Оля

Повесть о семье цирковых артистов. Действие происходит в годы Великой Отечественной войны. Автор книги — известный советский писатель — поднимает в своей повести важные проблемы, встающие перед юными и взрослыми героями произведения.

Отрывок из произведения:

Всамый разгар зимы, приехав в этот совсем чужой город, Елена Павловна Рытова с дочкой Олей вышли из тёплого вагона, прошли через вокзал и увидели сплошь занесённую снегом вокзальную площадь. Они спустились по ступенькам и остановились, оглядываясь по сторонам, не зная, куда двинуться дальше.

К счастью, они, наверное, тут не первые были, кто вот так же, сойдя с поезда, стояли и раздумывали: что делать дальше?.. Почти тотчас же к ним, скрипя по снегу, подъехали санки. Очень длинный худой человек тянул их за собой на пушистой, белой от инея веревке.

Другие книги автора Фёдор Фёдорович Кнорре

Повесть о приключениях храброго капитана Крокуса и его друзей — знаменитого циркового клоуна Коко, льва Нерона, музыкального поросенка Персика и многих других — это сказка.

В ней  рассказывается о громадном городе, которым правят такие жестокие, жадные люди, что они решают  запретить всех «живых» животных: дрессированных слонов и домашних собачонок, осликов и кошек, кроликов и львов — и превратить их всех в унылые заводные автоматы.

Весёлый клоун объявлен преступником, потому что в городе запрещён весёлый смех, отменены старые сказки, наконец, отменяется и само детство: все ребята должны пройти скоростные курсы и вместе с Дипломом Об Окончании Детства получить звание Маленьких Взрослых.

И вот о том, как ребята, не желающие лишиться детства, боролись, защищая свои любимые сказки, своих друзей-животных, помогали в неравной борьбе, полной опасностей и неожиданных приключений, мужественному капитану Крокусу и его неунывающему другу клоуну, и рассказывается в этой повести-сказке.

«Мысль написать этот рассказ родилась у меня зимним вечером в одном южном черноморском порту. Мы с несколькими матросами, сидя на покачивающейся палубе сейнера, разговаривали о том о сём, о сгоревшем подшипнике, мексиканской музыке и корабельных собаках. Снег лёгкими хлопьями садился на тёмную воду. Сигнальные огоньки на мачтах уже начинали свой долгий ночной танец, всё ниже кивая набегавшим с моря волнам. И на многих кораблях и корабликах, стоявших в порту, на разные голоса заливисто лаяли судовые собаки, перекликаясь перед сном, совсем как в деревне. Вот тогда-то я и решил написать об одной из них.»

Ф. Кнорре

Федор Федорович Кнорре

Ночной звонок

В шумном городе был еще вечер, хлопали, распахиваясь на остановках, дверцы полупустых автобусов, перескакивали, меняясь местами, цветные огни светофоров на перекрестках, из кино, где начались последние сеансы, сквозь стены неслись на улицу звуки гулких голосов, точно там галдели и ссорились великаны, а на пригородной даче пенсионера Лариона Васильевича Квашнина уже была ночь.

Свет в окнах давно был погашен, лягушки квакали по канавам, и мутно просвечивала сквозь дымные облака луна над вытоптанным дачным лесочком, где шелестели вершины старых, обломанных понизу берез.

Детская повесть об одном путешествии, с приложением подлинных записей бельчонка Черничные Глазки (в переводе с беличьего) с примечаниями переводчика.

Мальчик, страстно мечтавший о необитаемых островах, кораблекрушениях, опасных приключениях в тропических лесах, благополучно вырос в большом городе.

Но однажды всё же на его долю выпало приключение не менее опасное, чем те, о которых он мечтал в детстве.

Ни голод, ни морозы, ни дикие звери и вьюги, но полное одиночество и оторванность от людей оказываются самым тяжёлым испытанием для этого городского жителя, оставшегося, точно на необитаемом острове, среди засыпанных снегами пустынных лесов.

Тоску, одиночество и отчаяние помогает ему побороть подобранный в лесу подбитый бельчонок, такой же беспомощный, как он сам. Начинается как бы совместная жизнь двух приятелей. Давно повзрослевший мальчик, для которого нисколько не потускнели его радужные детские фантазии, теперь старается проникнуть в мысли, в жизнь своего приятеля, понять его характер.

Долгими ночами, под вой вьюги, при свете маленького язычка пламени в фонаре, одинокий человек начинает писать. А бельчонок сидит тут же рядом, на столе, внимательно следит за кончиком бегающего по бумаге карандаша, а иногда вдруг прыгает, стараясь поймать его лапками.

Много дней спустя, закончив рукопись, где он описывает беды и радости, мысли и приключения своего приятеля, человек озаглавит её так: «Дневник бельчонка Черничные Глазки».

Федор Федорович Кнорре

Мать

Задремавшие на рассвете в ожидании своей станции пассажиры зашевелились, стряхивая с себя сонливость, когда в купе постучал проводник.

Высокий чех со впалыми щеками и сердито торчащими рыжими усами открыл свои усталые добрые глаза, окруженные множеством морщинок, укоризненно закачал головой и протянул нараспев:

- Ай-ай-ай!.. Ай, как неладно! Так и не ложились совсем?

Пожилая женщина в темном платье сидела, повернувшись к окну, за стеклом которого в неясном утреннем свете едва начинали выступать из тумана непрерывно убегающие назад контуры деревьев, рассаженных по краям уходящего куда-то за холмы шоссе, кусок черепичной красной крыши, проглянувшей сквозь густые ветви цветущих яблонь, высокий шпиль костела...

Уже который день подряд крутые весенние облака мчались в чистом небе все в одну сторону — на север, точно и они тоже, как перелетные птицы, перезимовали где-то на далеком юге и спешили теперь домой, к берегам родного Балтийского моря.

Скользящие тени облаков неустанно взбегали на зеленые холмы литовской земли, ныряли в низины, проносились над крышами городов, и в каждом лесном озере и в каждой запорошенной мучной пылью лужице на базарной площади одинаково отражалась все та же сияющая синева неба и снежная белизна клубящихся на лету облаков…

Федор Федорович Кнорре

Родная кровь

В всякий раз после того, как "Добрыня", обогнув крутую излучину Волги, выходил на прямую и далеко впереди на желтом обрыве показывалась редкая сосновая роща, сквозь деревья которой розовели одинаковые домики Рабочего поселка, - над трубой, клубясь, возникал крутой столбик белого пара и гудок, тягучий и хриповатый, оторвавшись от парохода, летел над водой, к далекому обрыву на берегу.

И неизменно через минуту после гудка на пригорок к березе выбегала женщина, придерживая на голове пестрый шарф. Иногда ее опережала девочка или они бежали на пригорок вместе, держась за руки. Бывало, что с ними рядом оказывались двое мальчиков. Еще издали они начинали махать пароходу платками, руками или шапками, а с верхней палубы старший механик Федотов, приподняв над головой фуражку, сдержанно покачивал ею в воздухе и так же сдержанно улыбался (хотя улыбки его никто не мог видеть) - до тех пор, пока фигурки людей на пригорке не становились маленькими, как муравьи.

Федор Федорович Кнорре

Никому, никогда...

Конечно, он прекрасно слышал, как в соседней комнате ходят и разговаривают, пьют чай - звякают ложки, и чашки стучат о блюдца, - слышал, как под самым окном петух захлопал крыльями, набираясь духу, прежде чем закукарекать. Знал, что вот-вот войдет его будить мама, но все-таки лежал, чувствуя яркий свет сквозь закрытые веки, и почти спал. Ему не хотелось вылезать из сна, ему там было хорошо, руки в ноги не желали шевелиться, вязли в чем-то густом и тягучем, как оса в меду.

Популярные книги в жанре Детская проза

Эта книга познакомит вас, ребята, c творчеством крупнейшего современного немецкого писателя Эрвина Штриттматтера.

Вы узнаете много интересного о жизни поля и леса, о смене времен года, о лесных зверьках и птицах.

Главный герой этой умной и увлекательной книги — маленький пони Педро; он приносит людям много неожиданностей и все время заставляет их быть начеку. Его веселые и смешные проделки, наверное, позабавят и вас.

Ребята Германской Демократической Республики хорошо знают и любят эту книгу. В 1958 году она была удостоена Национальной премии.

Для среднего и старшего школьного возраста.

Повесть о веселых приключениях шестерых братьев и сестер. Перевод был подготовлен к печати в 1994 году, но не был опубликован из-за закрытия екатеринбургского издательства «Ладъ».

Для среднего школьного возраста.

Приключения мальчишек.

От автора.

Перед вами не церковная книга. Это книга светских рассказов о маленьком мальчике жившем две тысячи лет назад, о детстве величайшей личности — Иисусе Христе.

Однажды, в ночь под Рождество 1998 года, приснился мне маленький Иисус. Утром я записал увиденное во сне. В следующую ночь вновь приснился яркий цветной сон, который запомнился мне до мельчайших подробностей. Иногда за ночь снилось по два сюжета сразу. Рассказы писались удивительно легко, будто кто-то шептал их мне на ухо. Так получилась книга рассказов о детстве Иисуса Христа от рождения до четырнадцати лет. Возраст, когда Иисус ушел от мамы Марии в странствия по Земле.

Книги английского писателя Дика Кинга-Смита невозможно читать без улыбки и с плохим настроением.

Самый известный герой писателя — поросёнок Бейб. Взрослые и дети с удовольствием прочитают историю маленького поросёнка, который не хотел быть таким, как его сородичи, а хотел быть похожим на собаку, которая пасёт овец.

Книги английского писателя Дика Кинга-Смита невозможно читать без улыбки и с плохим настроением.

Самый известный герой писателя — поросёнок Бейб. Взрослые и дети с удовольствием прочитают историю маленького поросёнка, который не хотел быть таким, как его сородичи, а хотел быть похожим на собаку, которая пасёт овец.

Алешку не любили. Это он знал точно. За что? С этим уже было сложнее. Не мог он сказать — за что. Вроде — не лучше и не хуже других. Умом не блещет, конечно, но излишней тупостью тоже не отличается. Со стороны поглядеть — тоже ничего. Не урод, наоборот даже. Может, характер не такой? Что ж, может, и так. Хотя судить о своем собственном характере… Это, знаете ли, как-то трудновато. О других — пожалуйста. Макар, например, — жлоб, курильщик, матершинник и прочее. С этим все ясно. Усова — развязная, наглая. Леня Агеев — избалованный, нюня и хвастун. Надька — дура, хотя и строит из себя… А на уме — пацаны одни. Кто еще… Пашка? С этим труднее разобраться. Зануда, конечно, ворчун. Но… Но он единственный из 8Г считает Алешку другом. Вернее, считал. До вчерашнего дня. А вчера Пашка обнаглел. Класс убирать не стал — смотался. Руку, видите ли, ломал недавно — нельзя еще. Подумаешь, рассыпалась бы его рука… Пришлось Алешке одному горбатиться. И не будет Алешка больше с ним сидеть. Больно надо… И вообще, болван этот Пашка, каких мало. И чего приклеился? Командует еще… Уроки чуть ли не проверяет. Пусть другого теперь ищет, а то выбрал… Выбрал… А ведь выбрал все-таки! Значит, кто-то хочет видеть его, Алешку, другом! Почему же Пашка выбрал именно его? Может, потому, что больше просто некого? Все «распределены» уже, один Алешка «болтался». А Пашка сам с прибамбасом — вот и выудил рыбку… Только сорвалась рыбка-то, вырвалась на свободу. Да уж, вырвалась… Малек в пустом пруду. Не в пустом, вернее. Щук-то там хватает. Но какая польза мальку — от щук? Наоборот — может быть, хотя тоже — мизерная. Малек — он и есть малек. Есть его — вкуса не почувствуешь, а вот покусать в свое удовольствие — можно.

О том, как будущая первоклассница Наташа вместе с папой отправилась на катере в путешествие далеко и обратно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Письма к сыну» английского писателя, публициста, философа-моралиста, историка Филиппа Дормера Стенхопа, графа Честерфилда (1694–1773) Вольтер назвал книгой весьма поучительной, самым лучшим из всего когда-либо написанного о воспитании. Нас поражает многое в этих письмах с точки зрения иной среды и эпохи, но мы прекрасно понимаем, что эта книга незаурядная и что она получает вневременной интерес именно потому, что является превосходным отображением эпохи, которой она порождена.

Полковник российской армии Георгий Одинцов в результате фантастического эксперимента попадает По Ту Сторону Неба – на неизвестную планету, в другую реальность, в средневековый мир Айдена. Здесь, как некогда на Земле, сражаются армии могучих империй, плывут по морям корабли, осененные парусами, встают города с дворцами и храмами. Этот мир полон опасностей и тайн, в нем еще остались неведомые земли, неоткрытые острова, и он нравится Одинцову, искателю приключений и авантюристу. Нравится еще и потому, что на Айдене он снова молод, силен и любим. Однако это еще не все. Странные вещицы, имеющие совсем не средневековое происхождение, заставляют Одинцова искать разгадку главной тайны Айдена на далеком Южном материке. Правда, добраться туда пока еще не удавалось никому…

Кои са Децата на новото време? С какво се отличават? Защо методите, с които ние самите сме били възпитавани, се оказват неприложими за нашите деца? Според авторката днес на земята се раждат все повече деца с ново съзнание и необикновени дарби. Тези деца са интуитивни, будни, непокорни и родителите често се чувстват безпомощни да се справят с тях. Много от тях си спомнят откъде са дошли, преди да се родят, могат да опишат миналите си животи и са осъзнати за другите измерения. Ето защо ни е нужен нов, непредубеден поглед към нашите деца, за да ги опознаем по-добре и да им помогнем в житейския им път. В книгата «Децата на новото време» ще прочетете:

Защо Новите деца имат различна ДНК от предходните поколения.

Как да разпознаем Кристалните деца. Каква е тяхната мисия.

Кои са Звездните деца и защо са дошли на земята.

Феноменът на Преходните деца и Ангелите на земята.

Необикновените способности на Новите деца.

Как да помогнем на Децата на новото време у дома, в училище и в обществото.

Истински истории на реално съществуващи деца.

— Дружище! Весь этот цирк только награда тебе за энтузиазм. Самое главное заключается в том, что сейчас не время учеников, сейчас время учителей.

«Неблагодарная аудитория», — подумал я.
«Зато какая перспективная!» — подумал он.
2
Судьба провинциального двадцатипятилетнего актера X. напоминала даже не восхождение в гору, а стремительный взлет геликоптера. В одночасье он стал фаворитом петербургских подмостков, состоятельным человеком и потенциальным обладателем руки и сердца дочери градоначальника. Каково же было изумление столичной общественности, когда ей стало известно, что господин X. оставил сцену и состояние ради пострижения в монашество в маленьком, весьма далеком от процветания монастыре под Малоярославцем. Известный городской хроникер господин Л. ради выяснения этих обстоятельств тут же направился туда. Его поиски увенчались успехом на огороде монастыря, где господин X. собирал редис.