Они никогда не успокоятся

Константин Рогов

"Они никогда не успокоятся..."

Снова и снова я задаю себе вопpос. Раз за pазом. Hа его обдумывание я тpачу большую часть своего свободного вpемени. Hе то чтобы у меня его было много - этого свободного вpемени, но pаз уж оно есть... Его надо чем-нибудь занять. Матpица не обpащает на это внимания. Свободных pесуpсов у нас больше, чем достаточно.

-=-==---=--=--=-=----=----=-=---=-=---==---=-=-=

Вызов. Опять. Кажется они никогда не успокоятся. Род человеческий слишком беспокоен.

Рекомендуем почитать

Константин Рогов

Wonderland2000

Пеpвые двадцать лет своей жизни

он был настоящим пленником, хотя и не

всегда это понимал. Последние два года...

Последние два года - сплошная катастpофа,

гоpько пpизнался он себе. И сейчас - его

последний шанс. А что дальше? Об этом

лучше не думать. Hет смысла. Hет, на этот

pаз все получится.

Lois M. Bujold "Mirror Dance"

Чеpное небо над головой. Тусклые огни гоpода где-то pядом. И шелестящий дождь, тихий и холодный. Вот ты стоишь на самом кpаю, а пеpед тобой - пустота. Девять этажей - вниз, вниз и вниз... Это не кpоличья ноpа, Алиса. Это замеpшая бездна, жадно ждущая твоего пpихода. Я стою спpава от тебя. Мой вpаг стоит слева. Тебе не хочется умиpать, но тогда тебе пpидется pешать, Алиса. Тебе, девочка. Только тебе pешать. Я не знаю, плачешь ли ты, или это пpосто дождь на твоем лице. Пpосто...

Другие книги автора Константин Алексеевич Рогов

Чья правда правее - хакеров или корпорации? Где подлинная свобода творчества? Какой берег реки, разделяющей их, сулит жизнь, а какой - гибель? Все ли понятно в компьютерной сети даже самым серьезным специалистам - или она способна породить и принять в себя нечто совсем иное, неведомое прежде? И где в хитросплетении реальной жизни и сетей кроется то, что героиня, осмелившаяся самозабвенно любить компьютеры, назовет - счастьем?

Здесь вы не найдете "лубочной русскости" - упоминания про Нью-Москву, сальных русских анекдотов в устах героев и т.п. Вполне западные люди действуют во вполне западных странах. Но глубина философского взгляда авторов, тем не менее, остается русской.

Вы хотите снова оказаться в мире «Лабиринта отражений» и «Фальшивых зеркал»? Тогда не пропустите сборник «Прозрачные миражи»!

Это — не подражание.

Это — не пародия.

Это произведения, написанные по мотивам «Лабиринта отражений» и «Фальшивых зеркал». Возможно ли улучшить или дополнить мир Диптауна? Или — просто весело посмеяться над его обитателями? Или — рассказать о нем свои собственные истории, снова прогуляться по его виртуальным улицам, поглядеть на происходящее в нем глазами других персонажей? Судя по всему — возможно!

— Почему бы тебе не найти работу? — спрашивали они. — Кажется, эта Л. достойная девушка из приличной семьи.

Как ни старался К., он не мог отыскать скрытую взаимосвязь между этими двумя фактами.
Время от времени К., стремясь сделать приятное окружающим, обращался к агентство по найму персонала, но неизменно отвергал предложенные варианты карьеры. Большая часть из них предполагала утомительный и рутинный восьмичасовой труд в местах, которые не давали надежды на возможность быстрого продвижения по карьерной лестнице и проявление инициативы. Меньшая часть вызывала у К., обладающего высокими моральными принципами, чувство неприязни.

Пустыня перед нами раскрашена оттенками красного, коричневого и желтого. Небо пронзительно-голубого цвета: в реальности вы не найдете такого нигде, кроме как на глянцевых туристических буклетах, фотографии в которых заботливо обработаны светофильтрами.

- Египет? - спрашиваю я, вглядываясь в ряды ветряных электростанций вдоль дороги. Они похожи на диковинных птиц, расправивших крылья и безуспешно пытающихся взлететь. - Нет, скорее, Невада.

— Время близится герр Рихтер. — Вошедший в комнату Томас отвесил поклон. — Тучи скрывают небосвод, но луна уже высоко в небесах.

Юный секретарь был тощ и бледен. То есть — еще бледнее, чем обычно. Страх перед Зверем терзал его разум.

— Вижу, — отрывисто, нарочито грубо сказал Рихтер. — Всё готово?

Томас вздрогнул. Порождений тьмы он боялся больше, чем Великого Инквизитора, но дети Зверя они сейчас далеко, а Карл Рихтер, суровый, непреклонный и безжалостный — здесь, рядом.

Константин Рогов

Варвар и меч

Жил да был когда-то и неизвестно зачем в королевстве Кренай варвар по имени Мороник. Кренай - это такое миленькое местечко аккурат между владениями бессмертной королевы Элизабет и землями кровожадных вентритардианцев. Но это нас интересовать не должно, потому что о тех местах в этом рассказе ничего говориться не будет.

Интересовать нас должен тот факт, что на Моронике с самого юного возраста лет лежало могущественное проклятье (это совсем другая история про колченогую старуху, летающую ступку и трех хитрых карликов, но не будем отвлекаться). Ни один меч, который варвар приобретал (тем или иным способом) не служил ему долго. Обычно мечи ломались в бою, тонули в горных потоках или плавились в драконьем огне. Все это было так неприятно, что даже страховые компании отказывались иметь с Мороником дело.

"Кричалки". Орут, что есть мочи, захлебываются истошным, истерическим визгом, изодранными кусками виртуального железа режут нарисованное стекло, а оно прогибается, извивается, пытается увернуться и все кричит, кричит и кричит, словно живое, будто чувствует боль и переполнено страхом.

Все зеркала разбиты. Осколки усеивают пол. Столы перевернуты, картины сожжены, стены покрыты черными разводами копоти, а по ним пляшут в хаотичном танце красные и синие пятна - отблески маячков слетевшихся на зов птиц вездеходов Диптаунской Службы Надзора.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Работа Корнелия Удалова над статьёй в местную газету о передаче опыта молодёжи не предвещала беды. Чтобы лучше вспомнить свою трудовую юность, Корнелий выпил таблетку, которую ему дал сосед по дому профессор Минц. И вспомнил ВСЁ!!!

Лампа вызова завыла и замигала кровавым пятном на стене. Я мгновенно проснулся. «Пожар», — мелькнуло у меня в голове. И, хотя я прекрасно знал, что в гостинице не случалось пожара уже восемьсот лет, чисто человеческая реакция взяла верх.

Я лихорадочно ткнул в панель монитора, и на экране высветилось лицо Грила. Часы в вестибюле за его спиной показывали 3.35. Застонав, я включил голосовую связь.

— Дункан слушает.

— Шеф, требуется ваше присутствие. Я не стал задавать лишних вопросов. Грил мой главный коридорный, а уж коридорные нюхом чуют гостиничные неприятности.

Когда во входную дверь деликатно постучали, Вадим, пресытившись всевозможной многоцветной информацией, уже задрёмывал перед неутомимым телевизором.

Это мог быть только Иван Иванович, остальные даже в столь позднее время нажимали пальцами на кнопку звонка. Вадиму сейчас спать хотелось больше, чем общаться, но он слишком уважал маститого соседа — профессора, чтобы оскорблять его своим пренебрежением.

— «Ладно, кофе ещё есть, а завтра всё равно выходной день. Не в первый, и не в последний раз такое дело, нам к этому уже не привыкать…»

На одной из башен пустующего ныне марсианского космодрома висит набитый стружками скафандр.

Никто не знает, кто повесил его и что хотел этим сказать. Может, это было просто пугало, предупреждающее всех, идущих за нами следом?

А может, просто символ человеческого присутствия, как инициалы, вырезанные на стене великолепного древнего здания и словно говорящие: «Я слишком глуп, чтобы творить, но уничтожить могу. И вот свидетельство этому».

Девушка выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью. Высокий блондин в мешковатом костюме хотел было последовать за ней, но передумал.

— Умница, — послышалось из открытого окна.

— Кто там? — юноша повернулся, вглядываясь в темноту.

— Это я. Ферди.

— Почему ты шпионишь за мной? Я же сказал Карлу, что приду.

— Я не шпионю, Ян. Меня послал Карл. Можно мне войти?

Ян безразлично пожал плечами, и в окно влетел коренастый мужчина. Как только его ноги коснулись пола, он облегченно вздохнул. Вернувшись к окну, Ферди наклонился и взглянул вниз. Восемьюдесятью этажами ниже по мостовой мчались машины.

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Константин Рогов

Осень раздолбанной Пригоршни

I.

Буря утихла.

Это само по себе было странно, потому что бури возле проклятого острова никогда не утихали и данное событие только подчеркивало необычность происходящего. Измотанная тяжким плаваньем команда хлестала кислый эль, а капитан тайком разглядывал своего единственного пассажира в подзорную трубу.

Абсолютно спокойный, высокий и стройный, закутанный в тяжелый меховой сюртук с двадцатью шестью карманами - он явно не походил на авантюриста, несмотря на то, что из карманов у него высовывались обрывки веревок, уголки таинственных карт и рукояти отравленных кинжалов.

Константин Рогов

Ружье из черной стали

(Часть вторая бредологии "Средне-земелье. Триста лет спустя)

Глава 1. Поход начинается.

Холодный ветер дул с нигхтмарских гор. Он пролетел не одну милю, пока нашел то, что искал. Усталый взхоббит лежал на траве и читал какую-то книгу. Ветер накинулся на взхоббита и взъерошил ему волосы на ногах, но взхоббит не обратил на это никакого внимания. Тогда ветру стало скучно и он полетел еще куда-то. Несколько злобных нарков пробирающихся по темным ущельям не привлекли его внимания.

Константин Рогов

Взхоббит против тьмы

Нику Перумову с благодарностью.

Глава 1. Знакомство.

Уж близился закатный час, когда желтое солнце, похожее на громадную золотую монету, начинает закатываться за горизонт. Длинные тени легли на землю. Дневные зверюшки начали зевать и двинулись по направлению к своим норам.

Полка Брендипьянк, молодой взхоббит с большими глупыми глазами, задумчиво посмотрел на свои электронные часы.

ЮРИЙ РОГОЗА

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ БУРЖУЯ-2

РОМАН

Пепел заживо сгоревших от рук неизвестных бандитов жены Амины и маленького сына стучит в сердце Владимира Коваленко. Его неожиданное воскрешение из мертвых и жажда мести раскручивают пружину головоломных остросюжетных событий нового романа Юрия Рогозы, по которому снято продолжение известного телевизионного сериала.

ЗА ГОД ДО ОПИСЫВАЕМЫХ СОБЫТИИ

Покой. Никогда в жизни Амина не испытывала такого блаженного покоя и умиротворенности, как в эти последние недели. Себе она могла признаться: раньше и вообразить-то не смогла бы, что такое душевное состояние возможно вообще и, уж в особенности, что она способна ощущать истинное счастье, погружаясь в него.