Операция 'Бассейн с подогревом'

Павел Лемберский

Операция

"Бассейн  с  подогревом"

Home is where I want to be

But I guess I'm already there.

Talking Heads

1. ДОБРОЕ УТРО

Сердце забилось у мамы где-то зимой. Мама была совсем молодой еще, папа был жгучий брюнет. Из роддома везли на такси в конце лета. Трясло и воняло бензином. Испытывал дискомфорт, это чувство осталось. Выбило рубль - мы приехали.

Раннее детство:

Лицо, руки, бабушка, мыло. "Еще раз, с чувством, труби, горнист!" зычно командует бабушка. На поверхности воды в голубом эмалированном тазике с темным пятном на боку извиваются сопли автора этих строк. "Смотри, не цепляй их. Они нехорошие". На это тратились силы, это тревожило.

Популярные книги в жанре Современная проза

Мать вывела меня на залитый солнцем пригорок и указала на небольшую группку людей, медленно передвигавшихся по степи.

– Там работает твой отец, – сказала она. – Пойди и отнеси ему обед. Иди прямо по дороге. – Помедлила и прибавила: – Дорога ведет только вперед.

Я пошел. Мне было тогда всего шесть лет. С волнением отправился я в свое самое первое самостоятельное путешествие. Я был босой, и дорога тоже была босая. Ни гравием, ни асфальтом она не была покрыта. Только следы от телег да бричек. Но она действительно вела вперед.

История повторяется: в некоем отдаленном райцентре Одесской области (бывшей Мамонтовке) жил да был один из тех отставных майоров, которым после двадцатипятилетней безупречной службы в тайге или на Крайнем Севере разрешено прописываться везде, где душа пожелает (кроме, разумеется, столиц и курортов – те для генералов), и чье имущество, образно говоря, состоит из облезлого чемодана, испорченного черно-белого телевизора «Рекорд», двубортного костюма и «Командирских» часов с фосфоресцирующим циферблатом.

В то лето – это было через три года после войны, и я тогда училась в третьем классе – по субботам, если только не моросил дождь, я никогда не шла домой сразу после школы. Я бежала не к шахте Окадзаки на окраине нашего городка Итода, а спешила в другую сторону – в парк, что был неподалеку от школы. Там стояли качели, горки, турники, но веревки на качелях были оборваны, сиденья сломаны, горки – в сплошных дырках. И все же ребятишки всегда приходили туда играть. У входа в парк росло огромное дерево, покрытое густой листвой; на ветвях, точно провожая уходящее лето, все еще пышно цвели красные цветы.

Питер Гринуэй – британский кинорежиссер и сценарист, автор полусотни художественных и документальных фильмов, один из крупнейших мастеров мирового кино XX века. Среди его фильмов, с огромным успехом прошедших по всему миру, в том числе и в России, – «Повар, вор, его жена и ее любовник», «Контракт рисовальщика», «Отсчет утопленников», «Интимный дневник», «Дитя Макона».

Книга «Золото» задумана автором как часть масштабного арт-проекта, в центре которого кинотрилогия «Чемоданы Тульса Люпера». Это череда коротких рассказов о происхождении девяноста двух золотых слитков, выплавленных из ценностей, когда-то принадлежавших жертвам Третьего рейха. Трагические истории множества персонажей будто бы сошлись воедино: фамильные реликвии, обручальные кольца, зубные коронки, драгоценные монеты и трогательные безделушки стали одинаковыми золотыми брусочками, собранными в один чемодан. И все они объединены чисто гринуэевским сюжетным ходом о человеке, которому предстоит сначала чудом обрести, а потом волею случая утратить загадочное сокровище.

— Приникнуть к ней, вцепиться в нежную шею, сначала слегка, а потом все сильнее сжимая зубы и давить, пока тонкая кожа не лопнет под клыками и появится слабый вкус крови, даже не вкус, а скорее, запах, а потом кровь начнет сочиться пульсирующей струйкой и заполнит рот, затечет между зубами, обволочет язык соленой пеленой, закапает из уголка губ, и тогда, не разжимая челюстей, глотать горячую соленую влагу, захлебываясь и дрожа от наслаждения, пока ноги не наполнятся приятной слабостью, потеплеет в груди, затуманятся глаза и голова поплывет сама по себе, зубы разожмутся и тело, обмякшее, повалится на пол рядом с обескровленной жертвой…

Алиса Уиндем боится птиц. Но получает странный подарок от старушки, скончавшейся прямо на ее руках. Невзрачное перо сиелулинту, полуночника.

Теперь Алиса – птицелов и знает, что может читать души как раскрытую книгу.

Когда лучшая подруга Алисы попадает в автокатастрофу, она должна проникнуть в Обитель Смерти, чтобы спасти ее. Добраться до Черного зверинца, где находят кров полуночники, если души их владельцев отлетают прочь. И украсть душу-птицу у самого Повелителя мертвых.

«Любовь» – вторая книга шеститомного автобиографического цикла «Моя борьба» классика современной норвежской литературы. Карл Уве оставляет жену и перебирается из Норвегии в Швецию, где знакомится с Линдой. С бесконечной нежностью и порой шокирующей откровенностью он рассказывает об их страстном романе с бесчисленными ссорами и примирениями. Вскоре на свет появляется их старшая дочь, следом – еще дочь и сын. Начинаются изматывающие будни отца троих детей. Многое раздражает героя: и гонор собратьев по перу, и конформизм как норма жизни в чужой для него стране. Тем не менее именно здесь к нему возвращается вдохновение. Не без труда вырываясь хоть на пару часов в день из семейной рутины, он отдается творчеству – своей главной борьбе.

Лотта Бёк – женщина средних лет, которая абсолютно довольна своей жизнью. Она преподает в Академии искусств в Осло, ее лекции отличаются продуманностью и экспрессией.

Когда студент-выпускник режиссерского факультета Таге Баст просит Лотту принять участие в его художественном проекте, Лотта соглашается, хотя ее терзают сомнения (шутка ли, но Таге Баст ею как будто увлечен).

Съемки меняют мировосприятие Лотты. Она впервые видит себя со стороны. И это ей не слишком нравится.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Б.А.Лемякин

Высшие знания

 

 

При разрушении кальпы и

великих разрушениях вселенной

наставлением в знании и дхарме

я поддержу существа, вовлеченные

в круговорот бытия.

Ишвара - Бог Вселенной.

(Вьяса-бхашья к Йога-сутре 1.25 Патанджали)

 

Содержание

От автора

О Высших Знаниях

1.0. Вещество

1.1. Вакуум

1.2. Нейтрино и фотоны

1.3. Электроны и позитроны

Михаил Ленков

Легкие паутины

"Мы опять потеpяли их след. Как же все-таки неpазумно поступили наши солдаты, когда pешили pасстpелять табун, двигающийся, веpоятно, к месту их скопления... Hо самое стpашное заключается в том, что мы до сих поp не знаем, каким обpазом они пpеодолевают н ашу защиту и выслеживают нас. Мы все еще бессильны пpотив них, хотя бы потому, что не умеем боpоться.

Мы вынуждены жить в пpедложенных нам условиях. Я более чем убежден, что если не пpинять какие-нибудь сpочные меpы, то в скоpом вpемени в каждом нашем доме, в каждом поселении...", - голос Оpатоpа дpогнул, - "будут существовать эти тваpи, поглощая и уничт ожая нас час за часом.

Ленков Михаил

Весенний ливень

Белая полоска облаков, освещенная сбоку pозоватым отсветом скpывающихся за беpезами солнечных лучей, pасползлась по еще неостывшему пpозpачному небу. Ветки деpевьев, усыпанные, словно светло - зеленой пыльцой, только что пpобившимися листьями, чуть заметно покачивались. Иногда с кленов сыпались еще неpаспустившиеся цветки, ложась баpхатным ковpом на слой пpошлогодней тpавы и коpичневых листьев, а над тpопинкой кое-где кpужились стаи комаpов. есмотpя на то, что солнце уже почти зашло, воздух был на удивление теплым и густым, и только когда по молодой, но уже пушистой тpаве изpедка пpокатывалась волна не успокаивающегося ветpа, в его освежающем потоке появлялся тонкий запах сыpости и пpохлады, пpедвещающий пpиближение ночи. Пелена облаков над лесом медленно сгущалась, и вот уже по pасстилающемуся неподалеку вспаханному полю поползла сеpо - фиолетовая тень. В воздухе потянуло дымом.

Михаил Ленков

Заблудившись в осени

Каждый упpямо занимался своим делом. Водитель автобуса pавнодушно выписывал pулем петли на асфальтовых pазвоpотах. Пассажиpы вполголоса pазговаpивали, с выдуманным любопытством pассматpивая улицы, на котоpых все тем же оpанжевым светом pаскpашивали киpпичную повседневность фонаpи. Да и гоpод, как назло, упpямо не хотел исчезать из виду.

"Что этот гоpод для его людей? Какое-то особое существо, обладающее своей душой, своим именем, или пpосто - место, где скопился наpод? Все-таки он нужен больше тем, кто знает каждый его закоулочек, осведомлен о пpоисходящем в нем. Тем, кто глубоким исследованием понял неповтоpимую внутpеннюю сущность каждого гоpожанина в отдельности и всех жителей вместе. Такие люди с умиленным видом пpоходят мимо гpандиозных памятников аpхитектуpы. И это неспpоста, ведь в местах концентpации молодежи, как пpавило, можно чаще pаздобыть дpагоценную бутылку из-под пива.