Операция «Святой Иероним»

Главный герой этой книги — мальчик Володя. Неким темным личностям удалось подбить его на кражу из Эрмитажа картины «Святой Иероним». По плану Володя должен спрятаться в музее и когда все посетители покинут зал, снять подлинник картины и повесить копию. Чем же закончится эта история?

Отрывок из произведения:

— А Вовка-то Климов — слыхали? — герой у нас! Нет, не телега — точно! — как придурок разорался на переменке одноклассник Володи Степа Чудиновский, спустя недели полторы как начались занятия.

И вот пошло-поехало! Откуда только узнал Степка и о палаше, и о Ежовом острове и даже о Володиных белорусских похождениях? На Володе буквально висли ребята и девчонки класса — одни с огромным интересом, другие с недоверием, а третьи с завистью (он же видел!) принялись расспрашивать о приключениях.

Рекомендуем почитать

«Блуд на крови» — первый русский исторический детектив. Это потрясающая книга о знаменитых преступлениях и преступниках со времен Петра I до начала XX века. Вызывает восхищение блестящая работа талантливых российских сыщиков. Откройте книгу на любой странице, и она не отпустит вас, будет держать в напряжении до последней точки. Богато иллюстрирована.

«Блуд на крови» — первый русский исторический детектив. Это потрясающая книга о знаменитых преступлениях и преступниках со времен Петра I до начала XX века. Вызывает восхищение блестящая работа талантливых российских сыщиков. Откройте книгу на любой странице, и она не отпустит вас, будет держать в напряжении до последней точки. Книга вторая.

Пьер Бенуа (1886 — 1962) — французский писатель, член Французской академии (1931). Действие в авантюрно — приключенческих романах Бенуа переносится из покоев Версаля на просторы Северной Америки, из джунглей Индокитая в пустыни Африки. Динамичные, построенные на экзотическом материале, они отличаются психологизмом, эротикой и мистицизмом. Во второй том вошли романы «Кенигсмарк», «Дорога гигантов», «За Дона Карлоса» и «Соленое озеро».

На берегу Бискайского залива есть небольшая бухточка Эланчови, примечательная суровой красой своей природы. По какой-то случайности, которыми изобилует моя скитальческая жизнь, по возвращении из Америки я очутился в этом уединенном уголке Испании, поразившем меня, однако, не столько своей живописностью, сколько видом старинного замка, расположенного на побережье. Величественное здание в готическом стиле, красная черепичная кровля которого далеко видна с моря, привлекло мое внимание. Мне вспомнилась трагическая история, услышанная в лесах Соноры за несколько лет до возвращения в Европу из Мексики. Начало этой истории связано с замком Эланчови, куда меня неожиданно забросила судьба.

Забытый пост на рубеже великой пустыни; дерзновенный рейд двух друзей в глубь Сахары; появление загадочного бедуина; таинственные письмена на скале, множащиеся знамения грозной опасности; за гранью африканского черного хребта — сады и воды неведомого края, древней Атлантиды, о которой вещал Платон; вампир, мстящий за исконное унижение женщины; музей мумий, умерших от любви; падеж верблюдов, высохшие колодцы, нечеловеческие переходы, видения фатаморганы, — так стремглав, по крутым уклонам, несется вперед действие романа-фельетона Пьера Бенуа — «Атлантида», несется навстречу читателю, как в зеркальных окнах кyрьерского поезда мчатся пассажиру меняющиеся декорации экзотического пейзажа.

Польский писатель Януш Мейсснер — признанный мастер историко-приключенческого жанра. Увлекательные романы писателя, точно воссоздающие колорит исторической эпохи, полные блестяще написанных батальных и любовных сцен, пользуются заслуженным успехом у читателей.

Вашему вниманию предлагается вторая книга из серии о Фредрике Дрюме — знатоке вин, ценителе красивых женщин, владельце эксклюзивного ресторана в центре Осло и… талантливом сыщике, открытия которого не раз приводили в трепет не только преступный мир, но и знаменитых ученых.

Дональд Уэстлейк — современный американский писатель, автор почти 100 книг, большая часть которых рассказывает о приключениях сердобольного жулика Дортмундера и его приятелях.

Роман «Лазутчик в цветнике» — о молодом человеке, члене пацифистского «Союза борьбы за гражданскую независимость», к которому проявляет излишний интерес ФБР (эта известная организация изящно именуется «кровавым цветником», а герой, соответственно, в нем лазутчик).

Другие книги автора Сергей Васильевич Карпущенко

Сергей Карпущенко

ЛЖЕ-ПЕТР - ЦАРЬ МОСКОВИТОВ

Роман

1

ШВЕДСКАЯ КРЕПОСТЬ, ШВЕДСКАЯ ХИТРОСТЬ

Замок Халландгольм был поставлен на высоком берегу пролива Каттегат ещё до Кальмарской унии, и его высокие, мрачные с виду башни с многочисленными пушечными амбразурами уже издали предупреждали корабли датчан о том, что в этом месте к шведской земле лучше не приближаться. Сложенные из гранитных и базальтовых валунов стены Халландгольма высились прямо над бьющими в крутой берег кипящими воланми, и казалось, будто само море вынесло из глубины эту мрачную громаду, чтобы в который раз показать людям свое могущество и силу. Впрочем, к концу XVII века старинные башни обветшали, и их уже не ремонтировали, зато Халландгольм обзавелся другими башнями, построенными в новом вкусе, не с расчетом устрашить врагов, а чтобы служили удобным жилищем владельцу замка, графу Левенроту, главному советнику шведского короля, человеку преклонных лет, но не потерявшему ещё ума и сил, а главное, желания действовать во имя интересов короля и своих собственных.

Князь игов Грунлаф, заключив союз с вождями других борейских племен, идет походом на Синегорье. Черный маг Крас, стремясь к торжеству злого начала в людях, попеременно поддерживает то Грунлафа, то Владигора. Его главная цель — сделать их слепыми орудиями своей воли. На некоторое время это ему удается. Льется кровь, горят столицы обоих враждующих государств…

Сергей Карпущенко

Как затеяли мужики за море плыть

ОТ АВТОРА

Если разыскать на карте землю Камчатку и присмотреться к её очертаниям, то сразу увидишь, что похожа та земля на рыбу-треску, остромордую и горбоспинную, которая словно нырнула вдруг в глубокий, бескрайний омут Тихого океана, да так и повисла в синеве бьющих о её бока двух холодных, суровых морей - Охотского и Берингова.

Сказать, чтоб веселым краем та земля была, не скажешь. Лето на Камчатке холодное и короткое, покрывают все вокруг плотные, низкие туманы, а ветры дуют такие, что не укроешься, но зато комара и мошку сгоняют. И дожди, дожди...

«Беглецы» – роман из времен Екатерины Второй. В камчатский острог прибывает авантюрист международного масштаба, сосланный как польский конфедерат. Он подбивает других ссыльных и русских артельщиков-зверобоев бежать, обещая им райскую жизнь в заморских странах. И они, захватив парусный корабль, бегут... Обогнув полмира, пережив множество приключений, они оказались во Франции. Однако и за морем нет для русского мужика счастья...

Главный герой этой книги — мальчик Володя, постоянно попадает в разные запутанные и порой опасные ситуации. Но это его не пугает, так как он сам старается их найти. Так и в этот раз — его ждут встречи с таинственным рыцарем-привидением, опасными беглецами и хитроумными грабителями.

Сергей Карпущенко

Коронованный странник

НЕЧТО ВРОДЕ ПРОЛОГА, ИЛИ ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ

Наталья Петровна Доценко была помещена в психиатрическую больницу № 4 Петербурга в 199... году с диагнозом "маниакально-депрессивный психоз". Шестидесятидвухлетняя женщина на психические расстройства прежде не жаловалась, психических больных в роду не имела, в школе и в институте училась прекрасно, до пенсии работала на одном и том же месте, в Публичной библиотеке. В больнице, на маниакальной фазе, у Доценко отмечалось веселое настроение: она могла в течение нескольких часов демонстрировать соседкам по палате то, как нужно танцевать старинные танцы - контрданс, менуэт, гавот, полонез, мазурку, польку. Закрепив на поясе одеяло, больная показывала товаркам, как поддеживать бальное платье, поднимаясь и опускаясь по лестнице или во время реверанса. В столовой она учила всех правильному поведению, умению пользоваться ложкой (вилок и ножей там не держали), а потом, после приема пищи, пела песни и арии из опер на французском и немецком языке, читала стихи и декламировала наизусть целые страницы из классических романов. И в период пребывания Натальи Петровны на маниакальной фазе болезни её любили все, включая медсестер и врачей, несмотря на крайнюю её назойливость.

В этом романе разрабатывается версия о том, что царская семья вместе с императором Николаем не была расстреляна — их спасли белогвардейцы, Николай с семьей стремится попасть в Питер, где узнает о гибели многих членов августейшей Фамилии. Его обуревает желание бороться с большевизмом, что он и делает, стремясь между тем вернуть себе власть.

Сергей Карпущенко

СКРИПКА СИНЬОРА ОРЛАНДИ

Роман

1

РАБОТАТЬ НА "КЛАДБИЩЕ ЗВУКОВ"

...Открыть глаза было так трудно, будто веки кто-то незаметно пришил к щекам или, по крайней мере, смазал клеем "Спрут". Когда же Володя наконец разлепил глаза, то понял, что лежит на спине - его взгляд упирался в потолок со светильником, откуда-то сверху на него смотрели хмурые лица с какими-то огромными, вытянутыми, наподобие вороньих клювов, носами. Губы смотрящих на него людей шевелились, но смысл их слов проникал в сознание, точно пробиваясь сквозь толстую преграду

Популярные книги в жанре Приключения: прочее
Рассказ

Оторвавшись от стакана, Лу Роумер поднял голову и увидел, что из глубины бара на него уставилась пара знакомых глаз. Хотя в этом взгляде Роумер и не почувствовал враждебности, он предпочел улизнуть. При его роде занятий, если узнают друзья, рано или поздно могут опознать и враги. Да и назвать Майрона Твими другом было бы никак нельзя. Он, как и Лу, находился по ту сторону закона, где понятия дружбы вообще не существует

В электричке было душно, жарко и тряско. Я сидел в уголочке, придавленный толстой бабкой с сумкой на коленях, из которой торчала брезгливая кошачья голова, ноги прижимала огромная коробка черт–те с чем. Эта «соседка» громко болтала с другой такой же бабулей, только в старых джинсах жутких размеров. Вот и представьте теперь себе, каково это — ютиться в уголочке на скользкой скамье электрички, придавленным двумя нехилыми бабами, в жару 32 гр., а вокруг такая вонь, шум, духота–а–а… Блин, и даже окно открыть нельзя — разорвут, у них же котик простудится, или еще чего нибудь отморозится. Две хорошенькие длинноногие девчонки лет 13–15, рыженькая и беленькая, перешептываются напротив меня, стреляют глазками, хихикают над моими драными джинсами и покоцаной футболкой. Облизывают с интересом пара синих и пара зеленых глаз мой пыльный джинсовый «бэг» с пиратской нашивкой, цепак с анархией, 3 булавки в ухе под драным хайром, тертые кеды. Ухмыляются, поспешно отворачиваются, поймав мой ответный взгляд. Смешно малолетним кискам, что «Punks not dead»! Наконец мне надоедают эти гляделки, и я достаю видавший виды плеер, затыкаю уши «Сектором Газа». Захлопываю веки и тащу–у–у-сь! И в прямом и в переносном смысле. Да сколько же мне еще ехать?! Час назад я влез в этот долбаный электровоз, значит, свои тощие ноги я вытащу на воздух только через 40 минут. Ох, дожить бы! Может, покурить пойти? И пить так охото, горло скребет прогорклый, влажный, липкий так называемый, воздух… Начинает подташнивать, спину и то, что ниже ломит:

Вокзал. Билетная касса. Кассирша. Листает модный журнал про знаменитостей. Временами облизывая накрашенную помадой нижнюю губу.

Вдруг, внезапно, «грянул гром».

К окошку кассы с бешеными глазами и красными лицами в поту, подбежали двое. Девушка с длинными желтыми волосами, и парень с огромными мешками под глазами. Это в них было самое выразительное на данный момент для кассирши.

— СРОЧНО! НАМ БИЛЕТ! В ОДИН КОНЕЦ! НА 7:11! — хором прокричали эти двое.

Главный герой Сэм, мистическим образом попадает из далекого прошлого в настоящее время. Он совершенно один и ему нужно понять, как он очутился в этом времени. Сэм встречает профессора, который его решил к себе приютить. Более того, в его жизни появляется девушка по имени Эмма, с которой у него начинается роман. Примерно через год, он опять перемещается во времени и попадает в будущее. Город оказывается в разрухе. Эмма мертва. Профессор скрывается, потому что его тоже хотят убить. А всему виной оказывается Крэнг. Невероятным образом, Сэм возвращается в настоящее время и находится на грани смерти. Что будет дальше с Сэмом и сможет ли он повлиять на ход истории, покажет только настоящее время.

Существует распространенное мнение, что вино это яд, что оно вредит здоровью. Автор с этим утверждением не согласен. Бывая во многих странах, он убедился, что правильное и умеренное употребление вина полезно для человеческого организма. Ибо, как говорили древние, в нужных дозах и яд лекарство, а в больших и лекарство — яд. Автор приводит многочисленные высказывания известных людей, подтверждающие это мнение. Автор из личного опыта свидетельствует о необыкновенных ситуациях, когда вино лечило, спасало и выручало из смертельной опасности…

Читатель узнает для себя много интересного из невероятной фантастически – реальной жизни планеты Земля, о борьбе двух инопланетных цивилизаций: колоний космических осьминогов и жителей подводного мира. И только любовь осьминога Рика и земной девушки Элизы спасет планету от нападения из космоса. В этой и последующих повестях Рик и его друзья будут бороться с силами зла, чтобы на Земле торжествовали счастье и любовь.

По следам древней легенды в ущелье Аламасских гор отправилась в поход научная экспедиция во главе с монгольским ученым Джамбоном. Но вражеская разведка стремится во что бы то ни стало помешать им.

В одиннадцатом томе помещен роман «Из Багдада в Стамбул» и несколько рассказов под общим заголовком «На Тихом океане».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Журнал «Пионер» 2006 г., № 11, стр. 26-29

С момента публикации второго издания «Белой книги» ситуация с соблюдением — точнее, с игнорированием прав человека и принципа верховенства права на Украине значительно усугубилась.

Рассматриваемый в Книге хронологический период (июль — ноябрь 2014 г.) характеризуется грубыми, массовыми и умышленными нарушениями украинскими силовиками и вооруженными группировками национал-радикалов норм международного гуманитарного права, прав человека и верховенства закона.

Новые моря, новые острова, новые дела открываются для главного героя, а он пытается идти все дальше и дальше, своими поступками доказывая то, что этот мир нуждается в нем. Мир, который он уже считает своим.

Захватил замок, обзавелся друзьями, познакомился с красивой девушкой — и решил, что можно передохнуть, расслабиться? Пожить обычной трудовой жизнью средневекового феодала? Охота, турниры, битвы, пиры, ужин при свечах? Ага, сейчас… Ничего, что человеческая личина на тебе временная и в любую секунду может исчезнуть — и вместо молодого дворянина все увидят трехметрового горного великана?.. Вот и нечего засиживаться. Собирай манатки, и в путь. Тем более что из личного имущества у тебя только косая сажень в плечах, дубина гигантопитека и шкура белого медведя… А замки еще найдутся. Чай, не третье тысячелетие на дворе, а самый канун Грюнвальдской битвы…