Окситоциновая цивилизация

Про биологический смысл искуственного отбора в обществе коммунаров. Фанфик по «Прививке совести». Серия «Коммунальный мир», 1730 год от Р. Х., или 2010 год н. э., или 7238 год от С. М., октябрь, Россия.

Отрывок из произведения:

«…В середине лета вывалились на нас из параллельного мира какие-то коммунары-анархисты, русскоязычные, серпастые-молоткастые. Вежливые, всё делают по правилам да законам, а ежели кто не по нраву им придётся — так стреляют без разговоров. И не поймаешь их — ездят на крутых вездеходах, летают на стелс-вертолётах, все в супероружии, а ещё, говорят, у них у каждого дома по спецзаряду на специзделии (ну, бомба массового поражения, то ли ядерная, то ли ещё какая ядрёная)».

Рекомендуем почитать

Рассказ для конкурса «СССР-2061». Реконструкция нашего общего будущего в узких пределах реально возможного.

Для предварительного создания настроения рекомендую послушать: «Этот большой мир»

Другие книги автора Павел Алексеевич Кучер

По мотивам творчества Дмитрия Хвана.

Какой реакции надо ждать от провалившегося в прошлое самого обыкновенного современного русского сапёра? Попаданец он, да? Вокруг него жуткая и дикая средневековая Сибирь, да? Сейчас посмотрим, кто тут на самом деле «попал»!

Взгляд на события с точки зрения инженера-технолога ВПК. Описание организации промышленного производства оружия и боеприпасов из подножного сырья в предельно примитивных условиях. В качестве личного огнестрела, для всех попаданцев, выбран револьвер "Наган" обр. 1895 года. Собираюсь подробно растолковать, почему эта немудрящая машинка полвека стояла на вооружении самой воюющей страны мира, победно прошла две мировые войны и целых сто лет победно служила нашим спортсменам. Прода от 7.01.2012 (вторая половина 16 главы)

По мотивам творчества Дмитрия Хвана.

Вариант развития событий при допущении, что за равный период времени (15 лет) в примерно одинаковых условиях (внешняя блокада и полное самообеспечение) попаданцы из России 2008 года оказались не менее умными и расторопными, чем их прадеды в 1918 году. Прогресс АИ-РИ синхронизирован по годам. С 1628-1644 годы в АИ сравниваются с 1918-1934 годами в РИ. Так уже было! Неужели мы хуже?

По мотивам творчества Дмитрия Хвана.

XVII век. Корея. «Страна утренней свежести» — совершенно закрытое от всех общество. Любые связи с другими странами и тем более, гостями оттуда запрещены. Наказание — смерть! Можно ли попаданцам установить прямой контакт с руководством Кореи? Как принято у нас сегодня? В реальности такое никому не удалось. Это реконструкция успешного варианта. Описание дипломатического триумфа. Сделать по-другому — никак.

Аннотация:

По мотивам творчества Дмитрия Хвана. У него все события показаны с точки зрения представителя ПЕРВОГО НЕ СОВЕТСКОГО поколения. Это они нас так видят? М-м-дя… Обидно ощущать себя сказочным персонажем! Предлагаю взгляд на те же самые события с точки зрения человека ПОСЛЕДНЕГО СОВЕТСКОГО ПОКОЛЕНИЯ. Русского конструктора конца ХХ века. Если напрягает изобилие в тексте фактического материала – извините. Технари именно так мыслят. Многофакторно. Пользуюсь случаем поблагодарить А. А. Логинова, за совершенно бесценную помощь в глубоком раскрытии образа мыслей и мотивов поведения бывшего советского офицера. Такое не придумать! Надеюсь, текст послужит упомянутому достойному человеку бесплатной рекламой. Лохи! Учитесь менять свои убеждения вовремя – за это деньги платят. Иногда… Кому непонятно – читайте ленту комментов, с самого-самого начала. Она давно уже стала интереснее чем обсуждаемый текст.

Как же мы все любим, сами едва одолев школьный курс теоретических наук, учить жизни отсталых аборигенов прошлых эпох. Дождались! Возрадуйтесь! Потомки попаданцев из XVIII века прибыли учить жизни нас. На основании благоприобретенного за 100 лет личного практического опыта. Ведь мы этого достойны? Тем, кого моя реконструкция шокирует, напоминаю, что 100 лет независимого развития - это очень много. Примерно так же невероятно, после аналогичного по времени срока автономного прогресса, смотрелись в конце XIX века выходцы из США посреди чопорной Британии. Язык тот же английский, а вот люди уже совсем другие.

Как же мы все любим, сами едва одолев школьный курс теоретических наук, учить жизни отсталых аборигенов прошлых эпох. Дождались! Возрадуйтесь! Потомки попаданцев, из XVIII века, прибыли учить жизни нас. На основании благоприобретенного за 100 лет личного практического опыта. Ведь мы этого достойны? Тем, кого моя реконструкция шокирует, напоминаю, что 100 лет независимого развития - это очень много. Примерно так же невероятно, после аналогичного по времени срока автономного прогресса, смотрелись в конце XIX века выходцы из США посреди чопорной Британии. Язык тот же английский, а вот люди уже совсем другие.

Критическая статья – ответ на рассказ А. Гайдара "Обрез" от современного инженера-оружейника.

 В данной статье автор подвергает критике некоторые распространенные современные представления о боевых качествах нарезных обрезов в сравнении с другими видами ручного стрелкового вооружения, сравнивает тактику применения автоматического и одноручного неавтоматического оружия, затрагивает социальные вопросы, касающиеся ношения "короткоствола". А также описывает боевые характеристики обреза винтовки Мосина калибра 7,62 мм.

 Статья представляет собой отредактированный вариант главы №6 романа "Трудно жить в России без нагана".

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Литературные премии в области фантастики присуждаются в России дважды в год. Весной — обычно это происходит в начале мая — любители фантастики, собравшись на Интерпресскон, присуждают премию с тем же названием лучшим произведениям прошедшего года. Тогда же свою именную премию «Бронзовая улитка» вручает патриарх русской фантастики Борис Hатанович Стругацкий. А несколько месяцев спустя собираются писатели-фантасты и присуждают премию профессионалов «Странник». Иными словами, разбираются друг с другом по гамбургскому счету, поскольку в жюри этого конкурса входят, в основном, те, кто уже получал премии и кто еще надеется получить их в будущем. Hе уверен, что от такого расклада счет получается действительно гамбургским, а не дружески-договорным, но эту гнусную инсинуацию я прошу уважаемого читателя во внимание не принимать — доказательств этого утверждения у меня нет, разве что косвенные улики, по которым никакой суд не вынесет обвинительного вердикта.

Если читать много фэнтези о попаданцах и очень-очень захотеть, то в конце концов непременно попадёшь в волшебный мир (каким-нибудь странным и зачастую опасным для жизни способом). Так и случилось с одной молодой жительницей Санкт-Петербурга по имени Алина. Этот мир – Эххленд – принял девушку достаточно дружелюбно, несмотря на то, что никаких магических способностей у неё и в помине нет. Но наша героиня, отнюдь не страдающая комплексом неполноценности, рьяно начинает корёжить этот фэнтезийный мир под себя, вознамерившись (для начала) стать его королевой. Но так ли это просто: стать повелительницей мира, населённого древними и мудрыми существами – магами, эльфами, драконами? И чем кончится дело?

Он лежал с огнестрельной раной в животе и, уже преодолев боль, с некоторой отстраненностью наблюдал за тем, как из него по каплям уходит жизнь. И дело было даже не в крови, хотя ее вытекло порядочно – она пропитала рубашку и джинсы, а пятно на песке сделалось похожим на срез замерзшего мяса. Кровь и жизнь – не всегда одно и то же. Кровь просто сворачивалась, становилась пищей для каких-то тварей, вместе с распадающейся плотью поддерживала круговорот веществ. С жизнью, как он думал, все обстояло гораздо безнадежнее. Она исчезала бесследно каждую секунду, и каждую секунду неведомо откуда и по чьей воле поступала новая порция – будто вдох. Теперь ему перекрыли кислород. Но возможно, смесь была только наркозом.

Хороши нынче дороги белорусские: ни пыли, ни гаишников, кати себе, посвистывай — никто не остановит. При условии, если вы обеспечены спецтранспортом.

Да и жизнь наладилась: тишь да благодать. Старухи на остановках дремлют, рейсового автобуса ждут терпеливо (одна из тех проблем, кои времени не подвластны). В полях техника постанывает, а сами поля повылизаны — впору самолеты сажать. Сажать, сажать… и сеять — без права сбора урожая. Так уж заведено отцами

На пороге квартиры одинокой защитницы животных Марины Васильевны, ненавидимой всем домом за то, что приваживает бездомную живность, неожиданно появляется ребенок, а затем и… дети, вырастающие из-под земли. Причем их количество увеличивается с каждым днем в геометрической прогрессии…

Фантасмагорическая повесть о любви к животным и сложных отношениях с человекообразными и между ними.

Джордж Райт

Ребенок Дороти Стивенс

Дон Стивенс встретил жену на выходе из клиники.

-- И все-таки это девочка! -- сказала она, глядя на мужа с лукавым торжеством.

-- Ну что ж, сделаем мальчика в следующий раз, -- несколько принужденно рассмеялся Дон. Он обнял ее за плечи, и они пошли к машине.

-- Я всегда тебе говорила, -- не успокаивалась она. -- Я знала, что это Кэти, с самого начала, а ты не верил.

-- Ну, дорогая, вероятность была 50%. Нет ничего удивительного, что ты угадала...

В разных мирах происходит процесс передачи Торы местным племенам, которые и оказываются евреями.

На следующий день после аншлага в Большом и великолепно проведенной ПОПК, процедуры по отрешению правой кисти, от Сейсмовича ушла жена. Собственно, все вышло не потому, что теперь у него не было кисти, и не потому, что он не хотел идти в Минаним, а от взаимного удивления, что ли. Уход жены явился точной, хотя и сжатой копией той душевной бури, которую Сейсмович пережил непосредственно после ПОПК: обезболивания по протоколу не полагалось, однако умнейшая хирургическая машина все делала без боли, так что он не только не почувствовал ничего, но даже продолжал чувствовать свою отрубленную кисть. То же и с женой: в нынешних убывающих ощущениях Сейсмовича это был не уход как таковой — или, спаси Бог, развод, — а лишь временное физическое отсутствие.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Впервые на русском – роман, удостоенный всемирной премии фэнтези, предельно сгущенная смесь традиций Фрица Лейбера и Джека Вэнса, роман в жанре героической фэнтези, которым восторгались все киберпанки. Также в книгу входит продолжение, написанное Ши уже в конце 90-х.

На севере Империи Алисон неспокойно. Наместник Императора попадает в ловушку в замке Толор, из которой ему с трудом удается выбраться. Но выжить - еще не значит победить. Нити заговора ведут на самый верх власти, а помощь Ордена Магов значительно облегчает задачи заговорщиков. Огромное спасибо Бушидо за вычитку и Frost Valery за обложку!

Отправившись на жемчужные прииски, где их ждала опасная работа, Ниффт и Барнар терпят кораблекрушение. Воспользовавшись их незавидным положением, Мастер Ульев Бант предлагает героям подзаработать, украв у страшной Горной Королевы около кварты некоей божественной субстанции, истекающей из пор ее тела. Кажется, это выгодное дельце, но прекрасно продуманный план неожиданно идет наперекосяк…

Если Ктулху или Дагон выберутся на сушу из уютных глубин Мирового океана, для них найдется достойная компания – кошмарный бог-паук А-Рак. Он живет на знаменитом своими золотоносными жилами острове Хария, куда судьба, а вернее будет сказатъ, жажда наживы приводит Ниффта. Обиталище божества, прямо скажем, не самое подходящее место для воплощения авантюрных мечтаний Ниффта. Компанию он выбирает тоже не самую подходящую – нунции Лагадамии (женщины патологической честности) и горластой вдовушки, которые сопровождают в храм А-Рака загадочный гроб.

Путешествие по земле, кишащей «человеколюбивыми» отпрысками бога, – испытание не для слабонервных и обещает множество захватывающих приключений. В этом путешествии каждый преследует собственную цель. Ниффт, по своему обыкновению, желает обчистить закрома преисподней, Лагадамия – безукоризненно исполнить профессиональный долг нунция-перевозчика, но самые грандиозные планы – у безутешной вдовы…