Олег Стриженов

Олег Стриженов

Федор Раззаков

Олег Стриженов

Олег Стриженов родился 10 августа 1929 года в городе Благовещенске на Амуре в семье военного. Его отец - Александр Николаевич - воевал на фронтах гражданской войны в рядах Красной Армии, имел несколько боевых наград. В начале 20-х, волею судьбы, он полюбил жену своего непосредственного начальника Ксению (она в свое время окончила Смольный институт благородных девиц). Произошло это, можно сказать, случайно. В один из дней Ксения должна была с мужем пойти в театр. Однако муж выбраться туда так и не смог и перепоручил это дело своему подчиненному - Александру Стриженову. С того вечера и начался их роман. Длился он несколько месяцев и завершился вполне счастливо: муж Ксении оказался человеком с пониманием и, видя, что молодые действительно любят друг друга, дал свое согласие на развод. Ксения взяла с собой маленького сына Бориса и переехала жить к Александру Стриженову. В последующем у них родились еще два сына: сначала Глеб (21 июля 1925 года), а затем - Олег.

Рекомендуем почитать

Федор Раззаков

Сильвестр Сталлоне: Путь от криворотого к супермену

Сталлоне родился 6 июля 1946 года в Нью-Йорке в семье дамского парикмахера и танцовщицы из знаменитого ночного клуба "Алмазная подкова". Поскольку мальчик родился в трущобном роддоме, где даже медицинских инструментов не хватало, роды были приняты не самым лучшим образом. Врач так неумело обращался с родильными щипцами, что Сильвестр родился с серьезным недостатком: у него была парализована левая половина лица, а также не двигались и провисли левое веко и левый угол рта. Родители заметили эти травмы только дома, бросились обратно к врачам, но те заявили, что исправить что-либо уже невозможно. А на прощание еще обнадежили: дескать, в будущем следует ожидать серьезных нарушений речи. Прогноз врачей полностью подтвердился - говорить мальчик начал поздно и каждое слово давалось ему с большим трудом.

Несмотря на небывалый успех "Кавказской пленницы", Гайдай внезапно решил «изменить» комедии — он задумал экранизировать «Бег» Михаила Булгакова. Однако руководству Госкино эта идея не понравилась. Там рассуждали так: Гайдай приносит фантастическую прибыль, снимая комедии, так зачем резать курицу, несущую золотые яйца? А серьезное кино пускай снимают другие режиссеры. (Кстати, «Бег» в 1968 году взялись экранизировать Александр Алов и Владимир Наумов, причем фильм получился прекрасный).

Помните, как в фильме «Соломенная шляпка» чертовски привлекательный герой Андрея Миронова поет и загибает пальцы: «Иветта, Лизетта, Мюзетта, Жанетта, Жоpжетта…»? Что интересно, Андрей Миронов, в самом деле, не представлял свою жизнь без женщин. Еще бы! Они, как музы, вдохновляли Андрея на творчество, давали ему силы, зажигали в его сердце пламя любви и страсти. Именно женщины вкупе с природным талантом сделали Андрея Миронова неотразимым в жизни, в кино и на сцене. Стоит ли удивляться, что этого удивительного человека беззлобно называли дамским угодником. Кому же из представительниц прекрасного пола угодил Андрей Миронов?

Время – истинный судья поэта. Владимир Высоцкий прошел испытание временем. Четверть века минуло с тех пор, как страна простилась со своим Певцом. Но число тех, для кого его творчество не просто стихи, а жизнь и судьба, не становится меньше. Перед вами подробнейшая хроника жизни Высоцкого. День за днем, час за часом. Без купюр и без прикрас. Как и многие великие поэты, он рано надорвался. За этим, наверное, скрывается его подлинная сущность – не жалея себя, хриплым голосом кричать правду, недоступную многим. Он при жизни стал легендой, а после смерти перешагнул и эту ипостась. Стал просто частью души…

Советский хоккей… Многие еще помнят это удивительное чувство восторга и гордости за нашу сборную по хоккею, когда после яркой победы в 1963 году наши спортсмены стали чемпионами мира и целых девять лет держались на мировом пьедестале! Остался в народной памяти и первый матч с канадскими профессионалами, и ошеломляющий успех нашей сборной, когда легенды НХЛ были повержены со счетом 7:3, и «Кубок Вызова» в руках капитана нашей команды после разгромного матча со счетом 6:0… Но есть в этой уникальной книге и множество малоизвестных фактов. Некоторые легендарные хоккеисты предстают в совершенно ином ракурсе. Развенчаны многие мифы. В книге много интересных, малоизвестных фактов о «неудобном» Тарасове, о легендарных Кузькине, Якушеве, Мальцеве, Бабинове и Рагулине, о гибели Харламова и Александрова в автокатастрофах, об отъезде троих Буре в Америку, о гибели хоккейной команды ВВС… Книга, безусловно, будет интересна не только любителям спорта, но и массовому читателю, которому не безразлична история великой державы и героев отечественного спорта.

Федор Раззаков

Брюс Уиллис: Крепкий орешек

Уолтер Брюс Уиллис родился 19 марта 1955 года в Германии, где его отец Дэвид Уиллис был наемным служащим в американской воинской части (мать Брюса - Марлен - была немкой). Вскоре после рождения сына семья Уиллисов переехала в Америку, в городок Монклер (штат Нью-Джерси), где Уиллис-старший устроился работать сварщиком. Стоит отметить, что в детстве будущая звезда Голливуда был заикой и здорово переживал по этому поводу, поскольку постоянно подвергался насмешкам со стороны своих сверстников. Так продолжалось в течение нескольких лет, пока кто-то из друзей не посоветовал Брюсу записаться в драматический кружок: дескать, там тебя быстро научат правильно говорить. С этого, собственно, и началась творческая карьера Уиллиса.

Сложилось мнение, что Максим Галкин – этакий везунчик, который достиг своего положения и многомиллионного состояния с помощью искрометного таланта. Но если копнуть глубже, то выяснится, что карьера пародиста вряд ли смогла бы развиться столь стремительно, если бы не поддержка влиятельных лиц: чиновников из Администрации президента, телебоссов, мэтров юмористики, а также воротил шоу-бизнеса. Примадонну нашей эстрады Аллу Пугачеву тоже можно причислить к этому списку, поскольку на сегодняшний день она является одной из влиятельнейших особ не только в российском шоу-бизнесе, но и в провластных структурах. Вот и свой знаменитый замок Максим Галкин возводил отнюдь не один, а с помощью тех, кто помог ему не только сколотить миллионы, но и заполучить гектар земли в одном из престижных районов Подмосковья. Символично и название деревни – Черная Грязь, где вознесся этот замок. Построенный на деньги от нефтяного бума («черного золота»), он стал не только символом успешности хозяина, но и всей той грязи, что накрыла нашу страну в эпоху дикого капитализма по-российски.

Когда погибает известный человек, это вызывает шок у всех, даже у тех, кто не являлся его поклонником. Вампилов, Урбанский, Шпаликов, Шепитько, Тальков, Цой, Харламов – эти звездные имена приковывали к себе внимание миллионов. Все признавали за ними несомненный талант, талант от бога, и верили, что они смогут сделать еще много. И никто не мог предположить, что трагическое стечение обстоятельств оборвет их жизни на самом взлете. Но бывает, что гибель кумира не только шокирует людей, но и влечет за собой массу слухов и досужих пересудов. Так, наверное, лучше узнать, что же произошло на самом деле, и просто отдать дань уважения выдающейся личности и талантливому человеку, который так трагично ушел из жизни…

Другие книги автора Федор Ибатович Раззаков

Федор Раззаков

Чеченская, автомобильная, торговая мафии

Чеченская мафия. "Король" Ленинграда. Дело "Елисеевского".

Именно тогда, в 1983 году, в криминальной среде Москвы впервые всерьез заговорили о чеченцах. Правда, упоминались они и три года назад, когда в преддверии Олимпиады-80 два чеченца - студенты одного из престижных столичных вузов Х. Нухаев по кличке Хожа и М. Атлангериев по кличке Руслан - "загремели на зону" за разбой. Но 83-й стал для чеченцев особым. В том году, когда Хожа и Руслан "мотали срок", в Москве объявился их земляк Н. Сулейманов, который через московского авторитета Крапивина занялся прибыльным промыслом в Южном порту: он весьма ловко "кидал" (обманывал) доверчивых советских граждан, желавших приобрести автомобили в комиссионном магазине на Южнопортовой, 22. Однако развернуться в полную мощь ему тогда мешали "аборигены" порта - армяне и азербайджанцы из Гардабанского района. Но вскоре многие члены азербайджанской группировки получили сроки по "делу о браслете", и поле деятельности для чеченцев заметно расчистилось. Ресторан "Узбекистан" на Неглинной стал любимым местом их традиционных сборов.

Двадцать лет назад «гласность и перестройка», провозглашенные М. Горбачевым, выбросили на бурлящую политическими изменениями авансцену советской политической жизни двух следователей Генпрокуратуры – Гдляна и Иванова, а вместе с ними и новое словосочетание – «хлопковое дело». Тогда никто и подумать не мог, что расследование якобы совершенных в далеком Узбекистане экономических преступлений является одним из ключевых этапов дьявольского плана мировой закулисы по разрушению СССР.

По сути, «хлопковое дело» как раз явилось политической миной, подложенной под Страну Советов.

Эта книга — сенсация. Впервые после смерти Владимира Высоцкого предпринята попытка приподнять завесу тайны над малоизвестными страницами жизни великого барда. Федор Раззаков взял на себя смелость вторгнуться в «запретную зону» и определить место и роль певца в «холодной» [войне между СССР и и Западом. Книга убедительно и смело разрушает сложившиеся вокруг Высоцкого стереотипы, спорит с предвзятым, тенденциозным толкованием некоторых фактов из его биографии. Впервые личность певца рассматривается с учетом влияния могучей коммунистической идеологии, «подковерной» борьбы в высших эшелонах власти. Детальная хроника жизни и творчества Высоцкого, малоизвестные факты и их неожиданное осмысление делают книгу поистине сенсационной.

За те несколько лет издательского бума, что переживает наша страна, в свет успело выйти огромное количество детективной литературы. И если пять лет назад львиную долю книг этого жанра составляла переводная литература, то сегодня пальму первенства прочно держат отечественные детективщики. Каких только детективов на русскую тему не встретишь сегодня на прилавках книжных магазинов! Однако в огромном море подобного рода литературы читатель практически не встречает книг документальных, а тем более хроникальных, где авторскому вымыслу практически нет места. И ведь это удивительно, что, имея богатейшую криминальную историю, наша страна до сих пор не имеет собственной книги под названием "Хроника российской преступности". Совсем недавно подобная книга об американской преступности была издана в США, в Англии выходит "Энциклопедия преступности", да и другие западные страны уделяют значительно больше внимания собственному криминалу, нежели мы. России и в этом отношении придется вновь наверстывать упущенное.

Двадцать лет назад «гласность и перестройка», провозглашенные Михаилом Горбачевым, выбросили на бурлящую политическими изменениями авансцену советской политической жизни двух следователей Генпрокуратуры — Гдляна и Иванова, а вместе с ними и новое словосочетание: «Хлопковое дело». Тогда никто и подумать не мог, что расследование якобы совершенных в далеком Узбекистане уголовных экономических преступлений является одним из ключевых этапов дьявольского плана мировой закулисы по разрушению СССР. По сути, «хлопковое дело» стало политической миной, подложенной под Страну Советов.

Времена меняются. Сейчас любой скандал в шоу-бизнесе, в театре, кино или спорте тут же становится достоянием гласности, его обсуждает пресса, участников скандала показывает ТВ, зрители смакуют подробности. Но так было не всегда. В советскую эпоху цензура в прессе и на ТВ напрочь лишала поклонников звезд этого «удовольствия». Ходили слухи, люди ловили редкие сообщения, а пресса бодро рапортовала о высокой нравственности общества. Тем не менее скандалы происходили, порой на самых верхних этажах власти, с самыми популярными актерами, самыми уважаемыми деятелями культуры и самыми известными спортсменами. Что ж, вернемся на десятилетия назад и постараемся понять, что же тогда происходило на самом деле…

Федор Раззаков

"Мосгаз" и первые террористические акты

Дело "Мосгаз". Убийства в Свердловске. Похищение "Святого Луки". Теракты 60-х.

Владимир Ионесян родился в Тбилиси в обычной семье и с малых лет был окружен особым вниманием. Родители, угадывая в нем артистический талант, сделали все возможное, чтобы их ребенок получил необходимое образование. Для этого сына освободили даже от службы в армии, только бы он достиг желаемых высот на оперной сцене. Между тем отец одаренного мальчика за торговые махинации был осужден на 7 лет тюрьмы. Ребенок остался без отцовского внимания. Связавшись с блатными товарищами, вскоре совершил неудачную кражу и был судим. Суд, учитывая его возраст, приговорил Ионесяна к пяти годам условно. К тому времени он уже был женат, и его жена Дея, стараясь уберечь супруга от дурного влияния, увезла Ионесяна в Оренбург. Там он взялся за ум и продолжил свою артистическую карьеру, поступив в Театр музыкальной комедии. Однако здесь он вскоре познакомился с артисткой кордебалета Алевтиной Дмитриевой и, сойдясь с ней, бросил жену с малолетним ребенком и уехал в Москву. Чтобы Дмитриева отправилась с ним, Ионесян наврал ей про 40 тысяч рублей, якобы хранившихся у него на сберкнижке в Москве.

Тридцать лет назад ошеломительный успех имел советский телесериал «ТАСС уполномочен заявить…» по одноименному роману Юлиана Семенова. Увлекательная история о том, как советская контрразведка смогла разоблачить в Москве агента ЦРУ, покорила страну. В книге, которую читатель держит в руках, предпринята попытка реанимировать тот давний сюжет, перенеся его в современные реалии

Действие этого лихо закрученного шпионского детектива происходит на фоне тектонических сдвигов на Ближнем Востоке, а конкретно – вокруг событий в Сирии. При сохранении главной фабулы семеновского сюжета (разоблачение агента ЦРУ в Москве) «Уполномочен заявить…» выходит далеко за рамки этой истории, исследуя многие современные проблемы: политические интриги, международный терроризм, деятельность мафии, противостояние мировых спецслужб.

Федор Раззаков – специалист по истории советского кино, автор множества увлекательных книг о кинематографе. В своем новом романе он переводит привычные образы советских шпионских фильмов в современные реалии.

Популярные книги в жанре Биографии и Мемуары

Олег Сухих

...Пpогpаммист - это не пpофессия...

...а диагноз...

День втоpой. Боpодинская паноpама

Hу что? Интеpесно? Знаю-знаю, что интеpесно... :)

Дык вот, легли мы значит уже около тpех часов утpа, но мы не подозpевали (да, собственно говоpя и не могли подозpевать), что с нами случится утpом... А случилось событие котоpое нас непpиятно поpазило подъем в 7.30 утpа! Это вы себе пpедставляете? Hо для нас нет ничего невыполнимого... Мы еще и заpядочку с утpеца пpовели - нам в этом помог Мишка, котоpый назвал Толика "бакланом", когда тот пpишел нас будить. Дык вот, окончательно пpостнувшись и от души по-отжимавшись мы поскакали умываться. А тут была очеpедь, но нам почему-то уступили место (почему - смотpите ниже) и мы беспpепятственно умылись, почистили зубы и отпpавились в палату ждать пpизыва на утpений пpием пищи aka завтpак. В 8:00 Толик зашел в палату, злоpадно улыбнулся и сказал в каком напpавлении и с какой скоpостью нам двигаться (всмысле на завтpак позвал). Пpийдя к столовой мы застали ее в ноpмальном состоянии - закpыта. И опять мы ждали 15 минут. И как pаз на эти 15 минут нам и уpезали наш завтpак. Завтpак пpоходил на удивление спокойно, если конечно не считать казуса, когда встал Леша и сказал: "Кто будет добpовольцем?". Все пpисутствующие молчали... и только Эльдаp сказал "Hу Я"... Леша пожал плечами и поставил к нам на стол еще по две поpции пеpвого и втоpого. Вся столовая взвыла! Как они на нас смотpели! Еак на вpагов наpода! А мы спокойно поделили неожиданную пpибавку и пpодолжили тpапезу. [skip]. В этот pаз мы вышли из-за стола уже довольно сытыми... и сопpовождаемые завистливы взглядами со всех стоpон. По-быстpому забежав в палату, и взяв вещи мы поскакали к уже ждавшему нас автобусу. [skip]. После пpиезда в клуб, нас опять завели этот подобие зала, и объявили, нам, что нас поделили на 5 гpупп, в котоpых мы и будем в дальнейшем заниматься. Из нашей палаты, к мою гpуппу попал только Леха [3]. Hас (нашу гpуппу) собpали воедино и отпpавили в какой-то кабинет... [skip]. С тpудом найдя кабинет, мы зашли в него и увидели штук 13-15 "полудохлых четвеpок" и нашу "учительницу". Она посадила нас за машины, пpедставилась и начала нам pассказывать пpо то, как мы будем заниматься, ect. Чеpез некотоpое вpемя она пеpешла к делу, и попыталась дать нам какую-то задачу pешать (что-то типа у n гномов есть m монет, дык вот надо посчитать сколько всего у них денег, или что-то еще более детсадовское), и пока она там pаспиналась и pисовала на доске какие-то гpафики, мы уже начали DOOMать. Оказалось, что геймеpов сpеди нас нет, и поэтому получилось, что силы были пpиблизительно pавными, но тут ко мне стали пpиходить мои стаpые навыки (помнится тpи года назад я неплого геймился в дум) и к концу нашего матча (а длился он, надо сказать около полутоpа часов) у меня было ~200 фpагов (к сведению: у всех вместе взятых моих пpотивников было pаза в два меньше)... Я был очень удивлен железной неpвной системы этой женщины: она смотpелка, как мы геймимся, и как ни в чем не бывало пpодолжала pассказывать нам что-то. Отпустили нас (нашу гpуппу) минут за 20 до отпpавления в лагеpь, и мы pешили не тpатить это вpемя зpя - мы pешили немного пpогуляться по Тpоицку. Выйдя на улицу мы обнаpужили, что втоpая гpуппа тоже уже была отпущена (в ней были Эльдаp и Сеня), и вот, мы вчетвеpом отпpавились пpогульнуться по гоpоду. Кстати говоpя, Тpоицк мне очень напомнил нашу Заpю - тоже много зелени, нет высоток, все аккуpатненько. Во вpемя пpогулки мы забежали в магазин и купили каpты (ну надо же чем-то pазвлекаться?) и отпpавились к автобусу. По пути к нашему "скотовозу" мы увидели как pебята из палаты алкоголиков (они были так пpозваны, потому, что в пеpвый же день ужpались водки до поpосячего визга и их еще и Леша пpосек), котоpые покупали Воблу... Усевшись в автобус и опять заняв последние 9 мест (до сих поp не могу понять, зачем нам на 8 человек надо было 9 мест :). [skip]. Доехали мы ноpмально, если конечно не считать, что нам пpишлось возвpащаться кого-то забыли, и в pезультате этого маневpа мы конечно опоздали на обед, а вpемя-то поджимает... [skip]. Оказалось, что на весь обед нам отвели 10 минут. В этот pаз Леша опять спpосил "Кто желает быть добpовольцем?", и получил в ответ ~60 кpиков "Я!". Пpойдясь по столовой и выбpав паpенька он послал его за добавкой для нашего столика (надо было видеть, как над этим паpнем pжала вся столовая!), а мы опять получили 6 поpций на четвеpых. Да... хоpошо мы пообедали... и отпpавились к автобусам... сегодня нам пpедстояла поездка в "Боpодинскую паноpаму"...

Виктор Анатольевич Вебер

Джадсон Пентикост Филипс - об авторе

Джадсон Пентикост Филипс родился 10 августа 1903 года в городе Нортфилд, штат Массачусетс. Его отец, Артур Филипс, был оперным певцом, мать, Фредерика Филипс, актрисой. Дядя, Хью Пентикост, этим псевдонимом подписаны многие романы Филипса, адвокат по уголовным делам, успешно практиковал в Нью-Йорке в начале века.

Филипс учился в Англии и США, в 1925 году получил звание бакалавра в Колумбийском университете. Писать он начал рано, еще в школе, первый рассказ, "Комната 23", был напечатан в журнале "Флинн" в 1923 году во время учебы в университете. В 1926 году Филипс стал репортером газеты "Нью-Йорк трибюн" и одновременно публиковал рассказы во многих периодических изданиях.

В.Вересаев

ХУДОЖНИК ЖИЗНИ

(О Льве Толстом)

I.

В письме к одной своей приятельнице Гюстав Флобер пишет: "Я опять возвращаюсь в мою бедную жизнь, такую плоскую и спокойную, в которой фразы являются приключениями, в которой я не рву других цветов, кроме метафор". Эрнест Фейдо передал Флоберу просьбу одного своего знакомого писателя прислать ему автобиографию Флобера. Флобер отвечает: "Что мне прислать тебе, чтоб доставить удовольствие моему анонимному биографу? У меня нет никакой биографии". Так, в общем, мог бы ответить любой из писателей, особенно из писателей нашего времени, когда писательство стало специальностью. В большинстве случаев жизнь писателей сама по себе удивительно неинтересна. Обидно неинтересна. И они совершенно не заслуживают биографии. Все интересное, все глубокое и прекрасное, все живое, что в них есть они вкладывают в свои книги, и для жизни ничего не остается. Прочтите биографии Гейне или Бодлера, Ибсена или Достоевского, вычеркните в них все, что непосредственно относится к писательству, - и какая останется скучная, серая обыденщина! Если она иногда и прерывается каким-нибудь ярким, катастрофическим событием, то это является только случайностью, как, например, случайностью была, по собственному признанию Достоевского, его каторга. Это отсутствие биографии у современного писателя не случайно, оно является естественным следствием писательства, как ремесла, я бы сказал, следствием слишком высокой оценки своего писательского призвания. Писательство, это - все! Писатель прежде всего есть писатель! Бальзак поучает Теофиля Готье, что писатель должен чуждаться женщин. Готье рассказывает: единственная уступка, на которую Бальзак соглашался и то с сожалением, это, чтобы видеться с любимой женщиной по получасу в год. Переписку он допускал: "Это вырабатывает стиль". Братья Гонкуры в одном месте своего дневника высказывают сожаление о солнечном дне, отданном ими наслаждению весною вместо работы. Виктор Гюго превратил себя в своего рода заведенный механизм, существует по циферблату, чтоб ничем не нарушить правильности своей работы. В определенный час он позволяет себе небольшую прогулку, но всегда по одной и той же дороге: пойдя другим путем, можно, пожалуй, опоздать на минуту. Флобер работает по шестнадцать часов в сутки, не отрываясь от стола. Флобер в этом отношении вообще особенно характерен. Переписка его дает богатейший материал для характеристики душевного строя специалиста писателя. "Литература, - пишет он, - стала у меня конституциональною болезнью; нет средств избавиться от нее. Я одурел от искусства и эстетики, для меня невозможно дня прожить свободно от этой неизлечимой язвы, которая меня грызет". - "Жизнь моя, - пишет он в другом письме, - была очень плоской и благоразумной, - по крайней мере, в действии. Что касается внутренних переживаний, - о, это дело другое! Я истощился, скача на одном месте (je me suis use sur place. - курс. автора), как лошади, которых дрессируют в конюшне; это ломает им ноги". "Молодость моя, - пишет он еще, - была прекрасна по своим внутренним переживаниям. Огромная вера в себя, великолепные порывы души, что-то бурное во всей личности. У меня было сердце, широкое, как мир, и я вдыхал все ветры неба. А потом, мало-по-малу, я ссохся, заработался, завял. О, я обвиняю в этом только себя! Я находил удовольствие в подавлении своих чувств и в терзании сердца. Я отталкивал человеческие опьянения, которые мне представлялись. С остервенением я с корнем вырывал из себя человека обеими руками, - обеими руками, полными силы и гордости. Из этого дерева с зеленеющею листвою я хотел сделать колонну, совершенно нагую, чтобы на вершине ее возжечь, как на алтаре, я не знаю, какое небесное пламя". Мать Флобера однажды сказала ему: - Чрезмерная страсть к фразам иссушила твое сердце. И на эти убийственные слова он, высохший для жизни обожатель фраз, находит в сердце только такой отклик: "Великолепные слова! Муза должна повеситься от зависти, что не она их изобрела!" Можно умиляться на самоотверженную жизнь таких "подвижников искусства", как их многие называют. Для меня она представляется ужасною. Где же человек с его широкими, разносторонними потребностями души, где он сам, вне его книг? Как, наконец, не понять, что и творение писателя только тогда будет проникнуто живым трепетом и светом жизни, когда жизнь самого писателя действенна, глубока, ярка, звучит всеми доступными человеку струнами? А. О. Смирнова приводит в своих записках такие слова Пушкина: "Греки, может быть, писали меньше, чем мы, и даже наверное меньше. Это и отличает их от нас, современных людей. Мы слишком литературны, - в том смысле, что мы только писатели, что мы живем вне всяких человеческих и общих интересов... Это была счастливая эпоха, когда именно мало занимались литературой, а просто жили, - и жизнь создавала произведения, отражавшие ее". Флобер говорит: "Я истощился, скача на месте"... "У меня нет никакой биографии"... У Льва Толстого есть биография, - яркая, красивая, увлекательная биография человека, ни на минуту не перестававшего жить. Он не скакал на месте в огороженном стойле, - он, как дикий степной конь, несся по равнинам жизни, перескакивая через всякие загородки, обрывая всякую узду, которую жизнь пыталась на него надеть... Всякую? Увы! Не всякую. Одной узды он во-время не сумеет оборвать... Но об этом после. Как всякий живой человек, Толстой не укладывается ни в какие определенные рамки. Кто он? Писатель-художник? Пророк новой религии? Борец с неправдами жизни? Педагог? Спортсмен? Сельский хозяин? Образцовый семьянин? Ничего из этого в отдельности, но все это вместе и, кроме того, еще много, много другого.

Юрий Верменич

"Мои друзья - джазфэны"

Посвящается всем нашим джафэнам,

котоpых я когда-либо знал.

Ю.Т. Веpменич

МОИ ДРУЗЬЯ - ДЖАЗФЭHЫ

Воpонеж

"Если в этой книге есть что-нибудь, то скажите мне,

что в ней есть - это гоpаздо лучше, чем пускаться

в pассуждения о том, чего в ней нет и что бы

должно было в ней находиться".

/Добpолюбов/

Hазвание я позаимствовал у Уиллиса Коновеpа. Когда-то в жуpнале "Амеpика" (№ 52 за 1961 г.) была опубликована его статья "Мои дpузья - аpтисты джаза". Что ж, его дpузья - джамены, а мои - джазфэны (хотя и джазменов тоже немало). Кpоме того, заимствование названий бывало и у пpофессиональных писателей и поэтов.

Протокол допроса военнопленного

генерал-лейтенанта Красной Армии М.Ф.Лукина

14 декабря 1941г.

Приведенный ниже текст допроса был отправлен с оккупированной германскими войсками территории СССР в Берлин для ознакомления Гитлеру. Давший показания М.Ф.Лукин (1892-1970 гг.), Герой Российской Федерации (1993 г.), генерал-лейтенант, командовал в ходе войны 16-й, 20-й и 19-й армиями. В октябре 1941 года в районе Вязьмы был тяжело ранен и захвачен немцами в плен, в мае 1945 года освобожден.

Вячеслав Воробьев

Легко ли быть Миротворцем?

Данные записки не претендуют на полноту освещения событий в Югославии в 1992-2002 году. Автор связан требованиями принципа беспристрастности Миротворца и обязательствами сохранения служебной тайны. Поэтому, он сознательно избегает политических оценок и приводит минимум иллюстрирующих фактов, т.к. они могут быть использованы для разжигания национальной розни. Главная тема записок - сама профессия Миротворца, портреты людей, которые находятся в самом эпицентре кровавых политических событий и рассказ о том, с чем приходится им сталкиваться при осуществлении своей миссии.

Михаил Вострышев

Чарующая Целиковская

ПРЕДИСЛОВИЕ

Большинство читателей, которые возьмут в руки эту книгу, знают Людмилу Целиковскую исключительно как киноактрису, сыгравшую главные роли в фильмах "Антон Иванович сердится", "Сердца четырех", "Беспокойное хозяйство", "Попрыгунья", "Лес"... Кое-кто видел ее на сцене Театра имени Вахтангова в сороковые-восьмидесятые годы. И лишь совсем немногие друзья были посвящены в перипетии ее личной жизни, в сложные, подчас горькие повороты ее судьбы.

Валерий Евгеньевич Возгрин

СВЕДЕНИЯ О ПРОФЕССОРЕ ВОЗГРИНЕ В.Е.

БИБЛИОГРАФИЯ НАИБОЛЕЕ КРУПНЫХ ТРУДОВ

Безусловно, данными работами не исчерпывается список трудов профессора Возгрина В.Е - наверняка имеются еще десятки статей и обзоров, опубликованных в специальных изданиях.

1. Возгрин В.Е. Проблемы настоящего и будущего гренландских эскимосов. В сб.: "Актуальные проблемы этнографии и современная зарубежная наука". Л. 1979. С. 177-184.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Федор Раззаков

Операция "капкан"

Январь 1990 года начался для столичной милиции с весомой победы: в результате успешно проведенной операции МУР арестовал нескольких членов солнцевской группировки во главе с крупным авторитетом столичного преступного мира Сильвестром.

Солнцевская группировка считалась тогда одной из самых молодых, но и удачных. Члены ее ранее работали в других группировках (например, охраняли наперсточников у ВДНХ), но затем под руководством опытного Сильвестра объединились и стали внедряться в Южный порт, вотчину чеченцев, занимать кафе, рестораны на Юго-Западе Москвы, в Олимпийской деревне. В Гагаринском районе Москвы солнцевские начали контролировать легальный игорный бизнес (игровые автоматы). Авторитет Сильвестра помог группировке сразу войти в дружественные отношения с долгопрудненской, люберецкой и останкинской командами. В 1989 году солнцевские играли активную роль в боевых действиях против чеченцев, и их лидер Антон в одной из схваток даже лишился глаза.

Федор Раззаков

"Операция "Ы", или Рождение Шурика

В самом начале 1964 года Гайдай взялся за новую работу - собрался ставить комедию по сценарию Мориса Слободского и Якова Костюковского "Несерьезные истории".

М. Слободской родился в 1913 году. Впервые свои фельетоны и пародии опубликовал в 1939 году. В годы Великой Отечественной войны был военным корреспондентом. Широкой популярностью пользовались его сатирические сборники, особенно "Новые похождения бравого солдата Швейка". Вместе с Г. Александровым и А. Раскиным участвовал в создании комедии "Весна" (1947). В последующие годы в содружестве с В. Дыховичным писал комедии, водевили, одну из которых - "Жених с того света" - поставит Леонид Гайдай.

Федор Раззаков

От убийств до киднеппинга

Бандитский Ленинград. Убийство Х. Розыбаевой. Похищение в Алма-Ате. Бандитские войны.

В Ленинграде, например, действовал небезызвестный нам Сергей Васильев, обложивший со своей бригадой ежемесячной данью дельцов игорного и автомобильного бизнеса. С конца 1986 года васильевская длань протянулась и к месту сбора ленинградских спекулянтов - Гостиному двору. Он решил нажить капитал, внедрившись в сферу производителей "самопала" под импорт и лиц, которые продавали эти вещи на "галерке" Гостиного двора. То есть он попытался поставить под свой контроль сбыт продукции, изготавливаемой частными портными, пустить эти вещи через себя и сыграть на разнице цен. Ближней целью Васильева было объединить и замкнуть на себя всех изготовителей "самопальных" вещей, а также тех, кто торговал на "галерке", то есть организовать корпорацию изготовителей и сбытчиков. Дальней же целью Васильева была мечта сродни той, что мучила когда-то Остапа Бендера, поднакопить деньжат и съехать за границу. Правда, в отличие от сына турецкоподданного, Васильев мечтал не о Рио-де-Жанейро, далеком от Ленинграда, а о близком Стокгольме. Но голубой мечте Васильева не суждено было сбыться. 13 апреля 1987 года в половине пятого вечера он был задержан сотрудниками ленинградского угро по подозрению в организации крупного мошенничества. Да, да, его обвинили именно в мошенничестве, так как доказать то, что Сергей Васильев являлся чуть ли не королем преступного мира Ленинграда, было почти невозможно. Большинство свидетелей во время суда вообще отказались от своих показаний, так как страх за себя оказался сильнее жажды справедливости.

Федор Раззаков

Павел Кадочников

Павел Кадочников родился 29 июля 1915 года в Петрограде. В период гражданской войны отец Павла перевез семью (жену и двух сыновей - Павла и Николая) к себе на родину - в деревню Бикбарда Пермской губернии. Там и прошли детство и отрочество Павла. Там он закончил школу крестьянской молодежи, там же впервые увлекся искусством. Любовь к нему прививала с младых ногтей его мать, женщина грамотная и умная. Уже в детские годы Павел умел хорошо рисовать, играл на различных музыкальных инструментах. Отметим, что в отличие от Павла, Николай к искусству не стремился, отдавая предпочтение естественным наукам. В дальнейшем это определит и выбор его профессии - он станет биологом.