Операция 'Рыбка-каскадер'

Дмитрий Тарабанов

ОПЕРАЦИЯ "РЫБКА-КАСКАДЕР"

РАССКАЗ

У озера скопилось столько народу, что негде было яблоку упасть. Все напряженно ждали начала. На берегу, на мощеной камнем платформе стоял человек, одетый во все белое. Внимание всех было сосредоточено именно на нем. Человек старался казаться невозмутимым, но в душе у него бушевала буря. Он отвернулся, чтобы не было видно, как он перекрестился. Затем повернулся и достал из кармана белоснежного пиджака предмет. Предметом оказался плоский камень. Камень как камень - ничего примечательного. Одна из телевизионных камер подъехала к нему угрожающе близко. Тотчас на экран, высившийся над платформой, вывели изображение камня, зажатого между большим и указательным пальцами. Теперь его можно было рассмотреть, вплоть до пупырышек на его поверхности. Формой он был - правильный диск с тщательно заостренными краями. Белый, под цвет смокинга. Затем забила барабанная дробь. Человек набрал в легкие побольше воздуха, замахнулся и метнул камень. Публика в ожидании замерла. Наконец камень коснулся глади спокойного озера и подпрыгнул. Еще и еще. Каждое прикосновение камня к зеркалу воды сопровождалось стуком сердец у зрителей, бьющихся в унисон. Каждый молча вел про себя счет, еле успевая за молниеносными движениями голыша. Двенадцать. Двадцать три. Тридцать один. И тут камень стал растрачивать свои силы. Вот еще и он погрузился в мутную глубь озера. Он вымотал себя и тут... ...Как будто что-то предало ему новых сил. Он с яростью, упорно, понесся, рассекая водное пространство перед собой. Зрители молча продолжали счет. Тридцать девять. Сорок шесть. Пятьдесят восемь. Наконец промежутки между прыжками стали меньше. Камень пулеметной очередью застрекотал под водой. Беспорядочные брызги полетели в разные стороны от голыша, который был уже не в силах держаться на поверхности. Он споткнулся и погрузился под воду. Еще несколько секунд длилось молчание в рядах, будто люди ожидали, не вознесется ли камень из темных пучин и не бросится ли в безумную скачку. Наконец зрители возликовали. Шестьдесят шесть раз! Безусловно, звание Рекордсмена Гиннеса теперь его. Человек в белом улыбнулся толпе и рухнул на пол.

Другие книги автора Дмитрий Тарабанов

Дмитрий Тарабанов

ЕДИНСТВЕННОЕ ЖЕЛАНИЕ

Фанфиковый вариант рассказа "Холод бестелесного дождя"

по мотивам романа Сергея Лукьяненко "Лорд с планеты Земля"

Алигизианин, почувствовав, как волосы на его спине наэлектризовано поднялись, обернулся и осветил стену сэхила фонарем. Лицо медленно проступало сквозь тонкую серебристость камня Сеятелей, проясняясь контурами, обретая рельефность. Камень сэхил пульсировал, и в его агоническом биении рождалась новая форма жизни, доселе не известная ни одному человеку во Вселенной. Алигизианин отступил, поскольку лицо выдвинулось уже достаточно далеко от монолита. Он хотел бежать, но что-то не позволяло. Не позволяло лицо, потому что оно было... Лицом женщины. Оно еще точнее обрело свои черты. Оно казалось похожим на лицо какой-то другой женщины, которую алигизианин видел раньше, до того, как стал звездным старателем и попал на Осенний Дождь. Нет, он любил эту женщину... Совпадение? Алигизианин не верил ни в какие совпадения. Он хорошо помнил, что повстречалось ему на пути в Храм. Помнил он и гостеприимство обители Сеятелей, величество и несокрушимость покоящегося на тонком стволе мозаичного шара Храма, и странный теплый камень, которым был выложен он изнутри, камень с нежной и мягкой поверхностью, как кожа Сэхил, его мертвой ныне возлюбленной. Он так и назвал камень - сэхил. Если алигизианин умрет сейчас, то последователи найдут его дневники и будут так же звать чудо-камень. Хотя это вряд ли. Только властители могут зайти в священную обитель Сеятелей... Властителем алигизианин не был, и умирать хотел меньше всего. То, что росло сейчас из стены, вряд ли могло таить в себе угрозу смерти. Это было, напротив, рождением. Лицо существа стало совсем живым: аккуратный, чуть вздернутый нос, сочные губы; медленно темной линией от пока еще закрытых глаз поползли брови, тонкие, дугообразные; на поверхности лысой головы стали проступать волосы. Они, как тысячи маленьких травинок, быстро поползли вверх, затем, изогнувшись под своей тяжестью, потекли вниз водопадами, извиваясь змеями. Веки девушки из камня дрогнули, и глаза раскрылись. Она несколько раз моргнула, будто проснулась от ночного сна. "Невероятно! - подумал алигизианин. - Это она!" Его уже не тревожил вопрос "Почему?". Он знал, что ЭТО происходит, а почему оно происходит, уже неважно. Перед алигизианином рождалась Сэхил, та, в память о которой он назвал невиданный им раннее камень. Сэхил смотрела на алигизианина взглядом, каким может смотреть только Сэхил. В этом взгляде голубых безумных глаз было все... Сквозь камень проступали ее плечи, медленно отделяясь от теплого тела Храма. Девушка подалась вперед с трудом, будто что-то мешало ей проходить сквозь стену, и на поверхность выплеснулась и застыла в упругом покачивании ее полная грудь. Алигизианин больше не боялся и не отступал. Он знал, что существо, рождающееся из камня, не причинит ему никакого вреда. Девушка появлялась медленно. Она выпутала из каменной жижи абсолютно гладкой стены руки и, опираясь ими о стену, продолжала покидать теплые объятия Храма. Алигизианин подался вперед. Он обнял девушку за уже сформировавшуюся тонкую талию и, приподняв, помогал ей выбираться. Своими пальцами он чувствовал трепет женского тела, теплого, гладкого, мягкого, упругого, как камень сэхил, как сама Сэхил. "Боже, так ведь это и есть Сэхил!" Девушка уже почти выступила из стены. С трудом пробивая чудо-камень, появились на поверхности крутые бедра, блестящие в лучах фонаря; из серебристого монолита выделилось небольшое возвышение лона, тотчас покрывшееся черным пушком; дальше бедра разделялись, образуя пару ровных, красивых ног. Алигизианин теперь вплотную приник к девушке, ощущая грудью прикосновение ее горячей груди, биение ее сердца, учащенное дыхание от нелегкого проникновения сквозь стену. Он потянул ее к себе, девушка напряженно вздохнула и оторвалась от стены. Поверхность чудо-камня у основания, там, где только что были лодыжки новорожденного существа, чуть колыхалась, а существо теперь было человеком. - Сэхил! - выдохнул алигизианин и жадно впился губами в шею девушки, все сильнее и сильнее прижимая ее к себе. - Подожди, Лоэн! - девушка попыталась высвободиться из объятий алигизианина. - У нас еще будет много времени... - Ты знаешь мое имя? - изумился Лоэн. - Ах да, какой же я глупый! Ты ведь Сэхил, моя любимая Сэхил... - Да, я твоя Сэхил, - девушка улыбнулась. - Но ты ведь прекрасно знаешь, что я мертва. - Тела твоего мы не нашли, я тешил себя надеждами, и теперь здесь, на незнакомой пустынной планете, в Храме Сеятелей... - Лоэн, я действительно мертва. Но у нас с тобой есть день, а, если ты, конечно, захочешь, то и вечность. - Конечно! Конечно, я захочу! Я сделаю все, чтобы быть с тобой до конца своих дней... нет, больше! Что мне сделать? - Лоэн, - тихо произнесла Сэхил, прижавшись к нему и задрожав. - Мне холодно... Алигизианин почувствовал, что тело девушки остыло в сыром помещении. - Извини, Сэхил, я забыл про все на свете. Ты ведь со мной, и ты так прекрасно нага... Он снял с плеч плащ и накинул его на плечи девушки. Сэхил тотчас же завернулась в него, скрыв под его мантией мрамор своего изящного тела. Она скривилась и мягко чихнула. - Ну вот, ты уже и простудилась, - покачал головой Лоэн. - Возьми вот, надень ботинки. Он снял с ног свои корабельные башмаки сорок третьего размера и обул изящные ножки девушки. - Так-то лучше, - сказал Лоэн, осматривая туалет девушки, причудливый по своей комбинации. - Все равно холодно, - призналась девушка и невинно улыбнулась. - Здесь ты совсем замерзнешь. Пошли к лагерю, там я зажгу костер... - Не могу. Храм не велел выходить из его тела. - Храм? - изумился Лоэн. - Ладно, тебе виднее. Тогда подожди здесь, а я принесу дров. Разожжем костер в Храме... - Нет! - восклицание девушки бритвой полоснуло слух алигизианина. - Он живой! Ему будет больно, и он умрет. А если умрет он, умру и я... Хотя Лоэн и знал, что Храм Сеятелей невозможно уничтожить огнем, он смутился. - Сэхил! Ты не должна умирать! Но тебе холодно, и я не знаю, как тебя согреть. Может, ты прислонишься к стене Храма; он тебя согреет. - Храму становится холоднее, так же, как мне. Он отдает свою энергию мне, а я ее так бесстыдно трачу. Храм такой добрый, а я не могу его ничем отблагодарить. Но ты можешь! - Как же тебя согреть? - размышлял вслух Лоэн, не слыша слов Сэхил. Может, я разденусь, прильну к тебе и согрею своим телом? - Тебе еще быстрее станет холодно, и ты умрешь. Но мы должны любить и греть друг друга вечно, а это может обеспечить только Храм. Помоги ему... Лоэн обнял девушку и заплакал, ощущая ее каменный теперь холод. - Как? Как я могу помочь? - Ты должен стать Храмом. Ты подаришь ему энергию, а в нем мы будем жить новой, бестелесной жизнью. В нем нам не будет холодно. - Но я никогда больше не почувствую тепла твоего прекрасного тела... - Ты будешь чувствовать не только тепло, но и жар моей бестелесной страсти, и жар моего языка в бестелесном поцелуе, и жар моего нутра в бестелесном проникновении... Единственное, чего ты не почувствуешь, это холода. Ты больше никогда не почувствуешь холода операционного стола, холода ствола у виска, холода космической пустоты. Ты этого не почувствуешь, ибо мы всегда будем вместе... Голос девушки с каждой секундой слабел, от дыхания в остывший воздух Храма поднималось и тут же растворялось облачко пара. - Я стану Храмом, - решился алигизианин. - Только, Сэхил, подожди пару минут, я сбегаю в лагерь. Это недолго. - Быстрее... пожалуйста... Лоэн босиком зашлепал по похолодевшей, но такой же мягкой поверхности пола и исчез в пространстве, прежде чем растворилось последнее облачко пара от его дыхания. Он вернулся через пятнадцать минут и нашел девушку полуспящей, облокотившейся на стену. - Сэхил! Сэхил! Проснись! - алигизианин растормошил девушку и, увидев, что та с трудом разлепила глаза, облегченно вздохнул. - Слава Богу, Сэхил, ты жива. А я уже думал, что опоздал. Он коснулся своими губами ее холодной щеки. Девушка попыталась улыбнуться, но губы ее сильно замерзли и с трудом шевелились. - Иди... в конец га... галереи... - прошептала она. - Там тупик... пройди через него... я люблю... тебя... На последних словах ее веки сомкнулись. Но она не умерла: сердце ее еще билось. Очень медленно. Алигизианин взял Сэхил на руки и опрометью бросился в конец туннеля. Пол под ногами подминался, словно пустое пространство переползало из одной части Храма в другую. Наконец движущаяся полость остановилась. Здесь, как и говорила девушка, стены сходились в тупик. Поверхность сэхила здесь была еще теплая. - Пройти... - прошептал Лоэн и уверенно двинулся на стену. На его руках была Сэхил, стена была близко. Но Храм не пропустил их в себя, преградив путь холодным камнем. Лоэн попытался еще раз, но стена не поддавалась. Алигизианин вдруг вспомнил немое рождение Сэхил из стены Храма. Она была так прекрасно нага... Нага! Вот почему Храм их не пропускал! Инородные тела... Лоэн торопился. Он быстро разделся и сбросил с бесчувственного тела Сэхил те немногие вещи, что были на ней. Теперь он снова подался к стене Храма. На руках алигизианина было холодное, но еще живое тело прекрасной Сэхил. Теперь он будет с ней всегда в недрах Храма. - И я тебя люблю, Сэхил, - выдохнул Лоэн в последний миг, когда его руки с телом девушки коснулись стены. Он вдруг почувствовал, какая эта плоть тягостная, и бестелесно улыбнулся, когда Храм поглотил его тело, растворив в себе. И почти сразу же он почувствовал бестелесный жар Сэхил.

Дмитрий Тарабанов

ПИСЬМО К СЕБЕ

Рассказ

"Здравствуй, дорогой Я! Пишу тебе, живущему в самой глубине моего сознания, где-то в самом центре моего существа. Я получил твой последний сон и благодарен тебе за его прелестную комбинацию. Особенно интересным я нашел обрамление - фильм классического фэнтези: теплый котлован от метеорита, утонувший в мягких, едва осязаемых сумерках, освещенный оранжево-золотыми бликами от пламени костра; несмелые гоблины и уродцы-орки, смущенно выглядывающие изо всех щелей; прелестная черноволосая девушка с золотого оттенка кожей в искусительно разорванной одежде - совсем как на картине Валеджио. Все просто замечательно, но что ты хотел мне этим сообщить? Твой дорогой двойник, Я."

Дмитрий Тарабанов

Не время для дозоров

(очень жесткая пародия)

О существовании данного текста неизвестно Делу Света.

Ночной Дозор

О существовании данного текста неизвестно Делу Тьмы.

Дневной Дозор

Инквизиция пару раз читала.

Часть первая

ПО-МАЛЕНЬКОМУ

Пролог.

Человек шел пошатываясь.

Нельзя было сказать, что его носило из стороны в сторону, как угодившую в шторм шхуну или буер на пересеченной местности.

Дмитрий ТАРАБАНОВ

ТУМАННАЯ ГРАНЬ

рассказ

Дона По ясно и испугано представлял мохнатые тела паутинников. Шипящие угольки глаз в темноте. Взгляд колкий и бессмысленный - перед тем, как гибкие лапы упруго спружинят, и паутинник метнется на тебя, метя когтями в грудь. Умные и коварные. Быстрые и расчетливые. Никогда не повторяли ошибок, но совершенствовали преимущества. Неожиданные, как возмездие. Как зло, пришедшие из неоткуда. И такие же вечные, как камень, небо и солнце. Дона По дрожал. Жался в угол чулана всю ночь. Чувство вины толкало его пойти вслед отряду, но оттого становилось еще страшнее. "Я слишком мал, - думал Дона, - Слишком мал, чтобы идти воевать с паутинниками. Что мне там? Всего семнадцать..." Всю ночь на дворе лаяли псы. Почему-то вспомнились теплые комочки пыли и паутины под табуреткой, которые он обнаружил в раннем детстве. Паучьи яйца. Послушавшись старших, Дона раздавил их. Тогда он уже знал, что ему нравится убивать паукоподобных. Но это вовсе не значило, что он должен с ними воевать. Клетчатый лунный свет неторопливо полз по стене, отсчитывая часы. Острый как бритва сквозняк врывался через щель, разбавляя и нарезая спертый воздух чулана. Дона По ждал.

Дмитрий Тарабанов

БЕЗ ДУБЛЕРА

рассказ

Над горизонтом взошла первая луна. Здоровенная, тусклая, изъеденная краторами и рудокопами. Легко выскользнула из пенного облака, чуть озаренного розовым светом заходящего солнца. Луна ползла с такой скоростью, что ее перемещение мог заметить даже человек. Небрежно отрисованной декорацией нависла она над головой Эйзил. К счастью, ненадолго: театральная сцена скоро сменится, совершив полный оборот вокруг оси, и на небесный "подиум" выйдет во всем своем великолепии Прозорливая.

Дмитрий Тарабанов

Киберпанк: рождение / развитие / смерть

История литературно-фантастического течения

Клик. Кликлик.

Р. Желязны, Ф. Саберхаген, "Витки"

В прошлом году, в ноябрьском номере Мира Фантастики, мы посвятили статью истории киберпанка в кинематографе. Вполне логично, что пришло время обратиться к литературным истокам течения, вокруг которого вот уже третье десятилетие не утихают споры и не замолкают восторженные реплики. Об истории самой скандальной фантастической ипостаси и пойдет речь в следующей статье.

Дмитрий Тарабанов

НЕ ТРОНУТО...

рассказ

Доллорон Казъяп откинул нижние ложноножки на релаксационную панель противоперегрузочного кресла, закусив двенадцатью из сорока восьми своих ртов губы, а еще четырьмя вдохнув ароматный дым ганзы из корабельного кальяна. Над стационарной площадкой проектора плясала полуобнаженная асилдианка, поглаживая искусительно изогнутыми усиками набухшие конусы яйцекладов.

Дверь в каюту Казъяпа требовательно запищала. Гостей Доллорон не ждал, поэтому поспешил узнать цель визита загадочного гостя, дабы избежать неприятных неожиданностей. Да еще голую матрру увидят, подумают озабоченный... На корабле паучих - море, а он с голограммами балуется!

Дмитрий Тарабанов

АБСОЛЮТНЫЙ ХРУМ

рассказ

На влажной поверхности потолка вырос перевернутый водяной холмик, превратился в подобие микроскопической сосульки; не выдержав своей собственной массы, оторвался с беззвучным сплеском и каплей устремился вниз. Максимально возможный при земной гравитации объем воды, который мог бы при нормальных условиях держаться одной неделимой системой, дрожал минуя микроскопические примеси в воздухе. Долететь до земли, - или что там вместо нее было? Этого ей все равно не дали узнать, - капле не удалось. Она растаяла где-то на одиннадцатом километре своего полета. Или падения.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Василий Акимович проснулся, как от толчка. На пульте перед ним лукаво подмаргивал красный глазок. В наушниках стоял комариный писк сигнала бедствия, который, собственно говоря, и вывел его из состояния лёгкого забытья.

Василий Акимович мигом стряхнул дремоту и по видеофону доложил начальнику спасательной станции о полученных сигналах.

Северное полушарие Марса отличается, как известно, крайне неустойчивым, капризным климатом. Среди лета вдруг может пойти сухой град величиной с кулак или ливень, в минуту образующий бурные потоки, которые все смывают на своём пути. А о страшных песчаных бурях, снискавших дурную славу по всей Солнечной системе, и говорить нечего. В последние годы здесь велись большие инженерные работы. На побережье строился современный океанский порт, возводился новый космодром с антигравитационным поясом, закладывались многоэтажные ангары для орнитоптеров – основного вида транспорта на Марсе. Несмотря на то, что основная масса работ выполнялась кибернетическими роботами, людей на стройках также было немало. Ибо гигантские комплексы сооружений, целиком и полностью возводимые роботами без помощи людей, оставались пока что, к сожалению, достоянием фантастов.

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

Света Баржин зажигать не стал. Отработанным движением повесив плащ на вешалку, он прошел в комнату и сел в кресло.

Закурил. Дым показался каким-то сладковатым, неприятным, — и то сказать, третья пачка за сегодня…

В квартире стояла тишина. Особая, электрическая: вот утробно заворчал на кухне холодильник, чуть слышно стрекотал в прихожей счетчик — современный эквивалент сверчка; замурлыкал свою песенку кондиционер… Было в этой тишине что-то чужое, тоскливое.

Научно-исследовательский корабль «Меркурий» вошел в систему Эпсилон Эридана.

— Координаты 423–688–321, — доложил штурман.

— Выключить автоматическое управление. Посадка на планете номер семь, — отдал распоряжение капитан Ларр.

Зелено-голубой диск на щите видеографа все увеличивался, пока наконец не заполнил весь экран.

Двигатели «Меркурия» взревели, корпус его начал мелко вибрировать, затем все стихло. Перегрузка, вызванная ускорением, ослабла; люди с облегчением почувствовали, что снова могут двигаться нормально.

Иван-младший научный сотрудник сектора изучения волшебств Кощеевых, разбирал архивы. Все он уже разобрал, только никак не мог найти конца самой древней сказки, в которой рассказывалось, почему царь Кощей бессмертным стал. Пришлось ему поэтому в прошлое отправиться-в царство Кощеево, прознать, как Кощей бессмертным стал, а вернувшись-сказку дописать.

1969 год. Главный герой, звоня в телефонной будке, обнаружил двухкопеечную монету, датированную 1996 годом. Главный герой начинает перебирать возможные варианты: фальшивка, заводской брак, чья-то дурацкая шутка или монета из будущего, случайно оставленная путешественником во времени…

Мир после ядерной войны. К власти в Америке пришла военщина, установившая тоталитарный строй. Ситуацию пытаются исправить пришельцы из будущего.

Дорис Пайк виновна в преднамеренном убийстве Фанни Флакс и приговаривается к лишению личности. Детектив подвергает сомнению приговор. Прежде всего, если убийца организовывает пожар, чтобы скрыть следы преступления, он не оставляет чуть ли не на самом видном месте пистолет, зарегистрированный на его имя. К тому же отсутствует мотив преступления. По всей квартире полно отпечатков — старых и новых, принадлежащих мисс Дорис Пайк. Ее пальчики — всюду. И ни одного отпечатка пальцев самой хозяйки. Нигде. Наконец, еще одно. В квартире царил культ Дорис Пайк. Афиши. Кристаллы записей. Кассеты фильмов. И — ни одной фотографии хозяйки дома. Никакого семейного альбома. Ничего.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий Тарабанов

ПО-РУССКИ

рассказ

Метеоритики - это вовсе не маленькие метеориты. Для последних существует вполне подходящее научное определение - микрометеориты. Метеоритиками конкистодоры называли анаэробные хемосинтезирующие существа-продуценты, ведущие оседлый образ жизни в космическом пространстве и питающие необъяснимую слабость к металлическим обшивкам быстро движущихся кораблей. История проникновения в Глубокий космос помнит немало неожиданностей, связанных с чрезмерным аппетитом метеоритиков, которые по определению не могли иметь элементов того, что человек называет пищеварительным трактом. На точно такую штуковину посчастливилось наткнуться кораблю вольных торговцев землян, когда те совершали свой двенадцатый вылет по заранее закупленным координатам предположительно обитаемой системы. Стоило двум молодым землянам вывести корабль из дурманящего непривычными явлениями гиперпространства, как существо, зарытое в камень и подставлявшее одну из металлизированных спинок солнечному свету, ринулось к корпусу отечественного производства. Двигался метеоритик без помощи двигательных органов или импровизированных дюз - солнечная энергия, накопленная в соответствующих конденсаторах существа, образовала поле и настолько смяла ткань пространства-времени, что для стороннего наблюдателя, метеоритик просто "влип" в слегка керамизированный снаружи корпус, хотя тот и находился на расстоянии добрых пяти миль. Силовое поле, какое оно может быть на русских кораблях, не отказало, но и не сработало, как ему предписывалось. Метеоритик расплавился при столкновении, но раскаленная масса успела повредить "свернутый" правый стабилизатор. Максим Остопов и Вадим Резник, занимавшиеся в этот момент игрой в фишки и "легкой коррекцией траектории выхода", оказались застигнуты врасплох происшествием и, естественно, шокированы. Игровая доска была без разговоров оставлена, а силы - брошены на выяснение причины непредвиденной аварии. Остопов сразу же понял, чьих полей это было дело, а Резник уместно заметил, что корабль принялся входить в гравитационный колодец планеты. Какие бы стабилизаторы не повредились, решено было садиться на факельной струе, что само по себе было рискованным - топливо предусматривалось только на взлеты, а посадка ела не меньше. Резник уселся в "трон пилота", эргономичное осевое кресло за штурвалом, а Остопов завис в ремнях безопасности неподалеку и принялся лепетать экономящие советы. Через несколько минут в лобовом стекле стояла непоколебимая картина звездного неба, обнятая с боков атмосферными языками пламени. До определенной высоты корабль "Непоколебимый неболюбец", крестные папы которого не брезговали менять местами буквы в первой части названия, подавлял свою скорость пламенем дюз, и только потом переключился на хромающее планирование, ибо сопли Остопова, сопровождаемые стенанием "А на чем мы потом взлетать будем?", порхали уже по всей каюте. Резник, закусив губу, пытался справиться с управлением и самыми немыслимыми методами обходился без правого инверсионного движителя. Механик, навигатор и лингвист в одном лице, Остопов кое-как успокоился, диву даваясь при взгляде на посадочные увертюры делового партнера. Он словами "туда" и "нет! не туда! не туда! туда давай!" вывел пилота Вадима Резника на неплохое посадочное поле, поросшее невысокой травой и в редких местах прерываемое балками, рытвинами и озерцами. Резник думал дотянуть до озера, чтобы ненароком не подпалить окружающие ландшафты, и дотянул бы, если бы метеоритик десять минут назад не исполнил свой долг хранителя звездных систем от непрошенного разграбления под видом мирной торговли и богатого культурного обмена. Корабль "Непоколебимый неболюбец" очень мягко прокатился по земле, и тормозной путь его едва насчитывал минимальные шестьсот метров. Не верящие в свое спасение, часто дышащие, Вадим Резник и Максим Остопов не бросились друг друга расцеловывать, но предпочли отпоздравляться благоговейными взглядами. За чуть закопченным лобовым стеклом занимался степной пожар, но это только радовало тщедушных торговцев. - Раз горит, значит, атмосфера содержит достаточное количество кислорода, а раз трава, значит, на планете имеется жизнь, и мы можем надеяться на то, что нас в который раз не обманули, - Резник сделал триумфальный оборот в кресле и отстегнул ремни безопасности. - Раз трава, два трава, три трава... - Остопов, как любой человек, уважающий такое явление, как возвращение назад, склонился над щитками, показывающими многочисленные повреждения правого стабилизатора, и невесело сформулировал обстановку: - Дрова. Резник глянул партнеру через плечо, озабоченно поглаживая то густые бакенбарды, то короткие усы. - Дела не очень, да? - спросил он наконец. - Как сказать. Ты знаешь, я такой человек, если захочу, то починю так, что в первом порту будут диву даваться, как же мне все-таки удалось на такой починке назад долететь. Тут же дело похуже. Все это я кое-как поклею, прострочу, заварю. Только есть здесь три детали, которые ну никак не заменить. Плачевно. Остопов загробным голосом перечислил короткий список некоротких и совсем непростых названий, о которых каждый пилот знал или понаслышке или в разговорном варианте. Максим любил пригружать людей сложными научными названиями и гиперметрическими категориями. По данному вопросу Вадим мог бы отпустить острое замечание, но, к сожалению, находился в не самом лучшем состоянии духа. Где-то краем своего коммерциализованного сознания он понимал, что взлететь окажется проблематичным мероприятием. И в этот момент, когда казалось, что может быть хуже, палуба корабля накренилась, и "Непоколебимый", секунду поколебавшись, завалился на левый бок. Остопов, все еще придерживаемый под мышку ремнем, устоял, а Резник, полетев вглубь комнаты, хорошенько ссадил себе лицо и намял плечо. Его стоны и писклявая сирена разлились по каюте корабля одновременно. Бросив свернувшемуся в калачик и корчащемуся Вадиму короткий запрос о состоянии, Остапов бросился изучать состояние левого теперь стабилизатора. Его лицо отражало искреннее удивление, а динамики под уже не параллельным земле потолком, продолжали мучить уши экипажа назидательным фальцетом. - Да выруби ты его! - в сердцах выкрикнул Резник, одной рукой ощупывая вздувшийся бок лица, а другой брезгливо прикрывая ухо. - Ничего не понимаю. То что левый стабилизатор ушел под землю и дураку понятно. Но ведь повреждений никаких, чего он орет? - Отключи систему контроля за состоянием узлов в левой части корабля - и заткнется. - Угу, - Остопов потянулся к панели выключателей и убедился в действенности предложенного Вадимом метода. - Что может случится с крылом, закопанным в землю? Оно теперь в большой безопасности, чем все мы. - Корпус уже остыл? - Резник глянул на черную равнину за кораблем. Облако дыма виднелось уже достаточно далеко от эпицентра. - Может, выберемся наружу и осмотримся. Все равно на таких поверхностях нормально не поспишь, а ровного столика для игры в фишки мы уже не найдем. Да и ремонтировать надо. - Смотри! - Остопов указал пальцем на дальнюю стену огня. - Дым оттуда идет белый. Не дым, а пар. Мне показалось, что на мгновение ветер рассеял облако и... там мелькнуло несколько фигурок. Видно, пожар не входил в их планы. Это могло быть поле злаковых, то, которое мы сожгли. Надеюсь, урожай убрать они успели, а то, сам понимаешь... Туземцы - это хорошо, а злые туземцы... - Злые туземцы - это злые туземцы. К вечеру точно установили, что в направлении, где Остопов заметил "фигурки", находится туземная деревня. Жители ее наверняка заметили корабль, но подходить близко не спешили. Вадим Резник, проанализировав пробы грунта и воздуха, сделал заключение по поводу пригодности мира к посещению его человеком. Этим же днем Остопов приступил к ремонту левого стабилизатора корабля. Вадим прогуливался по пепелищу и следил за мрачным действиями напарника, выдравшегося на закопченную плоскость стабилизатора. Его ремонтный костюм очень скоро стал цвета формы трубочиста, и только лицо он время от времени протирал тряпочкой. - Здесь сильная эрозия, - рассуждал вслух Резник, прохаживаясь мимо занятого нужным делом напарника. - Под землей образовалось много пустот, в одну из которых мы и провалились. Сделай мы это на скорости, стабилизатор могло действительно оторвать. Эти пустоты угораздило образоваться по разным причинам. Например, захоронения. Туземцы могли хоронить односельчан вдали от деревни, не оставляя снаружи никаких опознавательных знаков, но предоставляя мертвым собратьям большое "жизненное пространство" и, возможно, снабжая его необходимой амуницией и драгоценностями. - Ясно, зачем ты лазил в ту дырку, - отозвался механик. - Нашел что-нибудь? - Нет. Или до меня в "гробнице" кто-то побывал, или моя теория неверна. - Вероятней, все-таки, второе. - Может быть, но мне почему-то показалось, что это была не одиночная яма, а один из коридоров большой галереи, образованной той же эрозией или вырытой вручную. - Фантазия у тебя разыгралась. Когда ты начинаешь изображать из себя конкистодора и теряешь сноровку торговца, у нас все время что-то срывается. Не глупи ты так, мы бы уже давно летали на иномарке и подыскали бы себе нормального лингвиста из болькинийцев на треть ставки. - Моя фантазия нас когда-нибудь да спасет. - Резник вздохнул, прощупал поредевшие после падения бакенбарды на щеке, жирной от мази. - Поработай еще с полчаса, и пойдем есть. Скоро стемнеет. - Час. А ты пока можешь взять брансбойт, протянуть шланг до озера, в которое планировал приземлиться, и помыть корабль. - Зачем? - В эстетических целях. Красивый корабль - залог удачного контакта и хорошей торговли. Давай, он в кладовке свернут, не ленись... Вадим Резник второй час сидел на вахте и следил, чтобы никто из жителей деревни не подошел к кораблю ближе, чем на сто метров. Но если бы кто-то и подошел, он бы не стал ничего предпринимать, поскольку лобовое стекло было в лучших традициях Контакта односторонним. Прожектор, установленный Максимом на носу "Непоколебимого", освещал выжженную степь далеко, так что, появись непрошеный гость, его можно бы было рассмотреть во всех деталях и подготовить для Контакта соответствующий гардероб. Туземец не заподозрил бы ничего. Остопов спал в соседнем кресле, завалившись на бок, а Резник клевал носом, внимая мерному храпу утомленного аналогичным занятием напарника. Вадим вспоминал пюре из рептилий, подобных земным лягушкам, которое выплевывал брансбойт вместе с чистой озерной водой. Следовало помнить, что вокруг корабля образовалась крупная лужа. К утру сухая степная почва размякнет и образует болотце, в которое несложно будет угодить, выпрыгивая из люка. Ночь за стеклом была звездная, но безлунная. Переводя взгляд со степного пейзажа на циферблат часов, Вадим Резник ждал момента, когда можно будет безбоязненно растолкать товарища и передать ему почетный пост. Вадим так и не понял, что увидел первым: тень, легшую поперек поля, будто прямо перед прожектором кто-то стал, или морду в глубине коричневого капюшона. Так или иначе, он подскочил на сидении и громким шепотом позвал Остопова. Спал тот чутко, и долго его звать не пришлось. - Что случилось? - сонно, но деловито и беззлобно спросил Максим, не спеша протирать глаза. - Вот он. Пришел. - Чего ты его так близко подпустил? Не мог раньше разбудить, - негодовал Остопов. - Тише. Он нас обошел. Обвел, как вокруг... корабля. Наверное, понял, зачем мы оставили свет. - Зачем-зачем? Чтобы смотреть ночью. А ты думал, они не догадаются? - Может, стоило воспользоваться ПНВ? - Ты бы на первой секунде отключился. Убаюкивает. - Смотри! Смотри! Что он делает? Остопов присмотрелся. Он щурил глаза, не привыкший к свету прожектора. Туземец в коричневом балахоне, укрытый с ног до головы, - по видимому, гуманоид, - выдрался на нос корабля и, дул в трубку, соединенную с мешочком на поясе. Из другой трубки, также выходящей из мешочка, вылетала краска и равномерным слоем ложилась на стекло. Устройство напоминало человеческий аэрограф. - Красит, - сказали одновременно Остопов и Резник, но переглядываться не стали. Уж очень действо занимало. Туземец был небольшого роста, но, несмотря на то, что прожектор светил ему в лицо, кожи разглядеть не удавалось, и она представлялась идентичной по цвету балахону. Только на макушке оба заметили четырехугольник, отличающийся цветом от одеяния туземца. Торговцы сидели, затаив дыхание, а добрая половина экрана уже была замалевана. - Что будем делать? - спросил Резник. - Мне интересно, зачем первобытно-пасторальному туземцу потребовалось раскрашивать наш корабль в... красную краску. - К черту туземцев! Мы так и будем ждать, пока нас отгородят от внешнего мира? - А что ты предлагаешь? Мы можем его спугнуть, а потом выяснить, откуда же он пришел. Я думаю, если он почувствует опасность с нашей стороны, круг делать не станет. Это не заяц, а весьма соображающее существо, у которого есть деревня и он знает, что не только там спрячется, но и получит защиту своих товарищей. А когда он побежит напрямую, мы его засечем. - Не знаю, зачем нам его "засекать", если мы его уже видим. Но спугнуть стоит. Стекло можно сделать двоякопрозрачным? - На иномарке можно, - сказал Остопов с упреком. - Ладно, - Вадим Резник включил микрофон, набрал воздуха и громко и коротко "укнул". Его голос, усиленный во много раз, разнесся над степными просторами. Сказанное возымело действие. Туземец испуганно подскочил, выронив в прыжке трубку, и свалился с корабля. Оба торговца подались к стеклу и попытались увидеть его внизу. - Видишь? - спросил Остопов. - Не-а. - Я тоже. Быстро давай наружу! А то убежит... Остопов и Резник ломились через беспорядок в каютах к выходу. Вадим хотел сказать по пути "Здесь как Мамай прошел...", но споткнулся обо что-то и потратил заготовленные для уже начатой фразы силы на то, чтобы удержать равновесие. Максим Остопов поснимал с люка пломбы и, распахнув его, выглянул наружу. Через секунду Вадим приник рядом. Снаружи стояла глубокая ночь, только слева она чуть-чуть подсвечивалась установленным на носу прожектором. - А фонарь-то мы не додумались взять, - вздохнул Остопов. - Какой фонарь? Спать надо, а мы за пришельцами гоняемся. - Мы пришельцы, - коротко сказал Максим. Он выглянул, тронул корпус снаружи, и когда внес руку в зону света корабля, земляне увидели, что ладонь была красной. - А нас хорошо покрасили. Заходили сзади. Может быть, работал и не один. А тот, который красил лобовое стекло, был просто назначен на переднюю часть. Хм, сложно. - А ты первобытно-пасторальные, первобытно-пасторальные... Это непростые туземцы. - А где ты видел простых туземцев? Бывают простые контакторы с туземцами, которые по своей глупости... - Спать пошли! Завтра твоя очередь корабль драить. Этим твоя эстетика пока не понравилась. Запахивай люк. Почетный караул отменяется. Завтра в наглую пойдем в деревню. Ругаться... На утро корабль и местность вокруг тщательно обследовали. - Нужно отдать должное этим туземцам, - горько сказал Остопов. - Покрасили они нас на славу. Почти от носа до кончика хвоста. На растрескавшейся к утру земле были четко различимы цепочки отпечатков небольших ног, опоясывающие корабль и уводящие от него в разные стороны. Пальцев на отпечатках стоп видно не было, из чего следовал вывод: ноги туземцев были обуты. - Обувь - очень важный фактор разумности цивилизации. Такой же, как колесо, искусственный огонь и рычаг, - продолжал дедукцию Остопов. - Она свидетельствует о кочевом прошлом нынче оседлого племени, готовностью к дальним переходам и завоеваниям. - Кучка маляров они, а не воины, - цинично ответил Вадим. Торговцы пытались следовать цепочкам, уводящим от корабля, в надежде, что те продлятся и покажут путь, но ветер замел за ночь все следы. - Здесь ветры в порядке вещей? - спросил Вадим Резник, поправляя пятерней жесткие черные волосы. - Должно быть и ураганы случаются, суховеи всевозможные. "Черные бури"... - Ты так и не придумал, как посреди поля оказалась кучка туземцев? Почему они не пришли с деревни и исчезли потом невесть куда? - Да, я всю ночь думал, - Остапов остановился и положил руку на плечо пилота. - Мне кажется, существа, которые нас окружили - невидимки, а балахоны использовали, чтобы видеть друг друга в темноте и при "шухере" не выдать себя случайно пролитой на невидимое тело краской. Помнишь, как мы смотрели на лицо одного, а видели только ткань балахона? Так мы смотрели сквозь него! Челюсть у Вадима Резника отпала. Такого загадочного восхищения раньше видеть на его лице не приходилось. - Невидимки? - Выброси из головы, - с улыбкой сказал Остопов и уже обеими руками похлопал по плечам торгового партнера. - Я пошутил. Свою фантазию я использую в правильном направлении. В отличие от тебя... Экипаж "Непоколебимого неболюбца" практиковался в контактах и торговле с цивилизациями, которые уже были завербованы капиталистами. Если последние торговали мелкими безделушками и нереволюционными предметами быта, избегая таких вех как колесо, зажигалка и рычаг, то Остопов с Резником вели справедливую "русскую торговлю". Так они называли свой род деятельности. Как это пародийно не звучало, торговали они водкой и самогонными аппаратами, умудряясь разнообразить основное занятие совершенно трезвой мелочью. В большинстве миров эволюция разума остановилась на млекопитающих, потому потребление низкокачественных спиртных напитков, вроде бражки и вина, воспринималось там как явление само собой разумеющиеся. Туземцы, уже приученные к торговле капиталистами, поначалу вражески относились к факту продажи им качественной земной водки, но, распробовав, становились отличными покупателями и менялами. Миссия на эту планету ничем не отличалась от предыдущих. Солнце в зените было отмечено предположительной категорией "полдень" и к двум часам по новой системе времяисчисления земляне выступили. В амуниции их было все для Контакта: заманивающие побрякушки, лингвафон, голограф и, конечно же, бластеры. Без бластеров на Контакт не ходили. - В капюшоне жарко, - пожаловался Резник, везший на тележке весь груз. - Я его сниму. - Не смей! - возразил Остопов. - Они не показывают свои лица, и мы не должны. - Но они и ростом не удались, а мы, слава Богу... - он поднял руку высоко вверх, а потом опустил до пояса параллельную земле ладонь. - На такую массу, как у них, спирта нужно граммочку. Как на ребенка. - Да, это существенное препятствие при торговле. Нужно будет сразу запросить детали. Названия им все равно ничего не скажут, но если показать внешний вид или договориться воспользоваться торговым передатчиком. Выйдем на других торговцев. С нас сдерут три шкуры, но если попадуться человечные торговцы, тем более из наших... - Слушай, а вдруг тот старпёр не лгал, вдруг туземцы здесь действительно "целочки"? Неужто до нас здесь никто не появлялся? - Поживем - увидим. Хотя что-то мало верится, - Остопов вытер платком со лба испарину и прикрикнул: - И не думай снимать капюшон! Поведение жителей туземной деревни в начале Контакта можно было охарактеризовать, как апатическое. Когда пара переростков в коричневых балахонах подошла к цепочке первый глинобитных хижин, единственный заметивший чужаков туземец быстро засеменил прочь, вглубь деревни, остальные же продолжали делать свои дела и идти, куда шли. Остопов и Резник остановились на подступах и стали ждать, пока местные жители удостоят их большим вниманием. - Наверное, стоило одеться поприметней, - признал свой просчет Максим Остопов. - А я тебе что говорил! Или снять эти чертовы капюшоны! Если местных они от солнца спасают, то мне ни к чему. У меня всегда загар ровный, как у комода... - Голова у тебя, а не загар. Местные только того и ждут, чтобы ты снял капюшон, и тогда они пустят в тебя свои стрелы. Или того хуже - краской польют. - Слушай, а дома ведь у них тоже крашеные, - он показал рукой на приземистую хижину, на которой красная краска сверху разошлась из-за глубоких трещин. - Наверное, какой-то способ помечать свои владения. - Тогда нас вчера пометили. Если это является причиной, мешающей нам вступить с ними в равноправный Контакт, можно себе только посочувствовать... - Не по-русски как-то. - А ты чего ждал? Запах здесь ничего, да? Резник принюхался, капюшон его настороженно дернулся. - Что-то знакомое. Пенициллин? Грибок какой-то? - Знаешь, Вадик, если они научились делать такие же добротные духи, как краску, нам будет, о чем поговорить. Только не разговорчивые они чего-то. Ждали торговцы не меньше получаса, и, когда дальнейшее ожидание казалось бессмысленным, в глубине деревни обнаружился небольшой туземный сонм. - Конвой, - коротко сказал Максим и включил лингвафон. Инопланетное устройство, схема, построенная по принципу работы мозга болькинийца, прирожденного лингвиста и переводчика, непривычно молчала, хотя должна была переводить фоновые разговоры капюшонщиков. - Кто из них посол? - щурясь, спросил Вадик. - А мне покуда знать? - Остопов хотел дернуть плечами, но сдержался. Лишние движения и мимика всегда мешали на должном уровне установить Контакт. Ему это пришлось испытать на собственной шкуре. Сонм в коричневых одеяниях, который шевелился, то разделяясь, то собираясь снова, сократил дистанцию до десяти метров. Коротышки шуршали тканью своих одежд, обходя друг друга, заходя сзади или снова выбиваясь вперед. - По-моему, эти твои "первобытно-пасторальные" - коллективный разум, предположил Вадим. - Такой же, как ты, - отмахнулся Максим, давая понять, что дальнейшие разговоры будут неуместны. Низкорослые туземцы не переставали галдеть, иногда показывая на пришельцев, словно обсуждая. Голоса их звучали как детские смешки, местами переходящие на хрип, местами - срывающиеся на визг. Как от массы туземцев отделился долгожданный посланник, оба торговца видели по-разному. Резнику показалось, что большинство единогласно выпихнуло одного вперед, а Остопов божился, что посланник вышел сам. Так или иначе, ничем не отличный от остальных, такой же мелкий, в балахоне - и с прямоугольным вырезом на макушке, - туземец стоял перед русскими национальными бизнесменами. - Ча нада? - наконец сказал лингвафон в наушниках Остопова и Резника. Остопов готов был поклясться, что фразу туземец произнес на том же языке, который использовали при общении остальные капюшонщики. Но ее лингвафон перевел, а живые обсуждения товарищей посла - нет. - Мы пришли с миром и хотим торговать, - ответил Максим. - А ча у вас есть? - последовал незамедлительный ответ. Столь живой интерес мог свидетельствовать только об одном: общий язык был найден без помощи дополнительных подарков и "чудес", - а главное без конфликтов. Теперь дело стояло только за торговлей... Таланта торговца у Вадима Резника было не занимать. Втолкать в карман покупателя он мог почти любой товар. Иногда, конечно, попадался особо крепкий орешек, толстую кожу которого не пробивал никакой "опиум для народа". Тогда Резник мог переусердствовать, из-за чего срывалась вся торговля, погружая бизнесменов в глубокие убытки. Поэтому за ним нужен был глаз да глаз. Остопов быстро помрачнел, когда понял, что местные туземцы - из категории толстокожих. Резник оживленно рассказывал карликовому народцу о достижениях современной человеческой науки, не забывая подкреплять рассказ наглядными примерами. Те весело шушукались, перевизгивались, быстро теряли к переросткам-пришельцам интерес и уходили вглубь деревни. Их места занимали все новые и новые слушатели, но так как те не отсутствовали в начале воодушевляющей истории, так же быстро разочаровывались и ретировались. Больше всех утомился посол. Он усаживался на пыльную землю, отряхивался, обходил путников, вроде, даже обнюхивал. Но высидеть ему было сложно. - Развиваясь быстро, скачкообразно, мы пронесли сквозь всю свою историю идеалы и символы, которые просто не в силах забыть... - непоколебимо, все так же вдохновенно рассказывал Вадим. - Одним из символов нашего единения с природой и духом Вселенной, тем, что объединяет и скрепляет души русских людей, является водка. - И он достал из коричневого мешочка на тележке бутылку. - Поистине святая вещь! Остопов который раз слушая проповедь сдавленно хихикнул. А вот капюшонщики прислушались. - Это надо пить. - подойдя почти вплотную, сказал посол с прямоугольным вырезом на макушке. - Догадлив! Мы это пьем, - подтвердил Резник и, открутив крышечку, отхлебнул. - Свято! - Собираешься этим торговать? - спросил капюшонщик. Из-под его мантии зашуршало: он принюхивался. - Мы не будем покупать. Торговцы переглянулись. - Вы только попробуйте! - возразил Вадик. Остопов вовремя пхнул партнера в бок, потому что тот чуть не сунул бутылку туземцу под нос. Техник отключил лингвафон и пригрозил: - Тебя опять, пьянь, заносит! Ты еще скажи ему, что бутылка похожа на фаллический символ. Вдруг, у него комплекс? - И скажу! На зло скажу! - выпятив грудь, заявил Резник. - Не сомневаюсь. Потому и предупредил. - Ну ты видишь, что торговля не идет. Клиент не клеится. Даже пробовать не хочет. - А знаешь почему? В меня с самого начала закрались подозрения. Не пеницилином пахло в деревне... Два капюшонщика принесли по кожанному пузырю - точно такие, из которых сегодня ночью вульгарно раскрасили корабль. Худенькие пальчики, выглядывающие из-за длинных рукавов и разбивающие вдребезги теорию про невидимок, отпустили пузыри. Земляне вовремя успели подставить ладони. - Это надо пить, - с совершенно другой интонацией сказал посол, в свою очередь принимая из рук Вадима бутылку водки. Остопов, только включивший лингвафон, был вынужден его выключить. - Будем пить? - спросил он Вадима. - А вдруг метиловый? - Вряд ли, - пожал плечами Максим и приложился к одной из трубок. Через секунду в сердцах добавил: - Надеюсь. Резник пил через трубочку, и на лице его ютилось досадное разочарование, наполовину перемешанное с удивлением. Оторвавшись от напитка, он сформулировал: - Макс, это водка. Чуть побольше в оборотах, но это водка, причем чистая. Где-то к "сэму" поближе. - Я тоже это понял, - хмуро сказал Максим Остопов, вытирая рукавом губы. Он посмотрел на коротышку, успевшего к этому моменту опустошить поллитру, и почувствовал, что пропустил важную деталь - отзыв о земном напитке. Включив лингвафон, он, стараясь держать себя в руках, спросил: - Ну как? - Вода, - ответил капюшонщик и брезгливо отбросил стеклянную тару. Детское пойло! Мы не будем торговать. Если не предложишь чего-нибудь получше того хлама и этой дряни... В жизни торговцев полна разочарований, но случаются порой такие, после которых только и остается, как пожать плечами и смириться с поставившей подножку судьбой. Остопов панически мыслил, в то время как Резник пытался скормить туземцам хотя бы один из привезенных ими товаров. Ни сублимированные бутылки, ни самогонники, ни автоматические закупорщики-раскупорщики стеклянной и пластиковой тары их не волновали. Остопов медленно прощался с возможностью вернуться домой, набить морду портовому старперу и купить новые координаты, которые могли завести в совсем неплохую систему, не тронутую доселе щупальцами одной из торговых корпораций... Максим ударил Резника по плечу: - Спроси их про детали. Про три корабельные детали. - Подожди! Я еще не все им показал... - отмахнулся Вадим Резник. - Да ты что - не понимаешь, что им наши товары - как стоп-сигнал для голодных метеоритиков? Спроси про детали!

Дмитрий Тарабанов

ПО ПОЛКЕНТАВРА

Рассказ

Согласно легенде, тысячи лет назад, когда земля была еще совсем молодой, мир населяла многочисленная раса кентавров. Они были настолько продвинуты в своем развитии, что могли без особого ропота соревноваться с богами. Тело кентавра даже не нуждается в похвалах, так как оно объединило в себе красоту двух самых физически совершенных существ в мире: человека и лошади (Поправка: человек в те времена еще не появился - так, пара-тройка австралопитеков, - а вот лошадей водилось сколь угодно много).

Дмитрий Тарабанов

ПОД ЮБКОЙ РЕАЛЬНОСТИ

ШЕСТЕРНИ СУДЬБЫ

рассказ

Рука стекломойщика сунула через открытое окно автомобиля пластмассовую куклу. Старую, не китайскую - добротного советского производства. Распахнутые зеленые глаза с жесткими, как щетина зубной щетки, ресницами, равнодушно смотрели в мою сторону. Платьице на кукле было розовым, и шили его, наверняка, из детской ночной рубашки. - Друг, ты знаешь, что это за кукла? - завороженным полушепотом спросил чумазый стекломойщик. - Мальвина. С белыми волосами только, - вежливо ответил я. Захотелось, быстрее сунуть стекломойщику заработанные им гроши и катить в город. Его лицо, покрытое шрамами и перепачканное смазкой, казалось мне сейчас отвратительным. - А знаешь, что у нее под юбкой? - У кукол под юбкой ничего нет, - с ухмылкой ответил я. Демонстративно потянувшись в задний карман джинсов, достал бумажник. - Сколько я тебе должен? Пять? Десять? - Нет, погоди, друг, - он ткнул куклой мне в лицо. - Ты просто юбки не поднимал. Попробуй. - Я вообще в город спешу... - понизив голос, начал я. - Подними-подними! Я вздохнул. Будь я более наглым, щелкнул бы я этого парня по носу. А так... В конце концов, что мне стоит задрать тряпку на какой-то пластмасске? - Вот видишь, - удовлетворенно сказал стекломойщик, когда я нехотя приподнял пальцем розовую тряпочку. - Я же говорил, что там что-то есть. Стекломойщик оказался прав. В развороченном пластмассовом животе глубоко сидела микросхема с шестеренками. Шестеренки, окислившиеся до синеватого цвета, не двигались. Я подумал, что такую дырку могли проделать паяльником или детским выжигателем... - Это модель почти каждого человека, который тебя окружает. Они все ненастоящие. Они - схемы, - стекломойщик шумно вдохнул воздух и продолжил: - Ты, например, чувствуешь себя счастливым? - Д-да, пожалуй, - ответил я. - Если бы только не коровы, попадающиеся на пути. - Тебе всего хватает. Ты ничем серьезным не болен. Тебе частенько многое сходит с рук. Может быть, тебе даже везет. Не в лотереи и не по крупному, но достаточно, чтобы поднять тебе настроение. Короче, ты счастлив! - В общем-то, да. - А они? Калеки, безработные, нищие, убийцы, зэки? Они счастливы? Вот я, по-твоему, счастлив? - Нет, конечно... - я осекся. - Наверное. Стекломойщик опустил придерживаемый пальцем подол платья на пластмассовые коленки. И засмеялся. - Нет, они не несчастливы. Их попросту нет. И меня нет. - Да ну! И меня, значит, тоже? - Нет! - сказал он резко и высунул руку из моей машины. - Ты есть. В этом мире живут только в меру счастливые люди. Все остальное - схемы. Как эта кукла. Стекломойщик пристально посмотрел на меня. В его глазах полыхало раскормленное безумие. - Ладно, - поторопил я. - Приятно, конечно, было с тобой пообщаться, но мне надо обратно. Дам тебе пятнадцать гривен, чтобы ты только молчал по поводу коровы. Я протянул через окно деньги, а дорожный экзистенциалист тотчас сложил купюры вчетверо и засунул в карман промасленного костюма. - Не беспокойся, - с отрешенной улыбкой заверил он меня. - Ты счастливый человек. Со счастливыми людьми ничего плохого не происходит. Поверь.

Тарабанов Дмитрий

ПРОЧЬ ОТ СОЛНЦА

рассказ

Ольге Гац (реальной), Дядюшке Харрису и Тётушке Феррис (сновидениям) посвящается.

Зову я смерть; мне видеть невтерпёж Достоинство, что просит подаянья, Над простотой глумящуюся ложь, Ничтожество в роскошном одеянье, И совершенству ложный приговор, И девственность, поруганную грубо, И неуместной почести позор, И мощь в плену у немощи беззубой, И прямоту, что глупостью слывёт, И глупость в маске мудреца, пророка, И вдохновения зажатый рот, И праведность на службе у порока. Всё мерзостно, что вижу я вокруг... Но как тебя покинуть, милый друг!