Они пришли к городу

Джо Динмор.

Малькольм Стриттон.

Кадуорт.

Сэр Джордж Гедни.

Элис Фостер.

Леди Локсфилд.

Филиппа Локсфилд.

Дороти Стриттон.

Миссис Бэтли.

Постановка может быть осуществлена в соответствии с возможностями, которые предоставляет сцена того или иного театра.

Действие происходит в течение дня, у стен необычного города. В глубине сцены слева – башня, которая является частью городской стены. По центру башни большие, массивные входные ворота, открывающиеся вовнутрь. От башни направо вдоль всей сцены тянется стена со смотровой нишей. К стене ведут несколько ступенек. На верхней ступени справа небольшая площадка, стоя на которой можно обозревать полностью скрытый стеной город. За стеной простирается широкое и высокое небо.

Рекомендуем почитать

Семья Конвей:

Миссис Конвей.

Алан.

Мэдж.

Робин.

Хейзел.

Кей.

Кэрол.

Прочие:

Джоан Хелфорд.

Эрнест Биверс.

Джеральд Торнтон.

Действие происходит все время в одной из гостиных загородной виллы миссис Конвей, в богатом пригороде небольшого промышленного города Ньюлингхема. Первое и третье действия происходят осенним вечером 1919 года, второе действие — осенним вечером 1937 года.

Итак, найден клад и предстоит его поделить. Однако это не так-то просто. Тем более в компании оказывается человек, услуги которого, оказывается, так ценили кладоискатели, но не имеющий своей доли сокровищ. Справедлив ли предложенный им новый способ дележа, и кому же достанется сокровище?

Мистер Кремен.

Миссис Рид.

Перси Рендл.

Айви Рендл.

Матушка Пек.

Гарри Тулли.

Незнакомец.

Действие происходит в северо-восточной части Лондона в кабачке «Роза и корона». Ранняя осень. Вечер.

На сцене – кабачок в бедном квартале северо-восточной части Лондона. Если спектакль с декорациями, то на сцене – мрачная, унылая комната с занавешенным окном и выцветшими рекламами на стенах. На заднем плане в центре дверь (ею пользуются) – простая одинарная или обычная двустворчатая. Бара с напитками нет, но предполагается, что он на авансцене, то есть на четвертой, невидимой стене. Зато через всю сцену тянется крепко сколоченная стойка бара длиной около двенадцати футов. Хозяина на сцене нет, хотя предполагается, что он есть, актеры делают вид, что берут у него напитки и расплачиваются; но если режиссеру захочется, чтобы в руках актеров были кружки – и так будет лучше, – стойку надо сделать помассивней и на ее задней части, невидимой зрителям, прикрепить полки, с которых актеры будут незаметно брать кружки.

У мистера Кэттла, управляющего единственным банком в небольшом провинциальном городе Брикмилле, жизнь очень строго организована: подъем, завтрак, в 9:00 он уже на работе в банке, обед, потом снова работа, в 18:00 конец рабочего дня и так каждый день. Но вот однажды, обычным дождливым, сырым и пасмурным английским утром, уже почти добравшись до своего банка, он вдруг останавливается у витрины магазина, торгующего детскими игрушками. Велико же было удивление миссис Твигг, экономки мистера Кэттла, когда она снова видит его в доме с мешками покупок, и слышит от него заявление, что на работу он больше идти не желает…

Другие книги автора Джон Бойнтон Пристли

Повесть о верной любви, предприимчивости и прогрессе в век короля Артура и в век атома.

J.B.Priestley. Dangerous Corner, A Play in Three Acts (1932).

Действующие лица:

Роберт Кэплен.

Фреда Кэплен.

Бетти Уайтхауз.

Гордон Уайтхауз.

Олуэн Пиил.

Чарлз Трэвор Стэнтон.

Мод Мокридж.

Место действия – гостиная в доме Кэпленов в Чантбари Клоэ. Время – после обеда. Декорация – одна на все три действия.

Столовая в довольно большом пригородном доме преуспевающего фабриканта, обставленная хорошей, добротной мебелью того времени. Вся обстановка производит впечатление прочного и тяжеловесного комфорта, а не теплого домашнего уюта. (При использовании реалистических декораций следует поворачивать их, отодвигая назад, как это делалось в постановке «Олд Вик» на сцене Нового театра. Тогда обеденный стол в продолжение первого действия будет находиться по центру, недалеко от авансцены; во втором действии стол переместится в сторону и назад и станет виден камин; в третьем действии обеденный стол со стульями окажутся еще дальше, в глубине сцены, а перед камином, ближе к зрителям, может появиться столик с телефоном. Тем режиссерам-постановщикам, которым хотелось бы избежать сложностей, связанных с двумя перестановками декораций и тщательной пригонкой необходимых дополнительных задников, можно с чистым сердцем посоветовать обойтись без традиционной реалистической декорации — хотя бы потому, что обеденный стол может оказаться помехой. Вплоть до появления инспектора сцена освещена розовым светом, создающим интимную обстановку, а затем освещение делается более ярким и «жестким».)

Наступает момент, когда даже самый благопристойный английский джентльмен хочет пережить настоящее приключение, ощутить соленый морской ветер, вдохнуть воздух далеких, экзотических стран, покорить сердце таинственной незнакомки…

Вот и Уильяму Дерсли, преуспевающему молодому человеку, пришла пора покинуть свой городок и отправиться на поиски таинственного острова, который якобы открыл где-то в Южных морях его эксцентричный дядюшка.

Вместе с ним под парусом выходит суровый морской волк, скучающий бизнесмен и прекрасная американка…

Так начинается один из самых увлекательных и остроумных романов Джона Бойнтона Пристли.

«Улица Ангела» Джона Бойнтона Пристли — роман, в котором автор обращается к феномену «психологии успеха», ставшей в Британии в 30-х гг. XX века настоящим культом для молодежи.

Идеалов нет.

Любовь — просто миг отдохновения в бешеной погоне за наживой.

Дружба — наивная детская фантазия.

Герои романа, продавшие душу «желтому дьяволу», готовы на все ради богатства и положения в обществе, — и слишком поздно приходит прозрение, как непомерно высока цена вожделенного успеха…

«Затемнение в Грэтли» записано пером человека, глубоко озабоченного судьбами нации и культуры. Симпатия автора к герою, к его патриотической миссии по выявлению немецких агентов на оборонных предприятиях Англии несомненна. Столь же несомненно его презрение к циничным и беспринципным торгашам, которые наживаются на страданиях народов. Как всегд Пристли решает тему стилистически точно и выразительно.

Джон Бойнтон Пристли

Другое Место

Неподалеку от Бакдена, в верховьях Уорфа, в долине среди высоких торфяных холмов лежит Хабберхолм - прелестное крошечное местечко: старая церковь, паб и мост через Уорф, в пору таяния снегов довольно полноводный. Летом он обычно мелеет, и тот, кто после двухчасовой прогулки дожидается открытия паба, может скоротать время на мосту, глядя, как блестит и играет вода. Когда я подошел, там уже стоял коренастый черноволосый человек лет сорока, явно чем-то разочарованный; он мрачно смотрел вниз и жевал потухшую сигару. "Неужели Хабберхолм ему не понравился?" - подумал я и заговорил с незнакомцем.

Саймон Кендл – известный художник.

Сэр Эдмунд Кендл – сын художника.

Фелисити – дочь сэра Эдмунда.

Гермиона Бикли – дочь художника.

Кеннет Бикли – сын Гермионы.

Джодж Бистон – хозяин гостиницы.

Хильда Бистон – хозяйка гостиницы.

Стэн Бистон – их сын.

Томми Дарт – рабочий в гостинице.

Доктор Эдж

Сэр Джеффри Брок – врач.

Сэр Маркус Коннор – представитель национальных галерей.

Генри Марч – адвокат.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Анатолий Дьяченко

ФАНДАНГО

Сто страниц с антрактом

ОН

оН

Он

он

СИЛЬПИАНА

На сцене ОН

ОН и оН под руки тащат обмякшего его.

он: /Ему злобно/. Харапатахатэмэрапатаха.

Он: Харамахирата-ха-ха-ха /Весельчак/. /Перехватили поудобнее/.

оН: /Злобно ЕМУ/ Хамарэк.

ОН: /Невозмутим/.

Он: Хамарэк махамапатам-ха-ха-ха /Сморозил/.

ОН: /Ухмыльнулся/.

оН: Хараматитиду харма-у. /С большим сомнением по поводу лежащего/.

Бет Хенли

ИЗОБИЛИЕ

Пьеса в двух действиях

Действующие лица:

Мэйкон Хилл

Бесс Джонсон

Джек Флэн

Уильям Кертис

Профессор Элмор Кроум

Время действия:

Действие пьесы охватывает двадцать пять лет, начиная с конца 1б60-х годов.

Место действия:

Территория Вайоминг, позднее - Сент-Луис, штат Миссури.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Сцена 1

Конец 1860-х годов. Утро. Весна. Почтовая станция на территории Вайоминг. Бесс Джонсон, молодая женщина, сидит за столом, сжимая в кулаке три письма. У нее под ногами сумка. Одета она в перепачканный дорожный костюм с оторванными пуговицами.

Александр Найденов

Вперед и с песней!

радиопьеса

в одном действии

В основу пьесы взяты фонограммы бесед и факты из жизни  Ратушной Ларисы

Порфирьевны

поэтессы, актрисы, заключенной ГУЛАГА, инженера-геолога.

Действующие лица:  Яковенко Амалия Павловна

Светлана

Вадим

Тельпугов

Нелегал

Подъехал и остановился автомобиль, мотор заглох. Хлопнули дверцы.

Светлана.  Приехали. Телекамеру доставай.

Нина Садур

HOC

ПЬЕСА В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Ирма Ахтулова.

Наташа.

Володя.

Толик.

Марина.

Бедная квартирка. На стене фотография парня. Девушка Ирма, похожая на этого парня, ждет гостей, она накрыла стол. И все время смотрится в зеркальце и особенно разглядывает свой носик.

За окном весна. Много солнца в комнате, мокрый, чистый пол. Звучит песенка. Ее поет как будто хриплый бродяга: У меня веретено-веретенце,

Нина Садур

СИЛА ВОЛОС

ПЬЕСА В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ

Памяти Жени ХАРИТОНОВА и в его манере Возлюбленных убивают всегда.

О. Уайльд

Участвуют:

Волосы.

Вошка.

Участвуют без слов:

Эргали, Дама, Именинница, Гости.

Один волос. Слышали? Слышали?

Другой волос. Тише. Тише.

Один волос. Слышали? Слышали?

Другой. Тише. Ну тише!

Один. Слышали новость?

Третий. Новость?

Петр 'Roxton' Семилетов

МУХА В СУПЕ

(мини-пьеса, написанная под "Hирвану")

Действующие лица:

Аванесов: посетитель ресторана, блондинистый тип. Официант: казенное лицо, наглые глаза. Леша, старший официант: подтянут, купеческая прическа с пробором посередине.

А также:

Игнатий Иванович, менеджер? Князь Тимирязевский: собственной персоной.

АКТ ПЕРВЫЙ И ПОСЛЕДHИЙ

(на сцене: обстановка среднего ресторана. За столиком на переднем плане: обедающий Аванесов, в глубине сцены, справа около стены, сидит великий князь Тимирязевский)

Петр Семилетов

ШИЛО-1

ПЬЕСА!

Действующие лица: Мать. Отец. Дочь. Сын.

Мать решает скандинавский кроссворд, сидя на диване. Рядом с диваном - кресло, на нем сидит отец. Локация сына и дочери не определены. Мать: Палуба на корабле. Четыре буквы. Сын: Hаст. Дочь: Сам ты наст. Отец: Hаст...Hаст...Hаааааст...Что-то в этом есть (задумчиво). Ах черт, все таки не наст! Мать: Так, следующее...То, чем думают. Сын: Ж... Дочь, перебивая: Ч... Отец, громко: МОЗГ! Мать: по буквам не подходит, тут вторая "ы". Дочь: Сколько букв в "разум"? Отец: Ра-зум - я думаю, пять. Сын: А может и нет. Отец: Раз ты такой умный, возьми калькулятор, проверь. Сын: А я вот возьму, проверю. (берет с полки калькулятор, нажимает на клавиши, поднимает голову) Сын: Результат - три. Отец: Дай-ка я посмотрю...Хм, действительно, три. Дочь: Hу вот ты папик и облажался! Отец: Даааааа. (надувает щеки) Даааааа. (встает с кресла, берет его за ножки и лупит о пол.) Мать: Столько шума... Отец: Мне надо было размяться...Засиделся... Сын: Hох-нох-нох. Дочь: Что это значит? Сын: Азбука Морзе. Отец: А знаете что? Давайте споем нашу, семейную? Мать: Давайте, давно ее не пели! Сын: Черта с два. Hикто петь не будет. Отец: Это что за номер? Почему? Сын: Я кой чего знаю. Мать: Hу и что? Сын: А я знаю кой чего. Отец: Hу тогда ладно, не будем петь. Мать: Hееет, я хочу песню! Отец: Дык сын говорит, он кой что знает... Дочь: Какой сын? Отец: Да вот этот, приемыш. Дочь: А, пригрели змею на сердце... Мать: А он еще и знает кой чего. Сын: Дааа, кой чего знаю! Отец: Давайте его нафафнюем. Мать: Это как? Отец: Вот так. HАФАHАФАHАФАHАФАФАФАФАФАHАФАHАФА! Присоединяйтесь! (одновременно) Мать: HАФАHАФАHАФАHАФАФАФАФАФАHАФАHАФА! Дочь: HАФАHАФАHАФАHАФАФАФАФАФАHАФАHАФА! (Сын закрывает уши ладонями и убегает со сцены) Дочь: Мне он никогда не нравился. (Отец встает с кресла, берет его за ножки и бьет им о пол) Мать: Осторожнее! Соседи уже жаловались на шум! Отец: Hо мы ведь не жалуемся, когда они играют на пиле Римского-Корсакова. Мать: Hадо их застрелить. Дочь: Хорошая идея. Мать: Hет, мы их занафафанюем. Отец: Тогда пошли! Мать: Идем! (уходят)

Петр Семилетов

Шило-2

ПЬЕСА

Действующие лица:

Мать. Отец. Дочь. Сын.

(Мать возвращается домой с двумя чемоданами в руках. Отец сидит в кресле с газетой, дочь на диване смотрит телевизор)

Мать (бросая чемоданы): А, сволочи, не проветрено! (Подходит к креслу, на котором сидит отец, и пинком переворачивает его) Отец (истерично): Я имею место здесь сидеть! Мать: Это не нары! Дочь: Да уж! Сын (входя в комнату): Бом Шанкар! Дочь: Воистину бом! Мать: Ты сделал уроки? Сын: Это тайна черных дроздов. Мать: Факт! Отец: Я имею место здесь сидеть! Все: Пошел ты! Отец: Куда же я пойду? Все: Это тайна черных дроздов! Отец: Факт! Дочь: Потише, вы мешаете мне смотреть телевизор. Сын: А что идет? Дочь: "Тайна черных дроздов". Мать: Факт! Отец: А я имею место здесь сидеть! Я тут живу, понимаете? Я - ТУТ - ЖИ - ВУ!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Информационная война, электронная безопасность и технотеррор – вот линия фронта грядущих мировых битв. Дерек Вандевеер, компьютерный гений, чья карьера в качество кибервоина началась в роковой для США день 11 сентября 2001 года, привлекается на руководящую роль в сверхсекретную правительственную группу, занимающуюся информационной безопасностью. С этого момента кончается его спокойная жизнь…

Брюс Стерлинг, отец-основатель киберпанка, философ Мировой Паутины, социолог, провозвестник будущего современной науки, писатель, каждая книга которого своеобразная веха в литературной жизни Америки, в очередной раз открывает перед читателями яркую, неожиданную грань своего таланта.

Мир, в котором, в отличие от нашего, есть магия, погружается в хаос. Стране Вонар угрожают политические волнения, а крестьянские философы публично подвергают сомнению врожденные волшебные силы Высшего правящего класса. В это самое время молодая дворянка Элисте во Дерриваль интересуется жизненно важными вопросами – в первую очередь, своим дебютом при королевском дворе Шеррина. Девушка еще не подозревает о грубой силе, которая скоро разрушит её беспечную жизнь. Мир рушится, наступает время террора, и, чтобы выжить, героине вскорости придется вспомнить о своих ныне бездействующих волшебных силах.

Хотите верьте, хотите нет, но мне пришлось быть свидетелем всех описываемых событий, даже тех, которые являются интимными, поэтому я буду писать все так, как оно происходило.

Каких-то документальных данных того, что произошло, нет и быть не может. Даже милицейские протоколы не прольют свет на цепь невероятных событий, которые произошли в маленьком сибирском городке в самом центре Сибири.

Городок наш действительно маленький, всего лишь один миллион двести тысяч жителей, но там все знают друг друга и поэтому размеры города уменьшаются на расстояние, пока не встретишь незнакомого для себя человека.

Мы бежали по летнему, залитому солнцем тротуару, и катили перед собой обода велосипедных колес без спиц, подталкивая их или палочкой, или крючком, сделанным из стальной проволоки. Лязг тонкого металла обода об асфальт был громким, и он создавал ощущение нахождения в прозрачной кабине одноколесной машины, несущейся по тротуару при помощи волшебной силы, готовой поднять тебя ввысь и понести над землей, над твоим городом, над большой рекой и унести так далеко, куда не ступала нога ни одного путешественника.