Оплаченные долги

Среди родных и знакомых Силк приобрела репутацию пустоголовой любительницы развлечений, выпивки и мужчин… Она скользит по жизни, танцуя и занимаясь флиртом, и даже самые близкие люди не подозревают о том, что это всего лишь маска. Рискованная игра, которую она ведет, не доводит до добра — ее выслеживает убийца. Киллиан Карпентер неохотно берется опекать взбалмошную девицу.

Судьба свела этих людей в момент страшной опасности, и оба не знают, есть ли у них будущее, но оба готовы за него бороться.

Отрывок из произведения:

Он наблюдал за ней, стоя у дальней стены комнаты. Шум вечеринки наполнял разделявшее их пространство, но ничто не могло притушить ее яркого пламени. Огненно-рыжие пряди разлетались при каждом движении и повороте, когда она изгибалась и поворачивалась в танце, маня, чаруя и обольщая какого-то беднягу. Тот только что слюни не пускал при виде ее обольстительных форм, которые он пытался облапать при каждом удобном случае. Вокруг пары образовался круг зрителей. Красотка запрокинула голову, густые темные ресницы прикрыли горящие огнем глаза. Вызывающая поза — но, похоже, эта женщина с пеленок знала, как заинтриговать и покорить неосторожного мужчину. Правда, он под разряд неосторожных никак не подходил — уже давно, с того первого раза, когда вкусил плод страсти. Как и эта женщина, он познал настойчивую боль желания, испытал силу плотского магнетизма. Но в отличие от нее управлял своими чувствами, научился вводить их в нужное ему русло и извлекать из них пользу, не давая разрушать себя.

Другие книги автора Лэйси Дансер

Рич впервые увидел Кристиану на вышке в бассейне, когда она взлетела в своем коронном прыжке «ласточкой». Непревзойдённая грация, божественная фигура… Она была мечтой любого мужчины… но только не Рича. Три неудачных брака убедили его навсегда отказаться от любви.

Рич, как и Кристиана, был азартным по натуре. Закрутив роман, оба считали, что смогут разойтись в любую минуту. Но жизнь часто смеется над игроками…

Он впервые увидел ее в аэропорту. Она казалась заколдованной принцессой — прекрасной, но недоступной.

Неожиданно в нем проснулось желание уберечь эту нежную, хрупкую девушку от суровой действительности.

И когда самолет, на котором они летели, совершил вынужденную посадку и Кит и Ноэль очутились одни в заснеженном лесу, у него появился шанс сделать это.

Мужчина со странными серебристыми глазами и многочисленными шрамами на руках невольно наводит страх на Каприс при первой их встрече. За плечами незнакомца угадывается прошлое, полное тайн. Каприс предчувствует, что этот человек изменит ее жизнь — и не ошибается, их связывает любовь. Чтобы не подвергать любимую опасности, Куин вынужден исчезнуть, но, получив известие о его гибели. Каприс не верит этому, зная, что их любовь — сильнее смерти.

Ни одна секретарша не задерживалась в приемной молодого бизнесмена Макса Силвера дольше трех дней — такие высокие требования он предъявлял к девушкам и такой несносный имел характер!

Леора Сент-Джеймс — робкая тихоня, и не рассчитывала на большее, но неожиданно для всех ей удалось смягчить сердце босса.

Если каждому человеку суждено искать в этом мире свою половину, кто знает, может, в Максе и нашла свою Леора?

Хрупкой, нежной Миранде нелегко доверять мужчинам после того ада, который она пережила с мужем. И все же чуткость и доброта ее нового знакомого Мэтта Рокланда совершили невозможное, вернув свет в ее душу и избавив от зловещих теней, отравляющих ее жизнь.

Ее зовут Темпест — буря, ураган. Она не признает слова «невозможно». Ей все удается в жизни, но как же нелегко любить такую женщину! Страйкер Макгайр вкусил этого счастья сполна, и его терпение на исходе. Но когда Темпест попадает в очередной переплет в Южной Америке, именно Страйк спасает ее, рискуя жизнью…

Популярные книги в жанре Любовные детективы

Группа вооруженных озлобленных бандитов совершает налет на небольшой ресторан в Лос-Анджелесе и берет заложников, среди которых оказывается известная журналистка Мэдисон Кастелли. Не сразу она понимает, что является главной целью бандитов и что причину ее похищения следует искать в старых грехах ее отца, Майкла Кастелли… А сам Майкл поставил себе цель покончить с людьми, когда-то исковеркавшими его жизнь. Теперь их дорожки вновь пересеклись…

Рассказ из авторского сборника Анны Дубчак «Смертельный поцелуй».

Любовь не знает преград и сомнений, даже война не может разорвать связь между любящими. 1942 год. Любви юной Айшат добиваются два джигита. Один пишет ей с фронта страстные письма. Другой здесь, в ауле, обещает ей горы золотые, когда войну выиграют немцы. Но аул захватывают не немцы, а НКВДешники, получившие приказ о депортации чеченцев. След Айшат затерялся на дорогах Азии. Чем окончится дуэль между вечными соперниками за ее любовь?..

Современная Москва. Дочь богатого бизнесмена чеченка Айсет воспитана за границей. По окончании Лондонского университета отец приказывает Айсет приехать в Москву. Она в ужасе от диких нравов и жестокости, с которыми ей приходится столкнуться. Воспитанная на европейских понятиях о свободе личности, Айсет пытается вырваться из тех рамок, в которые ее пытаются поставить родственники, пусть даже ценой жизни…

Любовь капризный, непредсказуемый цветок. Порой он может дать первый росток на, казалось бы, вовсе не подходящей для него почве…

В маленьком американском городке совершено зверское убийство трех, ничем не связанных между собой людей: шерифа, учителя и школьного сторожа. Смертельная опасность нависает и над библиотекаршей. К раскрытию убийства подключается молодой человек, пользующийся в городе дурной репутацией ловеласа, сердцееда и дебошира. Он не раз с риском для жизни спасает девушку от гибели, и она с удивлением замечает, что за маской возмутителя спокойствия скрывается благородный и мужественный человек…

Наконец-то Маша обрела счастье — она собирается замуж за любимого человека. Но мечты о близкой свадьбе и тихих семейных радостях летят в тартарары. Волею судьбы и в силу неуемности натуры она оказывается в секретнейшем месте — Зоне Топь, где все подчинено законам некоего таинственного Аристарха, который правит этим мини-миром, ставя безжалостные опыты над людьми и природой. Похищение, рабство, принудительная стерилизация здоровых женщин и мужчин, продажа жизненно важных человеческих органов за рубеж Но среди этих ужасов есть место дружбе, любви и даже чуду — вот только удастся ли Маше во всем разобраться и понять, где истинные друзья, где враги?..

Среди серьезных лиц пассажиров парома в тот вечер засветилась одна веселая улыбка, когда высокая молодая женщина лет тридцати гордо поднялась на борт бок о бок со своим мужем в голубой форме. Заполучить капитана домой на Рождество — этому стоило радоваться, и Серина Лорд не скрывала своих чувств, с любовью глядя на него.

Они быстро прошли через нижние палубы, сильно пропахшие табаком и лошадьми, и поднялись в верхний, продуваемый сквозняками салон. Здесь они нашли место неподалеку от печки, излучавшей толику тепла. Эдгар Лорд с несколько подчеркнутым военным лоском усадил свою жену в пышном кринолине, а затем сам сел подле нее.

Нина заключила сделку с наркоторговцем, который выкрал ее из психиатрической лечебницы. Теперь она должна отрабатывать свой долг в разгар назревающих бандитских разборок. Таинственная банда Пастаргаев грозит уничтожить империю Эрика, но в его руках есть мощное оружие – паранормальный дар Нины. Мертвецы указывают ей путь к спасению, сверхъестественное чутье наводит прицел на предателей. Нина учится выживать в криминальном мире, ведь он не столь однозначен, и даже в собственном тылу есть враги.Содержит нецензурную брань.

Пастаргаи продолжают наступление. Чутье Нины медленно прокладывает тропу к загадочному лидеру Пастаргаев, который не оставляет попыток уничтожить империю Эрика. Героиновый король оказывается втянутым в противостояние крупных боссов, но он даже не представляет, что на страже Эрика стоит экстрасенс. Нина решается на рискованный шаг. Ей предстоит спуститься к самым истокам своего проклятого дара, чтобы заключить сделку с собственными монстрами ради победы в войне. И плата за их услуги, как всегда, высока.Содержит нецензурную брань.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Данте Алигьери

Новая жизнь

I

В этом разделе книги моей памяти1, до которого лишь немногое заслуживает быть прочитанным, находится рубрика, гласящая: "Incipit vita nova"2*. Под этой рубрикой я нахожу слова, которые я намерен воспроизвести в этой малой книге, и если не все, то по крайней мере их сущность.

II

Девятый раз после того, как я родился, небо света приближалось к исходной точке в собственном своем круговращении1, когда перед моими очами появилась впервые исполненная славы дама, царящая в моих помыслах, которую многие -- не зная, как ее зовут,-- именовали Беатриче2. В этой жизни она пребывала уже столько времени, что звездное небо передвинулось к восточным пределам на двенадцатую часть одного градуса3. Так предстала она предо мною почти в начале своего девятого года, я уже увидел ее почти в конце моего девятого. Появилась облаченная в благороднейший кроваво-красный цвет, скромный и благопристойный, украшенная и опоясанная так, как подобало юному ее возрасту. В это мгновение -- говорю поистине -- дух жизни4, обитающий в самой сокровенной глубине сердца, затрепетал столь сильно, что ужасающе проявлялся в малейшем биении. И, дрожа, он произнес следующие слова: "Ессе deus fortior me, qui veniens dominabitur mihi"**. В это мгновение дух моей души5, обитающий в высокой горнице, куда все духи чувств несут свои впечатления, восхитился и, обратясь главным образом к духам зрения, промолвил следующие слова: "Apparuit iam beatitudo vestra"6***. В это мгновение природный дух7, живущий в той области, где совершается наше питание, зарыдал и, плача, вымолвил следующие слова: "Heu miser, quia frequenter impeditus ero deinceps"8****. Я говорю, что с этого времени Амор9 стал владычествовать над моею душой, которая вскоре вполне ему подчинилась. И тогда он осмелел и такую приобрел власть надо мной благодаря силе моего воображения, что я должен был исполнять все его пожелания. Часто он приказывал мне отправляться на поиски этого юного ангела; и в отроческие годы я уходил, чтобы лицезреть ее. И я видел ее, столь благородную и достойную хвалы во всех ее делах, что, конечно, о ней можно было бы сказать словами поэта Гомера: "Она казалась дочерью не смертного, но Бога"10. И хотя образ ее, пребывавший со мной неизменно, придавал смелости Амору, который господствовал надо мною, все же она отличалась такой благороднейшей добродетелью, что никогда не пожелала, чтобы Амор управлял мною без верного совета разума, в тех случаях, когда совету этому было полезно внимать. И так как рассказ о чувствах и поступках столь юных лет может некоторым показаться баснословным, я удаляюсь от этого предмета, оставив в стороне многое, что можно было извлечь из книги, откуда я заимствовал то, о чем повествую, и обращусь к словам, записанным в моей памяти под более важными главами.

Данте Алигьери

Пир. Трактаты

ТРАКТАТ ПЕРВЫЙ

I. Как говорит Философ1 в начале Первой Философии2, все люди от природы стремятся к познанию. Причина этому та, что каждое творение, движимое предначертанием своей первоначальной природы, имеет склонность к собственному совершенству; и так как познание есть высшее совершенство нашей души и в нем заключено наше высшее блаженство, все мы от природы стремимся к нему. Тем не менее многие лишены благороднейшей способности совершенствоваться по разным причинам, которые, как внутри человека, так и вне его, отвращают его от научного призвания. Внутри человека могут быть изъяны и помехи двоякого рода: одни -- со стороны тела, другие -- со стороны души. Со стороны тела -- когда его части не обладают должным предрасположением, почему оно и не может ничего воспринять, как это бывает у глухих, немых и им подобных. Со стороны души -- когда в ней преобладает зло, почему она и становится приспешницей порочных наслаждений, которые настолько ее обманывают, что она из-за них презирает все на свете. Равным образом и вне человека можно обнаружить две причины, одна из которых приводит к вынужденному уходу от источников знаний, а другая -- к небрежению ими. Первая -- это семейные и гражданские заботы, приковывающие к себе, как и полагается, большую часть людей, которые поэтому и не могут пользоваться досугом для размышлений. Другая -- это непригодность к занятиям в том месте, в котором человек родился и вырос, ибо в нем иной раз не только никакой Высшей школы не существует, но и никого из ученых людей даже издали не увидишь.

Данте Алигьери

Стихотворения флорентийского периода

СОНЕТЫ

1 (XXXIX)

ДАНТЕ ДА МАЙЯНО -- К СТИХОТВОРЦАМ

Не откажи, премудрый, сделай милость,

На этот сон вниманье обрати.

Узнай, что мне красавица приснилась -

4 Та, что у сердца в пребольшой чести.

С густым венком в руках она явилась,

Желая в дар венок преподнести,

И вдруг на мне рубашка очутилась -

8 С ее плеча, я убежден почти.

Данте Алигьери

Вопрос о воде и земле. Dubia

Всех и каждого, кто увидит это писание, Данте Алигьери, флорентиец, ничтожнейший среди подлинно философствующих, приветствует именем Того, кто есть источник истины и свет.

Да будет всем вам ведомо, что, когда я находился в Мантуе, встал некий вопрос, по поводу которого многократно возникал шум, касавшийся больше внешней видимости, чем существа дела, так что вопрос этот оставался нерешенным. Вот почему, будучи с детства воспитываем в неуклонной любви к истине, я не мог потерпеть, чтобы помянутый вопрос оставался необсужденным, и мне приятно было раскрыть в отношении него правду, а равно и опровергнуть контраргументы,-- как из любви к истине, так и из ненависти ко лжи. И дабы недоброжелательство многих, привыкших сочинять неправду в отсутствие людей, которым они завидуют, не изменило бы как-нибудь за моей спиной хорошо сказанное, мне захотелось, кроме того, на этих листах, писанных моею собственной рукой, оставить то решение, которое было мною предложено, и очертить пером форму всей диспутации.