Ольховая Чурка

Карельская сказка

ОЛЬХОВАЯ ЧУРКА

Давным-давно жили старик со старухой. Некому было их старость покоить - не было у них ни сына, ни дочери. Пошел как-то старик в лес дрова рубить. А старуха и говорит:

- Вытесал бы ты, старик, из ольховой чурки мне куклу. Я бы ее вместо ребенка в колыбели качала, коли своих детей качать мне не привелось.

Пошел старик в лес и целый день тесал из ольховой чурки куклу. Принес старик куклу домой, сделал колыбельку. Старуха спеленала деревяшку, как ребенка, уложила в колыбель, стала качать и песни колыбельные ей петь.

Рекомендуем почитать

В сборник вошли карельские сказки для детей дошкольного возраста.

Иллюстратор — Николай Брюханов.

Другие книги автора Народные сказки

"Русские заветные сказки" А.Н.Афанасьева были напечатаны в Женеве более ста лет назад. Они появились без имени издателя, sine anno. На титульном листе, под названием, было лишь указано: "Валаам. Типарским художеством монашествующей братии. Год мракобесия". А на контртитуле была пометка: "Отпечатано единственно для археологов и библиофилов в небольшом количестве экземпляров".

Исключительно редкая уже в прошлом веке, книга Афанасьева в наши дни стала почти что фантомом. Судя по трудам советских фольклористов, в спецотделах крупнейших библиотек Ленинграда и Москвы сохранилось всего лишь два-три экземпляра "Заветных сказок". Рукопись книги Афанасьева находится в ленинградском Институте русской литературы АН СССР ("Народные русские сказки не для печати, Архив, № Р-1, опись 1, № 112). Единственный экземпляр "Сказок", принадлежавший парижской Национальной библиотеке, исчез еще до первой мировой войны. Книга не значится и в каталогах библиотеки Британского музея.

Переиздавая "Заветные сказки" Афанасьева, мы надеемся познакомить западного и русского читателя с малоизвестной гранью русского воображения — "соромными", непристойными сказками, в которых, по выражению фольклориста, "бьет живым ключом неподдельная народная речь, сверкая всеми блестящими и остроумными сторонами простолюдина".

«Жили были петушок да курочка. Рылся петушок и вырыл бобок.

– Ко-ко-ко, курочка, ешь бобовое зёрнышко!

– Ко-ко-ко, петушок, ешь сам!..»

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были старик и старуха, и было у них три сына. Младшего звали Иванушка. Жили они — не ленились, с утра до ночи трудились: пашню пахали да хлеб засевали.

Разнеслась вдруг в том царстве-государстве дурная весть: собирается чудо-юдо поганое на их землю напасть, всех людей истребить, все города-села огнем спалить. Затужили старик со старухой, загоревали. А старшие сыновья утешают их:

— Не горюйте, батюшка и матушка! Пойдем мы на чудо-юдо, будем с ним биться насмерть! А чтобы вам одним не тосковать, пусть с вами Иванушка останется: он еще очень молод, чтоб на бой идти.

Русская сказка

ФИНИСТ - ЯСНЫЙ СОКОЛ

Жил да был крестьянин. Умерла у него жена, осталось три дочки. Хотел старик нанять работницу - в хозяйстве помогать. Но меньшая дочь, Марьюшка, сказала:

- Не надо, батюшка, нанимать работницу, сама я буду хозяйство вести. Ладно. Стала дочка Марьюшка хозяйство вести. Все-то она умеет, все-то у нее ладится. Любил отец Марьюшку: рад был, что такая умная да работящая дочка растет. Из себя-то Марьюшка красавица писаная. А сестры ее завидущие да жаднющие; из себя-то они некрасивые, а модницы-перемодницы - весь день сидят да белятся, да румянятся, да в обновки наряжаются, платье им - не платье, сапожки - не сапожки, платок - не платок.

Приглашаем маленьких читателей в волшебный мир сказок. Слушая и читая любимые сказки, дети сопереживают героям, учатся понимать, что такое добро и зло, знакомятся с окружающим миром.

В этой книге дети найдут своих любимых сказочных героев и смогут раскрасить их так, как подскажет им их фантазия.

За тридевять земель, в тридесятом государстве жил-был царь с царицею; детей у них не было. Поехал царь по чужим землям, по дальним сторонам, долгое время домой не бывал; на ту пору родила ему царица сына, Ивана-царевича, а царь про то и не ведает.

Стал он держать путь в свое государство, стал подъезжать к своей земле, а день-то был жаркий-жаркий, солнце так и пекло! И напала на него жажда великая; что ни дать, только бы воды испить! Осмотрелся кругом и видит невдалеке большое озеро; подъехал к озеру, слез с коня, прилег на землю и давай глотать студеную воду. Пьет и не чует беды; а царь морской ухватил его за бороду.

«Старый солдат шёл на побывку. Притомился в пути, есть хочется. Дошёл до деревни, постучал в крайнюю избу:

– Пустите отдохнуть дорожного человека.

– Заходи, служивый…»

Жил-был царь Берендей, у него было три сына, младшего звали Иваном.

И был у царя сад великолепный; росла в том саду яблоня с золотыми яблоками.

Стал кто — то царский сад посещать, золотые яблоки воровать. Царю жалко стало свой сад. Посылает он туда караулы. Никакие караулы не могут уследить похитника.

Царь перестал и пить и есть, затосковал. Сыновья отца утешают:

— Дорогой наш батюшка, не печалься, мы сами станем сад караулить.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Гуидо Гоццано

КОНЬ ЧАРОДЕЯ

Жил был бедный крестьянин с женой и сыном, которого звали Кандидо. С утра до вечера работали крестьянин и его жена на крохотном поле. Дождливой осенью жена крестьянина заболела и вскоре умерла. Совсем плохо стало крестьянину и маленькому Кандидо.

Но вот Кандидо исполнилось восемь лет.

- Отец, отправьте меня в школу, - стал он просить крестьянина.

- Где же я возьму деньги, сынок?!

- А вы продайте одного из двух волов, - сказал Кандидо.

Николай Матвеевич Грибачев

Крапивная горка

Дождь в лесу пошел.

День идет, два, неделю. Все вокруг намокло - деревья, трава, земля. В ложбинах ручьи, в низинах лужи. Зайцы еще при хорошей погоде себе капусты натаскали, закусывают, листьями похрустывают, друг другу сказки рассказывают. Еж Кирюха в кладовую сходит, пожует ягод, которые раньше насобирал, и опять спит, похрапывает, во сне зайца Коську видит.

Только у лисы Лариски и волка Бакулы есть нечего, никаких запасов нет. А во время дождя охота плохая, каждый у себя дома сидит, двери на запоре. И хочется есть - и есть нечего.

Братья Гримм

Таинственные человечки

Один сапожник так обеднел, что у него не осталось ничего, кроме куска кожи, из которой можно было сшить только пару сапог.

Ну вот, скроил он вечером эти сапоги и хотел на следующее утро приняться за шитьё. А так как совесть у него была чиста, он спокойно улёгся в постель и заснул сладким сном.

Утром, когда сапожник собрался взяться за работу, он увидел, что оба сапога стоят совершенно готовые на его столе. Сапожник очень удивился и не знал, что об этом и думать.

Юрий Яковлевич ЯКОВЛЕВ

Забор с голубым глазом

Я шел вдоль бесконечного голубого забора и постукивал палкой по теснинам. Теснины были сухие, некрашеные и серебрились на солнце, а от ударов звучали на разные лады, как клавиши ксилофона.

Неожиданно откуда-то раздался голос:

- Тише ты!

Голос остановил меня. Я огляделся. Никого вокруг не было. Я снова ударил по забору. И забор недовольно крикнул:

- Тебе же сказали!

Туве Янссон

Ужасная история

Старший малыш Хомса осторожно пробирался вдоль забора. Иногда он останавливался и следил за неприятелем, глядя в щели между рейками, потом двигался дальше. Его братишка старался не отставать.

Добравшись до огорода, Хомса улегся на живот и заполз в заросли салата. Это была единственная возможность уцелеть. Неприятель повсюду засылал своих разведчиков, и часть из них кружила в воздухе.

- Я испачкаюсь и стану весь черный, - сказал его братик.

Полли Камерон,

американская писательница,

художница, скульптор.

История с тигром, а вернее, со счастливым концом

Перевод В.Левина.

Это история про Котёнка, вернее, про КОТЁНКА-КОТОРЫЙ-ДУМАЛ-ЧТО-ОН-ТИГР.

Его братья и сёстры (а их у него было четверо), его знакомый мальчик и знакомая девочка (а их звали Хэнк и Каролина) жили все вместе в доме с большими окнами,

а он

жил отдельно - во дворе, за домом.

Тосико Кандзава

Давным-давно, когда бабушка была...

Бабушке маленькой Маны наверняка далеко за восемьдесят, но сколько точно этого не знает никто. Мана и все остальные внучата называли ее горной бабушкой. Это потому, что она жила в горной деревушке недалеко от Токио.

Чтобы добраться до этой деревушки, надо два с половиной часа ехать на поезде. Сойдя на маленькой станции около перевала, вы поднимаетесь по горной дороге, проходите через рощу, затем поворачиваете на тропинку, бегущую среди поля, и вот бабушкин дом. В саду с низкой деревянной изгородью ранней весной на яблонях распускаются нежно-розовые цветы. В углу сада раскинуло свои ветки дерево с грецкими орехами. Часто туда забираются белки, и тогда даже в безветренную погоду ветки грузно покачиваются.

Льюис Кэрролл

Лук, седло и удила

Слуга, подай сюда мой лук,

Неси его скорей!

Конечно лук, а не урюк!

Зеленый лук-порей.

Да нашинкуй его, мой друг,

И маслицем полей!

Слуга, подай сюда седло

Я пылом разогрет!

Не говори, что не дошло:

Ждать больше мочи нет.

Седло барашка, я сказал,

Подай мне на обед!

Слуга, подай мне удила,

Довольно нам шутить!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ОлегОлег

Рассказы

СИДОРОЛОГИЯ

\ краткое знакомство с историей и болезнью \ "Сидоров! Как много в этом слове..." А. С. Сидоров-Пушкин

Ивановыми приходят, Петровыми уходят, а Сидоровыми остаются. Так уж повелось с тех пор, как первый мужик глянул на то, что можно сделать из обыкновенного ребра, поправил фиговый, совсем непотребный листок да и брякнул: - Разрешите представиться - Адам Сидорович Сидоров. И пошло-поехало. Пошло текло банальная вода, регулярно менялись вожди банановых племен, потому как курение трубки мира не исключает канцерогенных взглядов со стороны, а также зарождались и приходили в упадок цивилизации... "У Падок", кстати, называлась первая таверна, которую содержали Сидоровы под чужой фамилией и подставным лицом, так называемой маской. Они же были первыми актерами, осознавшими, что быть самим собой в критические дни не всегда приятно, что бы там ни говорили. Время, в общем, шло. Над головами Сидоровых сгущались тучи, на них грозно поглядывал "глаз" урагана, но они упрямо искали места под солнцем. Один из них Моисей, дошел до того, что сорок лет шлялся с толпой однофамильцев по пляжу, стараясь идти в ногу со временем. Такова легенда. Потом было много чего, но Сидоровы всегда вовремя платили налоги и оказывались под рукой у Господа Бога. Они были неистребимы, как солдаты, вооруженные ложками с инкрустацией: "Мое. Сидоров." Так, например, в седую старину один из них забрел в настоящую глухомань. - Кто таков? - строго спросили его. - Сидоров, - от неожиданности не стал врать он. - Чего? - переспросили аборигены. - Сидоров, - уже спокойнее крикнул бродяга. - Ась? - глухие манцы приставили к волосатым ушам розовые ладошки. - Тьфу, урюки чертовы! - А-а, Рюрикович! Так ну-ка бегом на престол! И чтобы шапка Мономаха не пустовала! Любой первый-встречный историк подтвердит тот факт, что тому Сидорову от шапки Мономаха отвертеться не удалось. Так надолго прервались его связи с остальными одноплеменниками. И только много позже один из потомков, в меру оторванный от народа, наслушался семейных преданий и попытался восстановить связь путем вырубывания окон. Чем это кончилось знают все. Страну, откуда можно было вылезти через форточку, затопила волна внебрачных детей. Были они разного роста, цвета и вероисповедания, но всех роднила общая черта - большая сума, от которой они советовали встречным каликам перехожим не зарекаться. В народе ее прозвали правильно - сидор. Позже это дало повод особо наглым Сидоровым претендовать на то, что баскетбол - их старая семейная игра, потому как предки издревле швыряли в сидоры все, что ни попадя, не исключая и мячей, ежели такие подворачивались проворным ручкам. Это так, к слову о полке Сидорова. Дворцовые интриги и перевороты, революции и войны не обошли Сидоровых стороной, но они стояли насмерть, продолжая множиться, почковаться и распространяться. Наиболее морозоустойчивые представители бессмертного семейства первыми проникли на Аляску. Окинув хитро прищуренным оком неведомые дали, Сидоровы по-братски обнялись с алеутами и потащили флаг своей цивилизации вглубь материка. Там они, не мудрствуя лукаво, открыли фактории и принялись рассказывать эскимосам сказки о качестве товаров. Если кто не в курсе, то для исторической справки нелишним будет отметить, что с тех пор Сид - попопулярное среди шаманов имя. Западные исследователи загадочного феномена и катастрофической живучести данного субъекта неожиданно для самих себя пришли к выводу, что и после ядерной войны, на Земле наряду с крысами, тараканами и хамелеонами, останутся неистребимые Сидоровы. Поэтому и началось повальное разоружение, за что им низкий поклон и почетное членство в "Клубе родственников Сидорова". Краткий обзор Сидорологии был бы неполным без детального знакомства собственно с самим героем - средним индивидуумом, гордо носящем фамилию Сидоров. Дабы не ударить лицом в грязь перед учением Дарвина, о настоящей фамилии которого догадаться совсем нетрудно, любой современный Сидоров не очень отличается от обезьяны. В целях маскировки он так же мало отличается и от других родов и семейств. Однако, в любой мало-мальски пестрой толпе, которую они любят за разноцветность, Сидоровых легко обнаружить. Нужно лишь бросить невзначай фразу: "Не вы ли обронили кошелек?" Если представители других пород начинают шарить у себя по карманам или притворяться, что у них никогда не было кошелька, глупо хлопая глазами, то настоящий Сидоров отреагирует моментально. В конце концов, ведь "новые русские" - хорошо забытые Сидоровы... Анатомия среднестатистического Сидорова не представляет никакого интереса. В основном, он состоит из головы, лица, на лбу которого обычно ничего не написано, и остальных частей тела, как и все млекопитающие. Степень ворсистости варьируется в широких пределах. О способе размножения можно сказать, что, в целом, он традиционен, невзирая на слухи о капусте и аистах, усиленно распространявшиеся в свое время самими Сидоровыми. Сегодня можно с уверенностью заявить, что аисты такого не носят и в клюв не берут. Вот, пожалуй, и все о физиологии. Любовь Сидоровых к животным, в отличие от их любви друг к другу, вошла в народный эпос. Кому не известно выражение: "Любил, как Сидоров козу"?! Сидорову козу не нужно путать с народной былиной "Коза-дереза", ведь любое совпадение фамилий, дат и событий следует считать случайным... Подобно Господу Богу, с которым находятся в панибратских отношениях \ см. выше \ , Сидоров встречается единым в трех лицах - спящим, бодрствующим и с похмелья. Пьяный Сидоров никогда не носит свою фамилию из вредности и обычно оставляет ее жене, детям и первым-встречным. Наблюдая за ним в третьей ипостаси, можно увидеть, как спорят между собой две первые, но это уже забота психиатров, у которых, кстати, тоже бывают свои профессиональные праздники. В такие торжественные дни они лечат Сидоровых, ведь, к счастью, не все психиатры.... Ну, вы меня понимаете?.. Чу! Я слышу мягкие шаги, потому как у них сегодня снова праздничный день! На этой радостной нотке хотелось бы и закончить сантехнический осмотр генеалогического древа. С уважением, ваш слесарь-ботаник Сидоров-Сидоров С.С.

Она

Она была юна, он - еще молод. Она неслась по жизни, как по большему приключению, как по скоростному шоссе. Hа встречу смешным ошибкам и горьким разочарованиям. Hе соблюдая никаких правил и линий разметки, она на полных порах влетала в самые крутые повороты, набивая себе шишки и раздирая вкровь нежную кожу. Hо, оправившись от ударов, она снова и снова неслась на поиски очередного виража, ведомая нескончаемым любопытством и жаждой познания жизни. Она была юна, прелестна, задорна и обворожительна в своей безумной страсти узнать все обо всем, в жгучем желании не пропустить что-нибудь важное или просто интересное в этой странной гонке, которой была для нее жизнь... Он шел по жизни размерено и не спеша. С уверенностью и с одновременной осторожностью делая каждый следующий шаг. Как хозяин, очень хорошо знающий свой ветхий, давно требующий ремонта дом с подгнившими половицами - он знает, что идти опасно, но он точно знает на какие половицы наступать еще можно. Юношеская щенячья жажда жизни у него давно прошла. Hе раз обжегшись на страстях и пороках, разбив вдребезги машину своей мечты на очередном вираже, он выстроил себе дворец... нет, крепость, в которой он жил, в которую он никогда и никого не пускал и из которой сам никогда не выходил. Там было вполне уютно. Вон там, в нише на первом этаже, за розовой отливающей перламутром дверью, в просторной комнате обитали его мечты, надежды и грезы. Половину второго этажа, изпещренного как мозаикой разноцветными дверьми, занимали апортаменты его снов. От тяжелых кошмаров, до сказок детского смеха. Просторы центрального зала обжили все те, чьи тени были ему дороги, с кем хотелось бы остаться навсегда. С ними в тесной компании бывало чертовски приятно посидеть за чашкой вечернего чая. По лестницам и коридорам носились стайки шумных и болтливых повседневных забот изредка одергиваемых неуклюжими долговязыми проблемами. Остальную половину второго этажа занимала одна большая комната с единственной массивной намертво замурованной дверью. Там, в вечном заточении, жила его пямять... Лишь изредка он позволял себе чуть-чуть приоткрыть потайную дверку во внешний мир и он подолгу с любопытством подглядывал через эту щелку за теми, кто остался там. Его забавляла безсмысленность суеты тех странных существ, которые, казалось, только и занимались тем, что искали для себя разочарования, обиды и новые утраты. Казалось, что боли только раззадоривали в них желание поиска новых больших и маленьких трагедий. "Чертовы мазахисты!" - думал он про себя - "Слава Богу, что мне всего этого уже не надо. У меня все есть. Мне и без этих страстей хорошо. Хватит, нахлебался!" Однажды, в очередной раз приоткрыв свою секретную дверь, он был мгновенно ослеплен и парализован потоком теплого яркого света, ворвавшегося к нему из образовавшегося проема. Hеведомо откуда взявшийся ветер распахнул дверь настеж. У него не было сил сопротивлятся этому. Стены крепости дрожали, как при землетресении. По ту сторону двери стояла ОHА. Ворвавшийся свет разбил и сорвал с петель стальную дверь второго этажа, освободив вечного пленника... Стены осыпались и таяли. Через несколько мгновений от величавого строения не осталось и следа...

ОПАСНЫЕ СВЯЗИ

Есть ли связь между потреблением алкоголя и отношением людей к злободневным проблемам?

На этот вопрос попытались ответить социологи ВЦИОМ Вэтой публикации использованы результаты исследований ВЦИОМ. Все опрошенные были поделены по частоте употребления алкогольных напитков на четыре группы:

1. "непьющие" (22%) - лица, никогда или практически никогда, по их свидетельству, не употребляющие никаких алкогольных напитков;

Сборник

Операции окружённых сил: Немецкий опыт в России

Примечания переводчика: Если я не ошибаюсь, основным автором является генерал-лейтенант Oldwitg von Natzmer. Поскольку книга является не только исследованием, но и памятником холодной войны, текст оставлен в точности, как и в американском оригинале без исправления ошибок и неточностей. Так что, когда авторы называют села "городами" - это вопрос не ко мне, а к бывшим немецко-фашистским оккупантам и их переводчикам на английский. Все немецкие и английские названия приведены рядом с русским и в оригинале во избежание путаницы. Почти все географические названия (особенно деревень и сел) взяты из английского и не сверялись с русскими. Обоснованные поправки принимаются. В случаях, когда название должности на английском было непонятно переводчику приведен английский вариант. Обоснованные поправки принимаются. Переводить немецкие книги с английского безусловно ненаучно, но насколько мне известно, оригинальный немецкий текст так и не был издан. К тому же, на безрыбье и рак очень даже ничего.