Орел или решка

Орел или решка
Автор:
Перевод: О. Виноградова, Я. Виноградов
Жанр: Детективы: прочее

— Я гражданин и исправный налогоплательщик, — заявил я. — И требую, чтобы вы по окончании своей опустошительной деятельности все вернули в первоначальное состояние.

— Пусть это вас не беспокоит, мистер Уоррен, — сказал инспектор полиции сержант Литтлер. — Городские власти об этом позаботятся. — Он улыбнулся. — Независимо от того, найдем мы что-нибудь или нет.

Он, разумеется, имел в виду тело моей жены. Пока они его не нашли.

— Для этого вам придется потрудиться, сержант. Весь сад перекопан. Лужайка похожа на вспаханное поле. Вы перевернули вверх ногами весь дом, а теперь, я вижу, ваши люди тащат в подвал отбойный молоток.

Другие книги автора Джек Ричи

Я вошел в вестибюль мэрии с коробкой, завернутой в бумагу, и быстрым шагом направился к лифту. Стоявший у двери полицейский пристально посмотрел на меня, но не окликнул. Возможно, его внимание привлекла моя живописная борода.

Я поднялся на третий этаж, миновал еще двух полицейских (один из них почесал подбородок и нахмурился) и открыл дверь приемной мэра. Там в углу за столом у высокой двери сидел молодой человек. Увидев мою ношу, он захлопал глазами и нервно спросил:

Из-под двери моего номера торчал краешек конверта цвета лаванды. Я поднял его, вскрыл и увидел внутри листок бумаги с машинописным текстом: «Уважаемый господин Уокер, если завтра в финальном туре меня не изберут „Мисс Пятьдесят Штатов“, я вас убью. Даю вам в этом слово. Я не шучу. Жизнь моя кончится, так почему бы мне не прикончить и вас? Может, мне это даже понравится».

Я тотчас показал записку Стаббинсу и Макги. Макги почесал подбородок.

Молния бьет только раз — так мне говорил много лет назад продавец громоотводов. То, что со спичками нельзя играть — если мне не изменяет память, я слышал от матери, когда я был ребенком, и вскоре, играючи, чуть не спалил дотла очень приличный домик, в котором мы жили. Наш рассказ вносит свою лепту в эту кладезь человеческой мудрости: бомбы, бывает, дают потрясающий результат — и еще о них известно, что они разрушают устоявшиеся человеческие связи.

На I, IV стр. обложки и на стр. 2 рисунки Ю. МАКАРОВА.

На II стр. обложки и на стр. 15, 42 и 69 рисунки В. ЛУКЬЯНЦА.

На стр. 70, 73, 88 и 116 рисунки И. АЙДАРОВА.

На III стр. обложки и на стр. 117 рисунки В. ЧИЖИКОВА.

Пистолет он держал очень уверенно. Меня удивило собственное спокойствие, когда я узнал, зачем он появился в моем кабинете.

— Мне бы не хотелось умирать в неведении, — сказал я. — Кто вас нанял?

— Может быть, ваш враг?

— Я не знаю своих врагов. Это моя жена?

— Совершенно верно. — Он улыбнулся. — И ее мотивы вполне очевидны.

— Да. — Я вздохнул. — У меня есть деньги, которые она не прочь заполучить. Разумеется, все.

— Значит, вы спасли человечество от полного исчезновения? — спросил профессор Лейтон.

— Да, — сказал я. — Сам того не желая.

Лейтон был скептик и зануда.

— А это и есть ваша Машина Времени? На ней можно перемещаться в будущее?

— Сама машина остается на месте, а объект, который находится внутри, перемещается во времени, когда я нажимаю эту кнопку.

Лейтон мне никогда не нравился. Противный мужик, сволочь редкостная, хотя не полный тупица и умеет всегда настоять на своем. Такие и лезут в начальство, потому что ничего другого делать не умеют, только командовать.

Внимательно прочитав четыре фразы, за минуту до этого нацарапанные мной на розовом бланке для заказов, приемщица отдела рекламных объявлений пожевала кончик карандаша и неуверенно взглянула на меня.

— Вы хотите поместить это в газету?

— Да. И снять абонентский ящик для ответов.

Текст объявления, которое я намеревался опубликовать в «Геральде», гласил:

«Вы безнадежно прикованы к своему партнеру по браку? Существует радикальный способ решения Вашей проблемы. Вся информация — конфиденциально. Пишите в "Геральд", а/я №…»

Острый сюжет, увлекательное повествование и, конечно, любовь — все это найдет читатель в сборнике детективных произведений американских авторов. В центре романа «Убийство по расчету» — хладнокровное, тщательно спланированное и обдуманное преступление, а обычные житейские истории, изложенные в рассказах и новеллах, оборачиваются эффектным неожиданным концом.

Для массового читателя.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Если вы беретесь расследовать преступление – готовьтесь к сюрпризам. Возможно, вам придется изображать иностранца, выйти с нунчаками в руках против пистолета или отправиться в погоню прямо в цирковом гриме. Кто, как не рыжий клоун по имени Артем, владеет этими искусствами в совершенстве?

Герои повести «Секунданты» – люди творческие, но им приходится расследовать историю загадочного самоубийства молодого поэта. «Секунданты» начинаются как детектив из жизни богемы конца 1980-х – начала 1990-х годов. Не сразу выясняется, что действие повести происходит в мире, где А. С. Пушкин принял деятельное участие в декабристском восстании, был сослан в Сибирь и так и не стал великим писателем...

Книги Д. Трускиновской захватывают превосходным сочетанием напряженной интриги, парадоксального построения и особого, нетрадиционного способа изложения. Интересные характеры, необычные обстоятельства действий, юмор и наблюдательность автора доставят читателю немало приятных минут.

У красивой женщины не сложилась жизнь. Она вынуждена возвратиться из столицы в свой родной провинциальный город после развода с мужем.

Оборонный завод, где она работает, остается без заказов, начинаются сокращение штатов. Она когда-то отвергла притязания начальства, и теперь первый кандидат на сокращение. По вечерам она посещает бухгалтерские курсы и после их окончания находит, наконец, работу в процветающей частной фирме.

На красивого экономиста хозяин фирмы смотрит как на «кадр двойного назначения». Она соглашается приехать на уик-энд в деревню на дачу хозяина фирмы. Однако обстоятельства складываются так, что она не может встретиться с хозяином и вынуждена ночевать у случайного человека. Случайная встреча переросла в дружбу, а потом и в нечто большее. Они уже решили пожениться, как вдруг жениха арестовывают по подозрению в убийстве.

Из ружья застрелен здесь на даче хозяин ее фирмы… Все улики против подозреваемого. Мотивы убийства тоже налицо. Хозяин фирмы пытался расстроить их брак. Была ссора и взаимные угрозы при свидетелях…

Женщина в отчаянии. Ей советуют обратиться за помощью к Михаилу Гречке. Михаил уступает просьбе несчастной и тратит часть своего отпуска на расследование. Как только Михаил выяснил истинные мотивы и механизм преступления, настоящий преступник выдал сам себя новой попыткой замести следы.

Кража редкой Библии XVI века, исчезновение лондонской актрисы, отсеченная человеческая рука, приколоченная к входной двери дома каноника, — во всем этом предстоит разобраться профессиональному драматургу, детективу-любителю Огастасу Мальтрейверсу. «Милосердие Латимера» — превосходный дебют писателя.

Что может таить в себе хрупкое, нежное создание? Таить до случая, до верной возможности переменить незадавшуюся жизнь…

Рассказ опубликован в киевском журнале "Детектив+" (№ 2-2006)

Жизнь отставного подполковника ФСБ Аркадия Лавренцова рушится на глазах: умер отец, развалился бизнес, ушла жена, появилось пристрастие к алкоголю. К тому же подоспело известие об убийстве лучшего друга… Поднимая когда-то свой бизнес, Аркадий сделал доброе дело для врача-психотерапевта Фролова, и тот при случае обещал отблагодарить. Отчаявшись, бывший контрразведчик звонит ему и… скоро осознает, что все предыдущие беды были пустяком по сравнению с новым кошмаром. Что это — череда странных совпадений или эксперимент гениального Фролова, разработавшего "теорию брутальной реанимации"?

Повесть вышла в изд-ве «Эксмо» в 2002 году. Авторское название повести «Теория брутальной реанимации»

«Боже мой, когда же наконец этот идиот издохнет?» – подумала я, имея в виду Дрюню Мурашова, безжизненно повисшего на моем плече, и тут же одернула себя, взмолившись: «Господи, прости, что это я? Чего я ему желаю? Да не про него будь сказано!»

Дрюня, почувствовавший, видимо, что я раскаялась, совершенно обнаглел.

– Дрюня! – чуть не плача обратилась я к нему в пятидесятый, наверное, раз, – ты хоть ноги-то переставлять можешь?

– М-могу! – утвердительно махнул головой Дрюня и сделал это так старательно, что уронил ее на мое плечо. Лучше бы он не махал.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

— Не виновен, — упрямо сказал Генри Уатсон.

Стенли Вэттер продолжал опрос членов суда присяжных.

— Ротуэлл?

— Виновен.

— Дженкинс?

— Виновен.

— Коулмен?

— Виновен, — провозгласил я.

После чего все одиннадцать заседателей уставились на Уатсона.

— Итак, я должен заключить, — произнес Вэттер, — что и на двадцать шестой баллотировке мы имеем одиннадцать голосов за признание виновности и один за оправдание.

— Надеюсь, ты понимаешь, — начальник тюрьмы Бринкер поморщился, — что только одиночкой дело не обойдется. На полгода ты лишаешься права посещать кино.

— Угу, — промычал Эрцгерцог.

— Что делать, Герцог, — вздохнул начальник тюрьмы, — ты ведь сбежал и гулял на свободе целый год. Это вовсе не моя прихоть, просто порядок есть порядок.

— Конечно, конечно, — согласился Герцог. — Я и не обижаюсь.

— Ну и отлично, — обрадовался Бринкер. — Мне бы не хотелось, чтобы ты затаил на меня злобу. Пойми, лично против тебя я абсолютно ничего не имею.

Я не мог ничего предпринять, поэтому перемешал карты для нового пасьянса.

Высокий, которого называли Хэнк, угрюмо уставился в окно, а Фред, мужчина мощного сложения, был занят тем, что пытался поймать местные новости по портативному радиоприемнику.

Парень с тонкими усиками, который, по всей видимости, командовал, сел около стола, наблюдая за моим занятием.

— Что ты делаешь в такой дыре? — спросил он.

Я разложил несколько карт.

Внутри магазинчика бакалейной торговли никого не было, кроме его хозяина и меня. Я купил две пачки сигарет, — надорвал уголок одной из них и закурил.

Он зарегистрировал покупку в книге, бросил монетки в ящик и спросил:

— Здешний?

— Нет, проездом.

Он чуть заметно улыбнулся.

— Хотите попытать счастья?

— Смотря в чем.

Он опустил руки под прилавок и достал оттуда подставку для игры в панч.

— Десять центов за удачу, мистер.