Опасная болезнь

Сергей Чекмаев

ОПАСНАЯ БОЛЕЗНЬ

С недавних пор Вера Александровна стала замечать, что с любимым внуком Андрюшенькой творится неладное. А началось все примерно в начале лета, когда за хорошую учебу дочь с зятем подарили Андрею давно вожделенный компьютер.

Как-то внук пришел из школы с лучшим другом Женькой. Вера Александровна обрадовалась...

Женя был мальчиком субтильным, и его все время хотелось подкормить. Однако от обеда Андрей - а вслед за ним и Женька - отмахнулись, чем несказанно оскорбили бабушку, и, включив компьютер, уткнулись в экран. Загрохотали выстрелы, жуткие предсмертные крики наполнили квартиру. Вера Александровна поежилась, но ничего не сказала - к подобным звукам, доносящимся из комнаты внука, она уже успела привыкнуть. Даже на леденящий душу рев ("Это хозяин, Женька, бей его гада! Ракетой! Э-эх, ну что же ты!) она не обращала внимания - сосед сверху, сторож Аркадьич, к третьему дню запоя, бывало, орал и похлеще.

Другие книги автора Сергей Владимирович Чекмаев

Сатанисты, получившие от своего Властелина невероятную, чудовищную Силу...

Маги, предводительствующие темными сектами — и высасывающие души своих последователей...

Амазонки, снова и снова готовые жестоко обрывать мужские жизни во имя Тайной Богини...

Зло, которое правит нашими улицами и городами не в сказках и легендах, но — в реальности.

Зло, которое завладеет нашим миром — если на помощь не придет сверхсекретная спецслужба со странным названием «Анафема»...

Что будет, если Клуб самоубийц из рассказов Стивенсона воплотится в современной России и сразу же шагнет во всемирную Паутину? И из декадентского развлечения для любителей пощекотать себе нервы превратится в зловещее подобие тоталитарной секты? Что будет, если ее создаст самозваный духовник и недоучившийся психолог? И кто сможет остановить его, когда он захочет сделать отсрочку от суицида прибыльным бизнесом?

Продолжение нашумевшего романа Сергея Чекмаева «Анафема» и лучшие рассказы за отчетный период – десятилетие творчества автора – под одной обложкой.

Про рыбацкие и охотничьи байки знают все. Это когда собираются в пивнушке лысеющие мужики в болотных сапогах и камуфляже, и начинают, размахивая руками, хвастать друг перед другом несуществующими трофеями.

«А у меня во-о-от такая щука вчера сорвалась! Веришь?»

«Я зайца подстрелил на прошлой неделе. Не поверишь – размером с дога. Жаль ушел, зараза. Что б мне, если вру!»

Добыть невиданного зверя как обычно помешали некие досадные обстоятельства. А то бы я..! У-ух!

2033 год. Немногие пережили последний день человеческой цивилизации, когда рукотворное пламя вспыхнуло «ярче тысячи солнц» и вся Земля превратилась в радиоактивное пепелище. А те, кто годы спустя выбрались из подземных убежищ, уже не могли остаться прежними — их души выгорели дотла, а ядовитый пепел осел в сердце, покрыв его черной коркой: в нем больше нет места для любви и дружбы, жалости и сострадания. Законы нового Мира Пепла жестоки и неумолимы — здесь выживает не просто сильнейший, но самый беспощадный и бесчеловечный, готовый на любую подлость, любую низость, любое зверство.

Однако даже в этом радиоактивном аду еще остались те, кто сохранил в себе живую душу и искру человечности. Судьба свела их вместе — две жизни, два мира, двух людей…

Но людей ли?

Рассказ опубликован в антологии «Гуманный выстрел в голову». «АСТ», «Ермак», 2004 г.

Изделие оказалось на удивление лёгким. Марк без посторонней помощи доволок контейнер до грузового люка, поставил на подъёмник и махнул водителю: поднимай, мол. И рывком запрыгнул в кузов. Снаружи фургон выглядел заслуженным ветераном, даже слоган «Еда всегда рядом, только позвони» чуть выцвел от солнца. На бампер нацепили какую-то побрякушку из тех, что вешают суеверные шоферюги, а поперёк заднего крыла красовалась надпись по грязи: «Помой меня!»

Как избежать ненужной и заранее обреченной на провал войны с соседями по Галактике, каждый из которых желает урвать себе систему-другую? Как пройти по тонкому лезвию слов, не соврав, но и не сказав истины? Читайте рассказ Сергея Чекмаева и Владлена Подымова о нелегких буднях Консула Империи людей.

Сергей ЧЕКМАЕВ

ДОТЛА

- Девушка, ну сколько можно!., - устало воскликнула стоящая передо мной пожилая дама с огромной, туго набитой сумкой.

Молоденькая медсестра, острой мордашкой чем-то неуловимо похожая на колли, не обращая внимания, звонко процокала каблучками вдоль по коридору. Очередь проводила ее осуждающим взглядом.

Был бы я нормальным больным, самое время начинать возмущаться: действительно, сколько можно! Получить медкарту в регистратуре - целый подвиг. Пока регистратор, неторопливая старушка - божий одуванчик, отыщет хотя бы одну, уже полдня пройдет. А приставленная к ней помощница то и дело бегает курить и крутить задом в рентгеновский кабинет. А очередь, конечно, знает все. Удивительно, с какой скоростью распространяется бесполезная информация! Кто, когда и зачем сказал вот этой спортивного вида молодой мамаше с низким грудным голосом, что в рентгене устанавливают новый аппарат для флюорографии, что понаехало аж пятеро молодых мастеров-наладчиков, а коллектив в поликлинике сплошь женский, даже хирург и гинеколог, так что сами понимаете... Только я не простой пациент.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Специалисту по связи Джеффу показали мистера Неллита, гостя-антареанина, стройную золотистую тварь в перьях. Он приехал чинить гиперрадио. К началу второй недели работы антареанину выделили комнату в одной из квартир через двор от Джеффа. В тот же вечер они устроили в честь Неллита вечеринку. Жена Джеффа, красотка Мардж, целый вечер проговорила с Неллитом. Затем Джефф стал частенько видеть их по вечерам в садике на крыше. А затем…

© ozor

Месть, пылающая в душе Айрона Коэна, открыла ему путь к самой необычной форме жизни во Вселенной. Но враг, с которым он схватился в Поединке, есть существо, чей разум исчисляет миллионы лет… локального времени. И в этой непостижимой, холодной душе живёт свой неугасимый огонь.

В кабинете Писателя-фантаста длинными рядами теснились книжные шкафы. Сквозь стекла были видны корешки десятков тысяч книг. На почетном месте стоял шкаф с произведениями самого хозяина кабинета. Писатель сидел в кресле, за рабочим столом, а Журналист, берущий у маститого автора интервью, напротив. Календарь на столе показывал 24 ноября 2055 года.

— …Уэллс? — без всякого выражения переспросил Писатель. — Вы сказали — Уэллс?

— Ну, конечно же, Уэллс! — воскликнул Журналист.

Слова были легкими поглаживаниями, приводящими ее в себя. «Эй, привет. Приве-е-ет!»

Она чувствовала свет сквозь веки и знала, что если откроет глаза будет больно, и ей придется закрыть их ладонью чтобы свет едва проникал сквозь пальцы.

«Поговорим?» — сказал мягкий мужской голос.

Наконец, ее сознание просветлело настолько, что она удивилась: где же ее мать? Она воззвала к дальним уголкам своего сознания, но ответа не было, и не могло быть. Однажды она позволила матери войти и «выбросить» ее обратно не представлялось возможным. Это не было так просто как если бы она, например, позволила матери войти в ее дом; не было обратного пути с тех пор как мать оказалась в ее голове, потому что не было тела куда она (мать) могла бы вернуться.

Фелиси нравился доктор. Он был уже немолод, но какое энергичное, по-настоящему мужественное лицо! Какая стремительная, уверенная походка, и какие широкие грудь и плечи! А глаза, в которых порой вспыхивал странный внутренний блеск — это были глаза подлинного рыцаря Науки, её фанатика, который во имя неё не остановится ни перед чем.

Почти каждый день доктор приносил Фелиси коробку шоколадных конфет. Конечно, он говорил, что это лекарство — будто шоколад повышает давление и вообще помогает против малокровия и анемии, но стоило Фелиси обмолвиться, что её любимые конфеты — «птичье молоко», как на её столе стали появляться именно они.

Пыль текла быстрыми ручейками по тёмно-красному камню Пути.

Полярные ветры вернули себе владычество ещё на одну зиму — Солнце отдалилось от планеты, и ледяные поля севера притягивали к себе влагу.

Вирх легко качнулся, впитывая в себя заряжённые частицы, искрящиеся в потоках углекислого газа — надо было напитать тело теплом и электрическим зарядом перед долгой зимой… и очередным забегом среди багряных дюн, скрывающих под собой полярную шапку.

Ну наконец-то. Я принял твердое решение. Война закончена, и, как только «Солнечный удар» осуществит посадку на Земле, я сдам своих пленников какому-нибудь чиновнику трибунала по военным преступлениям и снова стану абсолютно гражданским лицом. Я буду свободен делать что хочу — пить вино, петь песни и... ну, вы понимаете, что я имею в виду, — в общем, весь набор.

Коммуникатор, установленный на потолке приятного, нежного цвета, показывал оставшееся расстояние — два миллиона миль. В общем, пара пустяков! Это путешествие вообще оказалось очень приятным. «Солнечный удар» — роскошная частная космическая яхта, реквизированная для нужд земного Космического флота — для доставки моих необычных подопечных в руки правосудия. Я надеялся, что когда-нибудь я смогу позволить себе такую яхту. После того как много лет пробуду сугубо гражданским человеком...

ГГ романа, женщина с Земли по имени Ирина, внезапно оказывается в Галактике. Ее похитили и подбросили на планету с красивым названием Анэйва с какой-то непонятной целью непонятно кто. Она растеряна, она ничего не понимает, вдобавок ей стерли память, жестоко ранили…

Ей придется примириться с этим странным непонятным миром. Научиться жить в нем. Преодолеть немало терний. Хлебнуть вдоволь испытаний из наполненной до краев чаши. Ведь Ирина — не супергерла, она самая обычная, среднестатистическая, как принято говорить, женщина, без вагонетки амбиций и налета здоровой стервозности, вдобавок ее личность искалечена необратимой потерей памяти.

Но она хочет жить — и выживет.

Хочет вернуться домой — и вернется.

Правда, ей еще предстоит понять, где находится ее дом — на Земле или Анэйве.

Но в итоге она даже будет счастлива… насколько сумеет.

Вдобавок, тот, кто стер память Ирине… и тот, кто хотел через нее отомстить некоторым высокопоставленным лицам на Анэйве, — они оба расплатятся за свои гнусные дела. Но месть свершится. Частично… пострадают не все, кто должен был пострадать по изначальному плану.

Но добро и справедливость — такие интересные вещи. Если, не раздумывая, готов бросить на кон чужую жизнь, в данном случае, жизнь Ирины во имя своих идеалов и целей — будь готов к тому, что кто-то другой распорядится уже твоей жизнью. Высокопоставленные лица Анэйвы получили свое поделом.

И пусть не говорят, будто не знали, на что шли!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Чекмаев

ОТПЕЧАТОК

Нет, кто бы знал, как отвратительно встречать Новый Год в одиночку! Врагу не пожелаешь! Не бывает же праздник для одного. Для себя не хочется готовить, накрывать стол, наряжать елку, даже доставать ее с антресолей не хочется. Как здорово было в прошлом году... впятером с девчонками с курса они часа два собирали непослушную елку, обвешивали пластиковые ветки старыми игрушками, на крестовину подставки набросали пару килограмм ваты, - снег, вроде как.

Сергей Чекмаев

ПЕРЕСЕЧЕНИЕ

Семьдесят лет! Олег, дай ему волю, намалюет фосфоресцирующей краской эту цифру в холле института. С чего бы такая паника? Если Стоктон подкинет, наконец, давно обещанный грант ЮНЕСКО, можно будет уже работать спокойно, а не делить, как базарные торговки, компьютерное время, выкраивая часы и дни у сна, семей, любимых. Хорошо бы еще Костюков пробил у штатовцев разрешение на закупку суперкреев этой новой пятитысячной серии. А то они все категориями холодной войны думают, кое-что из наноэлектроники до сих пор в стратегическое сырье записано.

Сергей Чекмаев

ПОЧТИ КУРТУАЗНЫЙ РОМАН

И ничего в этом нет такого... Ни захватывающего дух, ни потрясающего. Когда неожиданно налетевшая стремительная тень подхватила и понесла меня, я даже не успела испугаться. Зато очень ярко ощутила собственное унизительное положение. Ну, представьте себе, сначала фрейлины полтора часа мучили меня неподвижностью, чтобы точно по канону уложить каждую складочку, а теперь все полетело к чертям, одежда растрепалась, да еще ноги неприлично обнажились задранным выше лодыжек подолом. Каждый простолюдин, из тех, что не разбежались при появлении дракона, может пялиться на мои ноги.

Сергей Чекмаев

СОН - ХУДШЕЕ ЛЕКАРСТВО

Завтра кто-то утром в постели поймет, что болен неизлечимо...

"Следи за собой"

"Кино"

Доктор суетливо перебирал разложенные на столе результаты анализов. Изредка стрелял по Стефу взглядом, потом снова опускал глаза. Будто стыдился чего-то. Может, просто устал - тяжело целый день пропускать через себя боль, надежды и сломанные судьбы за нищенскую зарплату, которую только полгода как начали вовремя выплачивать.