Ордынский дефолт

Евгений Арсюхин

ОРДЫНСКИЙ ДЕФОЛТ

Каждый читавший школьныйй учеюник истории убежден, что: 1. в 1380 году в начале сентября была Куликовская битва - на поле Куликовом в Тульской области; 2. русские сражались с ханом Золотой Орды Мамаем; 3. русские победили, после чего поганые татаро-монголы оставили нас в покое;

"Ага, - слышу голос продвинутых читателей и почитателей Фоменко и Носовского, - конечно не так! Куликовской битвы не было - это раз. То есть она была на Старой площади в Москве, у здания бывшего ЦК КПСС - это два. И бился Дмитрий Донской не с Мамаем, а с Дмитрием Донским - это три. Типа тихо сам с собою". Я, вообще-то, не то имел в виду, господа почитатели. Заподозрить Дмитрия Донского в политическом онанизме мне не позволяет усвоенная от родителей политкорректность. Можно, конечно, махать мечом, глядя на себя в зеркало, но все же как-то стремно. К тому же попробуйте на Старой площади не то что с Мамаем, со своим приятелем на кулачках подраться - и окажетесь в милиции. А вы читали что-нибудь о том, чтобы Дмитрия Донского вместе с Мамаем после битвы забрали в обезьянник? Просто Куликово поле находится не там, где стоит памятник. Мамай ханом не был и быть им никогда не хотел. И самое главное - Дмитрий Донской и Мамай бились друг с другом исключительно из-за бабок. Они делили сферы влияния, разруливали финансовые потоки и к тому же стремились с помощью пиара предотвратить обрушение финансовых рынков. Нормальные пацаны, только в папахах и дурацких шлемах, гибли за металл. Чисто герои нашего времени.

Популярные книги в жанре Публицистика

Великий литературный сыщик Эраст Фандорин погиб, расследуя свое последнее дело. Об этом Борис Акунин поведал нам в романе «Азазель».

Помилуйте, скажете вы, всем известно, что «Азазель» — роман, в котором Фандорин появляется в первый раз.

Согласен. Но и в последний — тоже. В том-то и заключается мастерство писателя детективов, что подлинного убийцу вычислишь не сразу.

Что же случилось на самом деле?

Эраст Фандорин, увы, не избежал зловещих электродов «машины памяти» доктора Бланка. В лаборатории сумасшедшего профессора личность Фандорина была стерта, заменена личностью его шефа, азазелевца Ивана Францевича Бриллинга. А все, написанное со слов Фандорина автором (ибо, хотя роман пишется от третьего лица, все события видятся глазами Фандорина) — чудесное освобождение, смерть злодеев, взрыв особняка — это ложные, наведенные машинкой сумасшедшего профессора воспоминания. То есть взрыв флигеля был, но служил он совсем другой цели — «Азазель» заметал следы.

Не в насмешку, как это сделал в старину знаменитый Эразм Роттердамский, а искренне и от всей души начинаю я свое похвальное слово глупости. И в этом новая книга Бердяева во многом поможет мне. Он мог бы, если б захотел, назвать ее, по примеру своего давно умершего коллеги, похвалой глупости, ибо задача ее — вызов здравому смыслу. Правда, в ней собраны статьи за шесть лет, так что, собственно говоря, полного единства задачи нет и быть не может. Шесть лет — огромный срок, и даже не только такой писатель, как Бердяев, но и всякий другой в большей или меньшей степени изменяется за столь продолжительное время. Книга начинается давно написанной статьей «Борьба за идеализм», в которой автор держится еще строго кантовской точки зрения, как известно, допускающей и здравый смысл, и все сопутствующие ему добродетели. Затем постепенно автор эволюционирует и в конце книги уже открыто объявляет войну здравому смыслу, противопоставляя ему, однако, не Глупость, как то делается обыкновенно, а Большой Разум. Конечно, можно и так выразиться, можно Глупость назвать Большим Разумом и это, если угодно, имеет свой глубокий смысл, точнее — глубокую ядовитость. Ибо, что может быть обидней и унизительней для здравого смысла, чем присвоение Глупости почетного титула Большого Разума? Ведь до сих пор здравый смысл считался отцом и ближайшим другом всяких разумов, больших и малых. Теперь же Бердяев, пренебрегая родословными и исторически сложившейся геральдикой, возводит «противоположность здравого смысла», т. е. Глупость, в сан Большого Разума. Несомненно великая дерзость, но Бердяев — писатель дерзкий по преимуществу, и в этом, по моему мнению, его лучшее качество. Я сказал бы, что в его дерзости — его дарование, его философский и литературный талант. Как только она покидает его, иссякает источник его вдохновения, ему нечего сказать, он перестает быть самим собою. Но я забежал несколько вперед. Вернемся к его эволюции, вернее, к эволюции его идей.

Сократ сравнивал поэтов с оракулами. Откуда-то они добывают истину, но ни сами они не понимают значения своих истин, и не умеют их объяснить другим. Сократ остановился на этом в своем сравнении поэтов с оракулами и, может быть, говоря вообще, он был прав: может быть, на этом кончается сходство поэтов с оракулами. Но иной раз берет соблазн - хочется продолжить сравнение. Правда, поэт - поэту рознь, и что можно сказать о Пушкине, того не применишь к Лермонтову и, тем менее, к кому-либо из современных поэтов. И наоборот, особенности и отличительные черты современного поэта так своеобразны, что иной раз кажется, что нельзя и Пушкина и, скажем, Федора Сологуба отнести под общим названием поэта к одному и тому же разряду людей. Если Пушкин поэт, то, стало быть, Сологуб что-то другое, лучшее или худшее - все равно, - но иной породы. Я, конечно, не хочу здесь подымать вопроса о правах на почетное звание поэта, умалять достоинства современников и прославлять заслугу стариков. Но факт остается фактом: мы живем и творим по-иному, до такой степени по-иному, что если бы случилось Сологубу родиться таким, как он сейчас, на 80-100 лет раньше, - никто бы не стал слушать его, разве потехи и забавы ради.

Всеобщий интерес к литературе научно-фантастического жанра, непомерные тиражи ее изданий и спрос на нее, как в библиотеках, так и в книготорговле, очень характерны для нашего времени. Случилось, так, что научная фантастика, долго считавшаяся второсортной литературой, не подвергавшаяся серьезному изучению критиками и литературоведами и не находившая места в толстых и массовых журналах, как бы затмила другие виды беллетристики и привлекла широчайшую читательскую аудиторию.

"Литературная газета" общественно-политический еженедельник Главный редактор "Литературной газеты" Поляков Юрий Михайлович http://www.lgz.ru/

Нам будет не хватать Березовского. Его заиканий и бекасиного блеяния. Его трогательных подскакиваний, под стать шаловливому козлику. Его желтухи,— результат неосторожного поцелуя. Перелома бедра — последствие езды на снегоходе. Его запоров, приобретенных на бешбармаках Назарбаева, и расстройств, полученных на дастарханах Алиева. Его закадычной вражды с Гусинским и лютой дружбы с Басаевым. Его вегетарианства и людоедства. Способности надуть генерала Лебедя через соломку Невзорова, и тут же схлопнуть его, как перезревший "дедушкин табак". Его несостоявшегося ареста, несостоявшегося убийства, несостоявшегося самоубийства. Его депутатства, которое сначала состоялось, к великому горю черкесов, а потом не состоялось, к безмерной радости карачаевцев. Его крещения, наделавшего переполох в православном мире. Его открещивания от израильского гражданства, после чего осмелели палестинцы. Уголовного дела по "Аэрофлоту", которое закрыли, как дверь в гостинице, чтобы снова открыть. Выемку документов из "Атолла" и съемку показаний с "Андавы". Его умения превращать респектабельных журналистов в животных, а животных и птиц в губернаторов.

Крым обетованный

Александр Проханов

Политика Севастополь Крым Общество

Я только что из Крыма. Там не смолкают разговоры о киевских диверсантах, которые стремились прорваться на территорию полуострова, обстреляли военный пост, убили русских военных, но были захвачены, как тати в ночи. Об этом — разговоры в такси, в ресторанах, на улицах и даже на пляжах. Хотя по-прежнему море великолепно, пески драгоценно-белые, и раскалённые пляжи полны смуглых, пропитанных солнцем и морской солью курортников.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Артагорт

Дайвер: История глубины

В этом, семнадцатом номере, мы решили продолжить материал, начатый в предыдущем, юбилейном выпуске приложения.

Итак - как же все-таки на самом деле появилась Глубина? Существует несколько легенд на эту тему, например - о том, как некто Дмитрий Дыбенко изготовил программу для медитации, а студент КПИ запустил ее, после чего принялся играть в DOOM (по другой версии - HERETIC), и картинка ожила. Но если копнуть историю поглубже, то эта легенда окажется сродни утверждению, что Ленин организовал Советский Союз: похоже на правду, но и не более того. Реально все было значительно сложнее.

Борис АРТАМОНОВ

11. ИНОПЛАНЕТЯНЕ - ИНАЯ ФОРМА ЖИЗНИ?

МЫ - ДЕТИ КОСМОСА

Человек, как существо, зародившееся и живущее во Вселенной, создан из космического вещества и подчиняется космическим законам. При этом человек является высокоорганизованной, мыслящей космической материей. Но если Космос создал разумную материю в лице человека, то логично предположить, что и вся Вселенная состоит из мыслящего вещества. Эта организованная космическая материя вовсе не должна повторять человека. Она может иметь бесчисленное количество форм. Вероятно, и мышление, и способ реализации мысли у этой организации должны быть совершенно иными. Правомерно предположить возможность существования во Вселенной мыслящих образований или форм жизни, природа которых принципиально отличается от природы человека. Странные образования в небе и в океане, различные "облака", НЛО, светящиеся шары с проявляющимися в них изображениями, похожими на лица, все это, может быть, иная форма жизни? Не следует также игнорировать и возможность того, что космическая, в том числе и солнечная, энергия может создавать формы-голограммы в околоземном пространстве. Подобное заключение можно сделать на основании голографической гипотезы В. Н. Пушкина - А. И. Вейника. По мнению американского специалиста по инженерному подходу к психофизическим явлениям Р. Г. Джана, сущность голографической модели или модели преобразований заключается в том, что "информация во Вселенной организована не в терминах пространства и времени, как мы привыкли считать, а как частотно-амплитудная структура, над которой человеческое сознание, по сути дела, производит "преобразования Фурье" с тем, чтобы упорядочить информацию и привести ее к более привычной для человека форме". В этом случае пространственно-временные координаты из фундаментальных ориентиров нашего опыта превращаются просто в полезные упорядоченные параметры. Например, если клубок ниток в привычном нам трехмерном пространстве мы видим как сферу, то в двухмерном пространстве, то есть в плоскости, рассекающей этот клубок, он видится нам как семейство точек и овалов рассеченных нитей. Этот способ используется в инженерной практике для перевода сложной трехмерной детали в двухмерные изображения на плоскость чертежа (изображение детали в трех проекциях). Иначе человек не способен изобразить точный чертеж на плоском листе. Нашему воображению доступно пространство с меньшими параметрами и недоступно четырехмерное пространство. Таким образом, можно предположить, что наблюдаемые нами на "небе" изображения имеют реально совершенно иную форму, Следовательно, наше сознание может с помощью упомянутого выше преобразования проникать в любую часть пространства и времени и, получив соответствующую информацию, интерпретировать ее в некой специфической форме. Исходя из этого и опираясь на учение Вернадского о ноосфере, можно сделать вывод, что в космическом пространстве существует вечная и безвременная природная система контроля за развитием космического разума. Тогда все аномальные явления на самом деле порождаются сложным взаимодействием солнечной и биологической энергий в условиях магнитного поля Земли и вызывают пространственно-временные сдвиги в сознании людей в виде демонстрации на небе событий будущего и прошедшего или "контакта" с людьми, давно умершими. Основоположник новой науки сиэнергетики Пригожин считает, что плазменные образования (НЛО, гуманоиды) могут достигать весьма высокой степени самоорганизованности", при которой их можно рассматривать как живые и разумные. В этом плане интересна гипотеза академика Казначеева: "Если первое разумное существо нашло, что оно одиноко в Галактике, и вознамерилось посеять в звездных окрестностях "семена жизни" (согласно версии панспермии, выдвинутой в 1908 году Аррениусом), то для этого имелось несколько подходящих вариантов самовоспроизводящихся структур. Одна из возможностей состоит в том, что микроорганизмпосланец является артефактом, созданным первыми людьми Галактики с помощью генной инженерии. Таким образом галактический оператор мог "засеять" тела космического пространства такими продуктами генной инженерии, в которых было бы закодировано развитие существ, в том числе и разумных, сверхчувствительных к тем сигналам, которые он, оператор, распространяет в космосе". Если принять гипотезу большого взрыва, то возможность существования живых форм разной материально-энергетической организации, отличных от белково-нуклеиновых, не может быть исключена. Такая гипотеза допускает не только существование на Земле многих иных форм живого существа, но и их взаимного существования не только раздельно, но и в одном организме (молекулярно-биологические, совместно с полевыми). Эта версия вполне совпадает с учениями Н. Ф. Федорова и К. Э. Циолковского. Выдающийся русский философ Н, Ф. Федоров считал, что жизнь может существовать не только в биологических, но и в других формах. При этом все формы могут одновременно сосуществовать между собой, находясь на разных ступенях развития, включая совершенных (в информационно-энергетическом плане), высокосознательных, бессмертных их представителей. В свое время Вернадский высказал удивительную мысль: "Хомо сапиенс не есть завершенное создание, он не является обладателем совершенного мыслительного аппарата. Он служит промежуточным звеном в длинной цепи существ, которые имеют прошлое, и, несомненно, будут иметь будущее". Прошлые звенья более или менее выявлены ("белым пятном" этой цепи являются звенья перехода животного в человека). Что касается будущего, то оно совершенно неясно... Но коль скоро Космос бесконечен, значит, будущие и, видимо, прошлые звенья находятся рядом с нами и как-то себя проявляют. В своей работе "Монизм Вселенной" Циолковский изложил и обосновал идею о том, что высшая жизнь в Космосе "распространяется в громадном большинстве случаев путем размножения и расселения, а не путем самозарождения, как это считает классическая наука". В другой работе "Воля Вселенной. Неизвестные разумные силы" Циолковский подчеркивает: "Разум и могущество высших существ, зародившихся на высших планетах, заселяют своим потомством иные миры. Они предвидят взрывы планет и угасание солнц и удаляются с них в безопасные места. Их воля почти согласуется с волей Вселенной". Возможные уровни внеземных цивилизаций классифицирует член-корреспондент АН СССР Н. С. Кардашов: "Космические цивилизации подразделяются на три типа: овладевшие энергией своей планеты, энергией своей звезды, энергией всей Галактики".

М.Д.АРТАМОНОВ

ОКРАИНА

В городе сон. За полумраком черным Слышится гул и фабричный тряс. Шум сливается с звоном соборным. Четыре часа било сейчас.

В отдали зарево ало вьется, Трубы дымят, горят корпуса. Здесь пе даром жизнь достается Людям, вставшим в четыре часа!

Третьи свистки полошат зори... В корпус! в корпус!.. пора в корпуса! Ночь идет. Но затлеет вскоре Огненных зорь вдали полоса.

Окраина встала, но город спит, Город безмолвием черным покрыт.

Артамонова Мария

Обыкновенная история

Он и Она

Она узнала об этом из дневного выпуска новостей. Девушка с неестественно рыжими волосами стояла на обочине дороги и бросала в объектив холодные, профессионально-бесстрастные фразы. А за спиной у неё обшарпанная машина скорой помощи увозило то, что когда-то было его родителями.

Ошибки быть не могло.

Hа экране замелькала глупая реклама. Она схватила лист бумаги со стола, написала записку, разорвала. Hаконец, нацарапав в блокноте: "Ушла. Вернусь", спешно надела первое попавшееся и выбежала на улицу.