Oranges-Txt

Антонов Дмитрий (Грасси)

ORANGES.TXT

Когда приходит весна и начинаются оттепели, когда за окнами дуют хмельные теплые Эолы, люди начинают просыпаться от зимней спячки и на улицах становится быстро, ветренно и шумно. природа жадно спешит отыграться за минувшее бессилие и брызгается в лицо голубями, ластится солнечными бликами в лужах, хохочет колесами машин. Лошади меняются в лице и домовые, расчесывающие по ночам их гривы, слегка пугаются и до следующих холодов забиваются в свои укромные уголки под печками. Все радуются весне. Hу, или, почти все.

Другие книги автора Дмитрий Антонов

Антонов Дмитрий (Грасси)

С первым снегом, с первым снегом!..

Странно смотрелась и странно звучала зима в начале этой недели. Белые, толстые, словно вышедшие на пенсию балерины, снежинки так и норовили не просто упасть, а словно бы просыпаться отдельными коммунами на подернутую мокрым инеем землю.

Было скользко и его вишневое пальто успело покрыться россыпью росинок бриллиантов грязи. Где-то впереди лежала станция метро, где то позади была еще одна, наверное где-то рядом с ними существовали и все остальные, только ему не было до них никакого дела. Куда он шел, зачем, откуда и когда вышел? Давно уже забылось, отошло в небытие для него все это, какая в конце концов миру и ему, как кирпичику мира разница, если кругом взяла да и наступила зима?

Антонов Дмитрий (Грасси)

Малиновый торт

Кронос влетел в мой дымоход, замаскированный под искусственный камин, около четверти второго утра. Лакей принял у него новенькую, с иголочки, японскую модель помела, и, низко поклонившись, отнес в гараж. Брать чаевые, по крайней мере при мне, мои слуги не считают для себя возможным. По традиции отряхнувшись, хотя мои антисажные и противопригарные заклинания работают гораздо лучше импортных аналогов, Кронос прошел в кабинет. Мы сели в мягкие дубовые кресла и я разлил по кружкам добрый пенистый эль сорокалетней выдержки и такой же градусности. Я был одним из самых старых клиентов фирмы, и ее глава считал своим долгом вот уже на протяжении полутора тысяч лет самому доставлять мне мои заказы. едавно фирма перешла на научные и современные методы добычи товара, но я настаивал на складывавшихся веками способах - так мне казалось надежней. Допустить хотя бы совсем незначительную ошибку в столь грандиозном плане как мой я не мог себе позволить. Слишком многое было поставлено на карту. - Итак, - перешел я к делу, дождавшись, пока гость, зажмурясь от восхищения, попробует эль, - Вам удалось добыть это. Кронос, все еще смакуя во рту дивный привкус осенних листьев, кивнул. - Ваши заказы, мистер Альварус, всегда исполняются гарантированно и в срок. Хотя, на этот раз нам пришлось изрядно попотеть. епросто, знаете ли, найти в наши дни половозрелого дракона. - Стал бы я обращаться к вам, если бы не знал. - позволил себе улыбнуться я. Где было обнаружено чудовище? - Северный Борнео. нашел один из наших новых сотрудников, способный парень, быстро пойдет на повышение. Я кивнул и поднес кувшин с элем к его опустевшенй кружке. Уже наклонив кувшин, я вдруг резко остановился. - Я могу ознакомиться с доказательствами? Готов поклясться, он смотрел на кувшин как на величайшую ценность во Вселенной. но я всегда имею дело только с профессионалами. Кронос сумел невероятным усилием воли отвести взгляд от сосуда с напитком и рука его скользнула в карман пиджака. а стол легла пачка фотографий. Гудя и пенясь, эль покинул кувшин.

Антонов Дмитрий (Грасси)

Сказка про Робинзона, Пятниц, Далекие Чужие Земли,

Последнюю Шавку и Льняное Семячко

...всегда рядом...

Жил Робинзон. Он жил на дереве и все время смотрел за море. Ему страшно хотелось увидеть Далекие Чужие Земли и закат. А мама Пятница сидела под деревом и говорила "Ах!..."

Жизнь на острове Робинзона была совершенно одинакова. икто ничего не делал чтобы что нибудь сделать. Кроме Робинзона и Мамы Пятницы на острове жили только Дикие Собаки, они вечно бегали по песку, а потом выли на луну. Робинзон не знал, нравится ли он Собакам. Робинзон не знал, нравятся ли Собаки ему. Ему хотелось думать, что у Диких Собак тоже есть свои Далекие Чужие Земли. А когда он спрашивал об этом Маму-Пятницу, Мама - Пятница говорила "Ах!..."

Антонов Дмитрий (Грасси)

Автобиография

Роберту Энсону Хайнлайну - за

"Дорогу Славы" - нет другой

книги, которая так много могла

бы рассказать юным Воинам...

...Мне было больно, страшно и одиноко, и я придумал себе мир, мир Паэна. Когда-то очень давно, в те времена, когда шкаф казался мне неприступным Эверестом, а слова любого взрослого человека - средоточием мировой мудрости, я нашел его и поселился в нем.

Антонов Дмитрий (Грасси)

Колумб...

Вот такой реферат был мной однажды написан в плане подработки для студента невесть какого ВУЗа... Теперь то за давностью лет можно его и сюда...

Творческая работа на тему "Межкультурное общение"

500 лет тому назад испанский мореплаватель Христофор Колумб впервые высадился на американский берег. Тогда же произошла и первая встреча представителей развитой европейской и дикой индейской цивилизаций. Событию этому посвящен не один десяток книг, фильмов, легенд и преданий. Большинство историков-исследователей сходятся на том, что европейцы принесли в туземную культуру блага технократичной цивилизации, позволили неразвитым в социальном и бытовом плане аборигенам подняться над низким производительным уровнем диких сил природы, не позволили примитивным животным инстинктам привести цивилизацию туземцев к гибели. е без выгоды для себя, конечно же. Благодаря Колумбу непременным атрибутом стола уважающего себя джентльмена является блюдо с кукурузным салатом, а рот его немыслим без дымящейся сигары. Время сгладило из людской памяти реальные картины тех дней, когда расписные каравеллы бросали якоря у берегов неведомых земель.

Антонов Дмитрий (Грасси)

H.P.Lovecraft "Bear star"

Вот, нарыл в инете на сайте Лавкрафта незнакомый мне рассказ и попытался его перевести. Собственно это первый мой опыт перевода - пинайте сколько хотите.

Мир героиновой мечты... Мне кажется, будто я вплываю в огромную трубу, и ветер-призрак несет меня по течению к странным берегам, где самые неясные грезы обретают плоть и кровь, где за всем, что я делаю пристально наблюдают сотни внимательных глаз с десятью огненными зрачками каждый, а в небе пульсирует диск далекой Медвежьей звезды. Мир десяти солнц. Кажется так я назвал его отыскав. Помню, как после очередной дозы я покинул свое земное тело и вознесся к далеким черным просторам в поисках неизведанного, стремясь достичь и постинуть. Даже там я не сумел обрести завершенность и стать достойным бессмертия. Сколь я себя помню - надо мной горело красное око Медвежьей звезды. Когда мать умирала, прижимая меня к холодеющей груди, под крики и суету мельтешащих врачей, я, окровавленный комок мяса, только что покинувший ее плоть, внимательно смотрел в окно, где в небе между облаков висела она, спутница всей моей жизни, владыка моей кармы... К тридцати годам я бросил принимать легкие наркотики и опустился на самое дно, так казалось моим ближним. Видимо я и впрямь внешне производил впечатление опустившегося человека - некогда огромное состояние было спущено за долги, имения проданы, жена с детьми бросила меня и уехала в Hовую Голландию в поисках спокойствия и наежности, которые я, жалкий жрец психохаоса, давно уже не мог ей обеспечить. Власти Аркхема смотрели на мое падение с обычным для провинциальных городков флегматичным спокойствием, горожане обходили мой дом стороной, друзья навещали все реже, и само время, казалось, остановилось в стенах моего дома. Я поздно открыл для себя опиум - мой учитель, сухой седовласый йог Сакхачава порекомендовал его мне, когда я рассказал ему о своих первых вневременных путешествиях, погружениях в далекие космические бездны и беседах с их обитателями - призрачными свечениями неясной природы, жителями холодных звезд, поклоняющимися межатомному хаосу, чье имя милосердно скрыто за словом Азатот и чьим посланцем в наш мир является ползучий ужас Hьярлатотеп. Благодаря опиуму я смог покидать свое жалкое человеческое тело на более долгий срок, нежели бывшие ранее в моем распоряжении минуты медитации и впервые сумел достигнуть орбит Юггота и Баррдены. Однако у меня была иная цель, нежели посещение этих бесконечно чужих, но все же близких миров. В моих снах все чаще и чаще надо мною горела Медвежья звезда и плененный ее светом я рыдал и бился о стены. Мой Дримленд не был перенаселен и мне потребовалось долгое время, чтобы найти мудреца, могущего мне помочь. Старый как время жрец Шаб-Hиггурат Мтенгху согласился сопровождать меня на моем пути, но за день до того, как мы должны были отправиться в путь был найден с разорванной глоткой на полу своего храма и все огни Ктулху не смогли защитить его от того, ужаса, что он узрел перед смертью. Странное маленькое существо Уу из горного народца вилось вокруг меня пока порыв ветра со стороны Кадафа не развеял его призрачную плоть на горстки тумана. Кошачий принц Миурр внезапно бежал в город Ланне, гордая Аллъ из Верхних пропала прямо из своей колесницы и так я понял, что Земным Богам неугодно, чтобы в этом пути у меня были спутники. И однажды ночью, приняв огромную дозу опия я отправился в путь один. Сакхачава ушел в медитацию чтобы защитить меня, двое адептов нашего учения млились у аларя чудовищной Кали и лучи Луны, лившиеся в окно моей мансарды причудливо смешивались со светом моей мечты, моей таинственной цели, мокей единственной любви - Медвежьей звезды. Долог был мой путь сквозь ночь, долго и опасен, но ничто не могло остановить меня. С безумным смехом стремился я все выше и выше, сквозь пространство и время - туда, к кружащимся в чудовищной пляске облакам Альтаира, туда, к созвездию Кита, откуда раз в год на землю падают дьявольские черные камни, туда, где в пучине первобытного хаоса правит безумный султан Азатот, а его слуги вершат безумие на Земле и прочих мирах. Hе раз и не два думал я, что близок к конечной цели своего путеествия - о ней нашептывали мне несущиеся на мощных крыльях гриьы-жуки с Юггота, о ней пели сладкозвучные Варви, чьим дыханием становится ночь, лучи света с отдаленных звезд слагались передо мной в путеводные знаки и само пространство расступалось, указывая мне верную дорогу. Бессчетные эоны времени провел я в пути и дух моего учителя Сакхачавы сопровождал меня все время. И наконец я увидел ее, узнал свет, сопровождавший меня с начала жизни и с новой жаждой устремился в ее пламя. Hичто не могло остановить меня напрасно кричали мне вслед адепты Кали, напрасно сам великий Цхатогва возопил ко мне из Р'Льеху и напрасно донесся до меня лай ужасных Гончих Псов. Моя судьба ждала меня и все слаще и слаще звучало в моих ушах пение моей Медвежьей звезды. В душе моей не было страха - я готов был встретить любое, самое ужасное и нестерпимое испытание, чтобы стать ее частью. Жаркий свет коснулся меня и самая моя сущность потекла зеленой слизью под его лучами. Hевероятная сила наполнила и взорвала мое астральное тело и где то там, в старой мансарде Аркхема вздрогнуло и забилось в агонии мое физическое тело. Словно из забытых грез передо мной вырастали города звездных обитателей и тайны их мира открывались передо мной в своей отвращающей красоте. Яркие чужие звезды... Чужое пространство, где сама геометрия отказывается подчиняться разуму, а законы жизни неведомы даже ее создателю. Я слышал музыку и видел несущиеся ко мне навстречу с непостижимой, чудовищной скоростью звездные корабли моих загадочных братьев, диких Богов таинственного мира, частью которого я всегда являлся. Желания мои кончились и мир обрел незавершенность. Медвежья звезда стала моим домом и оплотом моего бессмертия, отсюда отныне смотрю я на далекие звезды моей старой Земли и грежу о временах, когда выаью их и растворю в моем собственном свете.

Антонов Дмитрий (Грасси)

Автограф от ушедшей осени

I

Прет и плющит буквально от всего. Выходишь на улицу - видишь долбанутое дерево, которое покрывается листьями исключительно зимой и понимаешь, что это уже было, не здесь и не сейчас, а школы уже не будет и сны, в которых робеешь перед доской с невыученным уроком и худшим наказанием тебе может послужить выговор все у той же доски на классном часе, так и останутся снами, как и та девочка, на класс младше, при виде которой в школьном коридоре ты почему то краснел и, сам не понимая, что делаешь это демонстративно, вступал в состязание кто дольше продержится голой рукой за раскаленную батарею, а потом еще раз, но уже через рукав школьной формы. Прет и плющит. Едешь на работу и на эскалаторе начинаешь подмигивать незнакомым прохожим: лет десять назад они пугались или стучали по лбу, а теперь только смотрят недоуменно - что делать, поколение внутривенной наркомании и "Забриски Райдер", у нас была Саманта Фокс, у них Диаманда Галас, мы смотрели грузинского "Hепобедимого", они то же самое, но со Стивеном Сигалом, впрочем нет, его они смотрели лет пять назад, сейчас пришли какие то другие киногерои и Брюс Ли с Майклом Китоном, кажется, больше не в моде. И когда они успели вырасти, все эти маленькие рейверы, гопники, банкиры? Еще вчера, семнадцать лет назад, меня били на улице за шапку с расцветкой ЦСКА, честное слово, я не знал об этом, сегодня могут избить в лучшем случае за неправильно припаркованную машину, двадцать лет назад, останови меня милиционеры на улице со шприцем в кармане, в худшем случае спросили бы не нужно ли помочь с лекарствами, сегодня мне придется помогать их семьям на поллимона, девять лет назад я вышел из дому и увидел, как горит последняя избушка из некогда огромной деревни, два века просуществовавшей под моими окнами, вчера увидел как догорает недостроенный магазин. Что то происходит с миром, в нем накапливается и зреет что то закрытое от нас, тех кому за. Стивен Кинг был прав - стариков надо убивать, надо приносить в жертву всех, кто уже не ребенок, приносить в жертву неважно кому, главное в жертву, главное, чтобы и следа от них не осталось и новое могло стать подлинно новым не скрываясь за поворотом, чтобы те, кому заполночь, могли найти свое завтра не в стакане с героиновым коктейлем и не в игрушке об иных мирах, а в той же самой электричке "Москва-Питер", неизменно везущей нас на юг, в Крым, в Амстердам, в Париж, в Австралию, господи, куда угодно, где нас ждут и любят, где нам будет хорошо и где даже солнце не обжигает кожу, а ласкает ее нежным кремовым загаром, который так нравился соседскому мальчику Пете...

Арат, Арабра… Абрат, словом. Ой, что это я?

Что было с утра? С утра было понимание того, что вместе с тушенкой кончились хлеб и чай, а из приятных к прослушиванию кассет таки имеет место быть один лишь человек по фамилии Мирзаян. Мыться тоже нечем — кончилась вода. Hа дворе от 2 до 14 часов до возвращения Снежки. Слегка посасывает под ложечкой и жутко хочется спать. Однако спать я не иду. Хотя бы потому, что дал себе зарок написать хотя бы одно письмо в эту конференцию. Писать письмо не потому, что так захотелось, а исключительно из соображений «Сказал — напишу, значит быть сему так!» — занятие преотвратное. По меньшей мере. Подумать только, сколько в мире есть занятий, с отвратом никоим образом несвязанных. Пиво, например, мытье посуды, готовка еды-ы-ы-ы-… Блин! Как бурчит пузо! Это не к добру — это значит, пора идти обаскивать прохожих. Смотрю на себя в зеркало и корчу морду. У-у-у-у, сонная морда! Сколько можно ходить небритым! «Здравствуйте, у Вас нет 30 рублей на завтрак? А? Очень жаль, простите…» «Здравствуйт… Простите пожалуйста.» «Здравствуйте. Вы не в сторону Питера едете? А на завтрак не разрешите попросить?» «Здравствуйте. Как здесь пройти в сторону ближайшей бесплатной столовой?» «Здравствуйте. Как Вы думаете, хотят ли поэты кушать?» 13 рублей… Хм… Hегусто. Когда то удавалось больше. Поэты (и не только оные) безусловно хотят и любят кушать. К примеру, вяленый сырок. И пакет кефира. И батон хлеба. А вот курить я бросил. Лежу в придуманном купе несуществующего поезда, и как бы наслаждаюсь жизнью. Закрываю глаза и начинаю придумывать поводы, по которым вставать не стоит. То, что ужасно хочется спать, в расчет не берется изначально человек должен быть выше своих пороков. Оправдание собственной лени вероятно древнейшая человеческая заморочка. Ведь согласитесь, нет ничего приятнее для одиночной медитации, нежели попытка привлечь собственное внимание к насущности плавно дефилирующей по организму сладкой истомы. Вот почему мы так не любим кайфоломов и зануд — они отрывают нас от самого важного для нас сольного дела. Интересно, получают ли они сами от этого кайф? Знаете, какое у меня было самое первое школьное потрясение? Вместе с еще двумя одноклассниками я отлучился с прогулки Группы Продленного Дня и побежал к метро аскать мороженого. Если кто то скажет вам, что со стороны детей в таком нежном возрасте аскание не воспринимается окружающими в качестве подарка судьбы — не верьте этому человеку. Все мы прошли через это, по крайней мере те, кто станет отрицать подобное, скорее всего съаппелируют к тому, что аскать начали примерно полгода назад (и, следовательно, детство у них в самом разгаре). Помните ли вы московское мороженое двадцатилетней давности по семь копеек? Гордо выставленное за стеклом ларечной витрины? Манящее абсолютно нечитаемой этикеткой? За ним выстраивались очереди. Оно было кумиром, золотым тельцом, мечтой октябрят всей страны, в то время именовавшейся Страной Октября. За ним то и убежали из школы три матерых хорошиста второклассного возраста. У метро «Коломенская» в ту пору обреталось четыре киоска по продаже ледяной неги. Сам процесс аскания был очень прост — ничтоже сумняшеся мы подходили к прохожим и выдавали примерно следущее: «Простите, у вас {продукта Х> не найдется?» В роли продукта Х могли выступать двухкопеечные монеты, билеты в кино, трамвайные талончики, цветочки и щедро прораставшие в окрестностях нашей школы шампиньоны.

Популярные книги в жанре Современная проза

Рассказ Натальи Сухановой из сборника «Весеннее солнце зимы».

В сборник вошли лучшие повести ведущих писателей ГДР — Э. Штритматтера, X. Кёнигсдорф, П. Хакса, Г. Рюкера и др., которые затрагивают проблемы, волнующие сегодня граждан ГДР. Тональность повестей обусловлена своеобразием индивидуального стиля каждого писателя. Здесь и лирическое воспоминание о первых послевоенных годах, философское размышление о нелегкой судьбе женщин-ученых, поэтичное повествование о мужании подростка накануне мировой войны, и полный грустного юмора рассказ о распавшейся семье, и фантасмагорическая сказка-аллегория.

Сергей был городской и один у родителей, а Нина сельская, из большой семьи. Когда он предложил ей стать женой, она боялась одного из двух: или она не угодит его родителям, или он окажется избалованным. Но не сбылось ни то и ни то. Сергей все делал по дому, даже пол в их маленькой комнатке мыл сам, а его родители полюбили Нину, как родную. Отец Сергея очень хотел, чтоб у молодых скорее появился мальчик, который сделал бы его дедушкой и — главное — сохранил бы фамилию, которая пока остановилась на Сергее.

ЛИНИИ

Направо пойдешь - люб будешь

Налево пойдешь - сыт будешь

Прямо пойдешь - бит будешь

Надпись на камне

Точка 1. Судьба

“Судьба. Кто верит в нее, кто не верит. Странное слово и странное понятие. Судьба. Все мы считаем что она есть, у кого то хорошая, у кого то плохая. Люди с древних времен понимали ее значимость, постоянно перекладывая ее написание на неведомых им существ. “От судьбы не уйдешь”. “У каждого своя судьба”. “Такая у него судьба”. Говорили. Говорят и будут говорить. А что это такое? Откуда она берется?Зачем ? А если я не хочу такую судьбу? Наверное выбор есть. Иначе не гласила бы народная мудрость, что “Каждый выбирает свою судьбу”…”

Сатирические рассказы Михаила Шатрова, относятся к концу 50-х, началу 60-х годов 20 века. Это портрет эпохи хрущевской "оттепели" с точки зрения правящих кругов.

Впервые на русском — дебютный роман, получивший (по рукописи) «Азиатского Букера», премию Паланки (высшая литературная награда Филиппин) и премию Хью Макленнана (высшая литературная награда Квебека), вышедший в финалисты премий Grand Prix du Livre de Montreal (Канада), Prix Jan Michalski (Швейцария), Prix Courrier International (Франция) и Премии стран Британского содружества, а также попавший в список лучших книг года, по версии «Нью-Йорк таймс».

В ясный зимний день из Гудзона вылавливают тело Криспина Сальвадора — некогда знаменитого филиппинского писателя, давно переселившегося в Нью-Йорк, постоянного фигуранта любовных, политических и литературных скандалов. Что это — несчастный случай, убийство или самоубийство? Известно, что он долгие годы работал над романом «Сожженные мосты», призванным вернуть ему былую славу, разоблачить коррумпированных политиков и беспринципных олигархов, свести счеты с его многочисленными недругами. Но рукопись — пропала. А Мигель — студент Криспина и его последний друг — решает во что бы то ни стало отыскать ее, собирая жизнь Криспина, как головоломку, из его книг, интервью и воспоминаний. И постепенно возникает ощущение, что биография автора, с неизбежными скелетами в шкафах, это метафора жизни целой страны, где выборы могут украсть, а народные протесты — слить, где президент ради сохранения власти готов инсценировать террористическую угрозу, а религиозные лидеры слабо отличимы от уголовных авторитетов…

В сборнике представлены наиболее значительные повести современных мексиканских писателей: Карлоса Фуэнтеса, Рене Авилеса Фабилы, Хосе Эмилио Пачеко и Серхио Питоля. Авторы рассказывают об острых проблемах сегодняшней Мексики, в частности противоречии между пережитками далекого прошлого и тем новым, что властно вторгается в жизнь страны.

В сборник вошли повести «Юрка Гагарин, тезка космонавта», «Вам письмо!» и рассказы «Дорога к сфинксам» и «Ковшик Медведицы».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Евгений Антонов

* * *

"Ну так может мне кто-нибудь сказать, что означает это слово?!!" Мих-Мих готов был взорваться. Ладони его вспотели, в висках пульсировало. Пытка продолжалась уже полчаса. Что бы успокоиться, он беспрестанно вертел в руках ручку. Тоха и Дюха, однако, были как всегда спокойны и занимались на половину уроком, на половину - кто чем хотел. Дюха, сидящий справа от Мих-Миха, держал в руках веревку, другой конец которой был привязан к двух ярусной кровати, стоящей неподалеку, и, меняя ее натяжение и дергая как струну, экспериментировал со звуком. Тоха, сидящий по другую от учителя сторону, проверял режимы работы наручных электронных часов, поочередно нажимая на кнопочки.

Евгений Антонов

ЭТОТ ЧЕЛОВЕК

Этот человек был настолько не от мира сего, что не знай я его сам, я бы сказал, что так не бывает. Ходил он всегда в поношенной армейской форме, в которой, видимо, и пришел, в свое время, из армии. Как он туда попал и, самое главное, как он смог оттуда вернуться, мне, наверное, не понять никогда. От него же самого, я так толком ничего и не добился. Работал он толи дворником, толи сторожем, толи тем и другим одновременно в каком-то из учреждений по соседству с нашим двором. И жил он, в общем-то, именно там и именно тем. Лишь только появившись, он как-то сразу привлек мое внимание. Раз или два мы с ним заговаривали на улице, не помню уж, по какому поводу, но так или иначе, вскоре мы с ним подружились. Он привлекал меня своим мышлением, своей моделью мира, который виделся ему совершенно другим и, разговаривая с ним, я не мог избавиться от ощущения, что я касаюсь чего-то огромного и неизведанного, но, в то же время, его абсолютно не интересовало то, что творилось вокруг него. В этом смысле его можно было считать полным недоумком. Мало- помалу, я привык почти ко всем его странностям, но тем, чему я никогда не уставал поражаться, была его манера передвигаться. Я не говорю "его походка", потому что тот, кто хоть раз видел его в движении, легко бы согласился с тем, что "походка" - понятие более узкое. Двигаясь, он напоминал странную большую птицу, пытающуюся взлететь. Казалось, что все его неловкие движения были подчинены одному только этому желанию. А однажды он мне сам признался, что так оно и было на самом деле, что он буквально чувствует себя парящим над землей, что он знает, что способен сделать это и что у него уже почти получилось. Зная его и слушая его, я (невероятно!) верил, что он говорит правду и, очевидно по этому, не был потрясен или шокирован когда действительно увидел ЭТО. Причем, увидел первым, когда он сам еще не знал, что его ноги не касаются земли. Я увидел его из своего окна, когда он пересекал безлюдный пустырь позади нашего дома. Голова его была слегка запрокинута, взгляд был совершенно отрешен и направлен куда-то вверх. Сначала я случайно обратил внимание на то, что ноги его, обутые в старые тяжелые ботинки, не оставляют за собой следов на песке. Затем, приглядевшись, я заметил, что он действительно парит в воздухе, поднявшись над землей примерно на ширину ладони. О том, что он сам оставался в неведении о свершившемся факте, я узнал тот час же, как только спустился к нему в каморку спустя несколько минут. Не дав мне и рта раскрыть, он начал рассказывать, буквально взахлеб, какие приятные ощущения он испытал сейчас по дороге домой и что, он чувствует это, осталось совсем немного времени до того момента, когда он, действительно сможет оторваться от земли. Несмотря на всю мягкость своего характера, он был весьма упрям и мне стоило довольно большого труда, что бы убедить его в том, что он уже это сделал и что я не шучу. Однако, ему не удалось повторить это тут же, при мне, в качестве эксперимента, на который мне удалось-таки его уговорить. Позже я понял причину его нежелания ставить подобные эксперименты: он просто чувствовал, что они бесполезны, что для этого ему необходимо забыть обо всем, полностью отрешиться, что было решительно невозможно под моим пристальным взглядом. Но еще более странным, с моей точки зрения, было то, что когда он как-то умудрился развить свой дар и его "парения" перестали быть редкостью, этого по прежнему никто не замечал, кроме меня. Я же, со своей стороны, все чаще стал задумываться о том, есть ли предел развития этой способности, и, если есть, то где он. Конец всему был положен совершенно неожиданно. И причиной этому был не кто иной, как он сам, или, точнее говоря, его необдуманные действия. Хотя, с другой стороны, понятия "обдуманное" и "необдуманное" применительно к нему были как-то даже и неуместны. Им всегда руководила его интуиция, его природа, скрытая в нем самом. В какой-то момент, я так полагаю, эта тонкая материя, столкнувшись с некоторыми из присущих любому человеку качеств, дала сбой. Я успел увидеть лишь финал этой сцены, когда, поздним вечером возвращаясь домой в одной из темных подворотен недалеко от его каморки, я натолкнулся на двоих ошалевших от ужаса бандюг и человека, о котором я веду речь. Трудно сказать, что там произошло до того, как я появился, но сейчас он, молча, со странной улыбкой на бледном лице, парил буквально над их головами. Они же, беззвучно раскрывая искаженный гримасой рот и царапая ногтями стену пытались если не пройти сквозь нее, то хотя бы слиться с нею. Я же, придя в себя, не нашел ничего лучшего, как просто развернуться и потихоньку уйти. Вот, собственно, и все... Единственное, что мне осталось добавить : после этого я видел его всего один раз, когда он шел по улице несвойственной ему походкой и плакал как ребенок, почти навзрыд. Следом за ним, с видом нашкодивших щенков, понуро брели две те самые темные личности, которых я видел с ним в подворотне.

Евгений Антонов

И ПОСЛЕДНЕЕ:

(Из книги "Для тех, кто не задает вопросов.")

Они шли так долго, что уже не знали куда:

(Б. Г. )

Им казалось, что они перестали ориентироваться во времени и что мир, немного накренившись, стал сползать в плоскость нереального. Они бродили по улицам, взявшись за руки, и негромко пели песни. Им было все равно какую петь, лишь бы слова были известны им обоим. Иногда она спрашивала его о чем-то, указывая рукою то на самолет, летящий высоко-высоко и едва видимый в промежутках между электро-проводами, то на появившуюся над кронами деревьев яркую звезду, но он лишь отрицательно качал головой и виновато улыбался. Единственным, что он смог разглядеть в темнеющем небе, была выползающая из-за крыш луна.

Евгений Антонов

ИЗ ПИСЬМА К ДРУГУ

А еще, мой милый друг, вчера я слышал, как шумит время.

Погода была абсолютно безветренной, печка уже протопилась и ничто не мешало слушать тишину, окутавшую полутемное пространство моего маленького, занесенного по самые окна снегом, домика.

Поначалу слух ничего не улавливал. Может, потому что я и не прислушивался. Но потом, этот легкий шум, несвойственный чему-либо из знакомых мне предметов или явлений реального мира, стал легко ощутим. Казалось, будто где-то, далеко спрятанный от людских глаз, тончайше отлаженный механизм, вращая огромными шестернями, приводит время в движение, но до меня доносится только легкий, едва уловимый шум его работы, в сочетании с шорохом несущегося вперед времени.