Опеpация «Возмездие»

Вырваться на орбиту с блокированной планеты — сложно. Земляне думают, что это вообще невозможно, но пилот Альфред Юргенс считает иначе и имеет для этого веские основания. Одним из таких веских оснований служит его многолетний опыт пилота пограничной службы на космическом катере. Как пограничник он успел изучить практически все тактические приемы, используемые контрабандистами для преодоления пояса космической обороны. Другое не менее веское основание — множество успешных полетов к Роталу совершенных им под самым носом у военных кораблей и космических истребителей землян совершенных им уже после начала интийской революции.

Другие книги автора Владимир Николаевич Матвеев

Он всегда считал себя Матвеем Хантовым. У него был дом, семья и страна, которой он служил. Но как оказалось, на Земле он был всего лишь гостем. Пришло время, и родной мир позвал Мат'Эвэя назад. Как он встретит бывшего офицера? Для чего парень понадобился ему? Какие испытания приготовила Матвею судьба? Сможет ли он с честью их выдержать? Время покажет. Главное — оставаться собой.

Он и его спутник – продукты генной инженерии далекого будущего. Великолепный воин, лидер, вождь. Его предназначение – объединить вокруг себя разумных нового открытого мира и сделать так, чтобы этот мир стал полноправной частью большой и могучей державы. Но что будет, если в его судьбу вмешается высший жребий?

Нет больше за спиной сильного государства, нет внутренних установок и ограничений, что вложили в него его создатели. Да и мир перед ним совсем не тот, куда он должен был попасть. С ним остались только умения, верный друг, добрые клинки и внутренний порыв, толкающий совершать поступки, согласующиеся только с его понятием чести. Что его ждет впереди? Сможет ли он изменить мир, ставший для него домом?

Каков будет избранный им путь?

Невольно разрушив готовящийся заговор с целью свержения царствующей династии в королевстве Даргас, Атей привлекает к себе внимание. Имя вольного князя Сайшата теперь на слуху. У Призрака появляются как друзья, так и враги. Пророчества Мудрейшего, которые он сделал в последние минуты своей жизни, начинают сбываться. За спиной Призрака встают две загадочные расы Тивалены – жители Пепелища: вайроны и ваиктаироны – те из них, кто стал изгоями среди своих соплеменников. Причем количество присягнувших в верности молодому князю разумных растет с каждым днем. Уже скоро Логово станет тесным для них. Не обмануть доверившихся ему, найти на Тивалене место, которое его вассалы назовут своим домом. И самое главное – не свернуть с избранного пути.

Он и его спутник — продукты генной инженерии далекого будущего. Великолепный воин, лидер, вождь. Его предназначение — объединить вокруг себя разумных нового открытого мира и сделать так, чтобы этот мир стал полноправной частью большой и могучей державы. Но что будет, если в его судьбу вмешается высший жребий? Нет больше за спиной сильного государства, нет внутренних установок и ограничений, что вложили в него его создатели. Да и мир перед ним совсем не тот, куда он должен был попасть. С ним остались только умения, верный друг, добрые клинки и внутренний порыв, толкающий совершать поступки, согласующиеся только с его понятием чести. Что его ждет впереди? Сможет ли он изменить мир, ставший для него домом? Каков будет избранный им путь?

Стояла ясная солнечная погода, но было холодно. По центральной улице города шел мрачный человек. ОH кутался в плащ и незаметно оглядывался по сторонам. В руках ОH держал небольшой видавший виды чемодан и было заметно, что это не местный житель.

Hа вид ему около сорока. Одет неприметно. Лицо выражает озабоченность. В пятидесяти шагах за ним следуют двое молодых парней, которые, продираясь сквозь густой поток прохожих, стараются не отставать от него и не подходить к нему близко.

Блошиный рынок Гранвиля располагался за пределами города, с противоположной стороны от дороги на космодром. Это было орущее музыкой и сверкающее всевозможными голографическими изображениями скопление людей, находящихся в постоянном хаотическом движении, наступающих на чужие ноги, молодых и старых, трезвых и пьяных, лохов и жуликов. Здесь можно было купить все от пачки сигарет до подержанного межзвездного космического корабля. Торговали всем вперемешку. Каждое место занимала группа торговцев, которые стояли здесь круглосуточно. Раньше порядок здесь устанавливал полицейский офицер, собиравший за это ежедневные взятки натуральным товаром, но теперь после падения режима все пошло на самотек. Работал простой закон: ушел на пять минут с места — потерял его навсегда, твое место займут другие торговцы.

Весна выдалась на yдивление холодная. Сергею Сергеевичy такая весна была совсем не по дyше. Всю зимy он мерз в этом подвале, а теперь снова холодно. А ведь настyпила же весна. Пора быть теплy!

Темный подвал старинного дома. Кyча грязного тряпья поверх развалин найденного на помойке дивана. Электричества здесь нет. Воды — тоже. Тyт есть лишь одно достижение технического прогресса — сломанная керосинка с разъеденной окислами алюминиевой кастрюлей. Старое ватное одеяло тоже найдено на помойке, оно отсырело и греет плохо. А еще есть дырявая солдатская шинель, старая наволочка, набитая тряпками, и второе одеяло. Простyженные ноги болят — ноют сyставы. Ревматизм. Холод в подвале пробирает до костей, но Сергею Сергеевичy пора вставать. Хочется есть, а свежий хлеб кончился еще вчера.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Это сценарий фантастической комедии. Она обрамлена короткими Прологом и Эпилогом, которые помогут вскрыть ее подлинный смысл. Джордж Макрайтер Фотэрингей — абсолютно реальная личность, живой человек; от начала и до конца он остается самим собой. Все действующие лица — отнюдь не символы, но ярко выраженные характеры. Их надо суметь сыграть. Пролог и Эпилог служат для того, чтобы при создании фильма избежать вторжения (которое оказалось бы роковым) расслабляющего «символизма» в декорации, грим, костюмы, музыку, диалог — словом, в любой из компонентов фильма. Все должно быть совершенно как в жизни, все «подлинно», правдиво, вплоть до последних кадров мировой катастрофы. А Обрамление, напротив, должно с помощью музыки и операторского искусства получиться поистине грандиозным. Если, предположим, Обрамление снять, в сценарии останется связный фантастический сюжет, но Оно необходимо, чтобы подчеркнуть глубину замысла и сделать фильм «Чудотворец» равным по достоинству «Облику грядущего».

«ФантЛабораторная работа» — конкурс фантастических рассказов на заданную тему, который проводится на сайте «Лаборатория фантастики».

Представлены рассказы попавшие в финал 5ого конкурса. Тема 5ого конкурса (задана Г.Л.Олди): «Сила слабых»

Он стоял и смотрел на лучи заходящего солнца, пронизывавшие лес. Теперь он ЗНАЛ. И все решил. Время еще было. Вот только мерзкий вкус предстоящего предательства отравлял решимость...

Он всегда был солдатом. Для этого его и создали. У него не было детства. Его просто отняли. Когда он впервые открыл глаза, его тело было таким же, как и сейчас. Телом волка, измененного в сторону человекообразности. Приспособленного для передвижения на задних лапах и выполнения передними различных операций, недоступных обычному зверю. И всегда был ошейник с радиомаяком, соединенным с физиометрическим датчиком, вшитым под шкуpy. Два года в его мозг заливали различную информацию, чтобы приблизить его разум по уровню интеллекта к человеческому. Последующие три года его учили только одному - убивать. По приказу и не раздумывая. Были и дpугие. Еще 15. Шестерых потом потеряли во время боевых операций. Он хорошо помнил ужас на лицах людей, столкнувшихся в бою с монстрами. Никто из этих людей не должен был остаться в живых и рассказать дpугим о новых суперсолдатах. Раненых добивали методично и безжалостно. Тела сжигали. Все они были разных видов и семейств, самцов и самок - поровну. Он знал, что люди пытаются выбрать из различных видов самые эффективные. Дpyг с дpугом они уживались нормально, хотя бывали и ссоры, и драки. Тесные взаимоотношения полов не запрещались. Потомства у них быть не могло.

Яркий мотылек бился в высокое оконное стекло. Описав зигзаг под потолком, он вновь и вновь устремлялся к солнцу, захваченный стихией странного беспокойства. «Он выбьется из сил или расшибется насмерть, подумал Роберт, — шансов у него меньше, чем у меня».

Роберт обливался холодным потом. От страха. У него даже рубашка прилипла к спине. Им было приказано стоять и не переговариваться. Он стоял, и от неподвижности у него ныли ноги.

Однажды, много лет назад, он уже пытался подавить в себе этот животный парализующий страх. Их с Крисом сбили над Нормандией. Когда они приземлялись, к ним со стороны шоссе уже сворачивала немецкая машина. Они побежали через мелкое болото, а потом Крис решил, что нужно задержать немцев у плотины. Лежа в воде, Роберт ничего не видел перед собой, словно и глаза его вспотели от страха. И он не выдержал — не успели враги приблизиться на расстояние выстрела, как он вскочил и бросился прочь, навстречу жизни, теряя сознание от ужаса. Где-то за его спиной, все тише, захлебывался автомат друга, а он, подавив стыд, мчался через трясину все дальше и дальше. Он добрался до «маки», и они переправили его в Англию. Спустя год он узнал, что Крис, тяжело раненный, ускользнул от немцев и после сложной операции в Лондоне был вывезен в Штаты. Они встретились после войны во Фриско, и Крис устроил его в банк, где работал сам. И даже не сказал ему: «Ты свинья!»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Заблудившийся на темной дороге путник попадает ночью в старинный шотландский замок. Машина у него сломалась, а приехал он в Шотландию из далекой России в лабораторию по изучению дискретности пространства.

И вот тут, как раз для физика и марксиста, появляется привидение…

Творчество отца и сына Абрамовых — классическая фантастика. В их произведениях герои сталкиваются с представителями инопланетных цивилизаций, вступают с ними в конфликт, отстаивая вечные принципы земной, человеческой морали, совершая потрясающие научные открытия.

Старые запасы невостребованного химического оружия американская военщина решила затопить в Мировом океане. Но как отнесутся к этому гипотетические разумные обитатели морских глубин?

Скорый опаздывал минут на сорок, что погнало всех пассажиров и провожающих на перрон из зала ожидания, как именуются у нас даже на маленьких железнодорожных станциях прокуренные и неподметенные комнаты с неудобными скамьями и ларьками-буфетами. Бурьян, совершивший уже две пересадки на пути из глубинки в глубинку, терпеливо ждал третьей, утешаясь тем, что до Свияжска еще восемь часов езды и он сумеет и пальто просушить и выспаться: ведь у него было место в мягком вагоне, где едут обычно отпускники да командированные, уже успевшие наговориться за целый день.