

Полуночный гость

Недобрая навалилась ночь. Затаилось настороженно село, придавленное тяжелыми, насупленными тучами. С тяжелым грохотом ворочались, толкались они, метали яростные стрелы. Люди торопились крестное знамение наложить: "Господи оборони! Ох, не миновать быть пожару! Дождя бы скорее!.." Но вместо дождя стеганул вдоль темных улиц холодный не по летней поре ветер, погнал пыльные вихри.

...Cон не шел. Видно, тоскливые мысли гнали его прочь. И есть нестерпимо хотелось. Настёна подтянула колени к животу, всхлипнула. И тут же зло ладошкой непрошенные слезы смахнула - этого хромого дьявола слезами не уймешь! Да пусть он хоть лопнет от злобности своей, а не дождется, чтоб она, слезми уливаясь в ноги ему пала! Но опять вырвался тяжкий вздох - не по силам тяжбу затеяла... А староста, сыч колченогий, вовсе озверел опосля того, как выпросил-таки сковородой по лбу. Три дня ходил, шапку ниже бровей натянувши. И смешки за спиной слышал, и лютой злобой глаза наливались. Бог ведает, как люди прознали?

Раиса Крапп

Исполнение желаний

Флото с трепетом ждала этого дня. И он наступил, день Большого Королевского Бала, на котором присутствовали самые знатные фамилии. Ожидали, что король выйдет для приветствия, но на возвышении, которое должен был занимать король, сидел юный принц.

Гости проходили перед ним, и Флото вглядывалась в лица, отыскивая малейшую тень снисходительности. Во взглядах, обращенных к принцу, было разное. И любопытство - особенно со стороны иноземцем, и сочувствие, и, разумеется - гордость и любование. А снисходительности не было - Ант-Райн доказал, что достоин уважения. Он не играл в короля, он стал им в тот час, когда отца привезли с охоты тяжело раненого.

Раиса Крапп

Изгнание дьявола

"Частица черта в нас заключена подчас..."

(из оперетты "Сильва" Имре Кальмана

- Ведьма! - услышала она и обернулась.

У обочины стояли старухи, с которыми она только что учтиво поздоровалась. Теперь они с ненавистью смотрели на нее. Она растерянно улыбнулась, как будто услышала неудачную, недобрую шутку. Но это была не шутка. Кто-то из них плюнул в ее сторону, кто-то замахнулся узловатой палкой. Она попятилась от них, потом повернулась и почти побежала прочь, а камни-слова летели ей в спину, и она вздрагивала, как от болезненных ударов.

Раиса Крапп

Пересекающий время

Часть первая

КНИГА ПЕРВАЯ

Андрей Граф, хронотрансатор.

...в мире мало по настоящему страшного и вытерпеть можно почти все. Каждому посылается по силам, а слабому даруется избавление - смерть.

Библия

Внизу стремительно уносилось назад зеленое буйство перелесков, разноцветные цветочные поляны, белопенная кипень гроздьев агадуса. Его вездесущий горьковатый аромат, струящийся из крупных, снежно-белых чаш, проникал даже сюда, в глейсер.

Раиса Крапп

Прикосновение звёзд

любовный роман

Книга первая

Глава первая

о том, как горько несчастливое замужество,

о маленьких радостях и о цене, которую за них приходится платить

Новое утро возвестило наступление еще одного дня в бесконечной череде однообразных будней. Веселое солнце било в щель неплотно задернутой тяжелой шторы. Яркий луч упал на юную баронессу Ланниган, и она заслонилась рукой она не любила яркого солнца, от него болела голова.

Раиса Крапп

Прорицание

Есть у сна свой мир

Обширный мир

действительности странной

Байрон "Сон"

- Мой господин...

Испуганный, но настойчивый голос звал, проникая в сознание. Феррах повел глазами, прежде чем осознал, где находится. Он тряхнул головой, недоумевая, сколь далеко отлетел мыслями. И еще удивился непонятной радости, которую доставил ему знакомый вид ковровых стен шатра, оберегающих его от ночной стужи. Феррах с неудовольствием бросил взгляд на шиссита, преклонившего колени у входа - низкородный прервал течение его мыслей. Но попытайся феррах вернуться к своим размышлениям, он бы удивился в третий раз: надсмотрщик за погонщиками не только помешал размышлениям своего господина, он спугнул его мысли так, что они улетучились, не оставив даже теней своих.

Популярные книги в жанре Детская фантастика

Кто из нас не мечтал о волшебной палочке или золотой рыбке — чтобы все наши желания исполнялись «по щучьему велению»! А вот Дине Воронцовой мечтать об этом нет нужды: все, что она ни пожелает, непременно сбывается. И все благодаря кулону, похожему на блестящую сосульку, который отважный одноклассник принес из аномальной зоны. Тут бы радоваться волшебному подарку, но… Захотелось Дине помочь брату — навредила его другу, загадала, чтобы на уроке не спрашивали, — с учителем случилась беда. «Ох, и наворотит же эта штука бед!» — думает Дина и решает избавиться от злополучного кулона. Тут-то и всплывает в ее памяти таинственная песня из странного сна…

Фентезийная повесть о мальчике Мите Метелкине, который с роботом Кибриком отправляются в путешествие на жвачковозе «Карась». Их ожидают множество приключений, стычки с пиратами, заточение на ржавой скале, Страна Трудолюбов, Город Лентяйск. Митя узнает, на сколько плохо быть лентяем и бездельником, подружится с Тянучкой и Принцессой Неумеей. Неплохо слазить на дерево Добрых Дел, встретить Трамвай Желаний и гонятся за кроликом, откусывающим слова.

Банда Слэгара Беспощадного нападает на аббатство. Похищены дети лесных жителей, и в их числе мышонок Маттимео, сын великого воина Матиаса.

Вместе с горсткой товарищей Матиас отправляется на поиски сына.

Прим. от автора электронной версии:

Порядок издания в серии отличается от хронологического порядка книг. Порядок в серии - 3, хронологический порядок 10.

Это книга - первая редакция 1997 года, без купюр. Во второй редакции 2002 книга называется Поход Матиаса и отличается урезанным переводом.

Приключенческие рассказы с элементами фантастики, объединенные общим юным героем, с которым то и дело случаются необыкновенные истории.

Рисунки А. Семенова.

Евгений Наумов

ДАР БЕЛОГО АСТРОНАВТА

фантастическая повесть

Хабаровск, 1988

Фантастическая повесть о необыкновенных приключениях трех друзей-школьников

на Земле и в космосе, на диковинных планетах, о том, что дружба и товарищество –

лучшие помощники в борьбе со злом.

«А УШИ У НЕГО СЕРЕБРЯНЫЕ?»

Макар Синицын сидел на подоконнике и смотрел в окно. От голых деревьев и домов

Том родом из племени эльфов. Но он — неуклюжий и медлительный — не похож на остальных. Эльфы вынуждают его искать спасения в городе демонов. Но и там он чужой: демоны такие горячие и омерзительные, и самое страшное, что они стремятся поработить его, завладеть его сознанием.

Мир людей и мир эльфов сосуществуют тысячи лет. Они несоединимы и нераздельны. Легкость, красота, одиночество и свобода против груза привязанностей, ответственности и страха. Но есть ли между этими мирами врата? Для главного героя — изгнанника из мира эльфов и чужака в мире людей — это вопрос жизни и смерти.

Взгляните на мир глазами эльфа. Ужаснитесь, удивитесь и улыбнитесь.

Настоящие мальчишки всегда мечтают о Большом Приключении, но когда оно начинается, все ли способны принять вызов?

В этой книге вас ждут встречи с коварными пиратами, гениальными изобретателями, охота за алмазами… Вы готовы отправиться в это головокружительное путешествие вместе с Фергусом Крейном?

История Древней Лаборатории продолжается!

Квинт — сын знаменитого воздушного пирата, — поступил в Рыцарскую Академию в трудные времена. Свирепые морозы промораживают насквозь летучую скалу, и не далек тот день, когда она сорвется с Якорной Цепи, и тогда придет конец воздушному городу. Квинт метит стать наследным Рыцарем-Академиком и спасти город. Но события, происходящие в Академии, заставляют задуматься сына воздушного пирата о своем будущем и будущем всего края.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Раиса Крапп

Темный Джо

Томи мог быть счастливым человеком, если бы ни платяной шкаф в его комнате. А ведь Томи так радовался, когда они переезжали в этот красивый, весёлый новый дом! Но в одну из ближайших ночей, кое-что случилось - ночью пришёл страх.

Раньше он не знал, что такое - настоящий страх, когда тело цепенеет, мурашки стягивают кожу, а волосы на голове шевелятся, и весь ты как будто спелёнут этим липким, вязким страхом.

Дмитрий Красавин

Хаос и музыка

Убийство, наркотики, следственный изолятор...Детектив?

Пожалуй, да. Но еще - размышления о вечном и преходящем, о феномене "я" и таинственном "Некто", овладевающем плотью человека...

Музыкант играл на скрипке - я в глаза его глядел

Я не чтоб любопытствовал - я по небу летел.

Булат Окуджава "Музыкант"

Стена его построена из ясписа,

а город был чистое золото,

Дмитрий Красавин

...и здесь холодно...

(Опыт свободного мышления)

Повесть написана в восемдесят седьмом году. Моя первая попытка отобразить через сюжет художественного произведения различные взгляды на феномен человеческого существования, на единство внутреннего и внешнего миров.

Глава первая

"Встреча в Кадриорге"

Стоял теплый августовский вечер. Под впечатлением только что закончившегося в Кадриоргском дворце концерта музыки Барокко, я вышел в парк и, миновав ограду дворцового комплекса, свернул на узкую извилистую тропку, взбегавшую вверх по холму. Дрожащие звуки клавесина, возникая в глубине пышных, темно-зеленых крон деревьев, слетали с влажных листьев, кружили над травой, увлекая меня еще чуточку побыть наедине с ними, вдали от шума и суеты большого города. Незаметно для себя я оказался в одном из дальних уголков парка. Два маленьких озера и окружающая их темнота, сползающая вниз по раскидистым ветвям грабов, возникли из небытия внезапно, одновременно с появлением маленького старичка, удалявшегося теперь от меня в сторону центральной аллеи. Несколько секунд назад мы, вероятно, шли навстречу друг другу, разминулись, но только теперь я вдруг ясно увидел его лицо одутловатое, неподвижное, с глубоко запавшими глазницами.

Дмитрий Красавин

Краткие очерки об обычаях и нравах обитателей

Избирательной ойкумены.

Предисловие автора.

Избирательная ойкумена, в отличии от ойкумены Гекатея Милетского*, не имеет фиксированных пространственных границ. Вчера они совпадали с границами Казахстана, завтра переместятся в Россию, а сегодня плотным кольцом опоясали территорию нашей маленькой Эстонии.

Флуктуация Избирательной ойкумены происходит, с небольшими перерывами, уже на протяжении многих сотен лет. Мы постоянно то тут, то там сталкиваемся с ее обитателями. Общаемся с ними, пьем пиво, закусываем одним огурчиком. Но несмотря на это почти совершенно незнакомы с их нравами и обычаями! Возникают взаимные обиды, претензии. Даже до рукоприкладства дело доходит!